Мечта за деньги: суррогатное материнство — это добро или зло
Фото: depositphotos.com

Мечта за деньги: суррогатное материнство — это добро или зло

Общество

Члены совета Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ) опубликовали заявление в связи с обвинением в торговле людьми врачей, участвующих в программах, связанных с суррогатным материнством. Громкое дело связано с этическими и юридическими сложностями вспомогательных репродуктивных технологий. Например, не всегда понятно, кто несет ответственность за только что родившегося человека. В этой сложной теме разбирается «Вечерняя Москва».

Скандал, связанный с возбуждением уголовных дел о торговле детьми, рожденными от суррогатных матерей, набирает обороты. А вместе с ним в обществе вновь разгорелись споры о проблемах суррогатного материнства. Одни осуждают такую практику, другие, напротив, подчеркивают ее эффективность, считая единственным шансом для женщин, которые сами не могут выносить и родить ребенка.

Громкое дело

Еще в январе этого года в одной из квартир в поселке ВНИИССОК Одинцовского района Московской области были обнаружены четверо младенцев, рожденные, как потом выяснилось, суррогатными матерями. Один из малышей погиб, по предварительным данным, причиной смерти стал синдром внезапной смерти новорожденного. Следственным комитетом по Подмосковью возбуждены дела о причинении смерти по неосторожности и торговле людьми.

А в начале июня в столице, в доме на Аргуновской улице, найдены пятеро младенцев в возрасте от шести дней до шести месяцев. В квартире также были обнаружены документы на русском и китайском языках о проведенных процедурах ЭКО и договоры о суррогатном материнстве. Почти сразу уголовные дела о торговле детьми в Москве и Подмосковье объединили в одно производство: в обоих случаях, по мнению следствия, фигурировали одни и те же врачи. Их обвиняют в торговле детьми, повлекшей по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия. Под стражу взяты семь человек, еще одна фигурантка находится под домашним арестом.

Однако вставшие на защиту врачей члены совета Российской ассоциации репродукции человека настаивают, что их коллеги «не имели отношения к родившимся детям, в отличие от упоминаемых в новостях «агентств суррогатного материнства», то есть участие медиков «в противоправных действиях, связанных с торговлей людьми, представляется невозможным». По мнению доктора медицинских наук, генерального директора Международного центра репродуктивной медицины и президента Российской ассоциации репродукции человека Владислава Корсака, необходимо разграничить медицинскую и юридическую составляющие проблемы: правильно ли было проведено обследование и определение показаний к суррогатному материнству, как была осуществлена сама программа вспомогательных репродуктивных технологий. Следствие продолжается. А эксперты уже высказывают предположения, что из-за общественного резонанса дальнейшая реализация программ, связанных с суррогатным материнством, может оказаться под большим вопросом.

По закону

В нашей стране суррогатное материнство легализовано как на коммерческой, так и на бесплатной основе. Услугами с использованием вспомогательных репродуктивных технологий могут воспользоваться не только россияне, но и иностранцы. На рынке суррогатного материнства Россия уступает лишь США. По данным экспертов, в год в нашей стране от суррогатных матерей рождается порядка 22 тысяч детей, причем интерес к услуге растет: число таких родов ежегодно увеличивается на 20 процентов.

Законность процедуры регламентируется у нас сразу несколькими нормативными актами, однако «незалатанных дыр» в них немало. Например, статья Закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ» определяет суррогатное материнство как вынашивание и рождение ребенка по договору между суррогатной матерью и потенциальными родителями, чьи половые клетки будут использованы для оплодотворения. Для регистрации ребенка, согласно статье, не имеет значения, состоит пара в браке или нет. Прибегать к процедуре могут и одинокие женщины. Вроде все понятно. Однако статья 51 Семейного кодекса разрешает записывать родителями ребенка от суррогатной матери только зарегистрированные семейные пары.

— Правовых коллизий здесь действительно немало, — комментирует кандидат юридических наук Сергей Марский. — Парам, не состоящим в официальном браке, как и одиноким женщинам, приходится регистрировать детей, рожденных суррогатной матерью, через суд. В прошлом году в Думу был внесен законопроект о совершенствовании процедуры госрегистрации детей, рожденных суррогатными матерями. Но воз и ныне там. И других вопросов к закону множество. Генетические родители смогут получить младенца только в том случае, если суррогатная мать напишет отказ от него. А если она вдруг не захочет этого делать? Как показывает практика, в этом случае суд чаще всего встает на сторону роженицы. Или, наоборот: как быть, если пара, решившая завести ребенка, передумает, пока суррогатная мама его вынашивает? Об этом мало кто беспокоится.

Но проблемы волнуют, и в первую очередь врачей. Так, члены совета Российской ассоциации репродукции человека не раз обращались в Госдуму, Совет Федерации, Минздрав РФ с инициативами по внесению изменений в законодательные акты, касающиеся суррогатного материнства. Вот и в своем заявлении они предлагают создать механизм «адекватного контроля» за судьбой детей, появившихся на свет от суррогатных матерей, с обязательным соблюдением конституционно охраняемого права на защиту частной жизни.

Цена вопроса

Современные вспомогательные репродуктивные технологии неслучайно называют «материнством для богатых». Только за вынашивание ребенка суррогатной матери в нашей стране выплачивается в среднем около миллиона рублей. Если женщина рожает по программе второй раз, гонорар увеличивается. Еще около миллиона уйдет на юридическое сопровождение договора, медицинские услуги, питание, улучшение жилищных условий сурмамы во время беременности и прочие расходы. Если суррогатную мать предоставило специализированное агентство, цена может вырасти до трех миллионов. В столице стоимость программ выше из-за более высокой себестоимости оказания услуг, связанных со вспомогательными репродуктивными технологиями.

— Людям даже со средним достатком это не по карману, — говорит юрист Сергей Марский. — Чтобы достичь мечты иметь ребенка, одни копят годами, другие занимают у друзей, берут кредит. Учитывая повышение спроса, многие агентства по суррогатному материнству тесно сотрудничают с кредитными компаниями.

«Суррогатное материнство дорого, но когда вы говорите о единственно возможном способе создать семью, оно того стоит, так что проявите творческий подход с помощью суррогатного финансирования», — написано на сайте одного из агентств. Посыл в формулировке «единственного способа создания семьи», конечно, спорный. Но, вероятно, действенный.

Женская доля

Суррогатными матерями могут стать женщины в возрасте от 20 до 35 лет, подходящие по состоянию здоровья и имеющие минимум одного собственного здорового ребенка. Также требуется нотариальное согласие их законного супруга. У будущей сурмамы должен быть положительный резус-фактор крови, еще ее попросят предоставить справки из наркологического и психоневрологического диспансеров, заключение терапевта, а также результаты УЗИ полости матки и флюорографии. При этом желающих родить ребенка за вознаграждение, по оценке экспертов, становится все больше.

— Можно только предполагать, что заставляет женщин вступать в такие программы, — комментирует социолог Илья Суровцев. — Но очевидно, что роды на заказ становятся для многих способом решения материальных проблем. Хочется лучшей жизни, не получается выплатить долги и растущие по ним проценты, социальная несостоятельность... Есть, конечно, и те, кто решается стать суррогатной матерью на безвозмездной основе: например, родить ребенка для бесплодной сестры. Но такие случаи единичны. В общей массе, как бы прискорбно это ни звучало, детей рожают за деньги.

Судьбы женщин, прошедших опыт суррогатного материнства, обычно остаются «за кадром». А их откровений в интернете более чем достаточно. Как правило, их публикуют сайты, близкие к реализации репродуктивных программ. Верить ли в их достоверность? Решайте сами.

«С детьми я после родов довольно легко расставалась — это же всего лишь работа».

«Сразу говорю, что никаких материнских чувств к этим детям не было, я знала, на что шла, а люблю я своих родных детей. О тех детях не вспоминаю…»

«У нашей молодой семьи остро стоял жилищный вопрос. Изучив, как оплачивается суррогатное материнство, я поняла, что этих денег нам хватит на квартиру. Вот и все причины».

«Я пошла на это, так как все равно не работаю, а дочка часто болеет, деньги нужны».

Две стороны одной медали

Понятно, что любые современные технологии вызывают множество не только юридических, но и этических споров. А суррогатное материнство — тема очень неоднозначная. Сторонники развития таких программ апеллируют прежде всего к тому, что это единственный способ сделать бездетные пары счастливыми. И пока это так, общество не сможет от него отказаться.

— Ко мне каждый день приходят женщины, пытающиеся много лет забеременеть, — говорит врач-гинеколог Тамара Осокина. — И я вижу их боль, тоску в глазах. Рождение ребенка — всегда чудо. А теперь оно может стать реальностью, в первую очередь благодаря науке. Да, дорого. Но любое начало чего-то нового требует средств. А в том, что суррогатное материнство — безусловный прорыв медицинских технологий, сомнений нет. К тому же в наши дни проблемы бесплодия, как мужского, так и женского, вызывают все больше опасений. Причин множество. Женщина, которой, например, из-за онкологического заболевания пришлось удалить матку, казалось бы, обречена на бездетность. Конечно, можно усыновить ребенка. Но хочется своего, от родного, любимого человека! Хорошо понимаю таких женщин и сочувствую им. Но про суррогатное материнство со своими пациентками не говорю. Я врач, а вопрос этот касается не только медицинской, но и финансовой, юридической сторон. Тут люди решать должны сами, взвешивая за и против.

Обратись за подобным советом к юристу, он, скорее всего, ответит приблизительно так же: мол, вы сначала с врачом посоветуйтесь… Потому что в любом обсуждении на тему «хорошо или плохо суррогатное материнство», помимо юридических, финансовых и медицинских проблем, хотите вы того или нет, возникают вопросы нравственности, морали и этики. И на них отвечать за других мало кто хочет.

— В том-то и дело, — говорит психолог Людмила Федотова. — Если посмотреть с обывательской точки зрения на проблему, получается, что женщина решает выносить ребенка, чтобы потом его продать. Ну, если за деньги, то ведь так? Значит, ребенок — это товар? Попробуй прими это сердцем. Многими суррогатными матерями движут материальные проблемы. Понимаю.

Но тогда любой грех этим оправдать можно! Это же целая цепочка явлений: родила и выбросила — грех. А родила и продала — норма? Торговля людьми законом карается, а роды детей на продажу стали в порядке вещей. Двойные стандарты обществу на пользу вряд ли пойдут. В традициях любой культуры образ матери священен, как и ее безграничная, бескорыстная любовь к ребенку. Кто за детей жизнь отдаст? Мать! А тут деньги, материальное потребление встают на первое место. Мне трудно понять женщин, которые уже испытали на себе материнство и знают, что это такое — чувствовать под сердцем ребенка… Как потом его отдать?! Пусть даже в добрые, но чужие руки. Впрочем, в программах это называется генетический материал… И сурмаме вдалбливают, что ребенок, которого она вынашивает, не ее, а беременность — не более чем работа.

По статистике, проблему с бесплодием переживают в нашей стране от 15 до 20 процентов супружеских пар. И шанс стать родителями для них, конечно, дороже любых денег. Да и мама настоящая, как известно, не та, что родила, а та, что воспитала. И хочется же верить, что долгожданный, выстраданный ребенок, родители которого воспользовались помощью сурмамы, будет очень счастлив и горячо любим. Но осадок остается… В сознании не склеивается, и душа не принимает. Товарно-денежные отношения как-то уж очень портят картину реализации светлой мечты. Мы же о человеке, пусть крохотном, говорим. А он, как ни крути, оказывается предметом сделки.

Между тем семь лет назад, согласно опросу Всероссийского центра общественного мнения, большинство россиян (76 процентов) допускали возможность использования услуг суррогатной матери. И лишь пятая часть наших сограждан (20 процентов) заявила о недопустимости существования суррогатного материнства.

…Мы движемся навстречу прогрессу или деградируем, демонстрируя социальное уродство? А может, застряли где-то посередине — между добром и злом, деньгами и мечтой, цинизмом и гуманизмом. Ответить однозначно, кажется, невозможно.

СПРАВКА

Суррогатное материнство — это метод лечения бесплодия, при котором женщина соглашается выносить и родить ребенка, генетически с ней не связанного. Зачатие ребенка осуществляется при помощи вспомогательной технологии экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). При этом используются половые клетки биологических родителей (или донорские половые клетки).

В ТЕМУ

На сроке беременности всего 8–9 недель формируется личико младенца, малыш начинает ощущать и чувствовать, хоть и весит всего около 0,25 грамма. С помощью УЗИ можно увидеть, как ребенок уже сосет пальчик. Если бы можно было прикоснуться каким-нибудь предметом к его руке, он схватил бы его. А если предмет колется, ребенок отдернул бы руку, показав, что чувствует боль. С помощью энцефалографа можно записать импульсы его мозга, что является юридическим доказательством того, что ребенок живой.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Первый в мире ребенок от суррогатной матери родился 40 лет назад, в 1980 году, в американском штате Иллинойс. 37-летняя мама троих детей Элизабет Кейн выносила ребенка для бесплодной женщины, у которой была заблокирована фаллопиева труба. После родов Кейн по договору выплатили положенный гонорар.

В нашей стране «суррогатная» программа впервые была реализована в 1995 году в центре ЭКО при Санкт-Петербургском институте акушерства и гинекологии РАМН имени Д. О. Отта. Первой российской суррогатной мамой стала молодая женщина, которая родила девочек-двойняшек для своей подруги.

КСТАТИ

Европейское общество репродукции человека разработало основные этические положения, касающиеся суррогатного материнства. В них, в частности, говорится: «Потенциальные риски и моральные возражения — недостаточная причина для запрета суррогатного материнства».

Однако читаем далее: «Во избежание эксплуатации женщин и оскорбления человеческого достоинства допустимо только альтруистическое суррогатное материнство. Компенсироваться должны только расходы, связанные с беременностью: медицинская помощь, питание, специальная одежда, а также возмещение утраченного из-за «особого положения» дохода».

Читайте также: «Родное, но не твое»: как устроен бизнес суррогатного материнства в России

Google newsYandex newsYandex dzen