XIX Московский фестиваль прессы
Карта городских событий
Смотреть карту

Герои нашего времени. Истории трех медиков, погибших на передовой борьбы с пандемией

Герои нашего времени. Истории трех медиков, погибших на передовой борьбы с пандемией
2012 год. Старший врач приемного отделения Городской клинической больницы имени Иноземцева Надир Велиев (справа) дает указания своему помощнику, медбрату Андрею Дзюбе / Фото: из личного архива семьи Велиевых

Представитель Всемирной организации здравоохранения в России Мелита Вуйнович отметила, что наша страна уже несколько недель идет «хорошим путем», приближаясь к победе над пандемией коронавируса. Борьба с инфекцией далась тяжело — заболевали и сами медики. Но несмотря на риск, они выполняли свой долг.

Некоторые — ценой собственных жизней. «Вечерняя Москва» собрала воспоминания близких и коллег медиков, погибших от коронавируса.

Мчался на карете скорой помощи

43-летний фельдшер и медбрат Александр Балуков посвящал работе практически каждый день. Иногда мог вернуться домой лишь после двух суток непрерывной службы.

— На выбор профессии повлияли родители Саши, — рассказала вдова фельдшера Елена. — Его мама работала учителем в школе, папа — в авиации. Но они очень хотели, чтобы в семье был медик. Саша был очень покладистым и прислушался к их совету.

Выбор оказался судьбоносным — Александр Балуков буквально влюбился в профессию. В 1998 году выучился на медбрата в медицинском училище № 18, а в 2006-м получил профессию фельдшера в ФГБУ ДПО «Всероссийский учебно-научно-методический центр по непрерывному медицинскому и фармацевтическому образованию» Минздрава РФ. Работая на 38-й подстанции Станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А. С. Пучкова, Балуков совмещал две должности. Практически жил на службе, стремясь помогать людям.

— Пять дней в неделю он занимался утилизацией и дезинфекцией рабочей одежды коллег после их возвращения с вызовов. Еще две смены выезжал сам, — вспоминает коллега Балукова, фельдшер Анастасия Бабак. — Он был хорошим, скромным, отзывчивым человеком.

В 2008 году Балуков женился. Большую часть своего времени он все так же посвящал медицине. Но не забывал о домашних делах и любимой супруге. Все выходные он и Елена проводили вместе.

— Саша обожал заниматься генеральной уборкой, наводить чистоту в доме. Очень вкусно готовил, угощал друзей и коллег, — рассказала Елена Балукова. — И это при том, что уставал на работе.

Когда началась эпидемия коронавируса, Александр Александрович и вовсе перестал отдыхать — в его помощи нуждались и коллеги, и пациенты. Особенно когда врачи только начинали изучать новую болезнь. Не раз Балуков надевал защитный костюм и отправлялся к пациентам с подозрением на коронавирус.

Герои нашего времени. Истории трех медиков, погибших на передовой борьбы с пандемией28 августа 2009 год. Медбрат и фельдшер Александр Балуков вместе со своей супругой Еленой отмечает в ресторане первую годовщину свадьбы / Фото: из личного архива семьи Балуковых

6 апреля Балуков почувствовал недомогание. Термометр показал высокую температуру, сбить ее не удавалось. Пришлось вызвать врача. Впервые за 14 лет Александр Александрович взял больничный и в тот же день прошел тест на коронавирус. 10 апреля прислали положительный результат. Супруга уговаривала Балукова лечь в больницу, но он решил лечиться дома. На следующий день состояние фельдшера ухудшилось — появились кашель, одышка. Елена Балукова, опасаясь за состояние мужа, вызвала бригаду скорой помощи. Фельдшера госпитализировали в Городскую клиническую больницу № 40 в Коммунарке. Из-за опасной болезни мужа Елена даже не смогла его обнять на прощание.

Балуков провел неделю в двухместном блоке, каждое утро разговаривал по телефону с женой — рассказывал о своем состоянии.

— Все это время Саша чувствовал себя плохо — не получалось сбить температуру. Ночью она поднималась до 40 градусов. Медсестры заботились о нем, ставили разные капельницы, но ниже 38 градусов температура не падала, — говорит Елена Балукова.

19 апреля томография показала ухудшение в легких. Пациента направили в реанимацию. По правилам ему пришлось сдать на хранение личные вещи. Перед этим он успел отправить СМС-сообщение, оказавшееся последним в его жизни. Елена до сих пор хранит текст.

— Написал: «У меня забрали кольцо, часы и телефон, не волнуйся». Он знал, что я с ума буду сходить от беспокойства. Каждый день звонила в больницу — узнать, как он, — вспоминает вдова фельдшера. — Первые два дня он был в сознании, потом его ввели в искусственную кому.

Врачи упорно бились за жизнь Балукова. Но 27 апреля его сердце остановилось. Похоронили Балукова в закрытом гробу. Елена так и не смогла увидеть лицо мужа в последний раз.

Поддерживал больных своим юмором

Старшего врача приемного отделения Надира Велиева в Городской клинической больнице имени Иноземцева знали как первоклассного специалиста. А родственники вспоминают его как человека с добрым, но одновременно и бойцовским характером. И неудивительно: с детства Надир Велиев демонстрировал склонность к спорту и имел все шансы выступать на борцовском ринге.

— Отец в юности занимался греко-римской борьбой, — вспоминает сын врача Мурад. — Тренер разглядел в нем талант, даже предлагал папе Надира Азизовича — моему дедушке, — отдать сына на физкультурный факультет. Но тот, поразмыслив, отказался и отговорил отца — у спортсменов слишком короткая карьера.

Тогда Надир Велиев выбрал медицину. Спортивный азарт проявился и здесь: будущий врач постоянно бросал себе новые вызовы в учебе, а потом и в работе. В 1972 году поступил в Азербайджанский медицинский институт (ныне — университет), в 1989-м — в Центральный институт усовершенствования врачей (сейчас это Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования). Работал в скорой помощи, в клинике травматологии, а в 1996 году защитил кандидатскую диссертацию и перешел в ГКБ имени Иноземцева.

— Надир Азизович всегда был вежлив, терпелив к пациентам и их родственникам, — сказал заместитель главного врача по травматологии и ортопедии Максим Науменко. — Неоднократно заменяя заведующего отделением, он оставался для коллег примером для подражания.

Со временем Надир Азизович продолжил применять знания на не менее тяжелом поприще — в качестве старшего врача приемного отделения. Теперь ежедневно через него проходило еще больше сложных пациентов. По воспоминаниям Мурада Велиева, однажды Надиру Азизовичу удалось спасти сотрудника электростанции, который попал под напряжение в десять тысяч вольт. Повезло с лечащим врачом и строителю, упавшему с лесов прямиком на железный лом. Волю к жизни в больных Велиев поддерживал, поднимая им настроение.

— Отец заходил в палату и поддерживал пациентов добрым словом, шуткой и улыбкой. Он обладал невероятным чувством юмора, — отметил Мурад Велиев. — Был справедливым, очень воспитанным и разносторонне развитым человеком.

Как вспоминает сын врача, не забывал Надир Азизович о своей семье и об увлечениях. В свободное время постоянно читал. Одним из его хобби было коллекционирование — Надир Велиев собирал брелоки из разных стран мира. Любил встречаться с близкими в Москве, каждый год выбирался на родину, в Баку.

Бойцом он был до конца жизни: несмотря на пришедшую в 2020 году эпидемию, продолжал принимать пациентов. А в середине апреля у него поднялась температура, и Надир Велиев ушел на самоизоляцию. 27 апреля его с осложнениями госпитализировали в ГКБ № 15 Вскоре развился тромбоз, и Надира Азизовича перевели в реанимацию. Несмотря на все усилия врачей, спасти Велиева не удалось. 3 мая его не стало.

К инфекции относился серьезно

Когда в столицу пришел коронавирус, анастезиологу-реаниматологу Исе Ахтаеву был 51 год. Больше половины жизни посвятил медицине.

— Иса родился в городе Шали Чеченской Республики. Росли мы в многодетной семье — были еще три сестры и брат. Отец работал водителем, мать — швеей, — рассказал младший брат Ахтаева Муса. — Иса решил стать врачом.

В 1985 году поступил в Рязанский медицинский институт, выучился на гигиениста-эпидемиолога. Окончил его в 1993 году и вернулся домой. Сначала Иса Адиевич работал в Шалинской санитарно-эпидемиологической службе. В 1994 году прошел курс специализации — стал анестезиологом-реаниматологом. Начал лечить земляков в Шалинской центральной районной больнице. Здесь Иса Ахтаев познакомился с будущей женой Мадиной. В 1999 году у них родился сын Бадруди.

На двух специальностях Иса Ахтаев не остановился и продолжил учиться. В 2000 году окончил ординатуру в Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. При этом не забывал о семье — воспитывал сына и дочь Ясину, которая появилась на свет в 2006 году.

Его трудолюбие оценило руководство Чеченской Республики — в 2008 и 2011 годах врача наградили медалями ко Дню медработника от лица председателя Народного собрания (парламента) Чечни Дукувахи Абдурахманова за плодотворный труд в местной системе здравоохранения.

В 2018 году семья Ахтаевых переехала в Москву.

Иса Адиевич устроился в отделение кардиореанимации Городской клинической больницы имени С. И. Спасокукоцкого. Когда разгорелась пандемия, клинику перепрофилировали. Здесь начали лечить пациентов, больных коронавирусной инфекцией.

— С первого дня перепрофилирования клиники Иса Адиевич вышел работать в отделение для пациентов с коронавирусом, — рассказала анестезиолог-реаниматолог Галина Титова. — Работы было много, но он никогда не жаловался, просто шел и делал свое дело. Я проработала с ним всего два месяца, но могу сказать, что он был добрым, скромным человеком.

Даже в разговоре с близкими Иса Адиевич не забывал о службе и постоянно напоминал, как важно соблюдать меры предосторожности.

— Как-то раз одна из племянниц — она тоже врач — прислала свою фотографию в защитном костюме в наш семейный чат. У нее были небрежно убраны под шапочку волосы. Иса ее так отчитал! Она объяснила, что не ходит так на работу, просто дурачится. Тогда Иса даже запретил шутить на эту тему, — вспоминает Анита Ахтаева, супруга брата врача Мусы.

Иса Адиевич и сам идеально соблюдал меры предосторожности. Однако уберечь себя не смог. В конце апреля у врача появились признаки инфекции — тогда Ахтаев предположил, что это грипп. Ушел на больничный, чтобы не заразить коллег. Лечился дома, но состояние только ухудшалось. Уже на третий день болезни Иса Ахтаев едва мог дышать. Его госпитализировали в реанимацию Городской клинической больницы имени С. С. Юдина, где поставили роковой диагноз: коронавирусная инфекция. Это стало страшным ударом для семьи Ахтаевых — человек, который, по их мнению, всегда был ответственным, не смог избежать участи своих пациентов! Врачи сделали все возможное, но 8 мая жизнь Исы Адиевича оборвалась. Его похоронили на родной земле в Чеченской республике.

КОММЕНТАРИИ

Леонид Рошаль, глава национальной медицинской палаты, член жюри конкурса на лучший памятник врачам-героям, спасающим людей от COVID-19:

— Увековечить память о врачах обязательно нужно! Это настоящие герои нашего времени. И мы обращаемся ко всем работникам здравоохранения со словами огромной благодарности за настоящую, самоотверженную работу с риском для жизни и здоровья. У нас в стране действительно, к сожалению, в последние годы перестали ценить медицинских работников, а сейчас стало понятно, что мы нужны людям как никогда. Наши врачи, рискуя своей жизнью, борются за жизнь каждого человека. И важнее этого, оказывается, сейчас ничего нет.

Евгений Лильин, заслуженный врач РФ, член-корреспондент Российской академии наук:

— Нужно оценивать вклад не только врачей, но и руководителей здравоохранения. Нам пришлось очень быстро перестроиться, научиться хоть как-то бороться с вирусом, причем не поддаваясь на призывы со стороны европейцев к тому, чтобы совсем ничего делать. Здесь и лежит начало проявления героических поступков, когда руководители московского Департамента здравоохранения смогли очень быстро и качественно одеть и обуть наших врачей. Стоит отдать должное мэру города Сергею Собянину, который все это подкрепил материально. Героика первых дней борьбы совершенно очевидна, потому что никто толком не знал о высокой смертности от коронавируса. Но потом, когда московские врачи поняли, что заболевание приводит к диабетической коме, инфаркту, инсульту, смогли предотвратить летальный исход от них. Так мы и пережили этот жизненный этап общими усилиями. Стоит отметить и то, что огромное число роскошных специалистов абсолютно разных направлений, даже дерматологи и урологи, начали обучаться тому, как лечить коронавирус. И люди вышли в клиники, и делали свое дело, помогая основным врачам! Здесь проявилась любовь к профессии, а иногда и жертвенность собой.

Дмитрий Морозов, председатель комитета по охране здоровья Государственной Думы:

— Медицинские работники всех специальностей, особенно те, кто занимается экстренной медициной, — это герои нашего времени. Во времена перестройки и разрушения многих направлений деятельности медицина не подвела страну и сохранилась. И сегодня, когда стоит тяжелейшая задача по всей планете, при всем моем уважении к регионам, самую большую нагрузку испытало московское здравоохранение. Оно разрабатывало опытные протоколы ведения тяжелых больных, организовывало работу с искусственной вентиляцией легких и с экстракорпоральной мембранной оксигенацией, то есть методом насыщения крови кислородом. Я бы здесь подчеркнул, что все это делали сразу несколько столичных клиник: специализированные инфекционные больницы, такие как Коммунарка, и быстро перепрофилированные Национальный медико-хирургический центр имени Н. И. Пирогова, Научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского и Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова. Объединились все: ученые-практики, профессорско-преподавательский состав медицинских вузов, ординаторы, аспиранты, студенты. И это, пожалуй, беспрецедентный случай в новейшей истории. Несмотря на риски и лишения, коллеги показали и продолжают демонстрировать настоящую стойкость духа и высочайший профессионализм.

В том, что это герои нашего времени, у меня нет никакого сомнения. Правительство уже поддерживает врачей. Первое, о чем надо сказать, — это меры, предложенные президентом РФ в постановлении № 484, где говорится о выплатах медикам, оказывающим помощь пациентам с коронавирусом. Причем всем, включая водителей скорой помощи и младший медицинский персонал. Второе — это постановление № 415, софинансирование обязательств субъектов РФ, возникающих при осуществлении выплат медицинским работникам. Многие люди, включая патологоанатомов и лаборантов, тоже получат денежные средства. Следующая позиция — страховые выплаты тем медикам, которые заболеют, потеряют трудоспособность или погибнут. У нас в столице уже немало памятников, памятных знаков и почетных досок, посвященных медработникам, например памятники педиатру Нилу Филатову и хирургу Николаю Пирогову. Сегодняшняя ситуация, с точки зрения истории человечества, — это миг. Тем не менее подвиг этих врачей достоин отдельного увековечивания и как исторический момент, и как наш поклон им.

Главные факты по теме коронавируса в России и мире можно прочитать ЗДЕСЬ >>>

Читайте также: Роспотребнадзор прокомментировал угрозу мутирования коронавируса

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse