Карта городских событий
Смотреть карту

Александр Шарамок: Наши коровы не могут пастись без гаджетов из Китая

Технологии
Александр Шарамок: Наши коровы не могут пастись без гаджетов из Китая
Доцент кафедры «Телекоммуникационные системы» НИУ МИЭТ Александр Шарамок / Фото: Страница «ВКонтакте», Александр Шарамок

Госдума в третьем окончательном чтении приняла ряд законов, которые уточнили такие понятия, как «спецсредства» и «шпионские средства». Теперь из списка «шпионских» исключены GPS-трекеры для животных, видеорегистраторы, ручки-диктофоны и т.п. Как от принятых законов улучшится жизнь россиян и какие гаджеты остаются опасными? Об этом «Вечерней Москве» рассказал кандидат технических наук, доцент кафедры «Телекоммуникационные системы» НИУ МИЭТ Александр Шарамок.

— Почему изначально ручки-диктофоны, видеорегистраторы и GPS-трекеры присутствовали в законопроекте?

— Это обусловлено наличием подзаконного акта, датированного началом 2000-х годов. В его перечне подобные устройства классифицировались как специальные технические средства негласного съема информации (СТС НСИ). Сегодня, конечно, этот документ уже безнадежно устарел и его применение некорректно.

— В 2017 году было заведено несколько уголовных дел за установку GPS-трекеров на коров и других животных. Принятые поправки решили проблему фермеров и других пользователей подобных гаджетов?

— Необходимо дождаться практического применения поправок, тогда будет ясно, насколько они эффективны. Мне кажется, данная законодательная инициатива является существенным шагом вперед, но все-таки имеет изъяны. Например, упор сделан на наличие маркировки и методов контроля назначения и режимов работы. Уже сейчас ясно, что целый ряд бытовых устройств в соответствии с этой классификацией подпадает под СТС НСИ. Например, те же злополучные трекеры домашних животных не имеют маркировки и индикации прослушивания акустической обстановки. В отношении программного обеспечения эти признаки мне вообще непонятны. Например, программное обеспечение Facebook, Google и Yandex, установленное на моем смартфоне, по этой классификации тоже является СТС НСИ.

— Какие устройства можно назвать стопроцентно «шпионскими»?

— Как правило, эти устройства камуфлируются под устройства другого назначения: предметы интерьера или окружающей обстановки. Но я думаю, что подобный подход к классификации не является правильным. Первичен не функционал устройства, а его использование. Если оно использовалось в конкретной ситуации для негласного съема информации, то его надо классифицировать как СТС НСИ, даже если его изначальный функционал был достаточно безобидным. Современные технические средства являются достаточно сложными устройствами, и попытки их подробно классифицировать по функционалу, а тем более попытаться сделать перечень «шпионских устройств» или функций, мне кажется, являются непродуктивными.

— Чем опасно использование «шпионских средств». Случай, когда в Венесуэле произошло массовое отключение электричества, ؘ— это результат работы «шпионской техники»?

— Когда мы говорим о «шпионских средствах», мы рассматриваем вопрос о правах граждан на неприкосновенность их частной жизни, их личных тайн. За исключением отдельных историй со шпионажем. Случай с Венесуэлой, когда практически везде было отключено электричество, является примером несколько другой, на мой взгляд, более сложной проблемы. Там был акт кибератаки на критическую инфраструктуру государства. Реализовали эту атаку путем изначального внедрения (на этапах разработки, производства и поставки) в программно-аппаратные средства ГЭС некоторого набора недекларированных возможностей. При проведении атаки эти недекларированные возможности были удаленно активированы, что и привело к успешной реализации атаки. Кстати, это не первый случай атаки на «неугодные» государства. Широкую известность получила более изощренная атака с использованием недекларированных возможностей на иранский завод по обогащению радиоактивных материалов. Такие «шпионские штучки» — проблема межгосударственной борьбы, хотя в конечном итоге страдают обычные люди. Задача государства — защитить их, развивая соответствующие отрасли экономики. Сегодняшние наши проблемы — следствие предыдущего бездумного отношения к таким отраслям, как микроэлектроника, приборостроение, разработка программного обеспечения, а также к фундаментальной науке, лежащей в их основе.

— Председатель профильного комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников говорил, что если «прибору были намеренно приданы новые свойства для тайного получения информации, которых он не имел изначально, то такое средство становится запрещенной продукцией». Производство, приобретение или сбыт таких приборов карается уголовным наказанием. Но как человек может заранее знать о том, что приобретает устройство с «новыми свойствами»?

— Я согласен с формулировкой Крашенинникова, и, на мой взгляд, в ней нет какого-то негатива. Естественно, что, приобретая устройство, гражданин не может и не обязан знать все заложенные в нем возможности. Если честно, то я не знаю ни одного специалиста, который мог бы без изъянов и подробно оценить все заложенные в современных смартфонах функции. Человек приобретает устройство для обеспечения своих конкретных нужд, и его интересуют только функции в обеспечение этих нужд. И если он приобретал устройство в целях негласного съема информации, в этом случае он подпадает под «норму закона». Возвращаясь к вопросу маркировки специальных технических средств, указанному в законе, в каком-то смысле это попытка государства переложить на граждан вопрос регулирования оборота специальных технических средств, что неправильно. Если провести аналогию с контролем оборота оружия и боеприпасов, все, что продается в оружейных магазинах, подпадает под этот контроль, но строительные патроны (которые потенциально можно использовать в оружии) продаются на любом строительном рынке. Однако, приобретая строительные патроны, мы будем нести ответственность, только при их использовании в незаконных целях.

— В какой области пока нельзя отказаться от зарубежных приборов?

— Наверное, проще ответить на вопрос: в какой области можно отказаться. Хотя и на него ответить непросто. Вы же видите, что даже наши коровы не могут пастись без гаджетов из Китая. Россия, увы, находится в глубокой технологической зависимости от других стран. Как человек, работавший главным конструктором по опытно-конструкторским работам, могу ответственно заявить, что ни одно более или менее сложное современное устройство, содержащее электронику, не производится без импортных компонентов. Причем эти компоненты, как правило, выполняют основные функции в этих устройствах. Разработчик, который покажет мне подобное устройство без импортных компонентов, заслужит мое глубочайшее уважение. Если мы не начнем в кратчайшие сроки семимильными шагами исправлять ситуацию, то нам, как Венесуэле, тоже будут отключать свет, воду, а потом газ и воздух.

— Можем ли мы полностью обезопасить себя от такого рода шпионажа?

— При сегодняшнем состоянии нашей науки и промышленности — нет. Например, развернутые на территории России сотовые системы связи в большой степени контролируются зарубежными производителями оборудования и, соответственно, стоящими за ними государствами. Равнозначных отечественных аналогов, к сожалению, нет. Мне кажется, у нас не ведется достаточная работа по созданию отечественных аналогов. Используемая методология и нормативная база по контролю отсутствия недекларированных возможностей не соответствует современным реалиям. Ее модернизация не приведет к желаемому результату. Еще в 90-е годы было теоретически обосновано, что единственной защитой от недекларированных возможностей является доверие к разработчику, производителю и поставщику высокотехнологичной продукции. Другие подходы являются лишь непродуктивной тратой времени и средств на выпуск ничего не значащих бумаг. По этой причине без развития отечественной микроэлектроники, разработки программного обеспечения и других интеллектуальных систем нашей стране не выбраться из «ямы» технологической зависимости. И если раньше считалось, что доверенная электроника и программное обеспечение нужны только в критических системах, то сейчас подобное требование необходимо распространять и на бытовые устройства. В ближайшее время будет происходить массовое внедрение интернета вещей и интеллектуальных сенсорных систем в наш повседневный быт. Без доверенной электроники и программного обеспечения я не поручусь за то, что наши телевизоры, лампочки и холодильники не будут включаться и выключаться из США, а нашими коровами и собаками не будут управлять из Китая.

Читайте также: Ученые выяснили, что зависимые от гаджетов склонны к ряду заболеваний

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse