Эпоха ВИА прошла?

Афиша

[b]Наш ведущий музыкальной полосы Капитан Макс побывал на концерте, в котором принимали участие коллективы, созданные более 30 лет назад. Концерт был посвящён одному из родоначальников славной эпохи ВИА.[/b]Год 1978-й. Вестибюль Сочинской филармонии заполнен чемоданами, кофрами с инструментами и пока ещё по-московски и омски бледными молодыми людьми.Внешне обстановка напоминает эвакуацию во время войны. И лица соответствующие. Ведь многие сидят здесь, в вестибюле, на чемоданах уже вторые сутки. Со всех концов страны они приехали на Всероссийский конкурс вокально-инструментальных ансамблей “Сочи-78”. А номеров в гостиницах нет – лето! Время от времени в холле появляется не спавший уже часов сорок администратор и хриплым голосом выкрикивает что-нибудь вроде: “Телеграмма из Магаданской филармонии. Требуют обеспечить для ансамбля “Ритм” гостиницу “Жемчужина”! Три люкса и пять полулюксов!” Но даже такое абсурдное требование лучшей сочинской гостиницы для никому не известного ансамбля ни оживления, ни насмешек уже не вызывает. Устал народ.Вечером на приморской аллее, примыкающей к филармонии, собрались музыканты из разных городов. Из бумажных расползающихся стаканчиков (а кто прямо из горлышка) ребята пили красное вино и обменивались информацией и планами. Все сходились во мнении, что места на конкурсе распределены ещё в Москве, а первую премию возьмёт ленинградский коллектив, у которого всё схвачено. И что теперь надо расслабиться и просто получить удовольствие от общения и внепланового присутствия на лучшем курорте Союза. А в сторонке, на скамеечке примостились участники молодого, но быстро набирающего популярность ВИА “Лейся, песня!” Они тоже воздавали должное приятному южному вину, но приняли твёрдое решение не плыть по воле волн, а серьёзно бороться за победу в конкурсе, полагаясь всё-таки на честность жюри, возглавляемого Иосифом Кобзоном и Александрой Пахмутовой. Был среди этих музыкантов и молодой солист ансамбля – симпатичный паренёк из Ростова Владислав Андрианов.[b]Саботаж[/b]Конкурс проходил в три тура. Ансамбль “Лейся, песня!” легко проскочил первый и второй, но перед выходом на сцену в третьем выяснилось, что называется коллектив уже не своим, ставшим привычным именем, а безликим “Ансамблем Тульской филармонии”.Музыканты недавно в полном составе ушли из Кемеровской филармонии, где работали в последнее время и перешли в Тулу. Всё поближе к Москве, где жили большинство участников коллектива. Так вот, когда перед ансамблем замаячила пусть и призрачная, но всё-таки возможность выйти в финал, кемеровские деятели спохватились и попытались отобрать имя. Даже приехал специальный человек. И им это удалось.На третий тур солист “Ансамбля Тульской филармонии” Андрианов вышел в неважном настроении – судьба как будто ополчилась на коллектив. Во-первых, эта история с именем; во-вторых, отвратительный звук на втором туре (потом выяснилось, что надо было материально заинтересовать звукорежиссёра); и, наконец, крайне неудачная жеребьёвка – прямо перед перерывом на обед для жюри. Тем временем барабанщик дал отсчёт. Заиграла духовая группа, Влад запел первые слова, но микрофон не работал…Более того, не работали микрофоны и у остальных трёх вокалистов. Оказалось, что предыдущий коллектив “любезно” выключил микрофоны, использовав совсем незаметную кнопочку на корпусе новой, ещё незнакомой музыкантам модели. Это была серьёзная накладка. Песню пришлось начинать заново.Закончилась конкурсная программа. Разберётся ли жюри, почему произошла заминка? А зрители устроили “тулякам” бурную овацию. Им пришлось даже спеть незапланированную композицию. Все 10 человек отложили инструменты, вышли вперёд и грянули на 4 голоса подготовленную на всякий случай “Ой, мороз, мороз”. Зал неистовствовал.[b]Victory[/b]После 6 вечера жюри заперлось в опустевшем зале, чтобы подвести итоги. Иногда оттуда выскакивал озабоченный администратор и возвращался с двумя сетками прохладительных напитков. Судя по всему, если в Москве и были заранее распределены места, то не до конца. Тульские музыканты вместе с другими в волнении слонялись перед зданием, пока их руководитель Михаил Шуфутинский наконец не сказал: “Ребят, всё будет известно ещё не скоро. Идите в ресторан, отдыхайте. Я приду и всё скажу!” В ресторан постепенно переместились почти все участники третьего тура. Двенадцать ансамблей. Без малого человек сто. Только руководители остались дежурить в ожидании результата.Без пятнадцати двенадцать в ресторанный зал вбежали несколько взволнованных мужчин. Первым двери миновал неизвестный Владу человек, кажется, руководитель того ангажированного ленинградского ансамбля. Его глаза сияли. Он поднял правую руку в известном всем жесте – указательный и средний пальцы образовывали латинскую букву V – victory (победа). Присутствующие питерцы взвыли от восторга и бешено зааплодировали. Андрианов опустил голову. Всё было ясно и предсказуемо. Потом из-за спины питерского руководителя показался Шуфутинский. Он нашёл глазами своих и тоже поднял руку во всем известном жесте. Но если знак victory после некоторого размышления можно было истолковать и как цифру 2, то гордо поднятый указательный палец Миши повода для разночтений не оставлял. Один! Первый! То есть первое место! На глаза Андрианова навернулись слёзы. Такие же, какие были и у Шуфутинского, и у других участников “тульского” коллектива.На следующий день в торжественной обстановке состоялся концерт лауреатов. Сначала выступили дипломанты, затем группы, занявшие 4-е, 3-е, 2-е (питерцы) места, и наконец Кобзон своим громовым голосом провозгласил: “Я приглашаю на сцену лауреата 1-й премии Всероссийского конкурса ВИА “Сочи-78” – коллектив Тульской областной филармонии...”Потом Иосиф Давыдович помолчал секунду и решительно добавил:– “Лейся, песня!” – Зал аплодировал стоя.[b]CODA[/b][i]В составе “Лейся, песня!”, на название которой уже никто никогда не посягал, Владислав Андрианов записал огромное количество любимых народом произведений. “Где жеты была?”, “Вот увидишь”, “Я так и знал” и заглавную песню культовой пластинки Давида Тухманова “По волне моей памяти”.Владика не стало 2 января 2009 года в 9 ч. 45 мин. утра. На прошлой неделе в ЦДХ состоялся трёхчасовой концерт памяти Владислава Андрианова. На сцену выходили старые составы известнейших в своё время и ныне ансамблей: “Самоцветы”, “Пламя”, “Синяя птица”, “Поющие сердца”; а также друзья и коллеги Влада – Вячеслав Малежик, Алексей Глызин, Игорь Иванов и, конечно же, солисты и участники “Лейся, песня!” Я присутствовал на этом концерте. И вот что удивительно: при таком большом скоплении выступавших без прогона, без репетиций артистов не было ни одной накладки, которые обязательно случаются на сборных концертах такого масштаба. А почему? Потому что все пели ЖИВЬЁМ! Старая школа! Поэтому никаких казусов и перепутанных фонограмм. А зрители?! Я давно не видел такого приёма. После концерта в гримёрку артистов выстроилась целая очередь за автографами. В толпе вспоминали Андрианова, ушедшую, к сожалению, эпоху ВИА и старую добрую музыку, по сравнению с которой нынешний кислотный рэп ни в какое сравнение не идёт. Что ж, хорошее видно на расстоянии![/i][b]P.S.[/b] Если бы “Лейся, песня!” была не музыкальным коллективом, а, например, учебным заведением, она законно могла бы гордиться своими выпускниками. Ведь именно эта группа дала отечественной эстраде таких исполнителей, как Владислав Андрианов, Игорь Иванов, Михаил Шуфутинский, Валерий Кипелов, Николай Расторгуев. Даже представитель технического персонала группы – звукорежиссёр Александр Кальянов – забросил пульт и стал известным певцом. Можно ли после этого не говорить об особой ауре ансамбля, который фактически начался с Влада Андрианова?!Светлая ему память![b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕЕвгений БУНИМОВИЧ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– “Второе дыхание” открывается не у направления, а у конкретных талантливых людей. Если эта сфера окажется близка какому-то на самом деле талантливому и творческому человеку, то тут же окажется, что все это актуально. А если нет, никакие направления сами по себе жить не могут.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news