Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Шаг вперед: где и за что сражались русские добровольцы

Общество
Шаг вперед: где и за что сражались русские добровольцы
Плакат художников Владислава Правдина и Зои Правдиной «Молодежь, в бой за Родину!», 1941 год / Фото: РИА Новости

Русские издавна воевали не только за свою землю. Часто по зову совести и сердца вставали на защиту обиженных и угнетенных. Мы вспоминаем, где и за что сражались русские добровольцы.

В 2014 году националистический Киев вооруженной силой решил привести к покорности людей Донецкой и Луганской областей, не возжелавших жить под нацистами и заявивших о своем праве на самоопределение. Донбасс полыхнул. И туда отправились добровольцы из России. Ехали и отставные военные с боевым опытом, и отслужившие одну только «срочку», и те, кто прежде вообще не держал в руках оружия. Неоднократно бывали случаи, когда с молчаливого согласия начальства действующие военные и полицейские брали отпуск, чтобы провести его в Донецке и Луганске. Не всем из них суждено было вернуться... По разным оценкам, за эти годы в защите донецкой земли от агрессии киевского режима приняли участие от 15 до 25 тысяч российских добровольцев. Несколько тысяч погибли. Кто-то вернулся домой. А многие и многие остались. И к ним присоединяются все новые и новые неравнодушные.

Людям русского мира от рождения присущи тяга к справедливости и готовность отстаивать правду своей кровью и даже жизнью. В первой половине XIX века наши добровольцы приняли активное участие в национально-освободительном движении в Греции против османского владычества. В середине того же столетия — сражались под знаменами Джузеппе Гарибальди в Италии против австрийского ига.

Шаг вперед: где и за что сражались русские добровольцы Русские добровольцы в Сербии, 1876 год / Фото: Общественное достояние

Балканы зовут

Сербско-турецкая война 1875–1876 годов оказалась предвестницей масштабной Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, когда Россия освободила Болгарию и все славянские государства Балкан от османского ига. А началось все с восстания сербов в Боснии и Герцеговине, поддержанного болгарами.

В 1875 году, сразу после начала восстания, туда приехал русский генерал Михаил Черняев. Он и стал организатором сербских и болгарских вооруженных сил, а заодно призвал соотечественников ехать добровольцами воевать за освобождение «братушек». Общее количество русских добровольцев в рядах сербского и болгарского ополчения оценивается историками в цифру от четырех до семи тысяч человек. Среди них было не меньше 650 офицеров Русской императорской армии, испросивших у командования отпуск ради участия в войне или вышедших в о временную отставку. Прибыли вместе с офицерами и не менее 300 врачей, которые очень пригодились в военно-полевых госпиталях. К сожалению, восстание было подавлено турками. Но большинство добровольцев приняли участие в Русско-турецкой войне на следующий же год.

Держись, православные!

Так исторически сложилось, что единственной страной в Африке, где доминирующей религией стало православие, оказалась Эфиопия. И Российская империя, в общем-то не интересовавшаяся африканскими делами, в этом случае решила сделать единоверную Эфиопию своим стратегическим и торговым союзником на Черном континенте. В Эфиопию была отправлена военно-дипломатическая миссия под эгидой Русского императорского географического общества во главе с есаулом Николаем Леонтьевым. Он быстро подружился с императором Эфиопии Менеликом вторым. А тот ухватился за русского есаула, как за палочку-выручалочку. Дело в том, что Эфиопия тогда оставалась единственной страной в Африке, куда еще не пришли европейские колонизаторы со своим «бременем белого человека» и массовыми расстрелами (как это бывает, эфиопы прекрасно знали на примере соседей). И очень хотели себе нормальную армию на всякий случай. Однако европейцы не спешили вооружать потенциальную колонию. А вот русские согласились помочь. Леонтьев стал организатором и командующим эфиопской армией.

Но в одиночку, конечно, он бы задачу не осилил, а потому попросил коллег по разведывательному ведомству набрать в России добровольцев — действующих или отставных офицеров. От щедрот русского правительства в Эфиопию отправили партию ружей и боеприпасы (правда на всю армию не хватило). Русские офицеры приступили к обучению эфиопов. И как раз в 1895-м в Эфиопию вторглись итальянские войска. Италия решила-таки обзавестись африканской колонией. После начала войны в Эфиопию приехало еще какое-то количество русских добровольцев, но это уже были искатели приключений, а не военные. Однако в результате полуголая и с одним ружьем на двоих эфиопская армия под командованием русских офицеров за год наголову разгромила итальянский корпус. Итальянцам пришлось полностью признать независимость Эфиопии.

Шаг вперед: где и за что сражались русские добровольцы Фото: Общественное достояние

Снова Африка

В этом мае исполнилось 120 лет с окончания Англо-бурской войны 1899–1902 годов. Англо-бурская война получила очень широкое освещение в прессе. Страна буров — Трансвааль и Оранжевая Республика — получилась из белых переселенцев на юге Африки. Буры там наладили прибыльное сельское хозяйство, но фермерская идиллия закончилась, когда на землях буров нашли сначала богатые алмазные месторождения, а спустя пару десятилетий и золотые жилы.

Тут на богатые земли обратила внимание британская корона. Англичане потребовали от буров признать сюзеренитет Великобритании, проще говоря — признать себя британской колонией. Буры отказались. Началась война. На границах бурских земель сосредоточилось около 28 тысяч британских солдат. У буров регулярной армии, кроме артиллерии, не было. Считалось, что 48 тысяч поселенцев, каждый из которых имел дома хорошую винтовку (буры вообще отличались любовью к оружию и меткой стрельбе), в случае необходимости могут дать достаточно добровольцев для формирования армии. Для партизанщины этого было достаточно, но для регулярной войны бурам отчаянно не хватало профессиональных офицеров.

И вот тут к ним на выручку пришли добровольцы со всей Европы. Оказалось, что Англию не любят во многих странах, в том числе и в России. К бурам приехали около 250 русских добровольцев, из которых почти половина были офицерами.

Шаг вперед: где и за что сражались русские добровольцы Добровольцы-интернационалисты Владимир Пузейкин (слева) и его боевой друг Петр Шевцов участвовали в национально - революционной войне Испанского народа. / Фото: М. Дмитриев / РИА Новости

Испанский дневник

В 1936 году в Испании установилась социалистическая республика, но местные социалисты разного толка (и ленинцы, и сталинисты, и троцкисты, и эсеры, и анархисты) никак не могли договориться о путях построения этого самого социализма. А за спиной у них зрел буржуазно-националистический заговор. Причем испанские националисты не скрывали своих симпатий к нацистам и фашистам. И мечтали устроить у себя режим по типу диктатур Гитлера и Муссолини. На роль диктатора выдвинули Франсиско Франко.

— Когда мятеж франкистов начался, стало ясно, что это пролог к будущей битве с нацизмом и фашизмом по всей Европе. Множество людей откликнулись на призыв испанских республиканцев и отправились на Пиренеи воевать против Франко. Явление это было интернациональным, там формировались интернациональные бригады против франкистов. Но участие добровольцев из Советского Союза было самым массовым. Это было естественно: социалисты и коммунисты всегда будут сражаться там, где фашизм представляет угрозу. Советский Союз решил не просто поставлять республиканцам оружие, но и послать на войну своих специалистов. От СССР в Испанию поехали в основном кадровые военные, но они были именно добровольцами. Недостатка в желающих не было: энтузиазм борьбы против фашизма в обществе был очень высок, — отмечает историк Иван Белоконь.

Всего через гражданскую вой ну в Испании прошли больше двух тысяч советских добровольцев. Среди них был и писатель Михаил Кольцов, автор знаменитого «Испанского дневника».

Идем, братушки

При распаде социалистической Югославии возникло сразу несколько военных конфликтов, которые перетекали один в другой. Главным стало противостояние между сербами и хорватами на почве религиозных и территориальных претензий. Русские добровольцы встали на сторону сербских «братушек».

Мифология той войны говорит о массовом участии русских в боях, особенно этим славились отчеты хорватских штабов, которые жаловались натовским советникам, что против них воюют 1500 «наемников». В реальности на сербско-хорватском фронте последовательно действовало три русских добровольческих отряда по 15–20 человек каждый и небольшое (не более сотни) количество волонтеров-одиночек. Конечно, они не были наемниками, хотя сербы одевали и кормили их по своим армейским стандартам.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Павел Данилин, историк, публицист:

— Добровольчество в защите своих людей, в каком бы краю эти люди ни были, у нас имеет очень давние корни, и вполне можно говорить, что это традиция. Особенно это проявилось в эпоху призывных армий, когда большое количество людей получало навыки военной службы и было готово их использовать для защиты угнетаемых. В трудную минуту у нас всегда находятся люди с горящими сердцами, готовые послужить Родине и русским людям, или единоверцам, или кровным братьям-славянам. И сейчас, в борьбе с украинским фашизмом, эта наша черта ярко проявилась. Это, несомненно, хорошо, и такими людьми надо гордиться.

Подкасты