Главное
Карта событий
Смотреть карту
Сторис
Как охлаждались в жару раньше?

Как охлаждались в жару раньше?

Развод Алсу

Развод Алсу

50 лет Жанне Фриске

50 лет Жанне Фриске

Родственник пропал на территории другого государства, в этом случае куда обращаться, и что делать? Полицейский с Петровки

Родственник пропал на территории другого государства, в этом случае куда обращаться, и что делать? Полицейский с Петровки

Гражданин стал жертвой преступления на территории другого государства, в этом случае куда обращаться, и что делать? Полицейский с Петровки

Гражданин стал жертвой преступления на территории другого государства, в этом случае куда обращаться, и что делать? Полицейский с Петровки

Необычные портреты Ленина

Необычные портреты Ленина

Возможно ли опознать человека по костным останкам и черепу? Полицейский с Петровки

Возможно ли опознать человека по костным останкам и черепу? Полицейский с Петровки

Успех после 40

Успех после 40

Канье Уэст в Москве

Канье Уэст в Москве

Чайные

Чайные

Настоящие люди — в Донбассе: француз Франсуа Модеме рассказал, почему человек мира не интернационалист, а шахтер

Сюжеты: 

Эксклюзивы ВМ Спецоперация на Украине
Общество
Настоящие люди — в Донбассе: француз Франсуа Модеме рассказал, почему человек мира не интернационалист, а шахтер
Фото: Из личного архива Франсуа Модеме

Первыми иностранными военными, призванными на службу Руси, можно считать варяжские дружины Рюрика. С тех пор иностранцы на службе в русской армии состояли постоянно. Некоторые из них служили по контракту, а некоторые — по зову сердца. В числе последних — молодой француз Франсуа Модеме, приехавший в Донбасс семь лет назад и присоединившийся сначала к ополчению, а с конца февраля этого года — к добровольцам, защищающим Новороссию.

Биография донецкого француза Франсуа Модеме могла бы лечь в основу остросюжетного художественного фильма: в 16 лет он, не найдя понимания у родителей, сбежал из дома, чтобы поступить в лучшую во Франции военную академию. Получив диплом, в 2015 году он приехал в Донбасс, чтобы своими глазами увидеть место, где «творятся великие вещи». Увидел и… остался.

Сначала отслужил добровольцем в интернациональной бригаде «Пятнашка», а затем получил паспорт ДНР и «прописался» в Донецке: стал преподавать французский язык, поступил в Донецкую государственную музыкальную академию и начал петь романсы. С началом спецоперации он снова пошел добровольцем на фронт защищать свою новую родину. Несмотря на то, что полнометражного фильма о его приключениях еще нет, в коротком метре он уже засветился — снял музыкальный клип о своих первых годах жизни в «родном Донецке».

— Франсуа, чем именно заинтересовал вас в свое время Русский мир?

— После школы я поступил в военную академию Сен-Сир в Бретани, на юге Франции. Это единственная академия во Франции, основанная еще Наполеоном. Из этой школы вышли президент Франции Шарль Де Голль и другие легендарные военные. Во время учебы мне нужно было писать диссертацию.

Тогда — 10–15 лет назад я заинтересовался Русским миром и выбрал тему «Российская армия в период перестройки». Для того, чтобы лучше раскрыть тему, я зимой 2008–2009 года даже на три месяца приезжал в Москву, стажировался в МГИМО.

Тогда, к сожалению, я не смог пообщаться со многими людьми, поскольку не знал русского языка, говорил только по-французски и немного по-английски. Для меня это было первое прикосновение к русской культуре.

— Откуда возник интерес к ней?

— Дело в том, что я интуитивно почувствовал, что в России происходит что-то интересное. Поэтому я и выбрал для своего исследования тематику, которая была связана именно с русской армией. В России очень мощная, очень интересная армия, и я тогда это уже понимал. То есть движущей силой для меня в тот момент была интуиция, очарование русской культурой и желание развенчать мифы о России.

— Почему для развенчания мифов нужно было ехать в Донбасс?

— Я приехал в Донбасс в 2015 году, потому что я понял, что там — в Донбассе, именно там — происходят очень важные события для всего мира и, конечно, Русского мира. Мне было 26 лет.

Я хотел все это увидеть своими глазами. Мы собрались поехать вместе с моими друзьями — французами русского происхождения. Сначала мы думали, что всего недельку там поживем, пообщаемся с местными и все. Но мы не ожидали такого приема!

Нас встретили с распростертыми объятиями. И настолько нам понравился менталитет людей и то, как они отнеслись к нам, что мы решили остаться. Потом я попал в ополчение, но ни секунды об этом не жалел.

— Вы говорили, что избрали военную карьеру, потому что это очень благородная и красивая работа. С тех пор ваше мнение как-то поменялось?

— Я убежден, что офицер должен воплощать в себе самые благородные человеческие качества, потому что он — наследник всей традиции царства. В академии нас учили быть честными, верными, сильными, храбрыми. Нам говорили, что офицеры должны заботиться о других людях, как о своих детях. Но тут есть одно «но».

Французская армия сейчас — малочисленная, не имеющая никакого веса. Офицеров отправляют участвовать в военных конфликтах, развязанных НАТО — в Афганистан, Ливан, Ливию. Но подобные миссии далеки от идеи защиты своей страны, скорее они напоминают массовое убийство местных крестьян. Выходит, что французский военный действует против своих интересов. В этом случае я считаю, что офицер не должен служить.

— Как родители отнеслись к вашему выбору: понравился ли им Донецк?

— Родители очень сильно гордятся мной. И им очень понравился Донецк. Мама с папой в Донецке были два раза — в 2018 и 2019 годах, в мае, июне — во время праздников, и на них все это произвело впечатление. Но они, конечно, не понимают нравы, речь, традиции.

Для них это чуть-чуть сложно, потому что языковой барьер дает о себе знать.

Настоящие люди — в Донбассе: француз Франсуа Модеме рассказал, почему человек мира не интернационалист, а шахтер Фото: Из личного архива Франсуа Модеме

— Вы были католиком. Почему приняли православие?

— Я принял православие в ноябре 2018 года. Крестился в храме Святителя Игнатия Мариупольского Донецкого металлургического завода.

В православии я — Федорий. О своем крещении я не только не жалею, скорее наоборот: думаю, что это было правильное решение, принятое по зову сердца. Голос ангела сказал мне, что это надо сделать, потому что это — путь внутреннего поиска к правде и Богу. Я ощущаю, что православие сейчас, как и раньше, истинный путь к вере и истинный путь к христианской вере. Другого пути для меня нет, это даже не обсуждается!

— Сейчас вы принимаете участие в настоящих боевых действиях. Отличается ли реальная военная спецоперация от того, о чем рассказывают во французской военной академии?

— Это правда, что боевые действия в реальности отличаются от того, чему нас учат в академии, особенно во Франции. Дело в том, что во Франции нет опыта больших конфликтов с развертыванием полномасштабной военной операции, вроде той, что сейчас происходит на Украине.

Нет подобного опыта уже давно — лет шестьдесят, поэтому многие французские офицеры не знают, как действовать в подобных условиях. Нет в академии учителей, которые смогут объяснить, что такое интенсивный бой, в котором участвует много видов разнообразной техники, — и танки, и самолеты и так далее. Участвовать или не участвовать в боевых действиях — надо решать исходя из того, насколько человек подвержен паническим настроениям.

Если человек боится, если теряет речь и не может выполнять самые простые задачи, тогда ему и правда не надо там находиться.

— И украинцы, и русские говорят, что сражаются за мир. Почему вы выбрали сторону Донбасса?

— Эта сторона сражается за мир по-настоящему! За Украиной стоят транснациональные компании в лице США, а в Донбассе люди защищают свою землю. Вот и все. Поэтому мне неинтересно, что говорят так называемые украинцы — они постоянно лгут. На Украине, где живет огромное количество русских, террор. Там ни свободы слова, никакой другой свободы вообще. Поэтому мне неинтересно, что они думают, что они публично говорят в западных или собственных СМИ. Это стопроцентная ложь, актерство, ненастоящее…

Главное, что в Донбассе есть Русский мир, а это — настоящая культура, это настоящие люди — шахтеры, рабочий класс. Это пролетарское наследие — все то, что меня интересует на самом деле. Я считаю, что большинство людей на Украине ждет нас, потому что они — русские и предпочитают русскую культуру. Люди устали от лжи так называемой Украины. Я считаю, что такой страны нет.

— Вы говорили, что во Франции решили отказаться от прошлого и создавать нового человека — гражданина мира. Насколько это получилось?

— После студенческой революции 1968 года во Франции, как и в России после 1917 года, решили отказаться от прошлого и создать человека, свободного от любых рамок, интернационалиста, гражданина мира.

По большому счету это получилось, но как! Сегодня во французских школах историю почти не преподают, уважительное отношение к своим традициям — плохой тон.

Новый человек получился не столько интернационалистом, сколько потребителем, человеком без корней. У меня есть опасение, что в будущем в этой стране начнется коммунитаризм: будут отдельно общины африканцев, арабов, европейцев. И это приведет к войне, как в Югославии в 1990-е годы.

Я уверен, что югославский сценарий ждет и Францию. Может, не сейчас, но лет через двадцать-тридцать. Посмотрим.

— Вы сделали кавер-версию на хит Эдит Пиаф Non, je ne regrette rien*. Почему выбрали именно эту песню?

— Я несколько лет назад аккуратно и внимательно начал слушать репертуар Эдит Пиаф и, конечно, ее самую известную песню «Нет, я не жалею ни о чем». Она мне дала понять, что это и обо мне тоже. Но для меня она не о любви, а о новой жизни в Донецкой Народной Республике и в России в целом. Эта песня еще ни разу не звучала в мужском исполнении, поэтому я решил, что это интересная новая территория для меня.

Два года назад я записал песню, а потом решил записать и снять клип. Это было не так-то просто, потому-то надо найти место, время. Но все сложилось удачно, мы все сделали на кураже в конце лета — начале осени прошлого года.

Конечно, спустя время я оцениваю происходившие события немного по-другому, но считаю, что эта романтическая картинка — наследие моего опыта 2014–1915 годов. Она отличается от всего остального, что посвящено этой эпохе, но пусть будет.

Сейчас я уже не хочу думать об этом клипе и планирую в будущем записать другие вещи — лучше. Надеюсь, что и денег будет побольше, чтобы получилось еще круче. И все это обязательно будет! И, скорее всего, на русском языке.

* Композиция Non, je ne regrette rien была написана в 1956 году. Наибольшую популярность она обрела в исполнении Эдит Пиаф. Песня была посвящена Иностранному легиону и стала полковой песней 1-го иностранного полка парашютистов, позже, в 1961 году, расформированного за участие в неудачном путче генералов. Навсегда покидая свои казармы в Зеральде, после окончания «времени леопардов», легионеры пели «Я ни о чем не жалею».

ДОСЬЕ

Франсуа Модеме родился в 1987 году во Франции, департаменте Об, регион Шампань. Окончил военную академию Сен-Сир, получил звание старшего лейтенанта специальных войск. В 2015 году Франсуа приехал в Донецкую народную республику.

В 2016 году начал преподавать французский язык в Донецком национальном техническом университете. В 2017 году Франсуа Модеме начал учиться в вокальной студии Донецкой филармонии у заслуженных артистов Украины Людмилы Бородицкой и Анатолия Юхнова.

В 2018 году Франсуа стал солистом-вокалистом Донецкой филармонии и параллельно поступил на первый курс Донецкой государственной музыкальной академии имени С. С. Прокофьева на кафедру академического пения к профессору Алине Николаевне Коробко-Захаровой.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Большое количество граждан иностранных государств сражались во время Великой Отечественной войне в Красной армии. Среди них:

Джозеф Байерли. Американец Джозеф Байерли родился в 1923 году в штате Мичиган. После школы добровольцем записался на фронт. Специализировался на радиосвязи и подрывных работах. В день открытия Второго фронта, 6 июня 1944 года, самолет с Джозефом на борту был сбит над Нормандией. Уцелевший Байерли провел несколько операций по подрыву объектов и попал в плен. Из концлагеря Джозеф бежал и вышел в расположение Первого Белорусского фронта, где уговорил командование разрешить ему воевать.

В январе 1945 года Байерли освобождал концлагерь, из которого бежал. Байерли вернулся в США 21 апреля 1945 года. Скончался Джозеф в 2004 году. Его сын Джон Байерли до недавнего времени был послом США в России.

Энрике Вилар. Кубинец Энрике Вилар Фигере родился в 1925 году в семье революционера Сесара Вилара. Отца арестовали, и коммунисты вывезли его детей в СССР. Мальчик воспитывался в Московском детдоме имени Цеткин. В 16 лет Энрике записался в Красную армию добровольцем. Он получил звание младшего лейтенанта, готовил снайперов. В январе 1945 года Вилар попал взводным на фронт. Энрике погиб 30 января в ночном бою за Фюрстенау.

Антонио Гарсия Кано. Капитан Антонио Гарсия Кано в 1939 году уехал в СССР. В боевых действах участвовал с самого начала войны. Изначально из испанцев планировали сформировать разведподразделение, но затем Антонио перевели в истребительный авиационный полк. Участник Битвы под Москвой. С августа 1942 года воевал под Сталинградом, был заместителем командира эскадрильи. Прошел всю войну и завершил ее в Германии.

Альбер Дюрант. Француз Альбер Дюран воевал во Франции во второй эскадрилье GC III/ I в Бове.

После перемирия с гитлеровцами был переведен в Алжир, но вскоре отправился в Советский Союз. Летал на Як-1Б. Первый в эскадрилье «Нормандия» одержал пять побед в воздушных боях. Был награжден орденом Отечественной войны II степени. Пропал без вести 30 августа 1943 года в районе Ельни.

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.

  • 1) Нажмите на иконку поделиться Поделиться
  • 2) Нажмите “На экран «Домой»”

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.