Последний самурай
Алексей Зернаков / Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Последний самурай

Общество
Из жизни ушел легендарный солдат. Бывший младший лейтенант японской императорской армии 92-летний Хироо Онода. Вы спросите: при чем здесь какой-то японец?

Сейчас поймете. И, может быть, вспомните, что Страна восходящего солнца была союзницей Германии во Второй Мировой войне. Все верно. Онода прославился тем, что в течение 29 лет вел свою собственную войну. И, оставшись на филиппинском острове Лубанг после капитуляции Японии, не сложил оружия.

"Мы отступаем, но это временно. Вы уйдете в горы и будете делать вылазки — закладывать мины, взрывать склады. Я запрещаю вам совершать самоубийство и сдаваться в плен. Может пройти три, четыре или пять лет, но я за вами вернусь. Этот приказ могу отменить только я и никто другой", - такие наставления дал молодому бойцу его командир и майор Танигути в 1944 году.
Приказ был выполнен дословно.

Сюжет противостояния Оноды напоминает остросюжетный боевик. Молодой лейтенант-разведчик и три солдата, отрезанные от своих, в непролазных джунглях продолжили борьбу. И воевали не месяц, два или три, и даже не пять лет, как было сказано в приказе. Их бой продолжался 29 долгих лет. «Партизаны» стали кошмарным сном филиппинских (и поддерживавших их американских) солдат. Один из соратников Оноды сдался, двое других – погибли. Но младший лейтенант со своей начищенной катаной и несгибаемым самурайским духом продолжал сражаться. Лубангского «Бена Ганна» случайно обнаружил в лесах в 1974 году японский студент-натуралист Норио Судзуки. Но Онода не поверил в словам молодого человека о капитуляции и поражении в войне. И только когда на Лубанг приехал бывший непосредственный командир Оноды майор Танигути и приказал ему сложить оружие, он подчинился. Причем вышел из леса в чистой форме со всеми знаками отличия, смазанной и исправной винтовкой «Арисака» и сверкающей катаной. А в убежище Оноды и его бойцов висел портрет императора Хирохито, сделанный из банановых листьев.

А еще после сдачи в плен Хироо Онода плакал как ребенок. Он никак не мог понять, как страна, где есть такие несгибаемые солдаты как он и его бойцы, могла проиграть войну.
Издревле повелось, что воины отдавали дань памяти врагам, проявившим настоящее мужество. Онода был врагом достойным. И его несгибаемая воля, верность своей стране и готовность положить жизнь ради победы заслуживает уважения. И подражания. Поэтому, сайонара, последний самурай Японии! Или, по-русски, прощай!

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news