Кашмир: атомной войны не будет

Внешняя политика
Вялотекущее противостояние Индии и Пакистана в районе спорных приграничных территорий на днях вдруг полыхнуло серьезной стрельбой: индусы разбомбили в пух и прах лагерь исламистских боевиков на территории Пакистана, в ответ пакистанцы сбили два индийских самолета на границе.

Тут же началась стрельба по всей разграничительной линии в Кашмире. По сообщениям СМИ, пакистанская армия обстреляла населенные пункты на индийской стороне с применением артиллерии, а перестрелки пограничников, вооруженных автоматами и пулеметами, идут чуть ли не круглосуточно.

Такое в Джамму и Кашмире было много раз, но сейчас особой остроты противостоянию добавляет тот факт, что и Индия, и Пакистан теперь — ядерные державы, имеющие самое страшное из до сих пор придуманных людьми оружие массового поражения. У каждого погрязшего в конфликте государства есть примерно по 120–150 ядерных зарядов. И вот весь мир замер в тревоге: а не рванет?..

Нет, не рванет. В этом и весь парадокс ситуации с атомной бомбой — она слишком разрушительна и слишком страшны последствия ее использования, чтобы применять ее в локальном пограничном конфликте. За кусок территории возле цепочки пограничных столбов, пусть даже и приличный кусок, никто не будет кидаться «немирным атомом». Бомбы и ракеты с ядерными боеголовками — это оружие последнего шанса либо оружие посмертной мести.

Его можно применить тогда, когда самому существованию государства как такового приходит конец. Вот если Индия вдруг решит завоевать весь Пакистан — вот тогда надо будет рыть убежища. Или если Китай, не дай Бог, захочет оккупировать весь Индостан — тогда может рвануть по-крупному. Но пока спор идет только о клочке территории, а не о стране в целом, никто к красной кнопке не потянется.

Конфликт Индии и Пакистана — это наследство иезуитской политики англичан, при потере своих колоний намеренно создававших очаги напряженности на тех землях, откуда им приходилось уходить. Расчет такой: если там будет периодически литься кровь, то играть в политику на этом выгоднее всего будет англичанам — как недавним хозяевам и как больше всех знающим о предмете. Это английское иезуитство аукается в регионе до сих пор. Из-за Кашмира было уже три прямых индо-пакистанских войны и еще так называемая Каргильская война, в которой Пакистан постарался непосредственно не участвовать, а натравить на индусов местных боевиков-сепаратистов, правда, вооруженных и обученных на пакистанской территории.

Кашмир: атомной войны не будетРасчет такой: если там будет периодически литься кровь, то играть в политику на этом выгоднее всего будет англичанам / Фото: Светлана Колоскова

Есть данные, что в Каргильской войне участвовали и регулярные армейские спецподразделения, тайно посланные Исламабадом, и некоторое число военных советников из офицеров. Однако все четыре конфликта, кроме тысяч жертв, ничего не дали и не решили. Ситуация остается прежней — территориальный спор есть, обе стороны не хотят отказываться от своих позиций и готовы стрелять. Что и делают регулярно — перестрелки между пограничными нарядами в Кашмире происходят так часто, что их в обычное время и не упоминают в новостях. Обычное дело...

Вроде бы, в этой ситуации все привыкли и готовы драться, а не договариваться. Это плохо. Но при этом все драчуны хотят, чтобы им было, за что драться, и чтобы выигравший смог насладиться результатами победы. А при атомных взрывах не останется ни повода — за выжженную радиоактивную пустыню драться бессмысленно, — ни самих дерущихся. Именно поэтому никакой атомной войны между Индией и Пакистаном не будет. А вот обычная локальная вполне может быть...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news