Особенности национальной охоты с челобаками

Особенности национальной охоты с челобаками

Общество

ВСЕ у русской борзой называется по-своему. Говоря о морде собаки, настоящий борзятник обязательно скажет «щипец», хвост наречет «правилом» и никак иначе, а вместо «спины» употребит слово «степь».Более того, некоторые специфические понятия из мира борзых собак стали общеупотребительными словами, потеряв изначальный жаргонный смысл. И если догадаться, что сворой первое время назывались две-три борзые, приученные работать в поле, более-менее легко, то с «однокашниками» у нашего современника неизбежно возникнут затруднения. А ведь это всего-навсего группа борзых щенков, которые едят кашу из одного корыта! Обо всем этом рассказывает выставка «Псовая охота», открывшаяся в Государственном Дарвиновском музее.Золотой век как русской псовой охоты, так и самых элегантных ее четвероногих участников – борзых – совпал со столетием расцвета отечественной усадебной культуры. Хорошая борзая тогда могла стоить целой деревни со всем населением. А полный комплект псовой охоты, ниже которого не опускался уважающий себя помещик, включал по четыре десятка борзых и гончих и не менее десятка лошадей с верховыми и прочей обслугой.Неудивительно, что, начиная с 1881 года, культура псовой охоты резко идет на убыль, растворяясь в узкоутилитарном смысле этого вида времяпрепровождения – добыче дичи. Вероятно, не в последнюю очередь именно по этой причине великий князь Николай Николаевич в 1887 г. основывает в государевом имении Першино центр развития охотничьего дела и племенной работы с породой. Уже через год принимается стандарт русской борзой, и с этого момента порода окончательно «легализуется».Увы, ей не суждена была безоблачная жизнь. В революционном угаре новые хозяева стремились искоренить саму память о псовой охоте, олицетворявшейся с «пережитками прошлого».Борзых подчас расстреливали как классово чуждый элемент. Само собой, сожгли и Першино. В 1940-е годы на всей территории СССР насчитывалось… всего шесть чистокровных особей! И только спустя десятилетие началось возрождение… Сейчас в России несколько тысяч борзых собак. По словам московского заводчика Камаля Курбанова, последние поколения собак стали несколько крупнее: вероятно, сказывается свежая кровь от носителей родственных геномов из Франции и США.– А вообще борзая – удивительно эргономичное создание, – говорит Камаль. – Спокойная, даже флегматичная дома, на охоте она буквально взрывается, без проблем выдавая крейсерскую скорость до 20 метров в секунду. При этом для поддержания «профессиональных» навыков с ней достаточно поохотиться дважды в год.А вот еще одна известная московская владелица борзых Тамара Лязгина предпочитает называть своих питомцев не собаками, а челобаками, намекая, что эти создания не от мира сего понимают хозяина с полувзгляда.Со своими Луи и Залихватом Тамара Анатольевна продемонстрировала серию подлинно цирковых номеров – тем более удивительных, что ни сама она, ни ее подопечные к подлинной дрессуре отношения не имеют.[b]Выставка открыта до 7 февраля. Адрес: ул. Вавилова, 57[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen