Автор

Евгений Лакоза

Что заметил простой пенсионер

Я частенько хожу пешком по улицам Бибиревской и Инженерной. Дочка моя живет в этом районе. И вот несколько лет назад в начале Бибиревской построили большой магазин под названием «Наш гипермаркет». Магазин – дело хорошее, но плохо, что владельцы его установили на тротуарах столбы для светофоров и ламп освещения аккурат посредине тротуаров. Во-первых, человек, задумавшись или, скажем, выпивши, может ненароком и не разминуться с этими столбами, что чревато травмами, вредными для здоровья граждан. И во-вторых, на чем я хотел бы заострить, так сказать, особое внимание, тракторам-подметальщикам тротуаров приходится огибать эти самые столбы, заезжая на газон. А колеса у тракторов, сами знаете, в рост человека, и они здорово распахивают газон и тащат землю с него на те же тротуары. Таким образом, и газоны портятся, их приходится каждый год озеленителям восстанавливать, и тротуары загрязняются.А вот в начале улицы Инженерной – другая напасть. Там тротуары у домов огородили симпатичными такими заборчиками. То, что огородили, понятное дело, хорошо, но плохо, что заборчики поставили вплотную к самому тротуару. По этой причине трактор-подметальщик вынужден сдвигаться в противоположную от заборчика сторону и, само собой, выезжать на газон. Пропахал он так громаднейшую колею. Можно даже сказать, целый окоп. А ведь летом этот газон обновляли, укладывали перегной, траву высевали. Теперь перегной перемололи колеса тракторов-подметальщиков и перетащили на окрестные тротуары и мостовые.С одной стороны, хорошо, что на бывших пустырях обустраиваются газоны. Но с другой стороны, плохо, что чернозем с них растаскивается колесами автомобилей.Там, где газон огородили заборчиком, – там проблем нет. А где нет этих самых оград, появляются автомобили. Паркуются они здесь и превращают газон в грязное месиво и растаскивают чернозем по улицам города.Весной эти проплешины на газонах латают, но потом картина повторяется. Опять здесь паркуются автомобили и опять они делают свое грязное дело. Хорошо, что стали штрафовать несознательных водителей. Но, видно, денег у них на штрафы в избытке, ведь по-прежнему заезжают на газоны.Вот я и думаю: может, не надо стараться сразу всю территорию города окультуривать? Может, если уж и делать газон, то обязательно его огораживать, защищая от наездов автомобилей. Ставить заборчики. Да и бордюры можно было бы делать повыше – кстати, эту мысль высказывал в свое время и сам мэр Юрий Лужков.Вообще-то перед озеленением газонов выбирают иногда старый грунт. Так, может быть, выбирать его надо побольше, чтобы засыпаемый новый чернозем не возвышался над бордюрами.А то ведь на улице Стандартной, аккурат перед ДЕЗом района Алтуфьево, этой весной на газоны навалили целые горы чернозема.Озеленители, видно, решили постараться на виду у заказчика работ. И, понятное дело, чернозем, что возвышался над бордюром, был смыт дождем на проезжую часть под колеса автомобилей.И вообще районным властям надо бы почаще ходить пешком по своей территории. Ведь не зря же районы в городе сделали небольшими, так сказать, шаговой доступности. А если пешочком пройтись по улицам, не спеша, то мало-мальски заинтересованным в чистоте района чиновникам-руководителям не могут не броситься в глаза все эти нелепицы работе служб, призванных делать наш город чище и красивее. Ведь смог заметить все это описанное выше безобразие простой пенсионер. Меня, между прочим, соседи величают «сэр пенсионер» – за то, что я, так сказать, радею об общественном благополучии.Пусть же и чиновники порадеют о закрепленной за ними территорией. С этим я к ним и обращаюсь.[b]ОТ РЕДАКЦИИ[/b]Мы обращаемся к [b]префекту Северно-Восточного административного округа И. Я. Рабер[/b]. Уважаемая Ирина Яковлевна! Просим вас ознакомиться с изложенной ситуацией и ответить, возможно ли наладить взаимодействие работников коммунальных служб округа таким образом, чтобы «нелепицы» в их работе, о которых пишет наш читатель, остались в прошлом?

Бизнесу создаются комфортные условия

[i]ММБА доказала свою полезность компаниям, которые находят в ней помощь начиная с подбора персонала, помещений, площадок под строительство, надежных партнеров до поиска инвестиций, доработки технико-экономических обоснований, инициации новых проектов В ноябре 1997 года была организована Московская международная бизнес-ассоциация (ММБА).Ее генеральный директор, советник мэра Москвы по связям с международным деловым сообществом [b]Александр Борисов [/b]рассказывает об истории создания и двухлетней работе ассоциации.[/i][b]— Александр Иванович, кто был инициатором образования ассоциации?[/b] — Это была инициатива ряда крупных иностранных и российских компаний, предложивших мэру Москвы Юрию Лужкову создать организацию, которая позволила бы им наладить дополнительный канал прямого диалога с членами правительства столицы. На учредительное собрание приехали представители от 30 компаний, которые и стали первыми членами ассоциации. Причем большинство из них — 20 — были иностранными. Юрия Лужкова избрали президентом ассоциации. В ее руководство вошли несколько министров городского правительства и крупных бизнесменов.Основной задачей ММБА стало создание максимально комфортных условий для деятельности российских и зарубежных предпринимателей в Москве, а также в регионах, с которыми сотрудничает столичное правительство. Стали помогать западным предпринимателям осваиваться на нашем рынке. Поначалу в 1997 году наблюдался определенный подъем, в Москве тогда в месяц регистрировалось до 300 зарубежных компаний, росло и число членов ассоциации. Однако после августа 1998 года нам пришлось перестраивать свою работу. Стали помогать членам ассоциации пережить посткризисную ситуацию, а западным компаниям — не уйти, не бросить тот участок работы, которым они занимаются в России.Можно считать, что ассоциация с этой задачей справилась, хотя бы потому, что если на момент кризиса у нас было 70 компаний, то сейчас их около 200.Ассоциация не только росла количественно, но и развивалась качественно с учетом потребностей наших членов. Поскольку западным компаниям, работающим на нашем рынке, нужны надежные российские партнеры, ассоциация стала уделять больше внимания приему российских предприятий.И к первой годовщине мы вышли на паритетное соотношение отечественных и зарубежных компаний. Но затем выяснилось, что и тем и другим нужна дополнительная опора в регионах. Кому-то требовались представители, кому-то — дилерские и дистрибьюторские сети. Учитывая это, мы открыли 31 представительство в регионах Российской Федерации. И таким образом у нас членская база изменилась в следующей пропорции: одна треть — иностранные компании, другая треть — компании, базирующие в Москве и еще треть — региональные. Это произошло в течение этого года.Хотелось бы отметить, что члены ассоциации все чаще стали объединяться вокруг совместных проектов.Со временем развивались методы работы в ассоциации. В дополнение к проводимым нами традиционным ежемесячным встречам членов ассоциации с министрами правительства Москвы, заседаний PR-клуба, VIP-клуба, Московского международного бизнес-пресс-клуба сейчас мы стали организовывать специализированные семинары по бухгалтерскому учету, по налоговым проблемам. А в ноябре у нас состоялось довольно уникальное мероприятие, которое является своего рода лакмусовой бумажкой, фиксирующей возобновление экономической активности в Москве и в России в целом. Мы его проводили вместе с нашим членом — компанией Прайс Уотерхаус, входящей в пятерку ведущих мировых консалтинговых фирм. Семинар посвящался выходу российских предприятий на американский фондовый рынок. И, к нашему удивлению, желание в нем участвовать проявили 80 компаний, при том, что мы рассчитывали на 30, максимум 40. То есть у руководителей наших компаний есть уверенность в том, что они достаточно окрепли и что у них есть достаточно оснований для того, чтобы представить себя в качестве возможного участника на очень непростом придирчивом американском фондовом рынке.[b]— Каков порядок приема компаний в ММБА? [/b]— Претенденты должны выполнить ряд требований. Первое — это представить рекомендации либо от действительных членов ассоциации, либо от городских служб, комитетов, управлений, с которыми данное предприятие работает и как-то зарекомендовало себя в качестве надежного партнера. Иностранная компания может представить рекомендации от государственных служб своей страны, посольства или торгово-промышленной палаты. Это дает нам возможность сделать заключение о том, что происхождение капитала компании-претендента вполне благонадежное, что у нее нет никаких неприятностей с законом и она не сможет в дальнейшем повредить ни имиджу ассоциации, ни интересам партнеров внутри ассоциации. Это основное наше отличие от традиционных объединений предпринимателей в гильдии или торговые палаты.Второе условие — это финансовая планка: мы сознательно установили достаточно высокий вступительный взнос в 6 тыс. долларов и 6 тыс. долларов ежегодно. И планку эту мы держим сознательно, чтобы в рамках ассоциации все-таки были представлены не однодневки, не внезапно разбогатевшие на спекуляциях. Хотя, надо прямо сказать, что мы не всегда выдерживаем это требование. Если речь идет о проекте, представляющем серьезный интерес для города, для развития его инфраструктуры, удовлетворения каких-то социальных интересов населения, то специальным решением исполкома ассоциации мы устанавливаем другие размеры взносов.Поэтому нельзя сказать, что все 200 наших компаний-членов заплатили одинаковые взносы. Но для этого еще раз хочу подчеркнуть: должны быть серьезные основания.Ну и третье условие — это активное участие в проводимых ассоциацией мероприятиях.[b]— Были ли случаи лишения членства ММБА?[/b] — Пока мы ни одну компанию из ассоциации не исключили. У нас ни один член ассоциации не повел себя недостойно. Это, во-первых, подтверждает правомерность нашего серьезного подхода к отбору, а во-вторых, делает честь нашим членам. Если это российские компании, то они действительно берегут свою репутацию. Если это западные компании, то они, как правило, серьезно относятся к перспективам работы на московском и российском рынке.Правда, был случай: после финансового кризиса три компании подали нам заявления о приостановке членства. Причем все они высказывали с небольшими стилистическими различиями примерно одну и ту же причину — в связи с возникшими конъюнктурными изменениями. Все три компании западные, причем одна из них не имеет в Москве даже представительства. А две другие вынуждены были приостановить деятельность своих производств у нас в связи с финансовым кризисом.И мы отреагировали, на мой взгляд, правильно. Приняли к сведению эти заявления и пообещали, что на наиболее интересные мероприятия будем все-таки приглашать их представителей, чтобы они не теряли связей с нами.Можно считать, что ассоциация выдержала проверку временем.Мы доказали свою полезность компаниям, которые в нашем лице находят помощь и поддержку в достаточно широком спектре различного рода услуг: от подбора персонала, помещений, площадок под строительство, надежных партнеров до поиска инвестиций, доработки технико-экономических обоснований, отслеживания начатых проектов, инициации новых.[b]— А какими силами это делается?[/b] — У нас есть два подхода. Внутри ассоциации имеется так называемое сервис-бюро. Оно сейчас объединяет более 30 компаний, каждая из которых предлагает другим предприятиям свои услуги на льготных условиях со скидками в 15—20 %. Причем это, как правило, высокопрофессиональные услуги.Второй подход — это использование наших возможностей по работе компаний с городской администрацией и различными службами. Наличие в исполкоме ассоциации наряду с бизнесменами целого ряда министров правительства Москвы позволяет нам оказывать реальную помощь при решении каких-то вопросов, вызванных бюрократическими проволочками, трудностями объективными и субъективными, которые возникают в ходе выполнения тех или иных проектов. Причем мы не ограничиваемся только городом, потому что у нас есть хорошие связи и с Московской областью, и с федеральными структурами. Подбирая личный состав исполнительной дирекции, мы учитывали этот фактор, у нас есть люди, которые имеют хорошие связи и в правительстве России, и в Государственной думе. То есть при необходимости мы можем компаниям членам дать квалифицированный совет, оказать помощь в налаживании деловых контактов. Это, кстати, также одно из отличий нашей ассоциации от других профессиональных или общественных объединений.[b]— Вы говорили о том, что члены ассоциации группируются вокруг конкретных проектов.Что это за проекты? [/b]— До августа 1998 года у нас намечалось три крупных серьезных проекта, которые мэр города разрешил ассоциации выполнить своими силами. Первый — строительство крупного центра развлечений в Нагатинской пойме. Второй — это международный выставочный центр (рассматривалось несколько вариантов). Третий — строительство в рамках Москва-Сити офис-билдингаММБА. К сожалению, финансовый кризис августа 1998 года не позволил продолжить работу над этими проектами.Но считаем, что они не окончательно отложены, и со временем мы к ним вернемся.Сейчас мы перешли к точечным проектам. В качестве примера расскажу о том, что имеет сквозное городское значение. Создание системы семейных спортивно-досуговых центров. В прошлом году мэр открыл первый такой центр, построенный на базе роликодрома, в Холодильном переулке. Это совершенно новая система отдыха в столице. Сюда могут приходить молодые родители, оставлять детей на квалифицированное попечение и идти отдыхать по полной программе. То есть от мала до велика — все могут найти себе занятие по вкусу. Побывав здесь, Юрий Лужков заявил, что хорошо бы в каждой префектуре города иметь такой досуговый центр.Этот первый семейный спортивно-досуговый центр был построен компанией «Гончар», членом нашей ассоциации. Именно поэтому мы предложили распространить этот опыт.В настоящее время готовится распоряжение премьера правительства Москвы по программе строительства семейных спортивно-досуговых центров. Ее особенность в том, что бюджетные средства совершенно не привлекаются. В качестве основы предполагается использовать заброшенные промышленные объекты. Мы нашли ряд компаний — членов ассоциации, которые готовы объединить свои усилия и поставлять в кредит, например, промышленные конструкции, строительные материалы, оборудование для розлива пива, прохладительных напитков и соков. Если городская Дума поможет еще в том, чтобы на эту программу распространить льготы для учреждений социальной сферы, то, я думаю, во всех районах Москвы будут построены спортивно-досуговые центры и семейным москвичам будет где отдохнуть.Успешно воплощается в жизнь программа развития общественного транспорта в регионах. Брянская, Калининградская области и Алтайский край, где имеются наши представители, объединились сейчас вокруг программы создания дополнительных пассажирских транспортных мощностей. О чем идет речь? Поскольку действующие автопредприятия находятся в плачевном состоянии, предприниматели выкупают бывшие в употреблении автобусы «Мерседес МАН» и запускают их на маршруты.С помощью нашего члена ассоциации — немецкой компании «Гейдельберг» — мы предложили в Москве и в ряде регионов программу переоснащения действующих типографских мощностей.Всем известна ведь печальная статистика, свидетельствующая о том, что значительная часть полиграфической продукции печатается за рубежом России. Компания «Гейдельберг» построила недавно в Москве крупнейший печатный центр «Алмазпресс». И теперь она предлагает очень льготные условия лизинга своего оборудования тем московским печатникам, которые хотят выйти на международный уровень качества.[b]— В каких странах вы имеете и зарубежные представительства?[/b] — Сейчас мы имеем представительства в США, Германии, Франции, Финляндии, Израиле, ЮАР, Замбии, Чили и еще одно на Испанию и Португалию. В настоящий момент ведем переговоры по открытию представительств в Китае и в Италии.Сравнительно недавно мы открыли представительство в Израиле. Именно там, в Тель-Авиве, 17—19 мая 2000 года состоится III Международный инвестиционный форум ММБА Москва-Инвест’99, который продолжит традицию предыдущих форумов по привлечению зарубежных бизнесменов к реализации инвестиционных проектов, осуществляемых на территории Москвы.

Уходя, Клинтон гасит евро

[b]Хозяин Белого дома назвал главные экономические успехи своей администрации за семь лет: создано 20 миллионов новых рабочих мест, достигнут самый высокий экономический рост и самый низкий уровень безработицы за последние 30 лет, поставлена задача достичь уровня, когда впервые с 1835 года США не будут иметь внутреннего долга.[/b][i]В четверг на лондонской бирже произошло рекордное падение курса евро, который опустился ниже 99 центов. Никогда ранее с момента запуска евро в январе прошлого года биржа не закрывалась с курсом единой валюты ниже курса доллара. В пятницу евро снова подешевел и «тянул» немногим больше 98 центов. Это явилось психологическим шоком для многих инвесторов, которые пытаются сейчас срочно перевести имеющиеся у них на руках суммы в евро на более твердую валюту. В настоящее время наблюдается мощный отток американского и японского капиталов из Западной Европы.[/i]По мнению аналитиков, укрепление доллара связано в первую очередь с увеличивающимся интересом инвесторов к американскому рынку. Экономика США в течение нескольких лет демонстрирует небывалые темпы роста, а профицит американского бюджета сравним с бюджетом всей России. Поэтому европейцы все чаще предпочитают вкладывать деньги в американские активы. И похоже, что в ближайшее время эта тенденция сохранится. Федеральная резервная система США планирует в первых числах февраля увеличить учетную ставку как минимум на четверть процента. Рынок акций на это обычно реагирует понижением цен. То есть американские акции могут стать дешевле и, следовательно, еще привлекательнее для инвесторов. А отток средств на американский рынок приведет к дальнейшему ослаблению евро.Это печальное для европейцев обстоятельство — повод для особой гордости американцев. О процветании США с удовольствием говорил в минувшую пятницу Билл Клинтон в своем традиционном и последнем для него как президента обращении «О положении страны».Хозяин Белого дома назвал главные экономические успехи своей администрации за семь лет: создано 20 миллионов новых рабочих мест, достигнут самый высокий экономический рост и самый низкий уровень безработицы за последние 30 лет, поставлена задача достичь уровня, когда впервые с 1835 года США не будут иметь внутреннего долга.Европа, увы, не может похвастаться подобными успехами, о чем свидетельствует и незавидно складывающаяся судьба евро. Напомним, что свою годовщину евро отметил довольно скромно. Его курс с 1,182 долл.в первых числах января прошлого года снизился к концу года почти до паритета с долларом, побывав однажды и «под долларом». Европейские экономисты спокойно реагировали на такое плавное падение евро, поскольку это было выгодно их экспортерам. Например, главный экономист Европейского центрального банка Отмар Иссинг заявил, что курс евро сам по себе не является параметром монетарной политики ЕЦБ, но интересует финансовые власти лишь с точки зрения инфляционного воздействия. Умеренное падение евро, по его мнению, не создаст проблем с инфляцией и поэтому не очень беспокоит ЕЦБ, который, можно сказать, и «дал добро» на плавное падение евро.Но, похоже, европейцы несколько увлеклись игрой на понижение евро, которому сейчас грозит настоящий обвал, и уже пытаются как-то выправить положение. Западная пресса сообщает, что европейский Центробанк может на этой неделе поднять ставку рефинансирования для того, чтобы защитить евро. Но лекарство это может оказаться запоздалым.По отношению к евро потяжелел даже российский рубль.Центральный банк России установил с 29 января курс рубля к евро в размере 28,23 руб. за один евро. По сравнению с предыдущим показателем он повысился на 33 копейки.

НИКОЛАЙ ШМЕЛЕВ: РАДИ БОГА, НИКАКИХ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ

[i]Цены за год выросли на 20%, а зарплата — ни на один процент. Вот это уже грабежСвоими размышлениями об итогах минувшего десятилетия и надеждами на будущее поделился с корреспондентом «ВМ» известный экономист академик [b]Николай ШМЕЛЕВ[/b].[/i][b]— Что ждет нашу экономику? [/b]— У меня ощущение, что наша экономика в 1998—1999 годах достигла дна своего падения, падать ниже просто некуда. А потом начали работать силы самосохранения страны. Все-таки Россия жизнеспособна, умирать не собирается. Конечно, могут быть еще серьезные колебания конъюнктуры, но все они наверняка будут над нулевой линией. Если в нынешнем году мы будем иметь 4—5% роста, то и это хорошо. Не надо иллюзий. Никаких чудодейственных средств не существует. Будем пыхтеть, карабкаться, одним словом, работать! Из ямы мы вылезем, но все-таки не скоро. Годы на это понадобятся.[b]— С приходом Путина все надеялись, что деньги пойдут в страну и фондовый рынок оживет. Однако надежды не оправдались.[/b]— Я уверен: рано или поздно ожидания сбудутся. Знаете, чем дольше живу, тем больше я, профессиональный экономист, убеждаюсь, что экономический результат зависит далеко не только от чисто экономических и политических факторов — от многого, в том числе даже от настроения, моего и вашего в том числе.[b]— То есть от того, что называют человеческим фактором? [/b]— Вот именно. С моей точки зрения, главный просчет реформаторов первой волны, начиная с 1992 года, в том, что этот фактор они оставляли за скобками. Мол, плевать, что думают люди, мы будем делать так, как хотим. И несколько капитальных ошибок, совершенных за 90-е годы, полностью подорвали доверие человека к государству, а инвестора — к стране. Доверие подорвано и последующим ходом реформ, банковским кризисом 1995 года, той же приватизацией по Чубайсу, например, и отказом государства платить по ГКО. Тот же Чубайс даже где-то похвалялся: мол, как мы их кинули, а! Надо же, еще и гордится! Но ведь это логика карманного воришки: спер кошелек — и бежать, а что потом? [b]— Что же нужно для восстановления доверия? [/b]— Для этого недостаточно одной какой-то акции. Нужны и политические заявления, и законодательные гарантии неприкосновенности и сохранности собственности, гарантии, что сбережения граждан в банках не пропадут, и многое другое. Но, повторю, среди множества неотложных дел не надо забывать, что центральная задача — восстановить доверие инвесторов. Всех — и мелкого внутреннего инвестора, и крупного, и западного, и, простите, того отечественного, который увел за 90-е годы капитал за границу. Если бы удалось вернуть основную часть денег, которые эмигрировали, то нам никакой Всемирный банк не был бы нужен.[b]— Довольно длительное время рубль с долларом идут нос к носу, но народ все равно предпочитает держать сбережения в долларах. Надо ли и как с этим бороться государству? [/b]— И это проблема с немалой предысторией. А родилась она лет десять назад из капитальных ошибок наших первых реформаторов. Повторю то, что говорил неоднократно. Любая экономика нуждается в чем-то стабильном, в том, что на профессиональном жаргоне называется якорем. Им мог быть червонец, то есть национальная валюта со стабильным курсом и полностью конвертируемая — то есть то, что было у нас в 20-х годах. По каким-то соображениям наши реформаторы, поддержанные отечественным банковским сообществом, посчитали червонец чем-то уж очень экзотическим. Хотя в Китае Дэн Сяопин идею параллельной валюты эффективно использовал 20 лет, и она очень хорошо сработала. Ну, хорошо, пустили на роль якоря доллар. Сейчас, по грубым оценкам, две трети денег в стране — доллары. Фактически наша внутренняя валюта — доллар. Но совпадает это с нашими национальными целями, с нашими интересами? Конечно, нет.Я не вижу возможности использовать какие-то административные рычаги. Во-первых, запретить хождение доллара невозможно по состоянию нашей денежной кредитной системы. Запретим — доллар уйдет в подворотню. И не поймаешь никак. Нет такого НКВД, который это мог бы сделать.Решатся ли наши власти на параллельную валюту? Не знаю. Но противном случае пройдут годы, а может быть и десятилетия, пока рубль окрепнет и превратится в реально конвертируемую валюту. Сейчас на любом табло в мире можете увидеть эстонскую крону, литовский лит, а рубля-то нет! По вопросу, поддерживать курс рубля или отпустить его падать, единства мнений нет.Есть два похода, две, если хотите, школы. У той и у другой есть свои аргументы. Я лично считаю, что люди в мире живут не глупее нас с вами. И если Китай поддерживает все последнее десятилетие в пять раз заниженный курс юаня по сравнению с его реальной покупательной способностью, если Индия поддерживает в четыре раза заниженный курс рупии, то они знают, что делают. Мне кажется, очень задирать курс рубля — нам же во вред.[b]— Однако Виктор Геращенко держится за крепкий рубль.[/b]— По-моему, у него главная задача — расплатиться с долгами малой кровью. А для этого лучше, чтобы доллар был подешевле. И вот эту он задачу себе поставил, а остальные, с его точки зрения, — второстепенные. При всем моем гигантском уважении к Виктору Владимировичу, в этом я с ним согласиться не могу.[b]— Вы по-прежнему считаете, что нашей экономике не хватает рублей, что нужна эмиссия? [/b]— Да, в 90-е годы мы искусственно довели страну до полного безденежья. Но, слава богу, года полтора назад наши реформаторы отказались от этой политики и стали немножко подпечатывать деньги. И, обратите внимание, наконец начала рассасываться удушающая проблема неплатежей. Уходит и проблема бартера. Ведь 50% экономического оборота был бартер, теперь он вроде сократился до 20%. Это положительно. И я бы еще какое-то количество денег напечатал. Аккуратно, осторожно. Перехлестнешь — свалимся в гиперинфляцию. Но умеренная, где-то процентов 15—20, годовая инфляция при нашем состоянии, когда мы только начали выбираться из ямы, я считаю, не страшна.[b]— Надо ли привязать к инфляции прожиточный минимум, пенсии? [/b]— Всенепременно! Инфляция — инструмент такой: его можно использовать честно, а можно нечестно. Честно — это значит привязывая к темпу инфляции и зарплату, и банковские депозиты, и проценты по вкладам. И не так, как сейчас, когда цены за год выросли на 20%, а зарплата ни на один процент. Вот это уже грабеж.[b]— А что вы думаете о реструктуризации РАО «ЕЭС», «Газпрома», МПС? [/b]— Я очень в этом вопросе консервативен. В теории частный хозяин рано или поздно становится более эффективным собственником, чем государство. Но у нас с приватизацией получилось из рук вон плохо. Приватизировали огромный блок экономики, и все в хаосе. Единственно стабильными секторами остались электричество, газ, железные дороги, нефть и, может быть, почта. Но не надо торопиться и здесь все ломать, погодите! Пройдет 20—30 лет — и можно будет их приватизировать, а сейчас такие предложения вызывают огромное недоверие. Тем более что все, исходящее от Анатолия Чубайса, наводит людей на одну мысль: «Ну, опять надует». Это подозрение в деликатной форме выразил Илларионов. Я во многом был с ним не согласен. Но в этом вопросе я на его стороне.[b]— Вы все также считаете, что ситуацию в стране может существенно улучшить малый и средний бизнес, если дать ему свободу? [/b]— Да, это моя идея фикс. Я считаю колоссальной ошибкой сначала большевиков, потом Горбачева, еще более вопиющей ошибкой рыночников первой волны то, что они все время были озабочены вопросами типа: что нам делать с НПО «Энергия», что нам делать с «Уралмашем»? Это все важно. Но во всем мире основной вклад и в насыщение рынка, и в обеспечение занятости, и, как это ни парадоксально, в развитие технического прогресса делает мелкое и среднее производство. А у нас это все считалось чем-то второстепенным. Горбачев, кстати, теперь очень хорошо понял свою ошибку. Не так давно он меня спросил, представляю ли я, сколько нужно собрать подписей, чтобы получить разрешение построить здание — за свои деньги и на своей земле (ему ее подарил Юрий Лужков). У меня фантазии не хватило. Оказалось — 273 подписи! Представляете, какая чудовищная энергия должна быть, чтобы преодолеть такой барьер! [b]— Ну а как вам 2001 год видится? На что можно надеяться? [/b]— У меня есть одно пожелание, житейское или даже философское. Ради бога, никаких резких движений! Ну никаких. Категорически запрещено что-нибудь делать резко. А вопросов, требующих решения, очень много. Нужно отработать налоговую систему. Вроде бы началось движение в сторону здравого смысла. Но что получится из этого, пока не знаю. Единый 13-процентный налог, может, вытянет из тени значительную часть доходов. Но одной разовой акцией всю проблему решить не удастся. Надо приступить к решению земельной проблемы. Земля должна продаваться с соответствующими ограничениями по ее использованию. Такой механизм в мире уже отработан, да и в российской экономической науке тоже. Помните, у нас был такой гениальный человек, как Чаянов. Так вот, вся Голландия живет по формуле Чаянова. Там частная собственность на землю. Ею владеют фермеры. Но они все включены в сложную систему кооперативных отношений. Благодаря ей у голландских фермеров нет проблем ни с техникой, ни с семенами, ни со сбытом выращенной продукции. В идеале, это наша дорога.[b]— Что-то вы мало стали выступать в широкой печати. Ведь в начале 90-х годов все вашими статьями зачитывались.[/b]— Было, было. А потом перестал писать — из-за бесполезности. Азарт пропал в 1992 году, когда к власти пришли молодые ребятареформаторы. В принципе, если по учебнику, они делали все правильно. Но одно дело учебник, другое дело живые люди. Зачем же так свирепо поступать с народом? Это и развело меня с ними во многом.[b]— Что бы вы пожелали читателям «ВМ»? [/b]— Во-первых, чуть больше оптимизма. А во-вторых — помнить, что мы с вами (я имею в виду Россию) в уходящем веке и тысячелетии столько крови и насилия наглотались, как никто. Простая истина — евангельская и житейская — что кровь и насилие порождают только кровь и насилие, но не решают ни одной проблемы. Это должно стать основой нашего национального самосознанием.

Нефтедоллары затормозили ход реформ

[b]На вопросы корреспондента «ВМ» отвечает председатель Банковского комитета Госдумы Александр ШОХИН.— Александр Николаевич, работая ранее в правительстве, вы накопили большой опыт работы с МВФ. Удастся ли договориться с ним и отсрочить платежи по долгам? [/b]— У меня большие сомнения по этому поводу. Дело в первую очередь в необычайно высоких ценах на нефть на мировых рынках, что, естественно, делает наши просьбы об отсрочке платежей по долгам весьма неуместными. Есть и менее существенные моменты. Госдумой пока не приняты три законопроекта о реструктуризации банковской сферы, составляющие так называемый пакет МВФ. Хотя эти три законопроекта в основном готовы ко второму чтению, реально приняты они будут не раньше марта.[b]— В чем суть законопроектов? [/b]— Первый закон из пакета — «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Он только что прошел экспертизу в Высшем арбитражном суде. Второй законопроект — поправки к закону «О банках и банковской деятельности». Он усиливает надзор за банковскими группами и холдингами. Третий законопроект — поправки к закону о Центральном банке, предоставляющие Банку России право снижать уставные капиталы банков до размеров их собственных средств. Он уже практически согласован в нашем комитете.[b]— Можно ли рассчитывать на кредиты? [/b]— Думаю, что заключение соглашения не сулит нам предоставления кредитов, поскольку реформа самого Фонда предполагает, что кредиты теперь будут даваться на более рыночных условиях и только на случай реальной угрозы для стабильности национальной валюты.[b]— У МВФ, конечно, будут претензии по поводу медленной реструктуризации российских монополий? [/b]— Да, очень вяло формирует правительство свою позицию по реформам, будь то реформа банковского сектора, железных дорог, РАО «ЕЭС России», «Газпрома» и так далее. Что мы наблюдаем сегодня? Многочисленные заседания с поручениями доработать и рассмотреть еще раз в следующем квартале. Непонятные конфликты, связанные с итогами обсуждений, подобно нынешнему конфликту между Чубайсом и Илларионовым, и возможным появлением совсем другого решения правительства, нежели то, которое было озвучено. Все это порождает ощущение, что программа правительства — это не руководство к действию, это лишь некий контур программы действий, который еще требуется наполнять содержанием. А какое содержание будет, это зависит от борьбы тех или иных групп влияния.[b]— А от вмешательства президента? [/b]— У президента есть исключительная возможность ускорить эти процессы. Но, судя по заявлениям Путина, он пока над схваткой, и это придает силы борющимся сторонам. Они уже в публичных действиях пытаются доказать свою правоту, созывая пресс-конференции, политические тусовки и так далее. Мне кажется, что это может неблагоприятно отразиться на экономической ситуации этого года.[b]— И какой же у вас прогноз на нынешний год? Удастся ли развить достижения года минувшего? [/b]— Минувший год действительно был уникальным по темпам экономического роста и масштабам инвестиций в основной капитал. Но, на мой взгляд, повторение пройденного маловероятно. Более того, статистика фиксирует некоторое снижение помесячных показателей, а это многих приводит к выводу, что в середине следующего года рост может прекратиться. На мой взгляд, вряд ли мы выйдем на нулевой рост. Да, вполне возможно, что весной цены на нефть упадут. С другой стороны, должен начать положительно сказываться эффект от структурных институциональных реформ, в частности, от той же налоговой, от реформ банковской системы и естественных монополий. Однако не исключено обострение бюджетных, финансовых и других проблем в случае, если неблагоприятные факторы скажутся сильнее. В частности, если цены на нефть упадут ниже критического порога, если инфляционный денежный навес, который накопился в экономике, начнет, подобно снежным заносам на крышах, сползать и падать на дорожки и инфляция выйдет из прогнозируемых показателей. Инфляционный индекс за январь на уровне 2,8% дает основания для такого вывода.[b]— А как вы оцениваете письмо председателя Виктора Геращенко, в котором тот отказался пересматривать «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2001 год»? [/b]— Я считаю, что Виктор Геращенко просто провоцирует Думу на принятие чрезвычайно жесткого варианта новой редакции закона о Центробанке с тем, чтобы этот вариант натолкнулся на вето президента и в итоге не вступил в силу. И я считаю, что после ухудшения отношений Геращенко с Госдумой многие депутаты, ранее выступавшие за сохранение независимости Банка России, теперь проголосуют за поправки к закону об утверждении сметы Центробанка, об отзыве у него функций лицензирования банковских аудиторов и о расширении функций Национального банковского совета.[b]— Чем недовольны депутаты? [/b]— Депутаты недовольны тем, что в основных направлениях денежно-кредитной политики Центробанк просто скопировал бюджет. Но такой прогноз нам не нужен. Нам нужна реальная оценка вариантов поведения монетарных властей в зависимости от того, как себя будут вести цены на нефть, какими будут отношения с МВФ и кредиторами. Нужны более внятные обоснования того, какая будет политика обменного курса рубля. Вот этого, к сожалению, нет. Уже правительство пересматривает бюджет, а Центробанк упрямо ссылается на прогнозные оценки середины прошлого года.[b]— Александр Иванович, у вас большой опыт работы и в правительстве, и в Госдуме. Где у вас больше возможности воплощать свои идеи в жизнь? [/b]— Парадокс ситуации состоит в том, что в первой половине 90х, когда я был вице-премьером, Верховный совет, а затем Дума оказывали сопротивление действиям правительства по реформированию экономики. Отсюда определенная половинчатость и непоследовательность многих мер. Сейчас правительство может опираться на пропрезидентское большинство в Думе и вносить любые законодательные инициативы, но медлит с этим, сдерживая и активность депутатов. Но в целом реализовать себя можно на любом месте, что я стараюсь и делать, третий раз избираясь в парламент.