Кащенко по нам плачет
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Кащенко по нам плачет

Общество
Согласитесь, именами нарицательными становятся в нашем языке фамилии лишь людей выдающихся. «Чапаевыми», например, мы называем бесшабашных командиров. Ну, а фамилией «Кащенко» без особого разбору клеймим, мягко говоря, людей нервных. Стоит кому «выступить» или развопиться, как следует вывод – Кащенко по тебе плачет. Вот так «наследил в истории» удивительный доктор Петр Петрович Кащенко, родившийся 9 января 1859 года.

Этот день обычно вспоминается в связи с «кровавым воскресеньем», но не вспомнить о Петре Петровиче как-то несправедливо - тем паче, что мы все знаем его фамилию, но о нем самом, увы, не знаем почти ничего.

Советская психиатрия изрядно подмочила свою репутацию. Ее так долго воспринимали исключительно как карательную, что и поныне специалисты в этой области медицины ощущают на себе клеймо прошлого: психиатров побаиваются, и перебить это отношение крайне сложно, если вообще возможно. Ну а на фоне сомнительной репутации канули в лето и отцы-родоначальники психиатрии, а вместе с ними и Петр Петрович Кащенко, на самом деле – личность абсолютно уникальная. Ныне знаменитая больница в Москве вновь носит имя городского головы Николая Алексеева, который прославился строительством водопровода, канализации и… «психушки». По легенде, он, к слову, не погнушался прилюдно поклониться в ноги заносчивому купцу Ермакову, чтобы толстосум дал на строительство больницы денег – так велика была в ней нужда. Спину Алексеев не сломал, больницу построили, и именно ее четыре года и возглавлял Петр Кащенко. И сегодня клиническая больница №1 им. Алексеева в народе по-прежнему либо «Кащенко», либо «Канатчикова дача».

Петр Петрович был странным господином и, надо признать, в какой-то степени «безбашенным». Когда убили Александра II, студент Московского университета Петя Кащенко произнес пламенную речь, осуждавшую царя, за что получил сполна. Он был арестован, исключен из университета за пару месяцев до окончания учебы и сослан в Ставрополь. Доучивался Кащенко в Казани, где, к слову, для заработка преподавал пение – поскольку был весьма музыкально одарен, играл на многих инструментах и великолепно дирижировал. Потом он работал во многих больницах, а прославился в Тверской губернии, организовав там больницу для лечения «особых пациентов». Прежде чем взяться за это дело, он крепко изучил европейский опыт – посмотрел, как организована психиатрическая помощь в Германии, Шотландии, Бельгии и Франции. Ему понравилось далеко не все; он взял лучшее и создал свою, уникальную систему, внедренную затем в больнице в Сиворицах под Питером – систему помощи, в основе которой лежала гуманность и приоритет интересов больного. Именно Кащенко внедрял идеологию «нетеснения» в лечение душевнобольных, он первым начал сочетать медицинское лечение с арт- и трудотерапией. Словом, он был очень хорошим, думающим доктором.

Многие идеи Петра Кащенко были извращены. Медицина в целом, не только психиатрия, стала менее гуманна и жестка, и даже клятва Гиппократа для медиков перестала быть обязательной. И если представить, что где-то в иных мирах Петр Петрович иногда интересуется тем, что происходит, он, несомненно, плачет – по всем нам.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы".

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news