пн 18 ноября 03:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Профессия каскадер: как гореть и падать в свое удовольствие

Синоптики назвали дату наступления в Москве метеорологической зимы

Политолог Дмитрий Журавлев объяснил, почему России не стоит возвращать Украине корабли

Дворец водных видов спорта в «Лужниках» открылся для посетителей

Рудковская показала архивное фото с историком Соколовым

Диетолог назвала продукты, которые сохранят стройность и здоровье после 40 лет

Мать убитой в Крыму девочки заставили встать на колени перед гробом

Дмитрий Маликов заложил в банке пять картин известного художника

Мединский поддержал красивую эротику в фильмах

Что делать родителям, если ребенок попросил у Деда Мороза слишком дорогой подарок

Названы самые необычные способы борьбы с аэрофобией

Аксюта прокомментировал слова Бузовой об участии в Евровидении

Представитель туркомпании назвала способы добраться до египетских курортов

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Профессия каскадер: как гореть и падать в свое удовольствие

Особенность каскадерской работы в том, что она не бывает индивидуальной

Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

«Прыгай!», «Делай или слезай!», «Три секунды. Время пошло!»… Каково это — оказаться в экстремальной ситуации, в полной мере ощутила корреспондент «Вечерней Москвы».

Стою на решетке мостика под потолком шатра. Отсюда до верхнего из матов, лежащих на бетонном полу, не меньше семи метров. А он там не один — с высоты непонятно, сколько. Внизу — 20 человек с камерами, готовыми включиться в любой момент. Все смотрят на меня. Ждут… Если просто слезу по лестнице, буду не первой и не последней. Но я не могу сдаться.

— Ноги и руки должны быть напряжены, — кричит мне самый главный из наблюдающих.

Пружиню на месте, делаю маленький шаг к краю и большой — вниз… Это лишь часть моих приключений.

Все нужно просчитать

В парке киноприключений «Мастер Панин», куда я отправилась испытывать профессию каскадера, льет проливной дождь. Город внутри города. Крепость Сетунь, среди экстремалов и любителей реконструкций военных событий Средневековья и Нового времени больше известная как Сетуньский Стан, сейчас меньше всего похожа на солнечный Голливуд. Что ж, отступать здесь не привыкли. И Игорь Панин, одновременно похожий на волшебника и рокера, дает первое задание: выход «верхнего» каскадера на борт машины при движении на двух колесах. Что это значит, на ходу поясняет молодой человек по имени Роман:

— Вылезать из машины полностью не надо, достаточно высунуться по пояс. Все только по команде.

Мотоциклетная куртка, шлем — и вот мы уже в салатовом Nissan Micra. Не спеша въезжаем на трамплин. Съехав с него, наполовину зависаем в воздухе. На мою половину… Упираюсь ногами в днище, сижу на одном бедре, но победить силу тяжести непросто. Как и найти точку опоры на раме окна…

— Я сползаю! Стоп! Сядь обратно, — предупредив, Роман ставит машину на два колеса.

Удар несильный, но меня слегка бросает на раму. Делаю еще одну попытку осуществить маневр. С третьего раза из окна удается вылезти. Хотя и не по пояс. Дождь хлещет в лицо, одной замерзшей рукой цепляюсь за дверь, другой — в крышу. Пальцы скользят…

Перед тем как выполнить трюк, нужно долго работать в зале на специальном оборудовании / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Перед тем как выполнить трюк, нужно долго работать в зале на специальном оборудовании

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— Хватит, — Роман прекращает испытание. — Внимание, ставлю на четыре колеса.

Важная часть учебы каскадера — работа над ошибками. Почему не получилось как надо?

— Во-первых, нужна серьезная физическая подготовка. Перед тем как выполнить этот трюк, мы долго работаем в зале на специальном оборудовании, — поясняет каскадер. — Вторая причина — техническая. Машинка маленькая и очень чувствительна ко всему, что ты делаешь, ко всем ошибкам. Всегда есть несколько вариантов, как она может себя повести. Просчитать нужно все.

Что ж, будем считать. Урок усвоен: одной смелости мало. Надо анализировать ситуацию.

Энергия «живого» трюка неповторима

Следующим сюрпризом оказывается высотное падение. Это потому, что я имела глупость сказать мастеру Панину, будто не боюсь высоты.

— А ты попробуй сначала с четырех метров прыгнуть, — усмехнулся он и повел меня прыгать с восьми.

Проходит испытание в «Шатре» — так называется универсальный полигон для различных шоу и турниров. По стенам развешаны оружие и доспехи. Атмосфера мрачноватая — как в древней крипте с высоким потолком…

Пока другие участники команды тащат маты, каскадер Иван — мускулистый бородатый атлет, сыгравший недавно кузнеца в кино, — залезает наверх по трубе, на руках добирается до мостика…

— Мне тоже так придется? — спрашиваю его.

Слава богу, нет — несут лестницу. Поднявшись, смотрю вниз на черный квадрат, куда надо приземлиться, — он не прямо подо мной, а чуть сдвинут вперед. Всю смелость как ветром сдуло… Как это — броситься туда без всякой страховки?

— А парашют точно раскроется? — пытаюсь разрядить атмосферу, так как слишком много гостей сегодня в парке.

Интересно, на каскадеров давят камеры или они привыкают? Пора решаться… Все происходит быстро. Прыгаю совсем не так, как объясняли, на самый край «подушки». Складываюсь пополам и бью себя в лицо коленом. Из губы и носа сочится кровь. Ребята бегут ко мне.

— Холодное бы приложить, — советует кто-то.

Но льда нет, придется потерпеть. Отхожу в уголок осмыслить произошедшее. И тут «кузнец» Иван подносит мне увесистый железный молот:

— Надеюсь, он достаточно холодный.

Прижимаю его к губе сквозь смех и слезы. И в этот момент, то ли оттого, что решилась на прыжок, то ли из-за комичности ситуации, чувствую себя абсолютно счастливой.

— Почему сейчас, когда так развита компьютерная графика, спецэффекты, профессия каскадера по-прежнему нужна? — спрашиваю мастера Панина. — Она не исчезнет?

— Нет, конечно, — смеется он. — Это как любовь. Энергию, которую мы видим в «живом» трюке, даже в кино, никак иначе не передать, это что-то свыше. И никуда каскадеры не денутся, какими бы совершенными ни стали технологии. Так же, как никогда не изживет себя, к примеру, театр.

Из огня да в полымя

Боль понемногу уходит. Пора гореть… Особенность каскадерской работы в том, что она не бывает индивидуальной. Всегда есть те, кто готовит трюк, страхует тебя…

Надев двадцать пять одежек из специальной защитной ткани, выхожу в центр шатра. Один из каскадеров поливает мне спину горючей смесью, еще трое ждут с огнетушителями.

— Знаешь, — говорит Роман, — гореть, в принципе, несложно. Труднее при этом исполнять какую-то роль. Вот смотри, это Серега. У него, например, день рождения. Ты, условно, будешь свечкой. Твоя задача — в процессе горения его поздравлять, а он будет тушить.

Окей… Вот он, огонь в крыльях. Медленно двигаюсь по заранее оговоренной траектории. Печет терпимо, но нужно быть сосредоточенной.

— С днем рождения, желаю успехов, — бубню я монотонно.

Гореть несложно, труднее при этом исполнять какую-то роль / Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Гореть несложно, труднее при этом исполнять какую-то роль

ФОТО: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Возможно, от меня ждут чего-то пооригинальнее. Становится все жарче.

— Удачи, счастья… Туши! — и пар из огнетушителя прерывает мою речь.

Под общий хохот прошу еще один дубль — чтобы прочувствовать все, не отвлекаясь. Делаю круг побольше, на секунду запаздываю к нужной точке. Бррр! Огонь потушен, но что-то не так… Полы сюртука, который надет на меня поверх остального, горят изнутри. Иван срывает его с меня и отбрасывает в сторону, затаптывая искры:

— Ну, теперь прочувствовала?

Да уж. Осталось посмотреть тренировку по акробатике.

Бояться — это нормально

Спортзал — в главном здании, каменном «замке» с множеством лестниц и тайных комнат… Парни и девушки в возрасте 20–30 лет отрабатывают падения и кувырки. Они — начинающие и пока еще не «горели», не прыгали с высоты… Да и у меня не все упражнения идеальны. И все же полученный опыт наполняет гордостью. Конечно, ложной. Ведь чтобы стать настоящим каскадером, нужно учиться не менее двух лет: освоить азы фехтования, сценического движения, акробатики, технику высотных падений, основы промышленного альпинизма…

Сейчас эти ребята ходят сюда два раза в неделю, но число занятий будет расти.

Что удивляет — небольшая стоимость тренировок. Не дороже, чем заниматься единоборствами в подмосковном городе. А что, если?..

— А можно ли с таким страхом высоты, как у меня, все-таки стать каскадером? Как-то натренироваться, чтобы он ушел и ошибок не было? — спрашиваю Ивана.

— Конечно. Новички вообще начинают падать с малых высот — буквально с пола, с метра-двух… И постепенно, по мере освоения техники и повышения уверенности в их силах, высоту увеличивают. Сильный страх понемногу уходит… А не столь ощутимый всегда должен оставаться: безбашенным в нашем деле не место. Но мы превращаем страх в праздник.

Вот так. Если хотите стать увереннее и сделать то, на что не каждый решится, вот вам несколько рецептов. А заодно это еще и прекрасные моменты счастья от преодоления самого себя.

Читайте также: Парк экстремальных развлечений появится в Реутове 

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Как мы перешли к рынку

Михаил Бударагин

Павлик жил, Павлик жив

Алексей Зернаков

Руки прочь от реконструкции

Юрий Козлов писатель, главный редактор «Роман-газеты»

Защита «длинного чулка»

Анатолий Сидоров 

Эпоха наглости и хамства

Ксения Ефимкова 

Пить и не стесняться

Оксана Крученко

Эгоистки с прицепом

Александр Лосото 

Литература без срока годности

Вторая жизнь отходов. Как промышленность использует выброшенный мусор

Путают наречия и порядок слов в предложении

Cемиклассница победила соперников и побила рекорд

Научись играть на укулеле