Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Мы стараемся помочь людям снова научиться улыбаться

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Мы стараемся помочь людям снова научиться улыбаться
Директор музея «Арт-Донбасс» Екатерина Калиниченко показывает работу одного из призеров конкурса детского рисунка по произведениям Корнея Чуковского / Фото: Кирилл Васильев / Вечерняя Москва

Музей «Арт-Донбасс» с начала спецоперации не закрылся ни на день. Спецкор «Вечерней Москвы» посетил оплот непокоренного искусства и побеседовал с его директором Екатериной Калиниченко.

Изображения раненых, разрушенных домов, лиц, отражающих изломанные судьбы, — этого ждешь от музея осажденного города и готовишься держать нервы в узде, переступая его порог. И не находишь. Ни одной батальной сцены, ни пятна камуфляжа — лишь фото горных пейзажей. Спокойствием веет и от директора музея Екатерины Калиниченко.

— Екатерина Николаевна, на музее как-то отразилась спецоперация, военные действия? Старался, но не нашел в экспозиции ни намека на хаос «за бортом». Полное спокойствие.

— Мы открыли эту фотовыставку 18 февраля. В этот день объявили массовую эвакуацию. Музей работал без посетителей все это время. У нас готово много выставок, но их почти некому показывать. Наши художники, конечно, не могли не заметить войны. Все по-разному относятся к происходящему. У кого-то это отношение выходит наружу, у других глубоко в душе сидит.

Вы не первый, кто приезжает и хочет увидеть отражение войны в творчестве. Но никто ни разу не спросил: хочет ли художник это через себя пропускать? Жить и писать в таких условиях очень сложно.

— Но вы ведь работаете...

— Да, мы не останавливаемся. И мы, и авторы. У нас представлены работы Союза фотохудожников. Его председатель сейчас воюет. Но все равно звонит, спрашивает: как наши выставки? Переживает, справимся ли мы с объемом работы. У нас же выставки запланированы не только в республике, но и в России. Заключено более 20 соглашений с музеями.

В Санкт-Петербурге — со Всероссийским музеем Пушкина, Российским этнографическим музеем, Музеем-институтом Рерихов. Работаем с Оренбургским музеем изобразительных искусств, Ульяновским музеем Гончарова.

Вернулись уже из Брянской области, заключили соглашение с литературным Музеем Тютчева в Овстуге, Музеем дятьковского хрусталя. Проще спросить, где мы не были. Мы очень активно работаем.

Все эти восемь лет наша задача была показать, что мы не сидим и не ждем, пока нам принесут что-то готовое, скажут: «Вот вам каравай». Мы ездили на фестивали, форумы, общались и обменивались информацией, чтобы не замкнуться в себе, это очень важно. Работаем для людей, которые восемь лет в этом живут, чтобы они приходили и испытывали положительные эмоции… Они не улыбаются, в этом наша беда.

— Совсем не улыбаются?

— Радоваться, к сожалению, пока нечему. То, что вы не можете это принять на веру, улыбаетесь сами, — это очень хорошо. Я очень редко улыбаюсь сейчас, потому что у меня родители на неосвобожденной территории, живут в подвале. Как радоваться мне? И это коснулось всех. Поэтому, когда к нам приходят посетители, они хотят видеть не боль и разруху, а красоту.

— Но ведь совсем от войны не уйти...

— Да, и она тоже была. Была выставка Ирины Лашкевич «Посмотри в глаза Донбассу», с детьми из Горловки, Енакиева, отовсюду. Герои — детвора от двух–трех лет, черно-белые снимки. А смотришь в их глаза — это лица стариков! Выставка у нас была еще в 2018 году, сейчас ее везде показывают, а тогда она и не нужна была никому. Но люди приходили сюда и рыдали.

В Музее Великой Отечественной войны есть раздел, посвященный становлению республики. Среди его экспонатов — обломки «Градов», «Ураганов». Того, чем по нам стреляют. У меня в кабинете лежат железяки от снарядов, которые попали в здание. У многих художников дети поуходили на фронт — их тоже пишут. Все это — боль. Поэтому мы стараемся искать красоту в первую очередь.

— Где ее находите? Что чаще всего пишут, что привлекает художников?

— Город, природа, изменения. У нас ведь появились новые достопримечательности.

— Есть у художников Донбасса свой стиль?

— На конкурсах детского рисунка он очень заметен. Я, когда оцениваю работы, не смотрю, кто автор. Возраст — да, но откуда этот ребенок, я заранее не знаю. И вот выбираю какие-то работы, потом смотрю авторов — а это рисунок из Донецка, из Енакиева и так далее. У нас особая школа будто, с более прописанными деталями, эмоциями, яркой раскраской. Не знаю, чем это точно объяснить. Наверное, когда находишься дома и не выходишь очень долго, начинаешь обращать внимание на каждую точку. Ценишь каждый лучик солнца, сидя в подвале, подолгу рассматриваешь, как кто-то засыпает. И потому работы очень яркие, очень красочные. Я бы даже сказала, солнечные.

— А что детей вообще интересует, что они пишут? Сказочные сюжеты или что-то еще?

— Да, сказки рисуют, мы проводим даже конкурсы — к 140-летию Чуковского, например. Но не только сказки. Мы с 2016 года настроились, что дети наши должны читать классику, слушать музыку, развиваться по всем направлениям. Наша задача — не просто чтобы ребенок нашел книжку какую-то и срисовал иллюстрацию. Мы стараемся еще проверить на плагиат. Мы ведь тоже выросли все на этих сказках-мультиках. Нам интересно, какой дети видят образ.

Не один раз так было, что мы на награждении спрашиваем: ты про героя своего читал? Читал. А что? И ребенок пересказывает, учится говорить и объяснять, что его заинтересовало, что он раскрыл. Рисовали собачку по Тургеневу — ну это без слез смотреть нельзя! Муму — это просто потрясающе! Целую серию можно делать и по чеховской Каштанке. Дети очень трепетно относятся и к своим животным, и к книге вообще. Читают, специально готовят выступления. Для них очень важно раскрытие их творчества.

— Для детей с освобожденных территорий будете что-то проводить?

— Конечно. В последние пять лет с нами сотрудничала только одна студия из села Павловка Волновахского района. Преподаватель на свой страх и риск привозил работы детей, когда можно было. Потом принимали работы в электронном виде. Искали возможность передать дипломы. Хотя это риск — диплом ведь с печатью, на ней герб Донецкой Народной Республики. А для детей это важно было. Все наладится. Будем проводить мероприятия на всех освобожденных территориях. Там очень много школ, талантливые ученики и педагоги.

ДОСЬЕ

Екатерина Николаевна Калиниченко — член Ассоциации искусствоведов России, с октября 2014 года — директор художественного музея «Арт-Донбасс». Награждена медалью «М. В. Ломоносов. За заслуги», нагрудным «Знаком Почета» III степени. Активно продвигает творческую молодежь Донбасса, участвует в международных и всероссийских научно-практических конференциях. Автор и куратор творческих проектов.

Подкасты