вс 22 сентября 05:34
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Главная страница ВМ

<nil>

Человек августа

То, что Рэй Брэдбери родился на излете лета, 22 августа (шел далекий 1920 год, трудно представить, насколько это от нас далеко), — неслучайно, конечно.

Он, один из самых популярных писателей-фантастов прошлого века, язвительный и умный критик, популяризатор науки, был полон жизни, как дерево, щедрое на яркие, красные яблоки. Они падали на землю, и доставалось всем.

Поклонники антиутопии любят его за «451 градус по Фаренгейту», романа, в котором главное было угадано верно — книги придется защищать от людей. Фанаты научной фантастики в обязательном порядке читали «Марсианские хроники», одно из ключевых произведений жанра. А любители классической прозы часто обращаются к «Вину из одуванчиков», тексту, исполненному такой любви к мирозданию, что захватывает дух.

А ведь были еще стихи, рассказы, интервью, выступления — огромная, богатая, красивая, насыщенная жизнь человека, который никогда не стеснялся говорить правду. Отвечая на вопрос о том, почему его смелые прогнозы не сбылись (надо отметить, что многие предсказания были на диво верны) и мы все еще не полетели на Марс, Брэдбери говорил: «Потому что люди — идиоты». С этим, конечно, трудно спорить.

Фантаст, как и целая плеяда авторов прошлого века, был гуманистом, но в самом старом, классическом смысле этого слова, без новомодной политкорректности и желания всем угодить. Брэдбери верил в норму, как Вольтер и Руссо.

"451 градус по Фаренгейту" до сих пор остаётся одной из самых читаемых книг Брэдбери / Raybradbury.com

«451 градус по Фаренгейту» до сих пор остаётся одной из самых читаемых книг Брэдбери

ФОТО: Raybradbury.com

Писатель прожил долго и застал, казалось бы, крушение всех надежд. Земляне остались на Земле, никакого покорения космоса не случилось, контакт с внеземными цивилизациями не состоялся, никаких иллюзий никто уже не питал. Искусство от фантастики отвернулось, в моду вошли психологические драмы о толерантности и людях сложной судьбы (почему-то обязательно неграх). Брэдбери положил жизнь на то, чтобы рассказать человечеству о силе и смелости, дерзании и отваге, тяге к неизведанному, но этот подарок (а его проза — действительно настоящий дар) не был оценен по достоинству.

И... ничего страшного. Автор «Марсианских хроник» остался таким же — умным, щедрым, любопытным. Только постарел. Мир изменился, а Брэдбери — нет. Он, фантаст и футуролог, в душе был настоящим американским консерватором, наследуя Твена, в главных романах которого перемены устроены так, чтобы не ломать жизнь.

Значение Твена для мировой литературы огромно, а уж всех великих американских авторов его Том и Гек перепахали вдоль и поперек: и Драйзер, и Фолкнер, и Стейнбек, и Азимов — каждый брал у классика свое, а все вместе продолжали говорить о том, что перемены не должны ломать государству и обществу хребет. Твен ведь, безусловно, выступал против работорговли, но при этом не посягал на Америку как таковую: он любил эту страну, желая ей избавления от порока.

В свою очередь Брэдбери любил человека — пусть тот и выглядел иногда полным идиотом. Но никогда не поздно исправить то, что сделано, надежда остается всегда.

Эволюция неутомима, как смена времен года, где холодный сентябрь всегда идет за щедрым августом.

Брэдбери был нашим августом, человеком «золотой поры». И если сегодня на дворе лютая зима и кажется, будто бы никакой надежды на прогресс и космос не осталось, стоит вспомнить, что впереди — весна. 

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Долгая дорога к Храму

Ольга Кузьмина  

Как «коробейник» Бахром мальчика спасал

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Елена Булова

Ключ от квартиры, где деньги лежат

Руслан Карманов

«Молния Зеппельта»: Россию не пустят на Олимпиаду в Токио?

Екатерина Рощина

Простите девочкам слабость — быть глупыми

Оксана Крученко

Пусть будет очередь для тех, кому «просто спросить»