Столица поверила самоуверенности

Столица поверила самоуверенности

Культура
Фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» впервые был показан по телевидению 11 февраля 1980 года. Эта картина получила американскую премию «Оскар», что стало для всех нас неожиданностью. Минуло много лет, и роль Кати, как и многие другие, ушла в прошлое, но я ее не забыла.

Огромное счастье, что в моей жизни был фильм «Москва слезам не верит», подаривший мне любовь народа. Ее заслужила моя героиня Катя Тихомирова. Люди приняли ее как родную, как близкую. Возможно, без этого фильма миллионы зрителей воспринимали бы меня иначе.

Что я думаю о Кате? Безусловно, она милая, хорошая девушка.

Но в том, что в одиночку воспитывала дочь, во многом виновата сама. Пусть не она, а ее подруга Людмила сказала Родиону, что Катя — дочь профессора, но ложь все же имела место. Все в нашей жизни завязано, и за каждую ошибку надо отвечать. Если бы Катя сказала Родиону, что работает на заводе, возможно, он повел бы себя иначе и, скорее всего, не завязывал бы с ней знакомства.

Да, мы можем говорить: «Ах, он карьерист!» Может быть, и так. А может быть, ему было тесно жить в квартире вдвоем с мамой. В принципе, можно найти правоту каждого человека, и я не стала бы называть Родиона подлецом. Есть верное библейское правило: «Не судите, да не судимы будете», которому я стараюсь следовать.

В фильме «Москва слезам не верит» я пыталась передать свою любовь к Москве. В первый раз оказалась здесь, когда приехала в гости к дяде в 1952 году. Мне было десять лет, и столица мне очень понравилась, мгновенно. Тогда я сказала себе, что хочу жить только в этом городе.

Моя мама — актриса, ее часто приглашали работать в разные театры по всей стране, и я путешествовала вместе с ней.

Я видела много городов — жила и на Алтае, и в Узбекистане, и на Украине, и в городе Котлас Архангельской области. Но такого города, как Москва, никогда не видела.

У меня, юной девушки, приехавшей поступать в театральный вуз, не было и доли сомнения в том, что я останусь в столице навсегда. Другое дело, что в молодости мы очень самоуверенны. Я полагала, что Москва нуждается во мне так же сильно, как и я в ней. Была убеждена, что столица без меня просто пропадет. Видимо, эта моя наглость дала мне возможность вписаться в ритм города, прижиться. Хотя долгое время мы с моим мужем Владимиром Меньшовым были неустроенны в бытовом плане — жили в общежитиях. Но даже мысли уехать отсюда у нас не возникало.

Москва — великий город. За то время, что я здесь живу, он очень изменился. Я очень любила метро, любила его запах в советские годы. Описать его невозможно, он был особенным, удивительным, ни с чем не сравнимым. Когда Владимир Валентинович повез меня в Ленинград (до этого я никогда не была в городе на Неве) и мы спустились в метро, запах там был другой, совсем не тот, что я полюбила в столице.

Сегодня Москва стала менее удобным для жизни городом.

Но так всегда происходит с городами, где скапливается огромное количество людей и машин. Но я люблю Москву той, юной любовью. Это правда, что первая любовь — самая сильная и ее никогда не забудешь. Поэтому моменты из современной жизни не мешают мне любить столицу той первозданной любовью. Москва — удивительный, непостижимый город, который умудряется со всем справляться, функционировать и не сдавать позиций. А то, что Москва слезам не верит, — это правда.

Мнение колумниста может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news