Нам не столько денег жаль, сколько за родную державу обидно
/ Фото: Игорь Ивандиков

Нам не столько денег жаль, сколько за родную державу обидно

Бизнес
Восемь часов утра, международный аэропорт «Шереметьево», терминал Е — предотпускная суматоха. Все формальности — регистрационные и таможенные — позади, впереди двухчасовой перелет и неделя отдыха. Однако до взлета еще два часа, из дома мы с семьей выехали в половине шестого.

В общем, неплохо было бы перекусить. Другой вопрос — где. Терминал Е был сдан в эксплуатацию два года назад, однако полноценный «ресторанный дворик» здесь так и не появился. Так, два небольших кафе — чай, кофе, бутерброды. За неимением лучшего — сойдет. Но вот цены! — Дорогой, тебе не кажется, что это слишком дорого? — вполголоса спрашивает поанглийски своего спутника пожилая дама. Ее вполне можно понять. Круассан с сыром — 240 рублей. Растворимый кофе — 90 целковых. Итого на четверых — полторы тысячи.

Мысленно переводим в евро — получается что-то около сорока. И это при том, что здоровенный багет в аэропорту Шарля де Голля или в венском «Швехат» стоит никак не дороже 3,5 евро.

Снова переводим — 140 рублей за 25-сантиметровый кусок французской булки с сыром, ветчиной, свежими помидорами и салатом. Ароматный кофе — 3 евро (120 рублей), но уж точно не растворимый! Растворимый кофе в кафе — это для владельца заведения личное оскорбление. Поесть вкусно, быстро и относительно недорого можно как в зоне вылета, так и в зоне прилета — ведь неизвестно же, сколько пассажиру придется ждать: рейс перенесут, например, или транзитная пересадка протяженностью в несколько часов.

Все эти мысли мелькают, пока стою в длинной очереди к стойке. Однако, как выяснилось, стоял я зря: круассаны с сыром закончились еще накануне вечером, новых не привезли. Та же картина — в другом буфете, возле выходов на посадку… Собственно, в качестве примера можно было взять и любой аэропорт московского авиационного узла.

В «Домодедово» мне недавно довелось подкрепиться горячим бутербродом и кофе за 16 евро — примерно столько стоит обед на трех человек в любой сетевой бургерной закусочной. И здесь же, в «Домодедово», довелось за 150 рублей попробовать страшную бурду под названием «кофе».

Объяснение, которое приводят в свое оправдание владельцы таких заведений, одно: высокая арендная ставка в аэропортах. Отсюда, мол, все беды.

Так, может, владельцам аэропортов стоит задуматься над снижением арендных ставок для тех, кто поит, кормит и обслуживает пассажиров? Задуматься, безусловно, стоит.

Но — задумаются ли? Ведь одно дело — накрутка с бутылки минералки стоимостью в 20 рублей (цена за 0,5 литра в столичных магазинах), и совсем другое — с той же бутылки, но уже за 80 рублей. А то и за все сто. Что, дорого? А не хочешь — не пей! И не ешь! Никто же не заставляет покупать продукты втридорога. Приходится заставлять себя самому — голод не тетка! А потом, еще не успев никуда и улететь толком, уже подсчитываешь рублевые потери.

Аэропорты — парадные ворота мировых столиц. И, видимо, компании, управляющие воздушными вратами, это понимают. А потому в аэропорту Риги, в ресторане самообслуживания «Лидо», можно поесть вчетвером на 900 рублей (22,5 евро).

Пока же, ожидая очередной рейс, я вижу, как пассажиры в зале вылета и прилета московских аэропортов жуют привезенные с собой из дома бутерброды. И мне становится за державу обидно.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news