Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Четырехдневка, домашнее насилие и реновация. Интервью с омбудсменом Москвы Татьяной Потяевой

Сюжет: 

Ситуация с коронавирусом
Общество
Четырехдневка, домашнее насилие и реновация. Интервью с омбудсменом Москвы Татьяной Потяевой
Фото: Вечерняя Москва

В марте пандемии коронавируса исполнился год. За время борьбы с COVID-19 в аппарат столичного омбудсмена поступило более 4,5 тысячи обращений о нарушениях прав и свобод граждан. Об этом в интервью «Вечерней Москве» сообщила уполномоченный по правам человека в городе Москве Татьяна Потяева. Кроме того, она рассказала о ситуации с домашним насилием в столице и объяснила, почему выступила за перевод женщин на четырехдневную рабочую неделю.

— Татьяна Александровна, в начале марта этого года исполнился год со дня, когда ВОЗ объявила о пандемии коронавируса. Как за это время поменялись обращения и жалобы москвичей?

— Это был нелегкий год, который заставил всех нас пересмотреть свои взгляды на жизнь. С точки зрения правовой составляющей, у людей появились новые требования к государству, особенно в вопросах реализации своих прав в сфере здравоохранения, образования и сохранения личных данных. За время борьбы с ковидом в аппарат омбудсмена по Москве поступило 4570 обращений о нарушениях прав и свобод, причем 423 человека были приняты мной лично. Мы решали с ними самые трудные вопросы. Кроме того, поступило еще 124 коллективных обращения, каждое из которых подписали примерно 1,5 тысячи граждан.

Если брать чисто ковид, то по этой теме в аппарат пришло 328 обращений. Людей волновали вопросы по работе медучреждений и скорой помощи. Много поступило обращений по поводу перевода школьников и студентов на дистанционное обучение. Целый блок вопросов появился касательно нарушения трудовых прав сотрудников работодателями. Не меньший интерес вызвали проблемы с блокировкой социальных карт москвичей, с порядком оформления пропусков, когда вводился карантин, с изменением меры пресечения для лиц, находящихся под стражей.

Особенно трудно в этот период пришлось пожилым людям, которые плохо понимали, как оформить пропуск. Помимо этого, поступали вопросы про самоизоляцию москвичей, а также по передвижению в условиях карантинного времени. Плюс обрабатывался большой блок обращений бизнесменов о предоставлении налоговых и арендных каникул. Эти заявки передавались на рассмотрение уполномоченному по защите прав предпринимателей в Москве Татьяне Минеевой.

— Предположим, мои права были нарушены. И я, не найдя справедливости в ряде инстанций, отправил заявку омбудсмену. Что дальше? Как мне помогут?

— Сначала уполномоченный внимательно изучает обращение, после чего подключаются юристы аппарата — профессионалы с высшей квалификационной категорией. В зависимости от сути заявки юристы работают с разными ведомствами: если тема письма связана с образованием, то мы контактируем со столичным департаментом образования; если вопрос касается оказания медпомощи, то работаем с департаментом здравоохранения или другими профильными учреждениями. У нас в аппарате есть отделы на все случаи жизни, чтобы можно было отработать любой вопрос, будь то жилищная политика или условия содержания в СИЗО.

Мы рассматриваем каждый случай, в котором омбудсмен усмотрел нарушение прав граждан, совместно с органами исполнительной власти и силовыми структурами. Самое главное — понять, что уполномоченный по правам человека не подменяет исполнительную власть. Она, напоминаю, отвечает за соблюдение прав граждан, но если в силу ряда обстоятельств органы власти не решают вопрос, тогда гражданин идет к нам, в аппарат омбудсмена, и прикладывает не только свое заявление, но и все отказы из предыдущих инстанций, которые заявитель считает неправомочными. Только затем омбудсмен приступает к работе.

Четырехдневка, домашнее насилие и реновация. Интервью с омбудсменом Москвы Татьяной Потяевой Фото: АГН Москва

— Есть ли у вас в работе какие-либо чрезвычайные ситуации, которые требуют вашего личного контроля?

— На моем контроле были резонансные истории, связанные с травмированием детей в игровых комнатах торговых центров. Такого, слава богу, не было в Москве, но не раз происходило в регионах, когда родители оставляли детей в специальных комнатах в ТЦ, чтобы спокойно совершить покупки. Еще была печальная история с ТЦ «Зимняя вишня», где тоже погибло много детей. Мы в столице, конечно, взяли эту тему на контроль, проработали ее и вышли с инициативой к депутатам Мосгордумы. После обращения омбудсмена в МГД прошло предметное обсуждение, родился законопроект, который был внесен в Госдуму на рассмотрение.

Помимо этого, мы обращали внимание на случаи, когда ребенок брал в руки огнестрельное оружие, приходил в школу, и гибло много детей. Такие трагедии были и в Москве, и в Керчи, например. Эту тему мы тоже внимательно изучали и пришли к законодательной инициативе, направленной на повышение возраста, начиная с которого человек может владеть оружием. Все эти вопросы находятся на контроле уполномоченного по правам человека.

Также на контроле и программа реновации, по которой поступает достаточно много обращений. Расскажу интересный случай: 92-летняя бабушка, ветеран Великой Отечественной войны, получила по реновации новую квартиру, очень хорошую. Но у бабушки клаустрофобия, а на прошлой квартире был балкон, на который она могла выйти, чтобы приступ ее особого медицинского состояния прошел. В новом месте жительства балкона не оказалось, в связи с чем бабушка попросила органы исполнительной власти учесть ее состояние, ситуацию и возраст, однако ей отказали. Тогда она пришла к нам. Мы предметно работали с департаментом городского имущества. В итоге бабушке дали квартиру с балконом, потом она нам прислала благодарность.

— Во время самоизоляции эксперты сообщали о росте числа случаев домашнего насилия, причем не только по Москве, но и в целом по России. Насколько эта ситуация усугубилась в столице и что можно сделать, чтобы улучшить положение?

— Мы в аппарате мониторим эту ситуацию в Москве. По итогам наших наблюдений пришли к выводу, что во время любой кризисной ситуации женщины подвержены большему риску всех форм домашнего насилия в связи с определенной напряженностью в семье. Сейчас я готовлю итоговый (за 2020 год) доклад для представления в Мосгордуме. Для этого мы запросили МВД по столице по этой проблематике. По данным полиции, число преступлений, совершенных из-за бытовых мотивов, по итогам 2020 года составило 669. В 2019 году их было поменьше — 613, а значит, наблюдается рост. Число преступлений чисто в сфере семейно-бытовых отношений достигло в прошлом году 432. В 2019-м их было зарегистрировано 300. Административных протоколов о побоях в прошлом году было составлено 1469, а на профилактический учет поставили 1001 человека.

Для Москвы с ее 12 миллионами жителей и еще плюс-минус двумя миллионами приезжих эти цифры могут показаться небольшими, но все-таки мы говорим о жизни каждого конкретного человека. Иногда случаи домашнего насилия могут оканчиваться очень печально, поэтому данная тема тоже на особом контроле уполномоченного. Уже несколько лет я выступаю за то, чтобы на федеральном уровне был рассмотрен закон о профилактике семейно-бытового насилия. Да, это очень неоднозначный проект, его много обсуждают, что уже хорошо. Это означает, что от гражданского общества может поступить множество предложений. Профилактика в данном вопросе очень важна!

Четырехдневка, домашнее насилие и реновация. Интервью с омбудсменом Москвы Татьяной Потяевой Фото: Пелагия Замятина / Вечерняя Москва

— Недавно вы поддержали введение четырехдневной рабочей недели для женщин, что вызвало широчайший резонанс в СМИ и в обществе. Не кажется ли вам сама идея дискриминационной, причем не только для мужчин, но и для самих женщин?

— За месяц до того, как мне на совещании задали вопрос о четырехдневке, где-то в недрах Госдумы уже обсуждался вопрос о том, что, может быть, общество созрело для дискуссии по поводу возможного перехода на четыре рабочих дня вместо пяти. Поймите, когда я проводила заседание, связанное с женской проблематикой, мне задали этот вопрос, и я, конечно, сделала акцент на женщинах. Но я не говорю, что четырехдневку нужно ввести сегодня-завтра. Нет, сначала нужно взвесить все аргументы за и против, ведь это очень сложный вопрос.

Мне после моих слов пришло много откликов от женщин, которые поддержали переход на четыре рабочих дня, а также пришло несколько реакций от мужчин и женщин, которые были категорически не согласны с идеей. Они посчитали ее дискриминацией и мужчин, и женщин (в плане приема на работу). И я понимаю, что мужское здоровье, как и женское, тоже нуждается в серьезной поддержке государства, поэтому действительно, может быть, правильно будет подумать о четырехдневке для всех.

Тем не менее у меня все же этот вопрос больше связан с женщинами, поскольку нагрузка на них очень большая. Может, вы замечали такое, когда женщины уходят на праздники, возвращаются после них и говорят: «Слава богу, это закончилось! Мы дома устали еще больше, чем на работе». Ведь это постоянная готовка, уборка, семейные хлопоты, которые обычно падают на плечи женщин. Поэтому как вариант: я предлагаю оставить пятидневку, но сделать так, чтобы пятый день женщина работала удаленно. Ввести на один день такое послабление. Но опять же — решения должны приниматься после глубокой аналитики вопроса.

В перспективе, когда мы откроем очный прием граждан, мы разработаем, наверное, анкету по обсуждению этой темы и будем предлагать на приеме высказаться. Мы часто проводим подобные опросы. И если реакция граждан будет однозначной, то наши выводы могут привести к рождению новых инициатив. В споре рождается истина.

— Расскажите, пожалуйста, о ваших профессиональных планах.

— Моя должность говорит сама за себя — защищать граждан, чьи права так или иначе нарушаются. Тут моя позиция неизменна. Очень важно для меня как можно больше встречаться и беседовать с людьми. Когда разговор доверительный, ты вычленяешь те направления в своей работе, в развитии которых нуждаются москвичи.

Не менее важно скрупулезно изучать все новые законопроекты на предмет соблюдения прав граждан и сформулировать свою позицию по ним. Также я планирую продолжить аналитику и мониторинг проблем, с которыми к нам приходят люди. Каждый год это разные вопросы, но есть лидирующие, например, проблема жилья, с которой обращаются не первый год.

Помимо этого, очень важно в перспективе продолжить взаимодействие с прокуратурой и МВД по вопросу соблюдения прав человека и разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в обществе.

Наконец, важно взаимодействовать с органами власти, Советом по правам человека в РФ, федеральными омбудсменами, в том числе детскими, чтобы создавать единые стратегии действий в тех или иных ситуациях.

Читайте также: «На, получай свой минимум!»: работницы каких профессий перейдут на четырехдневку первыми

Подкасты