Вторник 11 декабря, 01:12
Туман + 1°
Город

Интеллигенция стала объектом исследования института социологии РАН

Классический интеллигент, коего явили зрителю в фильме «Доживем до понедельника» — Илью Семеновича Мельникова в исполнении Вячеслава Тихонова, встретишь сейчас редко, а когда-то они были типичны для нашего общества и по-своему любимы им
Фото: кадр из фильма «Доживем до понедельника»
Классический интеллигент, коего явили зрителю в фильме «Доживем до понедельника» — Илью Семеновича Мельникова в исполнении Вячеслава Тихонова, встретишь сейчас редко, а когда-то они были типичны для нашего общества и по-своему любимы им
Фото: кадр из фильма «Доживем до понедельника»
Столь пристальное внимание к мозгам и совести нации в институте объяснили просто — было интересно посмотреть, что с ними стало. Ведь как ни крути, а на протяжении столетий интеллигенция в нашей стране была не только носителем знаний, но и нравственным лекалом, образцом для подражания и народным заступником.

Поэт в России больше, чем поэт, это мы помним. Препарации, впрочем, подвергли не всю интеллектуальную прослойку, а лишь гуманитарную ее часть — работников образования, здравоохранения и культуры. Во-первых, потому что именно она в 90-е стояла в перестроечном авангарде. Во-вторых, именно ей всегда приписывают формирование общественного сознания и установок. Ну и, в-третьих, она просто напросто самая многочисленная.

Добро без кулаков

Сначала о предсказуемом. Российская интеллигенция в массе своей любит свою работу.

85,3% опрошенных (а на вопросы отвечали около 3 тысяч человек) назвали трудовую деятельность своей жизненной потребностью и призванием, сообщив о том, что преданы однажды выбранной специальности. Такое отношение к работе моментально вселило в социологов надежду, что у нашей интеллигенции полно созидательной энергии, чтобы принести пользу стране.

Мораль тоже оказалась на высоте. Когда участников опроса попросили назвать набор качеств, присущих российской интеллигенции, половина на вопрос отвечать не стала — видимо, из скромности. Из оставшихся каждый пятый назвал ум и образованность, еще столько же — доброту, честность, порядочность, нравственность, сочувствие, открытость, скромность, великодушие, бескорыстие и благородство, не забыв при этом про законопослушность, патриотизм и ответственность. Вот только такие черты, как «борьба за свою позицию, сила воли, целеустремленность, доблесть, стойкость, мужество», набрали всего 4%. В общем, в итоге получилось нечто высокоморальное, но безвольное. Этакое добро без кулаков.

По-прежнему болит у наших гуманитариев душа и за добродетельность общества. Так, 68% отметили общее падение морали и нравственности, а 80 — плохое воспитание детей. Примерно столько же (80%) обеспокоены страстью к обогащению, которая захватила нас всех. Думы о высоком не покидают интеллигенцию и на отдыхе . Досуг она проводит по-прежнему культурно: ходит в музеи и на выставки (в среднем каждый пятый опрошенный, а среди культработников — каждый третий), посещает театры и концерты (около четверти), читает (чтение книг, а также газет и журналов заняло второе место по значимости после общения с друзьями) и серфит в интернете (около 40%). А вот всякие несерьезные танцульки интересуют лишь 1% интеллектуальной прослойки страны. В общем, и правда, предсказуемо.

Стабильности нет

Сюрпризы начались дальше.

— На меня лично большое впечатление произвели два момента, — рассказал «ВМ» ответственный редактор монографии, завкафедрой теории и истории социологии РГГУ Жан Тощенко. — В опросе населения всего 9 процентов говорили, что интеллигенция играет ведущую роль в жизни общества. Но самое удивительное, что и сама интеллектуальная прослойка высказалась о своей роли весьма критично — лишь 15 процентов признали ее значимой.

По мнению Тощенко, это, в частности, связано с тем, что раньше интеллигенция была более единой, сейчас же представлена самыми разными слоями и группами (и по доходам, и по образу жизни, и по причастности к политике), каждая из которых живет своей жизнью:

— В случае с Россией такое «выключение» интеллигенции из общественных процессов особенно горько осознавать, — вздыхает эксперт. — Ведь русский язык вкладывает в это слово не только «интеллектуальный» корень, но и нравственно-культурный. Вспомните движение народничества, все эти уходы врачей, учителей и писателей в народ. «Мы должны служить ему, потому что получили образование за его счет» — эта нравственная позиция была присуща нашей интеллигенции еще совсем недавно. Например, мои родители были сельскими учителями, работали в небольшой деревне. Оба, помимо учительства, выполняли роль и медсестры, и врача, и ветеринара, и письма по просьбе односельчан писали, и ходатайства в инстанции составляли. Это считалось нормой, такая установка была: мы должны помогать людям бескорыстно. А сейчас все как-то померкло.

Померкли, похоже, и наши представления об изобилии вольнодумцев в гуманитарных кругах. Как показал опрос, лишь 14% интеллигенции придерживается этих взглядов. Не оправдалась, по мнению социологов, и убежденность либералов 90-х в том, что при выборах в первую Госдуму каждый третий голосовал за коммунистов и социал-демократов просто в силу возраста.

— Считалось, что когда это поколение уйдет в Лету и его место займет молодежь, идеи социализма перестанут владеть умами, — говорит Тощенко. — Но прошло почти 30 лет, а число людей, разделяющих принципы социализма, как показали последние выборы в регионах, осталось на прежнем уровне. Среди опрошенных нами гуманитариев таких тоже немало — каждый седьмой. Хотя больше всего среди них оказалось патриотов (22,3%). При этом 36,5% (среди россиян 47,2%) мечтают о России — великой державе, а каждый четвертый уверен, что она должна вернуться к национальным традициям.

Возможно, считают социологи, причина не в самом лучшем материальном положении, ведь интеллигенция в массе своей медленно, но верно, обретает черты нового класса, которому на Западе уже придумали название — прекариат (от лат. Precarium — нестабильный, негарантированный, и«пролетариат»). Его составляют работники с временной или частичной занятостью, длящейся годами, а то и десятилетиями. Среди типичных черт нового класса — слабая социальная защищенность, неустойчивое положение в обществе, депрофессионализация и невротизация со всеми вытекающими — от смирения и депрессии до активного социального протеста и баррикад.

Любопытна и «шкала престижа», которую выявили у наших гуманитариев социологи. Среди обстоятельств, определяющих социальный статус представителей той или иной профессии, первое место у педагогов заняло обладание властью или доступ к ней (57,1%), медработники поставили во главу угла владение деньгами и матценностями (49,9%), а работники культуры — связи с нужными людьми (54,2%).

Как показал опрос, гуманитарная среда весьма тревожна: 33,3% боятся потерять работу, стоят на пороге безработицы или вынуждены были принять предложения, которые не соответствуют их квалификации. 50,3% волнует низкая оплата труда, 30% — условность и запутанность этой оплаты, а 18,7% отметили, что не видят никаких карьерных перспектив. В общем, уже невротизация, но еще не баррикады.

«Покровские ворота» — Лев Евгеньевич Хоботов, в исполнении Анатолия Равиковича Фото: кадр из фильма и «Покровские ворота»

Запасник истории

То, что до них пока далеко, отмечают и социологи. Например, типичной чертой русской интеллигенции было критическое отношение к социальной реальности и власти. Но нынче интеллигент пошел явно не тот. Исследователи отмечают его пассивность, безразличие, инертность и как следствие уход в личную жизнь. 57,7% заявили, что не участвовали ни в каких формах политической жизни. Да и культурная жизнь — святое ж дело для гуманитария — проходит мимо: 73% культработников заявили, что не принимают участия ни в каких культурно-общественных мероприятиях.

Лишь 11% опрошенных отметили, что активно интересуются политикой (среди россиян таких 15%), при этом большинство считает, что при всех недостатках нынешнюю власть следует поддерживать. Правда, общую картину слегка смазали работники культуры, среди которых таких набралось лишь 39,1%, а вот мнения, что страна нуждается в переменах во что бы то ни стало, придерживаются 40,9% (для сравнения: в медицине и образовании таких 33,1 и 32,5% соответственно).

В общем, вяленько как-то, неактивненько, без полемического задора.

Это же отмечают и авторы исследования. «Духовнокультурный облик гуманитарной интеллигенции приобрел черты, характеризующие потерю значительной ее частью способности эффективно выполнять ведущие и ориентирующие функции, быть примером во всех жизненных ситуациях, — констатируют они. — Интеллигенция по многим показателям утратила гражданскую и культурно-нравственную роли, которые были ведущими с момента ее возникновения как в XIX, так и в ХХ веках. Ее реакция, оценки, отношение к происходящему мало отличаются от позиции всего населения…»

— Вполне объективная картина, — согласился с коллегами президент Сообщества профессиональных социологов Никита Покровский. — Ведь русский интеллигент — это не только умственный труд, это и определенная моральная позиция, отношение к истории, видение будущего, культура. Все эти вещи сейчас не востребованы в той мере, в какой должны были быть востребованы. Соответственно, носители всего этого тоже чувствуют свою невостребованность. Хотя в России всегда существовал культ образованных людей, интеллигенция считалась очень важным слоем населения.

По мнению Покровского, в итоге интеллигенция — в том старом, классическом, русском понимании этого слова — реально превратилась в уходящую натуру:

— Этот процесс потери можно остановить в любой точке, главное— не пускать его на самотек. Иначе единственное, что мы сможем сделать, — сохранить историческую память об этой категории людей, об их жизненной позиции и философии. Провести анализ всех тех замечательных произведений — фильмов, книг, мемуаров, — которые были созданы в стране с позиций интеллигенции. Объяснить это все и сохранить для потомков как золотой запас русской культуры. Потому что, я уверен, все это будет востребовано, причем довольно скоро.

Обращение к золотому запасу социолог обещает уже через 20–40 лет:

— То, что предлагают нам сейчас вместо этого явления (на смену интеллигенту пришел холодный интеллектуал), исчерпает себя за несколько десятилетий. Наш неприкосновенный запас будет востребован — произойдет регенерация. Потому что возникнет общественная потребность в этом. На Западе уже наблюдается запрос на разрушение той системы отношений, при которой все продается и все покупается. Интеллигенция ведь утверждала , что не все — есть ценности выше. Так что давайте сохраним что сможем, благо остались еще живые носители «интеллигентского генома», и подождем совсем немного. История циклична. Все еще будет, уверяю вас.

СПРАВКА

В 1998 году на базе Ивановского госуниверситета был создан НИИ интеллигентоведения, сотрудники которого вычленили 10 признаков настоящего интеллигента:

— передовые для своего времени нравственные идеалы;

— патриотизм, основанный на вере в свой народ и беззаветной, неисчерпаемой любви Справка к малой и большой Родине;

— чуткость к ближнему, такт и мягкость в проявлениях;

— активная умственная работа и непрерывное самообразование;

— творческая неутомимость;

— независимость, стремление к свободе самовыражения и обретение в ней себя;

— критическое отношение к действующей власти, осуждение любых проявлений несправедливости;

— подвижничество;

— верность своим убеждениям, подсказанным совестью, и даже склонность к самоотречению;

— неоднозначное восприятие действительности, что ведет к политическим колебаниям, а порой — и к проявлению консерватизма.

КСТАТИ

Считается, что массовое употребление понятия «интеллигенция» как слоя людей «высокой умственной и этической культуры» началось в конце XIX века с подачи прозаика и журналиста Петра Боборыкина (кстати, автора романа под названием «Василий Теркин»). Боборыкин объяснял, что взял термин из немецкого языка, где его использовали для обозначения части общества, которая занимается интеллектуальной деятельностью. Он же относил к интеллигенции людей, имеющих общую духовнонравственную основу. Ив этом смысле понятие пришло обратно на Запад, где стало считаться чисто русским (intelligentsia).                                                                                                                                                                                            

Классический интеллигент, коего явили зрителю в фильме «Доживем до понедельника» — Илью Семеновича Мельникова в исполнении Вячеслава Тихонова, встретишь сейчас редко, а когда-то они были типичны для нашего общества и по-своему любимы им
Фото: кадр из фильма «Доживем до понедельника»
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER