Год за клатч
ZERKALO / Фото: Алексей Белянчев, «Вечерняя Москва»

Год за клатч

Общество
Отвратительное слово - клатч. Говоря по-русски, маленькая сумочка. Но, согласитесь, "маленькая сумочкаPrada" звучит не так замечательно, как "клатчPrada"...

Не знать бы этих клатчей, господа, вообще никогда.

Но - что есть, то есть. Есть в нашей жизни клатчи, которые носят представительные люди. Один из таких, представительных, в своем клатче нес немаленькую сумму - более 350 тысяч рублей. Зашел в туалет московского торгового центра. Ручки, знаете ли, помыть. И положил свою Prada на диспенсер для бумажных полотенец. Диспенсер тоже слово какое-то не очень понятное. Ну, на ящик, где хранятся бумажные полотенца. И благополучно забыл.

Клатч обнаружила уборщица Фарида Хучантова - молодая женщина. И решила она не возвращать сумку в бюро находок или в службу охраны. Решила - оставить себе. Поступок, конечно, не очень красивый. Но, по-моему, вполне себе рациональный. Тут уж кого как в детстве воспитали. Кто-то не сможет и скрепку с работы унести, не измучившись совестью. А кто-то может, как, например, участница всем известного громкого дела "Оборонсервиса", жить себе в Молочном переулке и писать стихи и картины. И не париться.

Вот девушка Фарида. Представляю, какую жизнь она ведет в Москве. Совсем не роскошную. Тяжелая работа, лапша "Ролтон", десять человек в комнате. За копейки. И тут - такое богатство! Да она на эти деньги проживет всю жизнь безбедно. Всем аулом. Если бы я была уборщицей в торговом центре, я не уверена что послушно, по велению совести, понесла бы сумку, набитую деньгами, в службу охраны. Это слишком большое искушение. Даже для благополучного состоятельного человека. Тем более, что-то мне подсказывает, что человек, небрежно бросивший свой "кошелек Prada", легко достанет денег еще. Почему я пишу - "достанет", а не "заработает", думаю всем и так понятно. Зарабатывают - такие как Фарида. Долго, трудно, нудно и скудно.
Ну, вернемся к делу. Ее, конечно, вычислили по камерам видеонаблюдения. Судили. Дали год в колонии общего режима. Адвокаты просили о снисхождении, но Тимирязевский суд оставил без изменения приговор. И то, вроде, должна быть довольна что только год. Суд учел ее молодой возраст, состояние здоровья и раскаяние.

Хотелось бы, конечно, раскаяния и от других - тех, которых осуждали за кражи в космических масштабах, да так и не дождались. Ни сроков, ни раскаяния.

Мне только вот что непонятно. Кража - это если бы Фарида подошла тихонько и вытащила из кармана мужика того этот проклятый клатч. А так - он сам его оставил. Может, он его как раз оставил для кого-то? Кому деньги нужны. Пожертвовал на благотворительность, так сказать. Сам потерял, а наказали того, кто нашел. А за это разве можно наказывать? Разве это можно назвать кражей? Я потеряла год назад часы - очень дорогую мне вещь, не по стоимости, а потому что это подарок. Если я увижу человека, который эти часы нашел и носит - мне что, на него заявление написать? Я сама потеряла, по собственной растяпистости. Винить некого - только себя. Не того, кто нашел.

Хотя, конечно, часы это не клатч, набитый деньгами.

А слово "клатч" все-таки мерзкое.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news