сб 21 сентября 17:05
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Древесное врачевание: кто такие арбористы и чем они занимаются

Древесное врачевание: кто такие арбористы и чем они занимаются

Глядя со стороны на работу команды арбористов, кажется, что нет ничего сложного в том, чтобы спилить дерево. Но внешняя легкость работы — признак профессионализма

Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Лето в Москве — пора ураганов и поездок на дачу. Из-за перепадов температур и ветра страдают не только сухие, но и здоровые деревья. Многие из них ломаются и падают. Но если за грядками мы в состоянии ухаживать сами, то с крупными зелеными насаждениями могут справиться только профессионалы и спецтехника.

Наука ухода за деревьями называется арбористика (от латинского arbor — дерево). Специалисты следят за их здоровьем, срезают больные участки растений, обрабатывают ствол и места спила краской или раствором от жучков. Если вылечить «подопечных» невозможно — их срезают под корень и дробят пень.

Древесное врачевание началось с английского лесовода Джона Дэви: он первым стал убирать подгнившие стволы и засохшие ветки, чтобы обезопасить пешеходов.

Сейчас такая деятельность представлена двумя направлениями. Это специалисты, которые лечат деревья, и те, кто профессионально, хирургически удаляет сухие или мешающие насаждения.

Корреспондент «Вечерней Москвы» провела день вместе с арбористами-хирургами и оказалась свидетелем того, чем занимаются люди этой редкой и непростой профессии.

Появление «древесного врачевания» началось с английского лесовода Джона Дэви: он первым начал спиливать подгнившие стволы и засохшие ветки деревьев / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Появление «древесного врачевания» началось с английского лесовода Джона Дэви: он первым начал спиливать подгнившие стволы и засохшие ветки деревьев

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Елку оставить

Место действия — дачный поселок в городе Королеве. Недалеко от проселочной дороги расположен красивый участок, окруженный соснами. Хозяйка купила его недавно и решила построить там дом. Почти половина территории засажена соснами и березами. Чтобы спилить лишние, женщина вызвала  арбористов-высотников.

На автобусной остановке меня встретил глава команды Александр Могучев. Довез до места и пояснил, какие задачи стоят перед бригадой.

Итак, за один день пять человек должны спилить девять деревьев на семи сотках, затем очистить их от пней и вывезти спиленный мусор.

На фото арборист Анатолий Карандашев / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

На фото арборист Анатолий Карандашев

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Одну елку владельцы по совету арбористов решили оставить, хотя она и стояла впритык к будущему дому.

— Пилим в крайнем случае, если совсем нет возможности сохранить зеленые насаждения, — сказал Александр.

Поводом для этого может стать дерево, растущее рядом с электрическими проводами: при сильном ветре оно способно задеть провода и вызвать пожар.

Не теряя времени даром, Анатолий, Олег, Ваня, Артем и Рома осмотрели площадку и выбрали место, куда будут сваливать удаленные ветки и стволы. Если она маленькая или много построек — теплицы, дом, гараж — арборист продумывает схему спуска бревен, заранее натягивает веревки. В нашем случае было довольно просторно.

Перед тем как приступить к первому спилу, специалисты тщательно подготовились — облачились в экипировку, проверили спецтехнику.

Мотор как у мопеда

Опытных арбористов отличают не только ловкость, сноровка и смекалка, но и профессиональный инструментарий. Мощные бензопилы, в которых мотор, как у мопеда, в 11 лошадиных сил, распилят ствол почти любого диаметра. Дробилки для пней за несколько минут превращают отростки в древесную пыль, а измельчители для веток удаляют сухостой.

Опытных арбористов отличает не только ловкость, сноровка и смекалка, но и профессиональный инструментарий / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Опытных арбористов отличает не только ловкость, сноровка и смекалка, но и профессиональный инструментарий

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— Пробовали использовать электропилы. Они очень тихие, но менее мощные и более дорогие, — пояснил бригадир.

У команды Могучева полноценное альпинистское снаряжение дополнено всем необходимым для арбористики. Это стропы, кошки, крюки, лебедки, тросы, множество карабинов... Правильное оборудование дает возможность перемещаться между деревьями, как Тарзан.

— Альпинистская веревка толщиной в один сантиметр может выдержать четыре тонны. А специальное устройство «зигзаг» помогает быстро перейти с подъема на спуск, выйти на маятник — перескочить на лету с дерева на дерево, плавно и без рук спуститься на землю, — рассказывает Александр Могучев.

Его бригада использует только импортные приспособления — гаффы, пилы, карабины. В условиях, когда безопасность на первом месте, это жизненная необходимость: оно служит дольше, надежнее, есть сервисное обслуживание.

Мощные бензопилы, в которых мотор, как у мопеда, 11 лошадиных сил, способны распилить ствол почти любого диаметра / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Мощные бензопилы, в которых мотор, как у мопеда, 11 лошадиных сил, способны распилить ствол почти любого диаметра

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Многие думают, что оборудование и профессионализм повысят стоимость услуги. Оказалось, совсем наоборот: ребята работают быстро, за короткий срок успевают сделать больше работы, чем доморощенные вальщики леса, и берут меньше. Для сравнения: у профессионалов спил одного дерева обходится, в зависимости от сложности, в среднем 5–10 тысяч рублей, а остальные возьмут за ту же работу около 20 тысяч.

Немаловажно, что специалисты заключают договор, где прописывают, что несут полную ответственность за все, что находится вокруг.

От разницы температур и ветра падают не только сухие, но и здоровые деревья / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

От разницы температур и ветра падают не только сухие, но и здоровые деревья

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Как Анатолий дерево пилил

Бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, течет вода и работает Анатолий.

Деревья под спил пометили красным крестом. Арборист Анатолий Карандашев нахлобучил на голову каску, облачился в альпинистское снаряжение — надел страховочный пояс с тросом, повесил сзади бензопилу-папу, которая предназначена для более толстых или плотных стволов. Надел на ноги гаффы или, по-другому, кошки-накладки с шипами на голень. В Сибири в таких лазят за шишками сборщики кедровых орехов. 

Случайных людей в этой профессии не бывает. Как правило, это бывшие альпинисты и скалолазы. Но даже среди скалолазов мало тех, кто детское лазание по деревьям превратил в профессию / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Случайных людей в этой профессии не бывает. Как правило, это бывшие альпинисты и скалолазы. Но даже среди скалолазов мало тех, кто детское лазание по деревьям превратил в профессию

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Первой жертвой выбрали березу: с ней больше возни — плотная структура древесины и много веток. Вгоняя шипы в кору, точными движениями перебрасывая трос вдоль ствола, Анатолий быстро продвигался вверх. В среднем опытный арборист 15-метровую высоту — а это, на минуточку, пятиэтажный дом! — может преодолеть за несколько секунд, если нет веток. Нередко встречаются деревья и 35 метров высотой. По пути Анатолий доставал пилу и обрезал маленькие ветви. Толстые сучья обвязывал веревкой, удалял и спускал вниз, где их принимал напарник Иван.

У команды Могучева к полноценному альпинистскому снаряжению имеется специальное снаряжение для арбористики / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

У команды Могучева к полноценному альпинистскому снаряжению имеется специальное снаряжение для арбористики

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Без помощника никак не обойтись — пока арборист поднимается, как матрос по мачте, к верхушке березы, коллега кромсает на части спиленные ветки. Затем по сигналу сверху он принимает спиленную крону — держит натяжение веревок и гасит рывок от падения части дерева, потому что падающее бревно может ударить ствол и стряхнуть с него человека.

Здесь нужно быть очень осторожным — любой порыв ветра и ошибка в расчетах могут привести к тому, что ствол упадет на помощника.

Арборист следит за здоровьем деревьев, срезает больные участки растения и обрабатывает ствол и места спила краской или раствором от жучков / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Арборист следит за здоровьем деревьев, срезает больные участки растения и обрабатывает ствол и места спила краской или раствором от жучков

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— На дачных участках дерево чаще измельчают по частям, начиная с верхушки. Гораздо реже подпиливают снизу и сразу валят на землю, — поясняет Александр Могучев.

Полутораметровые бревна одно за одним быстро спускались на землю, где их принимал Иван.

Когда высота дерева уменьшилась, Анатолий стал пилить ствол на маленькие чурбаки, скидывая вниз.

Береза и дуб плотнее, чем сосна, но главное, что может помешать арбористам, — это ветер, а не дождь / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Береза и дуб плотнее, чем сосна, но главное, что может помешать арбористам, — это ветер, а не дождь

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Видна перспектива

Самая тяжелая, альпинистская часть работы закончена, верхолаз ушел отдыхать.

— Ну как там, наверху? 

— Видна перспектива! — пошутил Анатолий.

Тем временем компаньоны оттянули веревкой оставшийся ствол и, подпилив, уронили в нужную сторону. Теперь только маленький пень напоминал о том, что здесь росла высокая береза. 

Бывают сюрпризы и со стороны дерева. С виду крепкое и здоровое, оно может оказаться полностью гнилым внутри / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Бывают сюрпризы и со стороны дерева. С виду крепкое и здоровое, оно может оказаться полностью гнилым внутри

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Ребята показали еще один, редкий способ валки стволов. Забравшись на соседнее дерево, они тросами с карабинами привязали его верхушку к соседним. Затем подпилили ствол снизу, и дерево повисло в воздухе. Распилив нижнюю часть ствола, отвязали и спустили верхушку. Этот вариант подходит, когда совсем мало места на участке или растение под наклоном и невозможно взобраться на верхушку.

До обеда лесные скалолазы успели спилить семь штук! Повезло, что было больше сосен. Они почти без веток, и древесина менее плотная, чем у березы. Иногда на одно дерево может уйти часа три.

А затем хлынул настоящий тропический ливень, и парни ушли обедать в подсобку. В воздухе разносился новогодний аромат свежеспиленной сосны. 

Мина в стволе                               

Глядя со стороны на работу команды, кажется, что нет в ней ничего сложного. Но внешняя легкость — признак профессионализма. На самом деле, это тяжелый и утомительный труд, хотя и на свежем воздухе. Специалистам нужно быть полностью сосредоточенными, находиться в состоянии «здесь и сейчас», иначе любое невнимание чревато травмой. Необходимо так рассчитать время и силы для подъема, способы спила веток, чтобы, не затягивая, победить и другие деревья.

А на арбористов в России не учат. Наши специалисты смотрят зарубежное видео, дорабатывают технику, осваивают новые приемы / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

А на арбористов в России не учат. Наши специалисты смотрят зарубежное видео, дорабатывают технику, осваивают новые приемы

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Даже опытного альпиниста подстерегает множество опасностей. Например, после удаления верхушки у дерева смещается центр тяжести, и оно начинает сильно крениться в другую сторону. Нужно очень крепко держаться. Вторая трудность — может внезапно смениться погода, и налетевший ветер не даст спокойно довести дело до ума. А начавшийся дождь сделает дерево гладким и скользким.

Также нужно быть очень внимательным при работе с пилой. Одно неловкое движение — и она может перерезать страховочную веревку или трос для бревна.

Бывают сюрпризы и со стороны растения. С виду крепкое и здоровое, оно способно оказаться полностью гнилым внутри.

А однажды коллеги ребят нашли в дупле настоящую гранату! Хорошо, что она оказалась учебной.

Тщательный отбор персонала

Случайных людей в этой профессии не бывает. Как правило, это бывшие альпинисты и скалолазы. Но даже среди них мало тех, кто детское лазание по деревьям превратил в профессию. Арбористика считается самым опасным по сложности промышленным альпинизмом. Ведь не каждый готов висеть на одной ноге и пилить сук, на котором подвешен.

Один из таких — Александр Могучев. Он родился в маленьком городке Ростовской области, 12-летним мальчиком пошел в секцию по спортивному альпинизму, вырос до спортсмена, кандидата в мастера спорта по спортивному ориентированию, участвовал в соревнованиях. Получил высшее образование по коммерции. Затем уехал в Москву и выучился на маркетолога.

Все это время подрабатывал как альпинист — поднимался на здания, мыл окна, ремонтировал и красил фасады, утеплял дома с наружной стороны... А потом сколотил собственную бригаду.

— В эту сферу попал случайно. Заказали удалить несколько стволов, мы сделали как могли, но я стал думать, как лучше. И познакомился с дедом Анатолием, ему 63 года. Он пилил у себя и соседей, да так складно, используя кошки, что меня заинтересовало. Я же альпинист! Поговорил с ним и доработал его технику своими навыками. Потом-то, конечно, когда стал изучать вопрос, понял, что в Европе и Америке это давно уже делают, — вспомнил Александр.

Арбористика считается самым опасным по сложности промышленным альпинизмом / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Арбористика считается самым опасным по сложности промышленным альпинизмом

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Могучев до последнего не думал, что будет заниматься арбористикой не в качестве подработки, а профессионально.

Но рискнул — закупил и взял в аренду инструмент и материалы. Сначала были небольшие объемы, параллельно учил своих альпинистов специфике работы... Знание коммерции и маркетинга помогло оформить общество с ограниченной ответственностью и раскрутить сайт. Пошли серьезные заказы.

Вот уже несколько лет это большая бригада из 12 человек, у всех альпинистские удостоверения. Они работают не только с деревьями. Например, уникальный альпинист-сварщик по отделке балконов и лоджий может трудиться снаружи балкона и не побеспокоит хозяев. Покраска водонапорных башен, высота которых может достигать ста метров (!), дымовых труб котельных — тоже их рук и ног дело.

А на арбористов в России не учат. Наши специалисты смотрят зарубежное видео, дорабатывают технику, осваивают новые приемы.

— Несмотря на то, что мы далеко не первыми на рынке начинали это дело, заказов нам хватает. В прошлом году был ураган, работали, не поднимая головы, — говорит Александр.

Вопреки мнению, что это сезонная работа, его коллеги востребованы даже зимой.

— Некоторые дачники так берегут свои посадки и газоны, кустарники и цветы, что решаются удалить больные деревья, только когда пойдет снег. Так что выезжаем на заказы круглый год, — говорят арбористы. 

Рублевка, кладбище, рыбалка

Специалистов по ювелирной валке деревьев вызывают в тех случаях, когда сотрудники ЖКХ не могут выполнить работу. Тесно стоящие дома, масса других построек вокруг, невозможность подъехать подъемнику...

— На одном участке большая сосна начала давать крен на стеклянную теплицу. Пришлось ее закладывать поролоном и каждую ветку не просто спускать, а оттягивать в сторону от стекла. Эту сосну мы удаляли часов пять, — вспоминает Александр.

Бывает, заказчики ставят сложные задачи — например, срубить дерево, сохранив при этом целостность газона. Такой заказ был у ребят на Рублево-Успенском шоссе. Засохшую большую сосну нужно было удалить так, чтоб не осталось и следа. Ребята тогда застелили баннерную ткань, на которую сыпались ветки, спилили ствол, раздробили пень, затем все убрали и пропылесосили газон. Взяв кусок нового газона, застелили место сруба так, что когда приехал заказчик, он с первого раза не смог найти место, где росло дерево.

— Поработали ландшафтными дизайнерами, — смеются альпинисты.

Но самые сложные случаи у арбористов — на кладбищах. В Подмосковье погосты находятся в основном в лесных зонах, деревья быстро разрастаются и начинают разрушать памятники. Нужно очень осторожно, по частям, чтобы не повредить ограду и дорожку, распилить дерево, а потом благоустроить зону спила.

Бывают и неожиданно приятные моменты в работе древесных альпинистов. Однажды к Александру обратился дедушка с просьбой удалить больные деревья у него на участке в Тверской области.

— Заплатить много не смогу, — сказал он, — но зато свожу на рыбалку, за грибами в лес, накормлю, натоплю баньку ребятам.

Так древолазы съездили в командировку на рыбалку.

Арборист спешит на помощь

После обеда арбористы спилили оставшиеся деревья, а члены бригады поработали с бревнами, ветками, раздробили четыре пня. Чтобы все это убрать, вызвали специальную службу — небольшой грузовик с контейнером.

— Ценные породы оставляем людям на дрова, если просят. Остальное вывозим, так как на участке жечь запрещено, соседи могут вызвать пожарных, — поясняет Александр.

Уезжали лесные альпинисты вечером, сдав хозяйке чистый и посветлевший участок. На следующий день их ждал новый срочный заказ — на дачном участке в «Заветах Ильича» повалились сухие деревья, перекрыв въезд во двор. Ребята работе рады. Каждый заказ для них — это проверка на ловкость и смекалку.

А я, глядя на высотников, наконец поняла, чем отличается арборист от альпиниста. Первый никогда в «кошках» не полезет на живое дерево, которое не нужно удалять — чтобы не поранить.

Специалистов по ювелирной валке деревьев вызывают в тех случаях, когда не могут выполнить работу сотрудники ЖКХ с их вышками / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Специалистов по ювелирной валке деревьев вызывают в тех случаях, когда не могут выполнить работу сотрудники ЖКХ с их вышками

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Шутки арбористов

У арбористов есть свои специфические шутки и поговорки. Например, если они пилят у аптеки или больницы, то шутят, что «аптечка под боком».

Дровосек плюс альпинист — получился арборист.

КСТАТИ

Порубочный билет

Прежде чем арборист приступит к работе, владелец участка, который хочет удалить дерево, должен купить на него порубочный билет.

Получить разрешение на вырубку деревьев и кустарников в Москве — совсем не то же самое, что в области, так как каждый муниципалитет вправе устанавливать свои ограничения. В Москве этот процесс регламентирован Департаментом природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС), который и занимается выдачей разрешений на спил деревьев.

Чтобы получить разрешение на вырубку (Москва и область), необходимо собрать целый комплекс документов:

— подтверждающих право собственности и право на проведение работ;

— схему участка и топографическую съемку с указанием насаждений, подлежащих вырубке;

— проектную документацию, платежные документы и многое другое.

Также нужно произвести экспертную оценку территории, оформить ведомость и план, рассчитать ущерб при проведении вырубки, разработать план компенсации — озеленения территорий. Данный список можно продолжить. Средний срок оформления услуги по получению разрешения на вырубку — 30 календарных дней со дня поступления полного пакета документов.

Компании арбористов предоставляют услуги и в получении порубочных билетов.

Стоимость

От 5 тысяч рублей за выезд мастера-арбориста и мелкие работы без удаления мусора с участка.

Например, удаление девяти несложных деревьев (сосны, березы) на свободном участке стоит в пределах 80 тысяч рублей. За эту цену арбористы будут работать 1–2 дня. Они не только спилят деревья, но и выкорчуют пни и вывезут мусор.

Мнение экспертов

Когда требуется вырубка деревьев?

Инженер-лесопатолог научно-производственной компании «Лесзащита» Владимир Антонов:

— Определить, что дерево сухое и его нужно удалять, можно по кроне. Она сухая. Листьев нет, хвоя желтая или бурая — осыпается или осыпалась. Кора на стволах отслаивается или полностью опала. Стволы заселены ксилофагами (насекомыми — потребителями древесины). В прикорневой части видно, что поражена корневая система. 

Больное дерево можно узнать по осветлению и измельчанию листвы, раннему листопаду, усыханию хвои, странным точкам или налету на побегах — все это несвойственно здоровому дереву.

Читайте также: Скорая помощь для сада. Уход за деревьями: ремесло или искусство

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Как «коробейник» Бахром мальчика спасал

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Елена Булова

Ключ от квартиры, где деньги лежат

Руслан Карманов

«Молния Зеппельта»: Россию не пустят на Олимпиаду в Токио?

Екатерина Рощина

Простите девочкам слабость — быть глупыми

Оксана Крученко

Пусть будет очередь для тех, кому «просто спросить» 

Никита Миронов  

Батька прав. Не хамите педагогу