Журналист «Вечерки» узнал на своем опыте, как тяжело стать профессиональным флористом
Журналист «ВМ» Анатолий Сидоров решил попробовать себя в роли флориста / Фото: Лука Якушечкин для «Вечерней Москвы»

Журналист «Вечерки» узнал на своем опыте, как тяжело стать профессиональным флористом

Общество

Освоить новое дело решил журналист «Вечерки». На этот раз наш Никитич обучался профессии флориста и рассказывает читателям «Вечерки» о тонкостях этой работы.

Вот вы спросите, с чего это меня, мужика, от романтики далекого, понесло флористике — тонкому такому искусству — обучаться? Все началось с сообщения моей однокурсницы по журфаку МГУ, которое она скинула мне в соцсети: «Лежу в больнице, в отделении хирургии: на даче уколола палец розой. Она похожа на твою красную. Прооперировали, сейчас все в порядке, но ты будь осторожен: роза — штука опасная…» И подумал я: а как же флористы-то день-деньской с цветами возятся и не боятся? Вот и решил выяснить это, освоив новую для себя профессию: авось богиня Флора не выдаст, роза не уколет.

Красота требует жертв

На курсы флористики удалось протиснуться не с первого раза — обучение платное, но лишних мест нет: специальность востребованная. В студии трудились только дамы, и «белую ворону» мужского пола, то есть меня, приняли в свою компанию тепло. Задание, которое предстояло выполнить мне с будущими коллегами, звучало так: плетение свадебного венка для невесты. Преподаватель Лианна Бабаян, опытный дизайнер-флорист, разложила перед нами живой поделочный материал — два вида роз (чайно-гибридные и кустовые), два вида зелени и два вида малоизвестных мне розовеньких цветочков.

— Не ядовитые? — на всякий случай сразу поинтересовался я.

— Нет, ни в студию, ни на прилавки цветочных магазинов или киосков опасные цветы и растения не попадают, — ответила Лианна.

— Во-первых, есть давно устоявшийся их набор, который привозят поставщики живой красоты.

Во-вторых, будущим флористам обязательно читают курс ботаники и знакомят их с растениями, которые можно использовать для создания цветочных композиций, и с теми, с которыми работать нельзя, даже если они очень привлекательны на вид.

— К примеру, ядовитый борщевик, — подсказал я.

— Вы не правы, — возразила наставница, — борщевик в сухом виде абсолютно безвреден, и его используют для создания очень интересных композиций.

— Может, все-таки флористам следует работать в перчатках? — покосился я на «цветочки-лютики».

— Никто вам это не запретит, — ответила Лианна. — Но я всю жизнь работаю без перчаток: в них у меня нет ощущения материала.

— А вот одна моя знакомая… — и я рассказал ей печальную историю общения моей однокурсницы с розой.

— У нее могла быть и индивидуальная непереносимость, — парировала наставница. — Есть люди-аллергики, им дорога во флористы заказана… — То есть, прежде чем идти к вам учиться, надо пройти медицинское обследование? — уточнил я.

— Можно и пройти. Но не факт, что, получив справку о допуске к работе с цветами, вы навсегда останетесь в этой профессии. Моя подруга шесть лет проработала флористом и вынуждена была уйти на другую работу из-за того, что общение с цветами стало приносить вред ее здоровью.

Начинающим флористам на заметку

Во время урока мне удалось узнать, что работа с прекрасным материалом требует не только крепкого здоровья, но и терпения и недюжинной силы. К примеру, не всякая девушка способна поднять букет из 100 роз. Мне такой поднимать тоже не приходилось, но 60 штук, уверяю вас, дотащил до дома с трудом.

Когда в процессе выполнения учебного задания пожаловался на боль в плече, Лианна как бы между прочим заметила, что флористы работают не сидя, а стоя. Всю рабочую смену! Да и бегать бесконечное количество раз в день из помещения с температурой плюс 25 в цветочное хранилище, где поддерживается температура плюс 5–7 градусов, — не самое легкое занятие. В общем, утверждение о том, что красота требует жертв, флористика иллюстрирует ярко и убедительно.

Япона-мама

Весь набор для работы с цветами к нам, оказывается, привозят из Японии. Это специальная флористическая проволока в килограммовых пачках по 800 рублей за штуку, тейп-лента из морских водорослей по 60 рублей за рулончик, всякие секаторы и ножички для обрезки цветов. Цветы да травки всякие едут к нам из Европы и Африки. Всему остальному в русской флористике Япония — мама.

Венок невесты и руки мужика «крестьянской закваски», то есть мои — «две вещи несовместные», был убежден я. Но делать нечего, сам в подмастерья напросился, вздохнул я и взялся за флористическую проволоку. Ну, тоненькая, конечно, но — проволока же! Опять же тейп-лента на вид мало чем отличается от обычной изоленты. Так чего ж пасовать? Мне стало ясно: дело у меня пойдет. Я и рванул с места в карьер: обмотал два куска проволоки тейпом, удлинил их, скрепив посередине той же лентой. Наконец, скрепил тейпом концы. Обруч получился знатный. И дело пошло! Лианна отмерила ученикам нужную длину цветов и трав (сантиметров около десяти), вручила ножницы и секаторы, и мы целый час кроили по размеру зелень, раскладывали ее кучками по сортам.

Журналист «Вечерки» узнал на своем опыте, как тяжело стать профессиональным флористомВместе с будущими коллегами научился делать свадебный венок / Фото: Лука Якушечкин для «Вечерней Москвы»

Уф, разложили… Как из этой кучи живого растительного материала и куска проволоки сделать венок невесты, мне было совершенно непонятно: ну как можно зелень прикрепить к железу?!

Вначале были мальчики

Оказывается, еще как можно. Лианна собрала первый пучок зелени с розочкой. Приложила его к проволоке (делюсь с вами полученными знаниями: оказывается, праздничные венки плетут по часовой стрелке, а погребальные — против) и закрепила тейпом. Мои руки с трудом, но собрали похожий пучок. Примотал я его — по привычке все делать основательно — так, что ураган не сорвет! Затем нам разрешили крепить цветы не пучками, а каждую веточку отдельно. Дело пошло быстрее. Через полчаса выяснилось, что у меня уже готова половина венка, а мои подружки-курсистки только с места стронулись.

Лучшие флористы — мужчины! — отметила мои успехи наставница. — Я заметила, что у многих из них образное мышление: они придумывают самые разные, часто неожиданные, композиции. Мальчиков во флористике очень мало, но, как правило, все они — самородки (тут я залился ярким румянцем от осознания своей исключительности). У женщин изделия получаются ярче, пышнее, у мужчин — оригинальнее.

Короче, я первым пришел к финишу и напялил готовый венок себе на голову.

Венок… повис на ушах. Конечно, проволочный обруч делают по диаметру головы невесты, а где мне было невесту взять, вот я на глазок венок и «сплел». Что теперь делать? А ничего: венок-то учебный.

Мусор — тоже деньги Отдохнуть мне не дали — вручили веник и совок, предложили убрать учебный класс от остатков цветов и прочего мусора, который не поместился в наши индивидуальные мусорные мешки. Тут с чистотой строго. Как и с приобретением учебного материала — все за счет учащихся. Кстати, руки флористов выглядят не очень. От воды кожа на руках сухая, на пальцах появляются заусенцы, иногда возможны порезы от шипов роз и инструментов.

Что касается заработка, то, как рассказала Лианна, средний заработок флориста — 2–2,5 тысячи рублей в день. Стоимость украшения свадьбы начинается от 15 тысяч рублей и простирается до бесконечности (в зависимости от толщины кошелька брачующихся или их родителей). Бизнес этот в городе процветает, от желающих научиться ремеслу флориста нет отбоя. Причина?

— Флористика — творческая профессия, а творческим людям важна самореализация, — убеждала меня на прощание Лианна Бабаян, моя наставница. — Это красивая профессия: можно не только оформлять витрины, создавать красивые букеты, композиции, картины из живых и искусственных цветов, но и заколки, браслеты, сумочки из цветов, панно, коллажи. Сейчас многие флористы продают не только цветы, но и делают букеты из конфет, игрушек, чая и кофе. К тому же стандартный график работы флористов — два дня через два. Это очень удобно для семейных женщин.

Виды флористики

— Свадебная (составление композиций, букетов, бутоньерок, арок из цветов, оформление банкетного зала); 

— Траурная (венки, букеты); 

— Церковная (оформление колонн, икон); 

— Бизнес-флористика (составление композиций для выставок, презентаций, конференций и т.п.); 

— Событийная (создание композиций, гирлянд, оформление колонн для юбилеев, модных показов, церемоний награждения, выпускных)

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Нина Казинцева, флорист-дизайнер:

— «Флорист — это диагноз», — любят пошутить мои коллеги. В этой шутке немало справедливого: на моей памяти люди редко уходили из этой профессии. Сознание того, что не только ты испытываешь радость от своего творения, но передаешь ее, подобно эстафете, другим: покупателю, а тот — любимой, ребенку, маме, держит флориста в творческом тонусе. Когда я преподавала флористику, в числе моих учениц было много продавщиц цветов. Они говорили, что хотят научиться делать букеты красивее, интереснее тех, что продают. Мы изучали колористику, различные техники, композицию, социологию цветов. Да, социологию! Как и в человеческом коллективе, так и в цветочном, могут возникать конфликты из-за несовместимости «характеров», а это сказывается на жизнестойкости и свежести букета. Исследовали флористические стили — от классического до авангардного. Дипломные работы учеников участвовали в международной выставке «Цветы» — ежегодном празднике цветочников и флористов.

В основе профессии флориста лежит не только любовь к цветам, но и уважение к цветку как к партнеру. В начале 2000-х годов на одном из международных чемпионатов по флористике судья, представитель Японии, вышел из судейской команды «из-за неуважения к цветку», увидев подвешенные вниз головой, крашенные в черный цвет тюльпаны без жизнеобеспечения. Великий флорист Дэниэл Ост начинает обучение своих студентов из множества стран именно с отношения к цветку: в грандиозных работах мастера ни один, даже когда их тысячи, не остается без воды...

Думаю, нет ни одного дела, не имеющего недостатков. Во флористике это прежде всего тяжелый физический труд: принять тысячи цветов, быстро почистить, поместить в заново вымытые емкости с заранее подготовленной водой нужной температуры. Все надо делать быстро, чтобы цветы надолго не оставались без воды... В цветочном деле нет случайных людей. Можно засчитать за минус ненормированный рабочий день: сколько требуется, чтобы выполнить заказ, столько и простоишь. Нет фиксированного обеденного перерыва: сначала цветы напоить-накормить, потом самим поесть, если получится. Но эти минусы, на мой взгляд, незначительны по сравнению с сутью профессии, ее миссией. 

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse