Маленькие жертвы взрослых разборок

Общество
За последние дни случились две громкие истории на вечную тему «Отцы и дети». При всех различиях ситуаций объединяет их одно: дети там — самая страдающая сторона.

Первый случай — про оставленных в аэропорту Шереметьево двух пацанах, которых «заботливый» папа привез аж из Хабаровска и бросил «до весны». Положил сыновьям документы в рюкзачок. Велел не плакать, а ждать… Безобразная, вопиющая история. Мальчишкам восемь лет и пять. Как им дальше жить — непонятно. Дело не в том, что они останутся брошенными де-факто: резонансная история привлекла к себе внимание правоохранительных органов, всевозможных попечителей, журналистов… Дело в том, что психологически они получили такой удар, который, вероятно, повлияет на всю их дальнейшую жизнь и психику. Предательство — вот как называется поступок их отца, какими бы «здравыми смыслами» он ни был продиктован. Как в одной из самых страшных сказок — про Мальчика-с-пальчик: родители обнищали и, поскольку кормить детей было нечем, решили отвести их в лес и там бросить. Лес превратился в московский аэропорт. Карета — в тыкву…

Другая история — беспощадная борьба отца и матери за единственного маленького сына. Здесь началась самая настоящая информационная война, со всеми необходимыми сетевыми атрибутами, такими как размещение компромата, подлог, воины-хейтеры, проклятия и взаимные обвинения… И до правды-то уже не докопаешься, во всяком случае, сидя за диване. Ее, эту правду, знают только сами враждующие стороны: любящий сына папа, режиссер Никита Сутырин, и любящая сына мама — Нина Беленицкая. После развода Нина препятствует общению маленького Олега с отцом. Скорее всего, виноваты оба. Если не могут (не хотят?) договориться.

Маленькие жертвы взрослых разборокДля любого малыша его родители — самые главные люди в жизни / Фото: pixabay.com

В итоге дошло до драки на детской площадке, после которой Нина выложила в социальной сети пост о семейном насилии, продемонстрировала сломанную в ходе потасовки руку… Абьюз — что может быть страшнее? Тысячи добропорядочных граждан передали эту информацию дальше; все проклинали Сутырина, такого вот монстра, отписывались от него, клеймили позором. Сторонние участники, горя праведным гневом, создали страшное и токсичное облако ненависти вокруг Сутырина. На следующий день появилась ответка: Никита изложил свою версию событий и, главное, предоставил видеозапись с камер наблюдения. Стало понятно, что ситуация вовсе не так примитивна и проста. И драку начал вовсе не Никита, а мужчина из «группы поддержки» Нины. «Токсичное облако» на этот раз облило помоями Беленицкую.

Ну, не важно. Правоохранители разберутся, надеюсь. Думаю, тут нет однозначно правых и однозначно виноватых. Самое страшное на видеозаписи — то, как страдает маленький мальчик, который безусловно любит и маму, и папу. Он бросается то к одному, то к другому… Он просто в истерике. Что в эти минуты переживает он, беззащитный зайчонок? В борьбе родителей за него он-то и оказывается самым ущемленным, самым несчастным участником событий.

Для любого малыша его родители — самые главные люди в жизни. Именно к ним он побежит со своими детскими горестями или радостями, с ободранной коленкой или божьей коровкой на ладошке. А у взрослых людей своя, «серьезная» жизнь. Как потом аукнется нынешний январь для найденышей из аэропорта, для сына Никиты и Нины, запутавшихся в личных отношениях, можно только догадываться. Такие вот «страшные сказки» на новый лад.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news