Автор

Андрей Ардер

Былая слава

КОМУ как не давним верным читателям «Вечерки» помнить тот отвратительный промозглый март, какой бывает только у нас, когда на I Конкурсе имени Чайковского в 1958 году и жюри, и публику покорил долговязый рыжий американец Ван Клайберн, романтик каких не видел свет.Получив тогда первую премию, он стал олицетворять способность искусства упорхнуть от власти, продавливавшей в победители непременно советского участника.Ван, уже больше полувека московский любимец, в середине 20-х чисел вновь посетит столицу в качестве почетного председателя жюри.Более того, нынешний, XIV Конкурс имени Чайковского берет второй старт, и это тоже отчасти связано с Клайберном, который давно основал собственный конкурс в Америке, и на нечестность оного пока никто не жаловался.А наш тем временем утратил всякий престиж и оказался на задворках с бледным, потерянным лицом. В последний миг позора бедняжку подхватил один из самых знаменитых музыкантов мира – дирижер Валерий Гергиев.Валерий Абисалович любит невыполнимые задачи. Он пригласил директором Ричарда Родзинского, организатора Клайберновского конкурса, созвал в жюри лично знакомых мировых знаменитостей.Есть приятные перемены.Конкурс Чайковского обзавелся новым сайтом, на котором идут прямые трансляции. Возглавить пресс-центр Родзинский пригласил варяга – варшавянина Александра Ласковского, медиакоординатора конкурсов имени Шопена.Отбор участников по видео записям (более 583 заявок) был так суров, что оставили всего по 20–30 человек в каждой из четырех номинаций (хотя раньше набивалось по 50 и выше – до обалдения жюри). Инструменталисты на втором туре выступят не только соло, но и с камерным оркестром – то есть фактически три тура переросли в четыре (финал – с большим оркестром). Программы довольнотаки вольные; жюри работает без председателей. Еще важней новая система оценок – в ее формуле умиляет квадратный корень. Теплится даже надежда, что прекратятся наконец бесстыдные подтасовки и протаскивание всяких протеже, из-за чего к нам перестали ездить молодые музыканты, не желающие терять достоинства.Но произошло и нечто драматическое – Гергиев расколол XIV Конкурс пополам: пианисты и виолончелисты играют в Москве, скрипачи и вокалисты поехали прямиком в Санкт-Петербург. Так было решено, чтобы не рисковать: Большой зал Московской консерватории, главная площадка конкурса, стоял на сложном ремонте, и никто уж не мечтал, что за год его и покрасят, и трещины с потолка уберут, и туалеты на буфеты поменяют, и новенькие кресла установят, и укрепят амфитеатры, которые, как говорят, грозили обвалиться на головы нам, разиням, до потери бдительности внимающим звукам музыки.Хотя главное, конечно, – достойно ли сыграют конкурсанты. Билетов уже практически нет, но стоит попытаться попасть хоть на одно прослушивание. Виолончелисты соревнуются в Малом зале, пианисты – в Большом. Жалко, по времени совпадают один в один (с 13.00 и 19.00 по три человека). Но некоторые фанаты, как всегда, мистическим образом успевают послушать всё. Ведь впечатления потом обсуждаются целых четыре года, а кое-что наверняка войдет в историю мировой музыкальной культуры. И чем больше будет таких событий – тем вернее шанс, что романтики вернутся на наши почти лысые поляны.

Нимфы и фонарики

[i][b]Вчерашние студенческие работы уже вынесены на всеобщее обозрение. Очень разные, но в то же время с неизменным почерком РАТИ (ГИТИСа). И неудивительно: ведь художественный руководитель театра Дмитрий Бертман одновременно возглавляет в академии кафедру музыкального театра.[/b][/i][b]Диана с пирсингом[/b]Впервые в России прозвучала охотничья опера «Актеон» Марка Антуана Шарпантье. Вчерашние студенты Дмитрия Бертмана выказывают стойкий интерес к старинной музыке. В репертуаре студии уже имеется «Дидона и Эней» Перселла. Но опера его французского коллеги, к услугам которого, между прочим, прибегали Мольер и Корнель, еще на пару лет стариннее.И это увлечение вовсе не казалось бы причудой, а наоборот, выглядело бы дальновидным ходом руководителя студии. Взглянуть хотя бы на осеннюю концертную афишу – фестивали ранней музыки так и сменяют друг друга: Eаrly music, Antiquarium.Но подобные изыскания, граничащие с научными, вовсе не в стиле «Геликона». В его стиле – легкое кокетство с какой бы то ни было эпохой. В «Актеоне» доподлинно звучит лишь клавесин (Анна Булычева). Но ни в пении, ни в постановке не обнаруживается ни малейшей заботы о реконструкции стиля конца XVII столетия.Богиня Диана (Юлия Гончарова), превратившая в оленя фиванского принца Актеона за то, что он случайно подсмотрел, как она и ее нимфы купаются в источнике, поблескивает камушком в проколотом пупке.Сам принц (Вячеслав Стародубцев) мучительно сражается с высокими нотами, однако больше привлекает своим телосложением, кудрями и позолоченными трусиками стриптизера. В этом контексте гимнастические кольца на заднем плане начинают беспокоить – не заподозрит ли режиссер (Галина Тимакова) в этой куртуазной, но кровожадной безделушке какую-нибудь садо-мазохистскую изнанку. Но нет, упражнения на кольцах принца-оленя, в конце концов растерзанного собаками, остаются в рамках приличия, а его кровь невинно обозначается алой лентой. Лес и вода – зеленой и голубой.Словом, ни тебе кропотливой реконструкции, ни лихой модернизации. Ни богу свечка, ни черту кочерга.[b]Какие они были, советские люди?[/b]Следом показали и другую премьеру – спектакль «Большая молния», обозначенный как «свободная фантазия по мотивам произведений Шостаковича разных лет». А все его герои названы в программке просто: «советские люди».Понятно, что чуткий ко времени Бертман не может пройти мимо 100-летия великого композитора. И можно только похвалить за то, что составили компактную, пружинистую композицию, вовлекли в нее с десяток студентов и добились того, чтобы спектакль, идущий, как и «Актеон», в Малом зале, все-таки не выглядел совсем уж как студенческий экзамен.Во всяком случае, накладок особенных не произошло. В работе режиссера Галины Тимаковой читается подлинный интерес к эпохе, отошедшей в историю. Неровные по музыке, разностилевые кусочки часового спектакля заставляют удивиться зрителя, для которого Шостакович все еще остается автором лишь Седьмой «Ленинградской» симфонии.Перепады между искренним, бесшабашным весельем и глубоким трагизмом его изнанки (цикл «Из еврейской народной поэзии»), а в промежутках и какие-нибудь «Фонарики» – может, и бессодержательные, но точно отсылающие к атмосфере, – дадут новое представление о неоднозначном Шостаковиче.Ну а если рассматривать спектакль все-таки как экзамен – то это твердая пятерка.[b]На илл.: [i]Антонина Заварзина и Вячеслав Стародубцев в спектакле «Актеон».[/i][/b][i]ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ТЕАТРА[/i]

От Жанны д’Арк до доктора Калигари

[b]Как уже писала «Вечерка», Музей кино, доблестно дожидающийся строительства своего помещения, продолжает интереснейшие показы. В рамках проекта «Музей кино в ЦДХ» сегодня в Доме художника на Крымском Валу начинается цикл «Великая брюссельская дюжина».[/b]В уютном киноконцертном зале ЦДХ (человек на 500–600) идут ретроспективы. Для более специальных программ выделен 21-й зал на 3-м этаже, человек на сто. Здесь и предложат любопытному зрителю «великую дюжину». Дело в том, что почти полвека назад, в 1958 году, в связи со Всемирной выставкой в Брюсселе Бельгийская синематека провела анкету среди виднейших историков кино и кинокритиков 26 стран. Целью было определить 12 лучших фильмов всех времен. В опросе приняли участие 117 человек. Первое место тогда занял советский фильм «Броненосец «Потемкин» Сергея Эйзенштейна, получивший 110 голосов.Далее следовали «Золотая лихорадка» Чарльза Чаплина, «Похитители велосипедов» Витторио де Сика, «Страсти Жанны д’Арк» Карла Теодора Дрейера, «Алчность» Эриха фон Штрогейма, «Великая иллюзия» Жана Ренуара, «Нетерпимость» Дэвида У. Гриффита, «Мать» Всеволода Пудовкина, «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса, «Земля» Александра Довженко, «Последний человек» Фридриха Вильгельма Мурнау, «Кабинет доктора Калигари» Роберта Вине.Фильмы будут показываться до 17 октября; в будни – в 19.30, в выходные – в 15.00, 17.00 и 19.30.Подробное расписание – на сайте [i]http://www.museikino.ru[/i][b]На илл.: [i]«Страсти Жанны д’Арк». В заглавной роли Рене Фальконетти.[/i][/b]

Близнецы вам нарасскажут!

[i][b]Теперь каждую среду с 7 до 9 вечера «Культура» устраивает вам встречу с Вадимом и Игорем Верниками: вот уж кому есть о чем рассказать! И о театре, и об актерах, и о режиссерах, которые к тому же будут принимать в передачах самое непосредственное участие.[/b][/i]В «Театральной среде братьев Верников» оба впервые примеривают на себя профессию радиоведущих, да еще в паре. Каждая из программ будет состоять из множества разнообразных сюжетов, посвященных не только театральным премьерам, значимым событиям театральной жизни, но и дебютантам (как известно, в этом поднаторел Вадим в своей знаменитой телепередаче «Кто там?»). Создатели программы с волнением ждут первых «Театральных сред». Возникнет ли желанная непринужденная обстановка? Или, может, все вообще пойдет по пути капустника?..Со своими героями близнецы Верники будут встречаться в гримерках, закулисье, на съемочной площадке, в сквере, гостинице, на кухне, в конце концов… В ближайших программах радиослушателей ждут встречи с известными актерами: [b]Ингеборгой Дапкунайте, Сергеем Маковецким, Михаилом Ефремовым[/b], со звездой сериала «Не родись красивой» [b]Нелли Уваровой[/b].

Образцова ставит на молодежь. $37 тысяч

[b]Елена Образцова учредила конкурс, носящий ее имя, в 1999 году в Санкт-Петербурге. Сейчас он перенесен в столицу. Импульсом к созданию собственного конкурса послужило желание Елены Васильевны предоставить молодым вокалистам от 18 до 30 лет удобную возможность заявить о себе.[/b]Можно вспомнить, как в 1970 году засияла звезда Образцовой после ее блистательной победы на IV Международном конкурсе им. Чайковского.Количество конкурсов с тех пор возросло необычайно, в том числе и вокальных. Однако конкурс Елены Образцовой особый. Если сравнивать с российскими, то прежде всего его отличает необычайно высокий уровень членов жюри.Певица, завоевавшая мировые подмостки, приглашает в судьи знаменитых музыкантов, вместе с которыми ей довелось работать на лучших оперных сценах. И это не только вокалисты, но и концертмейстеры, и дирижеры. Мало того, в жюри – менеджеры и импресарио ведущих оперных трупп мира. Кто знает, может, они сразу приглядят себе перспективного солиста… Общий призовой фонд конкурса составляет 37 тысяч долларов США.Регламент его весьма демократичен. Позволено участвовать не только студентам консерваторий и артистам оперных театров, но и тем, кто учился у частных педагогов.Зрителю любого конкурса известно, что все начинается с… буклета. И опытный опероман по резюме тут же вычисляет, где, у кого, как учился конкурсант – и вот вам уже и предвзятость. Жюри конкурса Образцовой заведомо ничего не знает о педагогах соискателей, в каких театрах работают участники, имели ли они награды на других конкурсах. Оно оценивает, что называется, с нуля.Можно и вообще ни у кого не учиться – в конце концов, бывают и гениальные самородки, которым доступ на конкурсы тертых профессионалов заведомо закрыт. У Образцовой же нет отборочного тура с предварительным прослушиванием.Великая певица великодушно считает: если соискатель хочет – он имеет право быть услышанным даже столь именитым жюри.Программа конкурса сложна: она составлена из огромного репертуара Елены Образцовой за все годы ее певческой карьеры. Сочинения итальянских, русских, французских и немецких композиторов должны исполняться на языке оригинала.Первые два тура открыты для прослушивания – то есть вход на них свободный и бесплатный. Такое решение учредителя позволит любителям вокального искусства за две недели прослушать огромный, разнообразный репертуар, причем в интерпретации музыкантов, приехавших из стран с разными певческими традициями.Кстати, число участников каждый год растет. Если в 1999 году на конкурс приехали 96 певцов из 11 стран, то в 2006 заявлены 176 вокалистов из 21 страны, в числе которых – Япония, Китай, Корея, США, Канада, Финляндия, Мексика, Словения, Словакия, Хорватия, Эстония, Литва, все страны СНГ. На сегодня все подтвердили свое участие.У конкурса есть еще одна приятная традиция: третий тур в сопровождении оркестра транслируется по телевидению, и «болельщики» голосуют параллельно с жюри.Все три тура пройдут не где-нибудь, а в Колонном зале Дома Союзов, на одной из самых лучших, нарядных и, прямо скажем, обязывающих сцен столицы.В рамках нынешнего московского конкурса состоится несколько необычных событий, придающих ему сходство с фестивалем. Это концерт к 120летию со дня рождения Надежды Обуховой; концерт Елены Образцовой и пианистов Миши и Саши Манц (Швейцария); Оперный бал с участием Терезы Берганца (Испания) и Елены Образцовой во дворце-театре «Останкино»; выставка картин петербургского художника Тумана Жумабаева, посвященная 400-летию Рембрандта.Торжественное открытие конкурса пройдет 5 сентября в 18.00 на Новой сцене Большого театра. Награждение победителей и торжественное закрытие – 16 сентября в Малом театре.

Звучащие газоны «Эрмитажа»

[b]Вторая половина августа – время для полюбившегося музыкального праздника уже традиционное. После девяти уже темнеет, московский закат придает атмосфере неповторимый колорит. Но столичная публика любит свой фестиваль не только за это, прощая погоде даже смешные короткие грозовые дожди.[/b]Прошлым летом эрмитажные газоны топтали (стояли, бродили, сидели, лежали, танцевали) более 10 тысяч человек. Поскольку джаз – музыка интеллигентная, газоны остались в полном порядке. За три дня выступили не только настоящие звезды российского джаза, но и выдающийся саксофонист Джеймс Сполдинг, американская певица Синтия Скотт, французский трубач Мишель Марр. Невероятным успехом пользовался поляк Збигнев Намысловский, чье имя неизменно звенит в нашей стране начиная с 60-х годов.При неизменной поддержке Комитета по культуре Москвы IX фестиваль в этом году 18–20 августа примет джазовых корифеев из Австрии. Бразилии, Венгрии, Германии, Израиля, Италии, США.Анна Бутурлина, которая росла на эрмитажных фестивалях буквально на глазах, заявлена уже как «лучшая джазовая певица России». Вместе с Алексеем Кузнецовым и Виктором Гусейновым она представит свой новый альбом «My favorite songs» («Мои любимые песни»).Новую программу заявил московский ансамбль «Зеленая волна» Александра Осейчука. А его ученик саксофонист Алексей Круглов выведет на сцену свой новый квинтет.Очень веселый ансамбль «Hi Fly» под руководством контрабасиста Адама Терацуяна ожидается из Ростова.Московский «ESH», подсевший на бразильский джаз, выступит с носителем первоисточника – виртуозом-перкуссионистом Селио де Карвалью. Молодой российский трубач, осевший пока на родине джаза, привозит с собой новый ансамбль, с которым сыграют американский барабанщик Джейсон Браун и японская пианистка Микки Хаяма.Специальным гостем этой компании будет Игорь Бутман. И это еще даже не половина программы! Легендарную, битую ветрами дощатую ракушку зеленого «Эрмитажа» посетят австрийский квинтет «Together», лучший саксофонист Израиля Роберт Анчиполовский. Итальянский пианист Роберто Магрис выступит с венгерским саксофонистом Тони Лакатошем.А США представят темпераментный певец Майлз Гриффит, а также ансамбль американских звезд, состоящий из номинанта на премию «Грэмми» саксофониста Донни МакКазлина, пианиста Дэйва Кикоски и трубача Алекса Сипягина.Выдающийся американский саксофонист Гэри Томас сыграет с трио москвича Льва Кушнира. А солистка одного из лучших вокальных ансамблей мирового джаза «The New York Voices» Ким Назарян выступит вместе с американским тромбонистом Джеем Эшби и квинтетом Леонида Винцкевича.Для любителей звукового комфорта некоторые ансамбли дадут концерты в 5-й студии на Малой Никитской. А после концертов в саду «Эрмитаж», после полного захода солнца, в клубе «Реставрация» пройдут ночные jam sessions участников фестиваля.[b]На илл.: [i]Карвалью покажет все тонкости бразильских ритмов.[/b][/i]

Хартия послужит всем

[b]В Московской филармонии состоялся съезд концертных организаций России (СКОР).[/b]Это единственная организация, объединяющая филармонические и концертные учреждения, в том числе и некоммерческие. Сегодня в ней 40 членов.На съезде был принят проект хартии, определяющий филармоническую деятельность в непростых современных условиях.Одна из трудно разрешимых проблем заключается, например, в том, что выдающиеся российские исполнители давно стали активными участниками мировой концертной жизни. Выступления в России для них вторичны, невыгодны, и не секрет, что чаще всего высококлассные музыканты выступают на родине либо из чувства патриотического долга, либо при особой поддержке небедных покровителей.Их часто уже договоренные концерты отменяются из-за появления новых, выгодных зарубежных предложений. Так и получилось, что интерес общества «съехал» от живой филармонической сферы к телевидению, радио и звукозаписи.Одной из гарантий по защите всех вложенных средств станет жесткая система обязательств между всеми участниками концертного процесса, в первую очередь между артистом и организатором.Директора филармоний, собравшиеся в зале им. Чайковского на Триумфальной площади, разъехались в надежде на то, что удастся проложить дорогу по всей России и зарубежным гастролерам, как правило, буквально на день заезжающим в столицу.

Услада древних императоров

[b]Он немножко другой, чем наш, привычный. Москва уже видела несколько трупп. Тигры и драконы были бумажные, силачи демонстрировали свои титанические способности совсем иначе. Класс артистов, показывающих фокусы восточных единоборств, можно было объяснить не только упорной тренировкой, но и особой философией. А хрупкие юные акробаты доказывали безграничные способности человеческого тела, еще не отягощенного знанием невозможности.[/b]Нынче приезжает акробатическая труппа из древней провинции Чжецзян со своими уникальными традиционными номерами. Не иначе как дворцовую причуду китайских императоров расценивают уникальный номер с длинным названием «Жонглер, который жонглирует зонтиками, и которым, в свою очередь, жонглирует другой жонглер». Его секрет хранится лишь в одной этой провинции – он оттачивался здесь тысячелетиями.За раскрытие тайны женщины-змеи в Китае полагалась смертная казнь. Но когда она крутит на руке и на ноге пирамиды из хрустальных чашек, не хочется верить, что это вовсе не чудо, а каждодневный тяжкий труд и тренировки с рождения.Воздушные акробаты показывают свой коронный «Летающий шелк», а всего в столицу привезено 10 номеров один дивнее другого. В общем, совершенно семейное зрелище – китайский цирк интересен абсолютно всем.Мир между домочадцами в обсуждении древнего восточного искусства, столь же тонкого, сколь яркого и демократичного, обеспечен. Ведь недаром именно в провинции Чжецзян, по легенде, Рай снисходит на землю! Его отблеск сегодня в Москве.

Откуда есть пошла Чуча

[i][b]В залах кинотеатра «Салют» на улице Кедрова (метро «Академическая») начался показ симпатичного цикла фильмов, где значительную роль играет музыка. Открылся он чаплинскими «Огнями большого города» и балетом «Ромео и Джульетта» с участием Галины Улановой.[/b][/i]В субботу в 18.30 зрителей ждет культовый фильм [b]«Серенада Солнечной долины» 1941 года[/b], благодаря которому прославился у нас джаз-оркестр Гленна Миллера. И потом, надо же знать, откуда есть пошла «Чуча» в этом мире! И дальше июль пойдет нескучно: Антонио Гадес в «Кармен» Карлоса Сауры (12), Пласидо Доминго и Тереза Стратас в [b]«Травиате» [/b]Франко Дзеффирелли (13), неувядаемые [b]«В джазе только девушки»[/b] Билли Уайлдера (15).В цикл вошли также наши фильмы [b]«Под крышами Монмартра»[/b] по Кальману (19) и [b]«Мы из джаза»[/b] (20); великий мюзикл [b]«Моя прекрасная леди»[/b] с Одри Хепберн (22),[b] «Шербурские зонтики» [/b]с Катрин Денев (26), [b]«Волшебство «Куин»[/b] в Будапеште (27) и [b]«Кабаре»[/b] (29).Музей кино всегда славился своими экстраординарными программами, и придет еще время, когда у него будет много залов, наперебой предлагающих один фильм лучше другого. Других таких кинотеатров в России, а может, и мире, просто нет.

Неравнодушные звуки мира

[b]Снова на одной площадке соберутся музыканты именитые и начинающие, представители учебных заведений, производители музыкальной техники.[/b]Здесь можно будет узнать, где и как грамотно выучиться, познакомиться с музыкальными инструментами и оборудованием, поприсутствовать на мастер-классах, послушать концерты, которые будут проходить на главной сцене фестиваля.В течение 3 дней зрителей удивят своим творчеством такие зарубежные знаменитости, как Стив Бэйли, Жан-Люк Понтии, Фрэнк Гэмбэл, квартет Harmonicamento. А также российские звезды Любовь Казарновская, Леван Ломидзе, Владимир Пресняков-старший, Дмитрий Малолетов, Екатерина Белоброва, Паскаль и группы «Белый острог» и «Бобры».Кто скажет, что программа не на все вкусы? Вечерами в зале «Дружба» – концерты зарубежных звезд. А на все мероприятия дневной программы организаторы нашли возможность сделать вход свободным.Все подробности о программе мероприятий, а также о стоимости входных билетов на вечерние концерты читайте на сайте[i] www.musicfest.ru[/i].

Какой хорошенький бантик!

[b]Композитору идею подкинул Всеволод Мейерхольд. Они познакомились в 1916 году в Петрограде, и режиссер углядел в собеседнике безоглядного новатора. Увлеченный в это время комедией Гоцци, он стал убеждать Прокофьева и в музыке посмеяться над закосневшими штампами.[/b]Идея догнала композитора в мае 1918 года, когда он отправился в долгий вояж – в Америку через Сибирь и Дальний Восток. В купе поезда в руки ему попал театральный журнал со сценарием пьесы Гоцци в изложении Мейерхольда. Густая смесь сказки, шутки, сатиры, возможность шокировать публику необычными для оперы текстами и еще более необычной музыкой заставили Прокофьева принять решение. Очень привлекли его и три плана действия: сказочные персонажи, подземные силы и, наконец, Чудаки, комментирующие ход действия.Он тут же стал набрасывать порядок сцен… Американской публике «русский варвар» понравился – и Чикагская опера сделала Прокофьеву заказ.В недавно опубликованных в Париже «Дневниках» композитора можно проследить весь путь создания шедевра, который до сих пор излучает свежесть, кажется, в любой постановке. 16.01. 1919: «С такой быстротою и легкостью у меня, кажется, не писалась ни одна вещь». Композитор весь погружен в жизнь будущих образов. Вот запись 29 января, после зубного врача: «Доктор говорил: плюньте, точь-в-точь как Труффальдино Принцу». 7 июня: «Когда я нервил со всеми моими болезнями, то я очень боялся, что помру, не кончив музыки». К осени 1919 года опера была готова. Успешной премьерой 30 декабря 1921 года дирижировал автор.Постановка в Нью-Йорке прошла более вяло: «Собачье нападение газет свело на нет весь успех» (февраль 1922 г.); Европейская премьера состоялась в Кельне (1925); последовала другая постановка в Берлине (1926).И наконец, «Апельсины» докатились до России. Мариинка – тогда Театр им. Кирова – показала диковинный спектакль 18 февраля 1926 года (в нем блистала молодая Мария Максакова). До Москвы очередь дошла 19 мая 1927 года. Самой премьеры Прокофьев не видел, но в ее подготовке участвовал: встречался с дирижером Николаем Головановым, режиссером Алексеем Диким, одобрил макет и декорации Исаака Рабиновича.Спектакль вышел яркий, по выражению Мясковского, «очень шикарный». Правда, он же доложил Прокофьеву в письме: «Певцы все плохие, хуже всех Нежданова»(!) В советское время «Любовь к трем апельсинам» не слишком жаловали. Уж слишком легко напрашивались аллюзии (так силен был заряд, заложенный Гоцци) – даже там, где их не было, советская публика жадно искала любой намек на задолбавшую ее жизнь.Так что в следующий раз «Три апельсина» на сцене главного театра страны всплыли только 11 ноября 1997 года. За пультом стоял тогдашний главный дирижер Большого словак Петр Феранец, стильно оформил спектакль Олег Шейнцис, а поставил его Питер Устинов (1921–2004).Неунывающий характер великого английского актера, режиссера, писателя, драматурга, к тому же русского по происхождению, подлил масла в огонь, и представление вышло красочным, веселым и, как встарь, заставляющим обывателей разевать рты от удивления. Особенно когда гигантский мужик – грозная Кухарка («хриплый бас» – так и обозначено композитором), подкупаемая Труффальдино, умилительно поет: «Бантик! Какой хорошенький бантик!» Спектакль, хоть и редко, до сих пор можно увидеть на сцене Большого театра.[b]На илл.: [i]Сцена из спектакля «Любовь к трем апельсинам» в постановке П. Устинова. Большой театр, 1997 год.[/b][/i]

Любимец легких муз

[b][i]Ровно 180 лет назад родился балетный композитор Людвиг Минкус. На совесть проработавший в России по меньшей мере 30 лет, он удостоился лишь пятистрочного упоминания в календарях. В Большом театре сегодня, в день его юбилея, – премьера балета Шостаковича «Золотой век». Будто не «Дон Кихот» Минкуса является самым московским спектаклем Большого, его визитной карточкой, единственным образцом высокой комедии в русском балете XIX века. Немеркнущим, ошеломительным праздником, который беспроигрышно украшает любое торжество. И даже борцом – носителем вольной театральной поэзии во времена постного натурализма. И будто «Баядерка» Минкуса, не менее успешно выжившая на обеих «императорских» сценах, – вовсе не шедевр, где балетная музыка, обогнав эпоху, из сферы обслуживания поднялась до симфонизма. В Мариинке, где Минкус доблестно потрудился полтора десятка лет, сейчас идет крупный фестиваль, стянувший в Северную столицу многих балетоманов. Так когда-то влекли сюда поклонников Терпсихоры премьеры, созданные Маурисом Петипа в тщательном сотрудничестве с бесперебойным Минкусом. Но и здесь 23-го, в день юбилея композитора, – вовсе не «Баядерка», а бенефис танцовщика Игоря Зеленского. Совсем забыли старика. Как Фирса в «Вишневом саде».[/i][/b][b]Людвиг Федорович, служащий[/b]Минкус – фигура почти мифическая. Родился 23 марта 1826 года. Но где? В Вене? По другим источникам – в Чехии, под Брно, а в Вене – достоверно – получил образование. Одни источники говорят, что он чех, другие – что поляк. Одни энциклопедии приводят как дату смерти 1907 год, другие – 1917-й… В России Минкуса звали Людвигом Федоровичем. По рождению же он Алоизий Людвиг. В 1853–1855 годах скрипач и композитор приехал в Санкт-Петербург работать капельмейстером крепостного театра князя Н. Б. Юсупова. Затем перешел в оркестр Петербургской итальянской оперы. В 1861–72 годах он играл в оркестре Большого театра, исполнял должность инспектора музыки московских театров. В 1866–72-х преподавал в Московской консерватории.А с 1872 года он в Мариинке. И должность его называлась уже «композитор балетной музыки при дирекции Императорских театров».[b]Точно под ногу[/b]Фамилия Минкуса значится в составе балетной труппы Мариинского театра рядом с… учителем фехтования. Балетов по контракту приходилось писать не менее двух в год. Нелегко – хоть у какого композитора спроси. Плюс мода на экзотику, что требовало хотя бы минимального погружения в этнический материал.Вот и остался Минкус в книжках с эпитетом «даровитый». Так ведь и Мауриса Петипа, как это теперь ни странно, одно время называли «заурядным танцмейстером, незаслуженно возглавлявшим более полувека русский балетный театр».А что было до Петипа? Разброд: балетные спектакли не знали единой воли режиссера; драматург, композитор, актеры, декораторы работали чуть ли не кто во что горазд.Как создавал балет Петипа? Сначала он бесконечно что-то набрасывал – на разрозненных клочках бумаги, визитных карточках, счетах. Потом честно делал вырезки и выписки из этнографических, географических, археологических журналов.Уже готовое либретто – свое или чужое – много раз переписывалось, подгонялось. Затем шла детальная разработка сценического действия.Она венчалась подробным планом музыкального сопровождения. Вот только тут-то и приходил черед Людвига Федоровича (недаром же Чайковский, приступая к работе над «Лебединым озером», добивался, чтобы его свели с кем-нибудь, кто дал бы точные сведения о музыке.) Шаг за шагом, имея перед собой расписанное количество тактов, бывало, и словесные диалоги (конечно, не звучавшие потом на сцене), рекомендации вроде «здесь слышится серебряный звон», «здесь как электрические искры», «музыка фантастического характера», «музыка ускоряется и заканчивается аккордом», – композитор создавал не просто нечто цельное и вполне художественное, но еще и «под ногу». То есть внятно-ритмичное, определенное по характеру. И, несомненно, удобное для балерины.[b]Царица сцены[/b]Это ей подносили бриллиантовые звезды, броши с изумрудами, золотые калачи, серебряные жбаны и целые сервизы. Однажды после «Баядерки» было подарено 52 браслета всем танцовщицам кордебалета! Если прима чем-то не угодила публике, могли швырнуть к ногам дохлую кошку. Если же была особо мила – с балконов сыпались букеты, которые приходилось буквально выметать со сцены. (Традиция жила до начала 80-х гг. XX века: в Большом театре можно было наблюдать, как с балконов, приближенных к сцене, охапками выкидывались из мешков сотни цветов или небольших букетов, дождем осыпавших любимую балерину. Подобрать их было просто нереально.) Целостность любого своего спектакля Петипа видел и в том, чтобы балерина выглядела подлинной драгоценностью, и мог на скорую руку переставить или пересочинить для нее целую сцену. Для солистки по индивидуальной мерке делались эффектные вставки. Добавлялись вариации, бывало, даже из другого – ее любимого – балета. Или сочинялись специально. Вариации – небольшой самостоятельный техничный танец – стали коньком Петипа. Но ведь не в гробовой же тишине они шли! А под музыку, которую Минкус вынужден был создавать незамедлительно и никак не сообразуясь с приливами вдохновения.[b]Наприсочинял[/b]Когда в 2003 году в Мариинском театре реконструировали «Баядерку», разыскали в фонде раритетов оригинал. Два тома рукописной партитуры были разорваны, полны вклеенных вставок. Все пометки начиная с премьеры в 1877 году наслаивались друг на друга (хорошо хоть не стирались).Ноты тех или иных вариаций – различных для разных балерин – обнаруживались в комплекте оркестровых голосов. Одна вариация М. Ф. Кшесинской утеряна – написано лишь «см. вариацию для Кшесинской»… Для книг по балету XIX века характерен глагол «присочинить» – именно этим часто и занимался Минкус. Однажды, в 1881 году, он присочинил к балету «Пахита» Дельдевеза (1846) Гранпа для 3-го действия. Собственно, оното и осталось на современной сцене и зовется теперь «Пахитой» Минкуса.[b]Черногорки, одалиски, мавританки[/b]Во времена Минкуса русский театр еще только шел от «специальной балетной музыки» особого вида к ее самоценности, ошеломительно заявившей о себе в 1890 году «Спящей красавицей» Чайковского. При Минкусе важнее было создать феерический, в первую очередь развлекательный дивертисмент, как в «Бандитах» (1875). Имитировать неслыханную роскошь галантной Европы XVIII века («Камарго», 1872) или квазиантичные времена («Приключения Пелея», 1876).«Роксана, краса Черногории» (1878) была попыткой представить даже нечто злободневное: на почве любви к прелестной сироте сталкивались злобный мусульманин и благородный черногорец. Но колорита было хоть отбавляй, включая народные танцы: коло, горо, орлиный, равиоло.В «Дочери снегов» (1879) показывались фантастические приключения полярной экспедиции – с пиротехническими трюками, массовыми сценами во льдах, танцами северных цыган, снежинок и перелетных птиц. В «Зорайе, мавританке из Испании» (1881) – история дочери калифа, несчастно просватанной за африканского вождя, с плясками одалисок, бедуинов, гурий и абиссинцев.Балерины блистали во всей этой несусветной мишуре. «Ma belle, ma belle», – обращался к любимицам публики главный демиург балетной Мариинки Маурис Иванович Петипа, до конца жизни мешая в речи выражения русские и французские. А как величал актрис Людвиг Федорович? Мы даже не знаем, с каким акцентом – с польским ли, с чешским, с немецким. Произносил ли по завершении нелегкой и всегда срочной работы что-либо вроде знаменитых слов Петипа «J’ai fini. C’est bon», означающих – в вольном переводе – «Я сделал все что мог. И неплохо»? Никаких свидетельств.[b]Конец придворного увеселителя[/b]Почему Минкус работал именно в Санкт-Петербурге? Почему не остался в Москве? Ведь его стремительный «Дон Кихот», поставленный Петипа в Большом театре в 1869 году, имел небывалый успех. Оказывается, между обоими столичными театрами был значительный материальный зазор.Так, мариинская прима Екатерина Вазем танцевала за 6000 в год, плюс 35 рублей за каждый спектакль, плюс ежегодный полубенефис и три месяца отпуска с сохранением содержания. Московская Анна Собещанская – всего за 600 рублей в год. Минкус работал в Мариинке за 4000 в год.Кстати, о бенефисе. Он считался большим материальным подспорьем (выручка шла бенефицианту). Бенефис на долю артиста выпадал нечасто. В Императорском театре он иногда предусматривался в контракте, давался за выслугу лет или с выходом на пенсию.Судя по всему, Людвиг Федорович дождался бенефиса только однажды – когда его в 1886 году, что называется, отправили на пенсию, а должность «композитор балетной музыки при дирекции Императорских театров» упразднили.Сотни восковых свечей горели в люстре. Сыпался ли на него в тот прощальный вечер дождь цветов, как на тех балерин, изяществу которых он потакал своей музыкой? Ждала ли у служебного входа благодарная публика? Скорее всего, нет.Известно лишь, что тогда, 9 ноября 1886 года, в его бенефис, давали «Пахиту» с наимоднейшей примой-чужестранкой Виржинией Цукки и танцы из феерии «Волшебные пилюли» с г-жами Горшенковой и Соколовой. В знак признания 55-летний композитор получил от труппы серебряный венок.[b]Затерялся на просторах[/b]С того дня, отмеченного в летописи Мариинки, след скромного маэстро, прожившего с Россией день в день не одно десятилетие, теряется.Зарубежные источники свидетельствуют: «недовольный незначительной пенсией, композитор возвращается в родную Вену». Не позже 1890 года. И что он там делает до 1907 или даже до 1917 года (целая жизнь!), когда-нибудь расскажет нам какой-нибудь особо пытливый исследователь – уж, конечно, не из тех, кто обходится считанными строками списанных друг у друга сведений о проходном, но очень плодовитом композиторе, славно послужившем нашему отечеству.Была ли у Минкуса семья? Что у него был за нрав? Был ли он скандалистом или человеком не просто исполнительным (что очевидно), но и безропотным? Слыл ли скрытным чудаком или безудержным сибаритом? Где и каким образом жил он в Москве, в Петербурге? Как закончил он свои дни? Не ясно, действительно ли Минкус умер в Вене от воспаления легких. Или затерялся еще в 1880-е где-то на просторах от Москвы до Берлина? Ведь есть и такая версия, не столь уж невероятная для нашей бескрайней, безучетной и не слишком благодарной России.[b]Андрей УВАРОВ,премьер Большого театра,исполнитель главных партий в балетах «Дон Кихот», «Баядерка», «Пахита»:[/b]– О музыке Минкуса существует два мнения: артистов и оркестрантов. Они диаметрально противоположны. Конечно, Минкуса в ряд великих композиторов не поставишь.Но, с точки зрения артиста балета, его музыка очень удобна для танца, зажигательна для зрителя – и в итоге оказывается на очень высоком месте.Если даже в сочетании множества факторов успеха первенство держит хореография, то без музыки она практически не существует, во всяком случае, сильно проигрывает. Сочетание же музыки и хореографии в балетах Минкуса настолько удачно, что публика неизменно наслаждается спектаклями, из года в год, из поколения в поколение подтверждая их успех. А самая высокая оценка классического произведения – его востребованность. Несмотря на все замечания критики об «усталости» этих балетов, на них всегда аншлаги.[b]Екатерина БЕЛОВА,доцент Московской государственной академии хореографии, кандидат искусствоведения:[/b]– Перелом в отношении к балетной музыке начался в 1890 году – с появлением «Спящей красавицы» Чайковского. С 1890 по 1898 год был поставлен еще «Щелкунчик», тенденцию подкрепил Александр Глазунов балетом «Раймонда». Причем замечу, что «Лебединое озеро» Чайковского в 1877 году глобально ничего не изменило. Более того, в один год в Москве поставили «Лебединое озеро», а в Петербурге – «Баядерку» Минкуса. Считалось, что «Баядерка» по музыке значительно уступает, но спектакль не сходил со сцены, а «Лебединое озеро» в Большом вскоре выпало из репертуара из-за слабой хореографии Вацлава Рейзингера. Так что «Баядерка» в определенном смысле сочинение очень значимое, особенно картина «Теней». Да и «Дон Кихот», как бы ни шутили про эту музыку оркестранты, что она «цирковая», «лошадиная», все-таки чрезвычайно популярна, узнаваема, ее можно спеть, под нее тут же начинают аплодировать. По своей эмоциональности, праздничности она не знает равных.А то, что наши ведущие балетные труппы не отметили юбилей Минкуса, – жаль. 15 марта шел «Дон Кихот» в Большом театре, 18-го – в Мариинском. Можно было бы поставить на афишах посвящение композитору. Печально, что не обратили внимания на эту дату.[i]В Музее музыкальной культуры им. М. И. Глинки хранятся письма Л. Ф. Минкуса к К. К. Альбрехту. Один из основателей Московского отделения Российского музыкального общества и Московской консерватории, Карл (Константин) Карлович Альбрехт (1836–1893) работал виолончелистом в оркестре Большого театра, затем преподавал теорию музыки и сольфеджио в консерватории (1866–1889), одно время даже исполняя обязанности ее директора (1883–1885). Письма на немецком языке датированы 1865–1876 гг. и ждут своего исследователя.[/i][b]На илл.: [i]Сцена из спектакля «Баядерка» Мариинского театра. ХХI век.[/b][/i]

Оставьте Хабенского в покое!

[i][b]«Дорогая «Вечерка»! Я просто не могу поверить! Оказывается, мой любимый актер Константин Хабенский, между прочим, ведущий артист МХТ им. Чехова, вот-вот окажется на улице. Его выгоняют из театра! Мне сказали, что об этом писала какая-то газета. Но, по-моему, что-то здесь не то. Разберись, «Вечерка»![/i]Твоя верная подписчица Вероника ПАНИНА,г. Москва»[/b]Да, действительно, в среду в одной из газет, которые в народе называют желтыми, появилась публикация о том, что Константин Хабенский, возможно, будет уволен (!) из МХТ в третий (!) раз. Причина – нежелание отстегивать в общий котел театра процент с гонораров за съемки. Причем приведена прямая речь артиста: «Не буду я платить деньги…» и т. п.«Вечерняя Москва» поручила своему корреспонденту разобраться в ситуации. И вот что выяснилось.Константин Юрьевич сейчас находится в Житомире, играет там ведущие роли в двух спектаклях – «Белая гвардия» и «Утиная охота». Он прокомментировал сплетню коротко и ясно:– Да я даже никогда бы не унизился до интервью ЭТОЙ газете! Сразу по приезде в Москву он будет играть в недавнем премьерном «Гамлете».В театре нам сообщили: с Константином Хабенским никаких особых договоров не заключалось. Только договор как со штатным артистом МХТ им. Чехова.– Действительно, по желанию артиста театр в некоторых случаях выступает в качестве его агента, поддерживая его юридически и материально, – прокомментировал первый зам. директора театра, заслуженный деятель искусств РФ Алексей Евгеньевич Порай-Кошиц. – За это театр имеет с кинокомпаний или антреприз маленький гонорар. Он представляет собой стоимость бюджетной составляющей дневной ставки. Для среднего артиста это порядка 20 долларов. Для ведущего – 100. Так, «за Олега Павловича Табакова», когда он снимался в «Статском советнике», нам платили 3000 тысячи рублей за съемочный день. Не такие уж большие деньги. Чистая формальность, чтобы нести взаимную ответственность. Что касается Константина Хабенского, никаких договоров вокруг него не заключалось. Полтора месяца он не уходил со сцены, репетируя нового «Гамлета». Сейчас готовится играть еще в двух новых мхатовских постановках. Ни спектаклей, ни репетиций никогда не пропускал.[b]На илл.: [i]Неделю назад Константин Хабенский получил престижную награду «Золотой Овен» за лучшую мужскую роль в фильме «Бедные родственники».[/b][/i]

«Старый город» вместит все краски джаза

[b]Свежайшие краски в джазе – это тоже нечасто бывает. Но уже в первый же день в клубе «Апельсин» на Малой Грузинской предстоит нечто необыкновенное – камерунец Ричард Бона (этника), которого всегда ждет, кажется, весь мир, и Нино Катамадзе (психоделика) с колоритной грузинско-французской группой «Инсайт».[/b]4 ноября здесь же отметят 60-летие саксофониста Анатолия Герасимова. Известного музыканта поздравят Brazil All Stars, Леонид Федоров, Владимир Волков, Сергей Воронов, Дмитрий Дибров, Игорь Бриль, Евгений Федоров.Brazil All Stars выступят и отдельным концертом в Jazz Town на Таганке 5 ноября. Там же сыграют другие хэдлайнеры фестиваля – Нильс Ландгрен и группа «Фанк Юнит» (Швеция).«Старый город», знаменитая коньячная торговая марка, уже второй раз поддерживает фестиваль и стала его символом. Правда, теперь организаторы пошли еще дальше: при содействии event-агентства «АртМания» праздник выходит далеко за стены клубов. В Санкт-Петербурге, Красноярске, Ханты-Мансийске и Екатеринбурге (здесь фестиваль закроется 26 ноября) музыканты будут играть в больших концертных залах.Цель джазменов из «Старого города» – показать любимую музыку в самых живых и неожиданных проявлениях. Ну а коньяк по праву считается самым джазовым напитком в мире!

Несгибаемый Бетховен и одинокая гармонь

Не нужно быть ни историком, ни эстетом, чтобы догадаться: он пройдет под знаком 60-летия Победы.14-го силами высокой интеллигенции будет насажен сад в сквере Центра эстетического воспитания юношества ГМИИ им. Пушкина. Антонова и Янковский с лопатами – это всегда интригует.15-го обозначится музыкальная часть: в Зале им. Чайковского Елена Образцова споет песни Дунаевского, Блантера, «Темную ночь», «Одинокую гармонь»… Ай да подарок от Елены Васильевны!С [b]16 по 25 мая [/b]в «Художественном» пройдет ретроспектива «Мирное кино» картин 40-х годов – около десяти фильмов, русских и зарубежных, в том числе и трофейных. Так что, сидя на «Индийской гробнице» или «Девушке моей мечты», вполне можно представить себе Москву военных лет с ее весьма скупыми радостями.[b]18 мая [/b] в Зале Чайковского мировая премьера: «Воскрешение мертвых» Алексея Рыбникова, симфония-реквием с участием симфонического оркестра под управлением Теодора Курентзиса. Зазвучат тексты ветхозаветных пророков на греческом, русском, иврите и латыни.[b]17, 18, 20, 21 мая[/b] на Другой сцене «Современника» – спектакли Кукольного театра Резо Габриадзе, в том числе его шедевр «Сталинградская битва».[b]21, 22 мая[/b] на Основной сцене «Современника» театр «Гешер» показывает «Шошу» по гениальному романа Зингера.[b]23 мая[/b] в Доме музыки играет большой спиваковский НФОР: 4-я симфония Чайковского и 1-й концерт Бетховена, солист – Джон Лилл.[b]24-го[/b] в Большом зале Консерватории выступит Немецкий симфонический оркестр под управлением Владимира Ашкенази.[b]25, 26-го[/b] на Малой сцене МХТ им. Чехова режиссер Юрий Еремин покажет собственную инсценировку «Возвращения» Андрея Платонова с участием Олега Табакова.[b]27 мая[/b], поддерживая «черешневый» принцип чередования театра с музыкой, башметовский оркестр «Новая Россия» исполнит в Консерватории премьеру Четвертой симфонии Александра Чайковского для оркестра, хора и альта. А заодно и Пятую – Бетховена. Юрий Башмет в этом концерте – и солист, и дирижер.Вечера «Танцы победы» будут проходить в ЦПКиО им. Горького [b]с 15 по 25 мая [/b](с 20.00). Пока известно об участии в них биг-бенда Игоря Бутмана, Валерия Сюткина и Русского имперского балета Таранды. В последний день этот концерт выльется в закрытие фестиваля, большую дружескую встречу, на которой, как обычно, будет немало сюрпризов и, наверное, вкусной черешни.Учитывая специфику юбилея (чтобы не все было так уж весело),[b] 30-го [/b]еще покажут в «Пушкинском» премьеру фильма Оливера Хиршбигеля «Бункер» о последних часах жизни Гитлера.Весь фестиваль в Музее личных коллекций будет работать выставка Николая Жукова. А в центре ГУМа у фонтана – выставка «Личный архив»: вещи военного времени из семейных архивов предоставили сотрудники компаний «Боско ди Чильеджи» и «Тройка Диалог».