Автор

Елена Салина

Охота на стариков

МОЯ знакомая старушка Варечка плачет вот уже две недели. Не потому, что ее обидели, а потому, что мир вокруг нее изменился так, что она теперь не умеет в нем жить. Впрочем, все по порядку.Две недели назад Варечке позвонили – якобы социсследование. Она честно ответила на все вопросы: что 83 года, что живет одна и, конечно же, часто болеет.«Социологи» все записали, а на следующий день новый звонок. Сказали: из военного госпиталя имени Мандрыка. У них, дескать, благотворительная акция, они обследуют одиноких стариков – прямо на дому, а потом назначают лечение.И правда, назавтра приехали, взяли анализ мочи, обещали потом взять кровь. А уж какие ласковые были, какие внимательные – и не перескажешь.Хорошо все-таки пересказала – своей племяннице. Та не будь дурой тут же набрала номер этого самого госпиталя и поинтересовалась, какое вообще отношение ее Варечка имеет к армии.Никакого – честно ответили ей. И врачи такие в госпитале не работают. К Варечке приходили аферисты, которые жертв себе выбирают методом тыка (читай, соцопроса), а залечить быстренько одинокую старушку с квартирой – раз плюнуть. С тех пор никто к Варечке не приходил – спугнула их племянница.Моя соседка, Тамара Ивановна (87 лет), ведется на уловки мошенников с пугающей регулярностью: каждые полгода. То цыгане остановят ее на улице и мило так побеседуют, выманив последние 2 тысячи. («Леночка, я теперь поверила в гипноз!») То купит у «разносчиков счастья» чудо-лекарство (какое-нибудь семя льна, замоченное в кошачьей моче) за 5 тысяч рублей. А недавно звонит зятю: «Юрочка, срочно одолжи мне 18 тысяч». Зять примчался и вытолкал взашей из квартиры двоих уродов, впаривающих старушке суперумный нанопылесос.А когда приносят «от соцзащиты» пакетик гречки, чтобы спокойно обшарить квартиру в поисках «гробовых»? А когда ветеранов просят показать медали якобы для газеты (музея, архива), а потом бьют по голове? Мерзко от всего этого до одури. И каждый раз хочется прижать к себе седую голову и прошептать: «Милые вы мои! Я знаю, что вам не хватает внимания и ласки. Знаю, что у вас все болит и некому порой пожаловаться. Знаю, что очень хотите помочь детям и привыкли сами принимать решения. Но мир изменился. И если во времена вашей юности дать воды прохожему было нормой, то сейчас двери нужно держать на замке и рта на улице не раскрывать, и по телефону с незнакомцами не разговаривать.А при малейшем подозрении все рассказать детям, внукам, подругам, соседям.Не бойтесь показаться им глупыми и никчемными – они вас любят и все поймут. А иначе не избежать беды».А детям и внукам я сказала бы: «Да, у вас работа и много всяких важных забот. Но матери, бабушке, дедушке так не хватает вашего интереса к ним. К их мелким, по-вашему, заботам и радостям, к их бесконечным болячкам. Ведь главное оружие мошенников – овечий взгляд и слащавый голос».Я давно мечтала посмотреть в глаза тому мерзавцу, который наживается на стариках. У него рожа кривая или загребущие лапы шерстью поросли? Что творится в его черной душонке? Недавно увидела: да они, оказывается, красавцы! Долго рассматривала в Интернете блогершу Елену Мироненко, которая жалеет, что не переехала своим авто «мерзотнейшую старуху», посмевшую оказаться на ее дороге. Нисколько не сомневаюсь: такая и переедет, и заодно сумочку старухину почистит, пока никто не видит. Потому как ей, единственной и неповторимой во вселенной, все дозволено, а остальные – твари дрожащие.

Англичане с русской душой

«Знаете, что означает слово «гольф»? – спросила она нас, группу русских туристов в Лондоне – просто так, для разогрева перед созерцанием легендарного Тауэра. – Это означает: Gentlemen Only, Ladies Forbidden («только для джентльменов, дамам запрещено»). Я вчера этот анекдот рассказала свекрови, так она до сих пор смеется, пошла подругам-гольфисткам пересказывать.Да-да – гольф, двухэтажные автобусы, пабы с 200-летней историей, 150 парков и садов, по два крана на каждую раковину: отдельно горячая вода, отдельно холодная (традиция, понимаешь ли!), – все это и есть Лондон.А еще Лондон – это 250 тыс. русских (точнее, русскоговорящих), проживающих там постоянно. Такие данные приводило российское посольство в 2007 г., потом считать перестали.Так как же им всем живется, нашим новым англичанам? Не абрамовичам и березовским, а обычным москвичам, питерцам, рижанам и прочим обитателям некогда могучего Советского Союза…И вот сейчас, у мощных стен Тауэра, передо мной стоит гид Алла Б. ([i]почему я не указываю фамилию, объясню в конце.[/i] – [b]Е. С.[/b]), уроженка славного города Минска, которая уже 22 года живет в Лондоне и даже немножко теряется от вопроса, как часто она ездит домой. Домой? Ах, в Минск…Мы договорились встретиться следующим вечером.[i][b]Два письма в неделю[/b][/i]С чего все началось? С любви. С неправильной любви.В середине 1980-х дипломированный минский экскурсовод Алла Григорович была замужем и растила сына. Стало быть, влюбляться ей ни в кого было не положено, а положено встречать иностранных гостей, селить их в гостиницы, возить по Золотому кольцу, оберегать от проблем и расписывать им в красках наше светлое будущее.Однажды встречала она в Бресте странную группу из британских адвентистов 7-го дня. Подъехал автобус, из него первым вышел высокий молодой блондин – сопровождающий гид – и начал помогать с чемоданами старичкам-адвентистам. «На чай зарабатывает, капиталист проклятый», – усмехнулась Алла.Потом они с капиталистом Джеймсом Б. обедали в кафе, и он вдруг спросил, сколько ей лет. Она удивилась и почемуто огорчилась: он был на 9 лет моложе. А он пожаловался: все друзья уже женаты… И начал писать ей письма – по два в неделю.Их переписка длилась три года. Выяснилось, что Джеймс окончил Итон ([i]престижнейший колледж, откуда «вышли» 19 британских премьеров.[/i] – [b]Е. С.[/b]) – там и изучал русскую культуру, работает арт-дилером – продает предметы русского искусства XIX в.и считается авторитетным экспертом. Стажировку проходил в минском инязе, а в Россию ездит для языковой практики – ну и потому что нравится.Они изредка пересекались c группами – и не могли наговориться. А в гостиницах, где он побывал до нее, ей всегда передавали от него «огромные приветы».Потом он сделал ей предложение. Она испугалась: «Давай отложим этот разговор. Ты еще подумай…»Все решил один случай. Как-то они встретились в Минске с сокурсником Джеймса по инязу. Тот горько пожаловался: у его 6-месячного сына, Феди, порок сердца, без операции не выживет, а у нас таким маленьким не делают.Джеймс тут же отреагировал: «В Англии можно сделать». «А деньги где взять?» – махнул рукой приятель. «Соберем», – сказал Джеймс.Сказал – и как будто забыл. И уехал. Даже отец больного малыша всерьез это не воспринял.В Англии же тем временем развернулась настоящая кампания в поддержку маленького Федора. Четыре недели подряд, из вечера в вечер, о нем рассказывали по ТВ, просили людей помочь. Люди откликнулись: на операцию нужно было 20 тыс. фунтов – собрали 40 тыс. Все прошло успешно, Федор сейчас вполне здоровый взрослый человек.А тогда Аллу это буквально перевернуло. Второе предложение Джеймсом руки и сердца она приняла.[i][b]Образование – это капитал[/b][/i]Мама Джеймса сказала: «Она же из коммунистической страны, да еще с ребенком!» Папа Джеймса ответил: «Зато она из бесклассового общества. Сынок, это то, что тебе нужно». Папа несколько тяготился своим аристократическим происхождением и тайно сочувствовал идеям Карла Маркса.Свадьбу играли в Минске. Когда Джеймс обрядился во фрак своего прадедушки (традиция!) с рукавами до локтя, Аллина мама решила, что будет помогать молодым материально, хотя бы даже и с пенсии. Когда друзья Джеймса шли в цилиндрах по проспекту Машерова, народ толпился вокруг, решив, что приехал цирк. В общем, повеселились.А потом Алла с сыном Олегом (тогда 10-летним) отправились в Лондон на ПМЖ, и для них начались английские будни. Хотела машинально написать «суровые», но это не так. Вживание в новую реальность оказалось хоть и нелегким, зато радостным. Все благодаря Джеймсу и его семье.Свекр дал денег на первый взнос, взяли кредит – и у них появилась собственная квартира в хорошем районе. «Район – это очень важно: какие лица вокруг, какая атмосфера, – объясняет Алла. – Как ни крути – классовое же общество. Джеймс, выбирая нам жилье, все забегал за угол. Я удивлялась, а он: «Надо посмотреть, какой паб рядом».Аллиного сына устроили в школу – хоть и муниципальную, но лучшую в городе. Потом свекровь сказала: «Образование в Англии – это то, во что нужно вкладывать деньги», – и Олега перевели в частную школу ([i]это дорого, но обучение там считается куда более качественным. [/i]–[b] Е. С.[/b]).Друзья Джеймса приняли Аллу замечательно. Все видели, как сильно он влюблен. И наконец у них родился сын Алексий – желанный и обожаемый всеми. «В семье есть родословная книга, так Алекс там уже вписан – он 9-й в очереди на титул лорда», – смеется Алла.– Много ошибок совершали поначалу? – спрашиваю я. – Ведь во все эти лордовские традиции непросто вписаться…– Бывало, – вздыхает Алла. – Подают, например, на коктейль-вечере кофе, я отвечаю: «No». А Джеймс мне тихонько так: «Надо говорить: «No, thank you». Или: «Yes, please». А то скажу вдруг соседке, у которой тоже маленький ребенок: «Ты взяла бы молока там-то, оно там бесплатное». И слышу в ответ: «Я сама знаю, что мне делать». Я поняла, что советов надо поменьше раздавать.[i][b]Крутой поворот[/b][/i]Так, в любви и в радости, они прожили 6 лет. А потом Джеймс поехал в очередной раз в Москву и… снова влюбился.Разводились они долго и мучительно. Не потому, что не могли разделить нажитое – Джеймс страшно боялся остаться без сына и готов был отдать Алле все. Но адвокаты не позволяли, требуя узаконить каждую закорючку в бумагах. «Мы нормально общались, а адвокаты нас постоянно ссорили», – вспоминает Алла.Алексу нужно было идти в 1-й класс. Ей пришлось сменить жилье – переехать поближе к частной школе, которую семья подобрала для ребенка.«Здесь так принято. Ребенок только рождается, а ему уже подыскивают соответствующую школу», – объясняет Алла.Правда, теперь у нее был собственный дом – с 3 спальнями и садиком (кредит на 25 лет). Оплату же школы сына полностью взял на себя Джеймс.– Чтобы не рыдать и не биться головой о стену, я стала учить итальянский, – говорит Алла с грустной улыбкой. К тому времени она уже окончила курсы гидов (2 года, 38 экзаменов), получила лицензию и начала работать…Сейчас Алексу 18. Он только что поступил в Манчестерский университет – на русское отделение. Олегу – 32, работает в страховой компании и вполне обеспечен. Правда, неженат – встречается с девушкой из Таджикистана. Объясняет так: «Я не могу отдохнуть в компании с англичанами – только с русскими». Про Алекса же Алла говорит: «Он чистый англичанин, но с русской душой».А Джеймс привез себе из России новую невесту, Наталью. Молодую и красивую. У них сейчас двое детей.[i][b]Такая же, как они[/b][/i][b]– Алла, и все-таки жить в Англии легче или труднее?[/b]– Мне трудно ответить, я уже стала такой же, как они. Но совершенно точно есть один большой плюс. Здесь все соблюдают закон. Это важно. Еще жизненный выбор большой: можно шиковать, а можно жить на 3 копейки и никак при этом не выделяться. Англичане – люди отзывчивые. Но не в тот момент, когда тебе это позарез надо, а когда смогут. Еще они верные, даже привязчивые.[b]– Значит, редко разводятся?[/b]– Да нет, 1/3 разводов у них. В среднем 1,65 ребенка в семье. Но в случае развода друзья каждого из супругов остаются при нем. И чем больше с ними общаешься, тем больше понимаешь, как они правы.Они жизнерадостные, постоянно встречаются друг с другом, ходят в гости, в пабы, в театры. Но только все встречи назначают заранее. То есть общение постоянное, но не спонтанное.[b]– Не скучно так?[/b]– А почему скучно, если у тебя на полгода вперед запланирована масса интересных вещей. Все так живут, и нет никаких коллизий. Мы со свекровью прекрасно общаемся, но каждая из нас знает свое место.Один мой английский приятель спрашивает: «Почему русские женщины считают, что мужчина должен за них платить?» На что русские мужчины отвечают: «Потому что мы хотим за них платить».А русские женщины сразу возмущаются: «Как это они хотят? Они обязаны за нас платить!»[b]– Я знаю, что детей англичане воспитывают в строгости…[/b]– Да, дистанция всегда соблюдается. В 6–7 вечера начинается взрослое время – ребенок не должен мешать.Если его изредка пригласят поужинать вместе с родителями – это для него большое счастье. А так – иди к себе в комнату, взрослым надо отдохнуть. Или: вот еще три дня можешь ласкаться, целовать, а потом тебе исполнится 16 – и все, никаких телячьих нежностей.[b]– И Джеймс – тоже типичный англичанин?[/b]– Нет, он гораздо лучше. Он всегда так говорит: «Это невозможно, но это не значит, что я не буду пробовать». Да и потом – типичные не ездят в Россию.[b]– Алла, вы сейчас счастливы?[/b]– ([i]Надолго задумывается.[/i]) Дети мои устроены. Я любила Джеймса. Я узнала Англию, которую раньше представляла себе только по книжкам… И я отчетливо понимаю, что жить без своего Джеймса эта женщина уже научилась, а вот стать счастливой вряд ли сможет.[b]фото автораP.S.[/b] Вот такое письмо я получила накануне публикации.[i]«Алла Б., моя первая жена, мне дала заранее прочитать статью о ней. Текст хороший, но я прошу убрать фамилию Б. из текста.С уважением, JAMES B.»[/i]

Город в дыму

Ну разве могли предположить даже самые преданные поклонники фантастики, что это случится с нами? Что, просыпаясь по утрам, мы будем видеть за окном одни и те же мрачные сумерки, скрывающие окрестности, а выходя из дома, судорожно натягивать марлевые повязки…[b]Что-то воздуху мне мало[/b]«Юго-восточный ветер продолжает тянуть дымовую завесу с горящих шатурских торфяников прямо на Москву. Синоптическая ситуация такова, что до середины недели рассчитывать на перемену ветра не приходится», – грустно рапортуют синоптики. И называют уровень загрязнения воздуха в столице «очень высоким».И даже хорошего дождя не обещают! Говорят: дожди если и прольются, то небольшие, непродолжительные и местами. А гроза только ухудшит ситуацию, так как сильный порывистый ветер может еще больше раздуть подмосковные пожары.Некоторые страны (в частности, Канада и Польша) решили эвакуировать сотрудников своих посольств и членов их семей – показатели угарного газа в московском воздухе в несколько раз превышают максимально допустимые нормы.Москвичи тоже стараются убраться из родного города куда подальше. В туристических агентствах настоящий бум. Люди умоляют отправить их немедленно в любую прохладную страну, забывая и о визах, и о билетах, которых на многие направления просто нет.Аэропорты «Внуково» и «Домодедово» работают по фактической погоде. По данным на вчерашнее утро, в «Домодедове» были задержаны вылет 26 рейсов и прилет – 10. Там скопилось до 2000 пассажиров.[b]Это не катастрофа[/b]Столичные власти в связи с сильнейшим за последние десятилетия смогом от природных пожаров принимают ряд экстренных мер, направленных на минимизацию последствий сложившейся ситуации.– Московские власти делают все, чтобы ликвидировать причину задымления. Нами направлены в 5 областей ЦФО 220 единиц техники – пожарных и поливомоечных машин.В Подмосковье направлены 50 пожарных расчетов и 4 вертолета для тушения пожаров, – сообщил журналистам в субботу первый заместитель мэра в правительстве Москвы Петр Бирюков.Медицинские учреждения города работают теперь в усиленном режиме и даже в выходные дни.– Дано поручение, чтобы медицинские службы больше работали в метро и на наземном общественном транспорте, – отметил Бирюков.Кроме того, городские власти обратились к организациям и предприятиям всех форм собственности с просьбой, по возможности в условиях сильнейшего задымления прекратить работу, чтобы в атмосферу меньше поступало вредных выбросов, на дорогах было меньше автомобилей, особенно грузовиков, и провести эвакуацию детей из задымленных лагерей отдыха.Владельцам торговых предприятий предписано кондиционировать помещения и предусматривать места отдыха для покупателей, которые почувствовали себя плохо.Проводится усиленный полив дорог и газонов, в городе запрещено разводить костры, по просьбе москвичей и рекомендациям Санэпидслужбы максимальная температура горячей воды в кранах снижена с 65 до 50 градусов.Бирюков сообщил, что в городских парках культуры и отдыха отменены массовые мероприятия, остановлена работа аттракционов.– Эти меры временные, – подчеркнул первый заммэра. – Наша основная задача – контролировать ситуацию так, чтобы она обошлась без последствий для здоровья граждан. Мы готовы выслушать любые мнения москвичей о том, как нам легче перенести сложившуюся ситуацию. Обстановка сложная, но не катастрофическая.[b]«Скорая» еще ускорилась[/b]Руководители московского здравоохранения встретились с журналистами, чтобы сообщить точную информацию о работе врачей в нынешнее экстремальное лето.Жара напала на Москву в символичный день – 22 июня. Накануне, в последние прохладные сутки, в столичные отделения «скорой помощи» звонили 10 141 раз. А, скажем, 30 июля москвичи хватались за телефонную трубку уже 10 898 раз. Увеличение получается незначительное. До выезда бригад дело доходило соответственно 7500 и 8300 раз.В июньский день на больничную койку отправились 2574 человека, а 30 июля – уже на 16 москвичей больше.– «Скорые» стали даже быстрее прибывать на место – за 14 минут вместо 15, – сказал главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. Пучкова Николай Плавунов. – Всего за прошлый месяц было 225 тыс. выездов.Всех волновал вопрос, почему нет медпунктов в метро.– Мы не раз обсуждали это с начальником столичного метрополитена Дмитрием Гаевым, – сказал руководитель Департамента здравоохранения столицы Андрей Сельцовский. – Но для этого понадобились бы дополнительные средства и место, а с последним в метро особенная напряженка.Пока к занедужившим пассажирам приезжает обычная «скорая». За июль она делала это 1893 раза и лишь в 12 случаях оказалась бессильна. Для сравнения: за прохладный июль 2009 г. вызовов было почти столько же – 1837 и летальных исходов тоже 12. А в ожидании «скорой» надо обратиться к дежурному по станции – у него есть аптечка.[b]Инфарктов стало меньше[/b]Казалось бы, жара в сочетании со смогом здоровья не прибавляет. Вот и медики удивляются тому, что количество инфарктов миокарда, зарегистрированных в июле 2010 г., на 20% меньше, чем за аналогичный месяц прошлого года, а случаев гипертонической болезни – на 15%.Но вот с инсультом чудес не бывает: их стало больше на 10%. Терапевтические и кардиологические отделения московских больниц заполнены на 60%, неврологические – на 80%.– Мы опрашивали все кардиологические службы города: насколько увеличилась смертность, – сказал Андрей Сельцовский. – По их словам, она такая же, как и несколько месяцев назад. А число смертей от инфаркта даже снизилось.Руководитель Департамента здравоохранения столицы допускает, что смертность могла повыситься за счет тех, кто умирает дома. Вдали от врачебного присмотра люди, даже имеющие проблемы со здоровьем, забывают прислушиваться к рекомендациям медиков. Кстати, чтобы получить такую рекомендацию, необязательно вызывать «скорую» – есть телефонные консультации (на телефоне сидят и педиатры). За июль «дистанционные» врачи ответили на 48 тыс. звонков.Пока же врачи советуют тем, кто страдает хроническими сосудистыми заболеваниями головного мозга и нестабильным артериальным давлением, принимать ноотропы (препараты, которые понижают чувствительность мозговой ткани к гипоксии). А людям, страдающим сердечно-сосудистыми заболеваниями, – кардиопротекторы (вещества, защищающие сердечную мышцу от кислородного голодания). Ну и, естественно, пореже бывать на улице, а форточку занавешивать мокрой простыней.

Связанные одной сетью

ТЕПЕРЬ я знаю организацию, где хуже всего с телефонной связью в столичном регионе. Вы не поверите – это Московский филиал ОАО «ЦентрТелеком». Иными словами, главный «телефонист» Москвы и области, отвечающий за то, чтобы наши домашние телефоны исправно звонили, гудели, мигали и доносили до нас всякие новости от родных и близких. Эдакий сапожник без сапог.Жалко их – наверное, денег не хватает. Крутятся-крутятся, пашут, как пчелки, расценки повышают – а все себе в убыток… Как я узнала эту страшную тайну? А вот как.У жительницы Долгопрудного Валентины Ивановой не работал телефон. Целых три недели. Ее родные из отпуска вернулись – у них глаза на лоб: опять?! Уезжали – не работал, и приехали – то же самое. Ну, на 2–3 дня линия и прежде отрубалась регулярно – это понятно, к этому они уже привыкли. Но чтобы на 3 недели… Может, для кого-то сейчас, в эру мобильников, это и не актуально. А для человека пожилого любую новую технику освоить – огромная проблема. Валентине Алексеевне-то далеко за 80. Каково ей дома находиться (да еще в такую жару), если знает: случись что – «скорую» не вызо вешь. А родным каково за нее волноваться? Заявку она на телефонный узел передала – социальный работник помог. Но телефон все равно играл в молчанку.Начала я «прояснять ситуацию». Нашла в Интернете целых 8 (разных) номеров долгопрудненского телефонного узла – один был даже помечен сладким словом «начальник». Все ответили длинными гудками – да и только.Ладно, добрые соседи Ивановой подсказали 9-й номер – бюро ремонта «ЦентрТелекома». Многоканальный. Это когда автоматическая девушка беспрерывно сообщает красивым голосом, что операторы все заняты, но обязательно вам ответят (если у вас ухо не отвалится трубку держать). Мое ухо больше 20 минут не выдерживало… С 9-й попытки я все же дозвонилась.– Заявка продлена, – бодро сообщила мне уже живая девушка.– Что там случилось-то? – обрадовалась я человеческому общению.– А они нам не говорят, в чем дело, – ошарашила меня «ремонтный» оператор.«Ни фига себе! – подумала я. – Ремонтники не знают, что у них сломалось».– Ну, дайте мне действующий номер, я позвоню в Долгопрудный и сама все выясню, – предложила я.– А у нас нет номера, – парировала девушка. – Обращайтесь в службу «09».Мило, не правда ли? Обратилась в службу «09». Услышала в ответ:– Эта информация в нашу службу не предоставлена.Вот тут мне их действительно стало жалко. Только представьте: захочет им министр связи позвонить, а то и президент (президент у нас, как известно, лично все проблемы в стране решает) – поинтересоваться: как там поживают долгопрудненские телефонисты? Все ли у них в порядке? Не надо ли чем помочь? А ему: «Нет номера… нет номера… нет номера… сходите пешком на Дирижабельную, 15». (Это мне «ремонтная» девушка посоветовала.) Ладно, думаю, не буду писать эту заметку. Лучше позвоню еще раз в «ЦентрТелеком» и попрошу прокомментировать ситуацию кого-то из руководства. Может долгопрудненским телефонистам помощь нужна, а никто про их беды не знает.– Присылайте по факсу жалобу на имя директора, Кравченко Константина Константиновича, – отрапортовала мне очередная девушка из клиентской службы.– А поговорить? – вздохнула я.«Нет номера… нет номера… нет номера…»[b]P.S.[/b] [i]Прошу считать этот материал официальной жалобой руководству Московского филиала ОАО «ЦентрТелеком».Телефон у Валентины Алексеевны на днях все-таки ожил, но вот пересчитать плату за отсутствовавшую связь ей никто не предложил. И, разумеется, никто не извинился.Адрес пенсионерки можно узнать в редакции «ВМ». По телефону. У нас номера, к счастью, есть.[/i]

Русский Север делает ставку на туризм

Он сказал: «Поехали!» – и… Нет, руками он не махал. Просто ведущий специалистэксперт Комитета по туризму Тверской области Виктор Грибков долго все прикидывал с картой в руках, поминутно выверял все перегоны, подробно обговаривал нюансы с музейщиками и коллегами из соседних областей… А потом пригнал к Речному вокзалу микроавтобус, усадил в него 15 журналистов из разных изданий и повез всех исследовать новый туристический маршрут протяженностью 1500 км. И мы поехали.Маршрут оказался не простым, а межрегиональным. К тверскому почину радостно присоединилась Вологда. Действительно, зачем же туристов все время одними и теми же дорогами возить, если можно сделать поездку куда насыщеннее, разнообразнее, оригинальнее и в итоге получить новый турпродукт (выражаясь языком профессионалов). Так родился маршрут «На Русский Север».Хотя севером, честно говоря, и не пахло: температура за окном норовила перескочить за 30 градусов.[b]Практика – всему голова[/b]Первая остановка – Тверь. Город старинный, заслуженный и… хорошо известный всем, кто любит путешествовать по России. Потому тверские достопримечательности мы опускаем. А вот где в Твери попроситься на постой? Как раз накануне нашего отъезда по ТВ прошел сюжет из Германии.Оказывается, Гамбург очень гордится своим изобретением – учебным супермаркетом для безработных.Полгода те осваивают профессии продавцов, кассиров и пр., продавая сами себе игрушечные продукты за нарисованные деньги.Теперь я могу сказать: Гамбург отдыхает. Потому что в Твери уже несколько лет работает учебно-гостиничный комплекс «На Озерной» (при профессиональном лицее № 48), где все по-настоящему. А именно: гостиница на 12 мест и кафе на 25 мест.Ученицы-горничные там взбивают подушки, за стойкой сидит ученица-администратор, ученики-официанты, заметно волнуясь, расставляют тарелки, а ученики-повара готовят такую солянку, какой я не пробовала уже лет 10. Есть свои кондитеры (крохотные пирожные были выше всяческих похвал), сушисты (да-да, в Твери тоже уважают японскую кухню) и даже баристы – кофейные профессионалы.И все это действует – пожалуйста, приезжай и живи в качестве подопытного кролика, на котором юные тверяки с энтузиазмом отрабатывают свои навыки.Вместе с нами «подопытным кроликом» на Озерной оказался председатель Комитета по туризму Тверской области Николай Иванов. Он и подтв ердил: наконец-то российские власти начали понимать, что туризм не блажь, а часть экономики. Которая при умелом подходе способна дать солидную прибавку в областные бюджеты.Раньше зачем люди в Тверь ездили? Поохотиться, порыбачить на Селигере – в общем, отдохнуть. Доля культурнопознавательного туризма в общем потоке составляла не более 5%. А в прошлом году в Тверской области она была уже 35%. За счет чего? Начали активно вспоминать свою старину, придумывать, чем еще завлечь почтенную публику.Ну нет в области ярко выраженного туристского центра. Значит, надо срочно восстанавливать Большой императорский путевой дворец, построенный в XVIII в. для отдыха членов императорской семьи по пути из Петербурга в Москву, решили власти. Сейчас дворец вовсю реконструируют.А на севере и восстанавливать нечего. Что ж, нашли и там приманку – Весьегонский винный завод.[b]Развлечение для взрослых[/b]Перед каждым из нас поставили 12 пронумерованных бокалов с образцами (на донышке) весьегонских вин и положили настоящие листы дегустаторов: прозрачность, запах, вкус. И вывод: оценка вина по 10-балльной шкале. Я заглянула к соседям – ниже восьмерки никто не поставил, в основном же листы пестрели десятками.И правда, вино завод, основанный в 1914 году, выпускает отменное. Если ягодное, то из родной, местной клюквы (такого нигде в мире больше нет!), а если виноградное – лучшие виноматериалы (сырье) закупают по всему миру под руководством французского консультанта-энолога Фредерика Вотье. Всего примерно 35 видов вин производят.Еще делают нежнейший портвейн, пропуская его через дубовую щепу (в том числе и памятный многим «777»).В 2006 г. на завод пришла команда молодых профессионалов, провела реконструкцию, установила итальянское и немецкое оборудование – и закипела работа.Экскурсантам показывают весь процесс производства вина, облачив их предварительно в белые халаты. И город ожил. Во-первых, появились стабильные рабочие места, а во-вторых, народ клюкву бросился собирать в невиданных раньше количествах.Винзавод – это развлечение для взрослых. А детей хорошо повезти в Сандово (в 110 км от Весьегонска), в Музей пчелы.Нет, пчелы там не кусаются, они сплошь игрушечные. Зато там расскажут все о меде: откуда он берется, как устроены улья и пр. Ведь бортничество – исконный местный промысел наряду с собиранием ягод и грибов. А напоследок угостят пчелиной добычей и, само собой, медовухой (взрослых).А пока мы держали путь на север, сделали еще одну замечательную остановку – под Бежецком, на Красной горке, где в XV в. был основан Антониев Краснохолмский монастырь.От самого монастыря почти ничего не осталось, но Никольский собор – полуразрушенный, жалкий – вдруг открыл нам настоящее сокровище.«Фрески! Смотрите, там фрески!» – закричал кто-то, и вся группа бросилась к старинным контурам – бесцветным, еле проступающим, но каким-то чудом все же сохранившимся на стене.Двое молодых людей скатывали в рулон полиэтиленовую пленку. Мы, конечно, к ним: «А что это вы тут делаете?» – «Контуры фресок на пленку переносим, чтобы сохранить рисунок, – объяснила девушка и представилась. – Анна Шестакова, преподаватель Академии славянской культуры».И от сердца немного отлегло. Может, не исчезнет совсемто с лица планеты очередной уголок греющей душу старины?[b]Картошка отварная, грибочки соленые[/b]Сельский туризм – одно из новых и, несомненно, перспективных направлений турбизнеса. Скажем, устал человек до смерти от шума городского, но переехать из Москвы не может: работа, дети, связи и пр. А так хочется в настоящей земле покопаться, парного молочка попить, воздухом надышаться.Что же делать? Надевать резиновые сапоги и брать курс на север. Там, на реке Молога, раки водятся, а по берегам можжевельник растет, что во всем мире считается вернейшим показателем чистоты.Фермерское хозяйство Василия Кустова, что в деревне Григорово, встретило нас скоморохами (заслуженные артисты местного театра) и бескрайним деревянным столом прямо под открытым небом.А на столе-то, мама дорогая… Картошечка отварная, посыпанная укропчиком, – три сорта. Грибочки соленые и маринованные. Огурчики свежие и из бочки. Капустка деревенского засола. Разумеется, пироги – в неисчислимом количестве.Дом большой, свежеотстроенный, со всеми удобствами. Принять может хоть десяток гостей. А за домом – бескрайние картофельные поля (такая специализация): трудись в свое удовольствие, наслаждайся. А не хочешь – иди по грибы в соседний лес.Разумеется, туристам за сельский труд зарплаты не платят. Наоборот, за постой деньги берут. А с деревенских, как нам позже рассказали компетентные люди, даже налогов пока не требуют: мол, пусть сначала «поднимутся» немного, вкус к предпринимательству такого рода почувствуют.Уезжать не хотелось. Но через 5 км, на границе с Вологодской областью, нас уже ждали девушки-певуньи в кокошниках и руководство тамошнего, Устюжинского, района. С хлебом-солью.[b]По старым рецептам[/b]133 дворянские и помещичьи усадьбы было до революции в Вологодской губернии, а сохранилась всего одна – усадьба Батюшковых в Даниловском, XVIII в. Там прошло детство знаменитого поэта Константина Батюшкова, туда он приезжал в 1807 г. к отцу. Там же любил бывать и Александр Куприн, но спустя 100 лет.Сейчас остался лишь двухэтажный деревянный дом с колоннами, к которому примыкает старый парк. Но что примечательно – приходишь в гостиную – тебя встречает прекрасная дама в синем. И романс «Я ехала к вам», исполненный ею вживую, провожает тебя на веранду, на традиционное чаепитие, как всегда провожали в этом доме гостей.Вообще наши музеи за последние годы здорово изменились. Если раньше перспектива посещения краеведческого музея навевала лишь тоску от предстоящего скучного разглядывания трех минералов и пыльного чучела лисицы, то теперь многое строится по западному образцу – в хорошем смысле. Вместо бубнящего экскурсовода гостей встречают ряженые с гармошкой, они вовлекают посетителей в искрометное действо с шуткамиприбаутками, разыгрывают с ними миниспектакль – и это ощущение праздника сохраняется потом надолго.Такие вологодские «семьи» встречали нас в Музее деревянного зодчества – этнодеревне, выстроенной по старинным образцам. Все загадки мы разгадали, в игры поиграли, ручку старого сепаратора покрутили, за что были вознаграждены бутербродами со свежеприготовленным маслом (никогда вкуснее не ела!) и обратом. Так вот, доложу я вам, настоящий обезжиренный обрат, т. е. жидкость, остающаяся после выделения масла из сливок, в миллион раз вкуснее и жирнее того якобы полноценного молока, которое мы пьем из пакетов. А пели и плясали для нас, как выяснилось, не артисты, а научные сотрудники – этнографы.[b]Здесь работал Дионисий[/b]Это все для развлечения. сА для ума и души, конечно, Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри.Кирилло-Белозерский монастырь, возведенный на том месте, куда в 1397 г. пришли два монаха, Кирилл и Ферапонт, прекрасно сохранился – ни войн, ни набегов там не было.К XVI в. он оброс 11 храмами, в его коллекции древнерусской живописи 1500 икон. А сейчас на его территорию привезли и собирают там самую старую в России деревянную церковь Ризоположения – 1485 г., из села Бородава. Это надо смотреть обязательно.Да еще главная хранительница монастыря, зам. директора музея Ольга Воронова (умнейшая женщина, и видно, что болеет за дело) периодически устраивает отличные выставки из запасников. Стоит посетить нынешнюю выставку поздних икон (XVII–XIX вв.), коллекцию клирового портрета, старинной одежды.Весь комплекс разделен на две части: собственно монастырь – действующий, мужской, туда туристов не пускают – и музей. А филиал музея – собор Рождества Богородицы с фресками работы Дионисия в Ферапонтове. За 34 дня (с 6 августа по 8 сентября 1502 г.) художник и трое его сыновей расписали храм. Это единственная сохранившаяся роспись выдающегося представителя московской иконописной школы рубежа XV–XVI вв. Из-за чего ЮНЕСКО внесла монастырь в Список всемирного наследия.[b]Царство Золотой рыбки[/b]То, что туризм – великая сила, очень хорошо понимают сегодня в Вологодской области. Он уже начал приносить реальные деньги в бюджет. 4% валового дохода в прошлом году против 7% лесных доходов. А лес там, между прочим, – самый прибыльный товар.Но, как сказал нам заместитель губернатора Николай Виноградов, «лучше ведь туристов зазвать, чем гектар уникального леса спилить». Вот и стараются как могут.Деда Мороза себе захватили, поселили его в Великом Устюге и эксплуатируют по полной программе. Куда только не посылали! И в Париже он был, и в Ванкувере, в ЮАР и в Антарктиде, Эльбрус покорял и Госдуму. Теперь вот в космос задумали Деда отправить. И отправят ведь, можно не сомневаться! Особенно если он станет символом грядущей сочинской Олимпиады.17 из 26 районов уже имеют собственные туристические бренды. Устюжна, например, – «Город мастеров»; Кириллов – «Святая земля»; Вытегра – «Морская слава Вологодчины» (туда подводную лодку загнали, иностранцы со счетчиками Гейгера в нее лезут, а она ж дизельная, никакой радиации); Череповец – «Город лидеров» (оттуда все начальники родом). А Липин Бор все никак не мог себе изюминку придумать.Ничего примечательного нет – только лес да озеро. Наконец осенило: пусть будет «Царство Золотой рыбки»! Дескать, все желания исполняются. Запатентовали. Так народ уже валом туда повалил.Вот и получилось, что раньше по 2–3 тыс. туристов в год в область приезжало. А в прошлом году 205 тыс. приняли.О безработице забыли – любой желающий себе дело теперь находит: гостиничный сервис, перевозки, сувениры… Не жизнь, а сказка.[b]Привет от Гадюки Васильевны[/b]Возвращались мы снова по Тверской области. Через Углич с его знаменитыми монастырями и кремлем – город, где, по легенде, погубили малолетнего царевича Дмитрия.Через Калязин с его традиционными ремеслами, в том числе и кружевами, которые калязинцы, по их утверждению, начали плести раньше вологжан. Молча постояли перед «плавающей» колокольней затопленного в 1930-х гг. в угоду будущему водохранилищу Никольского собора. Пронзительное зрелище – одинокий белый шпиль, устремленный в небо, посреди воды.Проехали через Кимры – вотчину деревянного модерна, в стиле которого купцы строили свои особняки.А напоследок заглянули в Гадово. Ну чем же еще прославиться Гадово, как не Музеем гадов? Познакомились там с Кикиморой Болотной и с Гадюкой Васильевной, испили настоечки на змеином яде, да и отправились, довольные, восвояси. Чего и вам желаем.[b]Справка «ВМ»[/b][i]Вологодское кружево — вид русского кружева, плетенного на коклюшках (деревянных палочках). Все основные изображения в таком кружеве выполняются плотной, непрерывной, одинаковой по ширине тесьмой (вилюшкой).Вологодское кружевоплетение восходит к XVI–XVII вв., но как промысел существует с начала XIX в.[/i][b]Кстати[/b][i]Вологодское масло изобрел Николай Верещагин, старший брат художника-баталиста Василия Верещагина. Он изучил ведение молочного хозяйства в разных европейских странах и обратил внимание на масло из Нормандии с ярко выраженным ореховым привкусом. Оно-то и вдохновило его на изобретение нового способа приготовления. Верещагин предложил изготовлять масло из сливок, нагретых до температуры 70°С, что придавало продукту ореховый привкус.В 1871 г. Н. В. Верещагин организовал первый маслодельный завод в деревне Марфино Вологодской губернии. Новый вид масла Верещагин назвал «парижским», а в других странах его называли «петербургским», так как оно экспортировалось оттуда.Кстати, «возраст» вологодского масла не должен превышать 20 дней. Потом оно становится просто «маслом высшего сорта».А право называть масло «вологодским» имеют лишь 3 местных завода.[/i][b]На заметку[/b]Наш маршрут, который может повторить любой желающий, выглядел так: Москва–Тверь–Весьегонск–Сандово–Устюжна–Вологда–Ферапонтово– Кириллов–Ярославль–Углич–Кашин– Кимры–Москва.[i]фото Елены ЗИНОВЬЕВОЙ[/i]

«Московские певчие» повезут во Францию «Парижское танго»

Я ЧУТЬ-ЧУТЬ лукавила, делая круглые глаза: зачем вы сюда ходите, да кому он нужен, этот хор? А самой просто хотелось хоть на часок вернуться в детство.Снова войти в зал своей «музыкалки», увидеть там нашего хормейстера – чудесную Фиру Вольфовну с неизменной деревянной палочкой в руках, тихонько встать рядом с отличницей Танькой и тут же получить: «Ну что вы там мурлычите, вторые голоса?»[b]Кто не понимает – не пойте[/b]Найти сегодня любительский хор, чтобы просто попеть в свое удовольствие, не так-то просто. Много стало церковных хоров, но это музыка особая, не всякому подходящая, да и сложная очень. Есть студенческие хоры – при институтах. А вот так, чтобы и классика, и современность, и без возрастных ограничений… Это в советское время хор был чуть ли не в каждом Доме культуры: есть зал – вот и пой. Было мощнейшее Всероссийское хоровое общество. А сейчас – поди поищи.Зато сейчас есть Интернет. И я, конечно же, нашла его – камерный хор Московского купеческого общества «Московские певчие». Художественный руководитель и дирижер – Илья Мякишев.– Сопрано, отвлекайтесь от дневных забот!– Слушайте, тенора, чего поете. Вы же жужжите!– Кто не понимает, не пойте. Послушайте – потом присоединитесь.– Не пойте газетным звуком! (Взгляд в мою сторону, смех в зале.) Мне плоского пения не надо.Илью Юрьевича слушаются беспрекословно. Кому петь – поют, кому молчать – молчат. Дисциплина на уровне, хотя народу предостаточно. Я насчитала 25 человек в комнате, а всего, говорят, человек 40, просто сегодня не все смогли прийти.Мама дорогая! Какие там первые и вторые голоса! У них первые и вторые сопрано, альты, тенора, басы, и даже один баритон есть. Но, как и везде, кроме футбола, женщин раза в четыре больше.[b]Скороговорки детям нравятся[/b]И репертуар у них солидный. Вот на 8 Марта в Париж собираются, в гости к французскому, такому же любительскому хору. Там будет два концерта: дневной для детей и вечерний. Стали решать, что из репертуара везти.– Моей девочке колядка «Небо и земля» понравилась.– «Щедрик» можно спеть ([i]рождественская украинская народная песня.[/i] – [b]Авт.[/b]). – Еще скороговорки детям всегда нравятся.И со всех сторон:– Неаполитанскую песенку давайте споем. «Парижское танго»! Ну и «Подмосковные вечера» обязательно…В этот хор берут всех желающих. Как говорит Илья Мякишев, был бы слух да хоть минимальное знание нот. А как же голос? – удивляюсь я.А голос развивается. Но вот еще феномен: приходят все, а остаются только достойнейшие. Плохие люди, даже и с прекрасными голосами, сами уходят. За 10 лет состав много раз обновлялся. Получается, что хор – это своеобразная «проверка на вшивость».В перерыве пытаюсь выяснить, зачем им, собственно, вся эта затея: дважды в неделю вечера заняты, а как же дети, мужья, хозяйство? Ответы разные:– Это красиво.– Нравится извлекать звуки.– Чувство локтя непередаваемое.– Как будто в студенческие времена вернулась.– Когда мы чисто поем, у меня мурашки по спине.И неожиданное философское обобщение:– Без осознанной музыкальной жизни люди станут бомжами.[b]Коллектив без нулей[/b]– Илья Юрьевич, а вам-то, профессионалу, какой интерес работать с неумелыми любителями?– Для нас для всех: и для участников, и для хормейстеров, – это не просто отдушина (дети, семья, после работы куда-то вырваться). Я думаю, это душевная потребность.– Из ничего сделать конфетку – в этом удовлетворение?– Сначала нужно коллектив собрать, организовать – это очень непросто, тем более в нашем жанре.На эстраде – там проще, а здесь очень высокие критерии звука, стиля, ансамбля и общей красоты. И когда хор начинает организовываться – а это продолжается все время, потому что состав меняется и каждый раз звук новый…– …это здорово?– Это потрясающе! Никогда не знаешь, чем это закончится ([i]смеется[/i]). Но вот хор организовался. Потом его надо настроить – и на это уходят годы. И только потом можно на этом инструменте помузицировать. И вот когда это получается… Мы стараемся расти, подниматься над собой.– А почему человек, если он хочет петь, не идет в солисты? В хоре-то и не выделишься особо.– Из нулей никогда коллектив не получится. Только из тех, кто сам что-то может. И мы, когда начинали, устраивали концерты, где каждый пел соло. Чтобы преодолеть себя, выйти, почувствовать себя певцом и как-то утвердиться в этом.Некоторые говорили: «Заниматься пением очень хочется, а концерты эти ни к чему». Но это просто боязнь сцены. На самом деле интересно раскрыть этих людей, чтобы каждый засветился. Мы и поем, и разговариваем, и читаем стихи… У нас есть праздники, где каждый выходит с каким-то номером. Поездки – теперь их стало много.[b]Расходов хватает[/b]– Так что для людей важнее: научиться петь или просто попасть в хорошую компанию?– Это не тусовка, где просто хорошо. Это теперь, через годы, стало у них потребностью. Они сдружились. У нас очень красивые люди – и внешне, и как личности творческие. Все с высшим образованием, и не с одним. По нескольку языков знают. У нас даже член-корреспондент Американской академии наук есть.Вот теперь мы поедем на хоровую олимпиаду. Представляете, 350 тыс. хоров со всего земного шара! И уровень везде потрясающий. Не только в Европе поют, но и в Японии, и в ЮАР, и в Китае очень интересно поют.Раньше и у нас были такие конкурсы, как «Поющая Россия», «Поющее детство».Был единственный в Европе конкурс «Поющее мужское братство». Но сейчас, к сожалению, с трудом все происходит.– Почему? Интерес у народа пропал?– Интерес как раз растет. Спонсоров трудно найти.– А какие расходы у любительского хора? Казалось бы, собирайся вместе и пой.– Ох, нам очень много нужно. Акустика, например. В этой комнатке 40 человек с трудом умещаются ([i]хор собирается в нотном отделе библиотеки.[/i] – [b]Авт.[/b]). К счастью, у нас есть залы, где нам позволяют периодически репетировать. Хормейстеры нужны, концертмейстеры. Нужны костюмы – и желательно разные. Женские платья у нас есть, несколько видов, а мужскими костюмами мы как-то пока не занимались. Поехать куда-то – все это требует затрат. В общем, расходов хватает.[b]Уравновешенны и довольны[/b]Врачи утверждают, что пение – это своеобразный массаж органов дыхания, который является хорошей профилактикой от простуд. Одновременное звучание многих голосов заставляет вибрировать и другие внутренние органы певцов, что полезно для всех систем организма.Психологи добавляют: хоровое пение помогает людям удовлетворить их тягу к единению. А протяжные старинные народные песни вообще обладают сильнейшей энергетикой. Они включают в работу правое полушарие мозга, которое отвечает за эмоции. Считается, что люди, поющие в хоре, более уравновешенны и довольны жизнью.…Перерыв закончен, и они снова рассаживаются полукругом. Достают ноты, внутренне собираются – даже внешне подтягиваются.И тесная комната с плохой акустикой наполняется таким светлым многоголосьем, что мурашки – вот они, тут как тут:– Матерь Божия, сохрани под кровом своим веру православную…[b]Справка «ВМ»[/b][i]Камерный хор «Московские певчие» создан в 2000 г. В репертуаре коллектива произведения русской и европейской классики, церковная музыка, народные песни, произведения современных композиторов.Художественный руководитель и дирижер Илья Мякишев – выпускник Московской государственной консерватории им. Чайковского – также является главным хормейстером Московского академического государственного хора.[/i]

Мифы и реальность эндопротезирования суставов

Ходит себе человек по земле, радуется жизни, и вдруг… Нога подвернулась, локоть заныл, плечо не на шутку разболелось. Так многие из нас узнают, что у них есть суставы, которые могут подвести в самый неподходящий момент.И что делать? Как лечить? На все эти вопросы сегодня отвечает [b]заведующий ортопедическим отделением ГКБ №31 Андрей КАРДАНОВ[/b].[b][i]Бегом к ревматологу[/i]– Андрей Асланович, боль – это первый и главный сигнал о том, что с суставами не все в порядке?[/b]– Обычно да. Потом уже присоединяются дополнительные проблемы типа хромоты, укорочения и искривления конечностей, неустойчивости, нарушения каких-то функций.[b]– Какие суставы болят чаще?[/b]– Чаще крупные: тазобедренный, коленный. Реже – голеностопный, в основном после травм. И есть же еще суставы верхних конечностей: плечевые, локтевые. Это если мы говорим о первичном артрозе.Бывают вторичные артрозы – как осложнение артритов. Артриты же обычно возникают как следствие других заболеваний.[b]– А чем артрит отличается от артроза?[/b]– Артрит – это воспаление сустава. Артроз – разрушение сустава. Диагностируются артрозы обычно поздно, потому что процесс идет потихоньку, а боли появляются, уже когда полная разруха. А вот артриты дают о себе знать значительно раньше.[b]– И что человеку делать, куда бежать?[/b]– Начать нужно с ревматолога. Именно они занимаются консервативным лечением. Но в нашей стране люди традиционно идут к хирургам в поликлинике, а те традиционно от них отбиваются, потому что в этих заболеваниях ничего не понимают – это не их профиль. Тогда пациенты отправляются к физиотерапевтам, те лечат – опять толку нет. Получается замкнутый круг.А ревматологов у нас мало (добавлю: грамотных – еще меньше). И если человек такого врача найдет, если врач сообразит, что с больным происходит, сделает вывод: да, можно еще полечиться консервативно – и назначит соответствующую терапию – хорошо. Вот он полечит-полечит, увидит, что эффекта нет, и тогда уже направит к хирургам-ортопедам.[b]– На основании чего он поставит диагноз?[/b]– Это часто бывает очень сложно. Инфекционный артрит – это одно. Ревматоидный – другое. Подагрический – третье. Есть 1000 причин для артрита, и что именно его вызвало, непросто выяснить. А это принципиально важно: лечить нужно не столько воспаление, сколько причину, его вызвавшую.[i][b]Ждать нельзя[/i]– И вот человек попадает к вам, ортопедам. Что дальше?[/b]– Смотрим рентген. Если видим, что сустав разрушен и других вариантов нет, планируем хирургическое лечение.Механизм разрушения очень простой. Обычно суставы состоят из двух костей, которые трутся друг о друга. Концы этих костей, покрытые хрящом, находятся в полости сустава, т. е. окружены капсулой.Вот при артрозах в первую очередь происходит разрушение хряща. Он сначала размягчается, потом истончается, потом совсем исчезает. И трутся уже не хрящ по хрящу, как положено, а кость по кости. Головка сустава (если говорить о тазобедренном) начинает деформироваться и может рассосаться вообще.Очень важно помнить, что это процесс необратимый! И замедлить его тоже практически невозможно. Поэтому тянуть с операцией нельзя.[b]– Многие приходят в ужас, узнав, что им предстоит эндопротезирование сустава. Что, ходить с железякой внутри?![/b]– Этот распространенный тезис: лучше плохое свое, чем хорошее искусственное – абсолютно не уместен.Некроз головки бедренной кости – это такая неприятная вещь, которая молодых, крепких, спортивных мужиков сваливает за год. Вот у него заболит, он пошкандыбает немного: ну мышца потянулась, ну еще что-то, – потом не выдержит и сделает рентген. А там, в суставе, уже ничего нет. Он шкандыбает дальше, пьет обезболивающее. Обезболивающие, кстати, во-первых, раздражают желудочно-кишечный тракт и вызывают язву, а во-вторых, они всасываются в кровь и выделяются опосредованно дальше в разрушающие хрящ вещества.В итоге человек делает компьютерную томографию, и выясняется, что головка сустава внутри мертвая – там некроз.И получается, что он вроде бы здоровенный спортсмен, а ему говорят: надо операцию делать, сустав менять на искусственный. Единицы в такой ситуации сразу соглашаются лечь на операционный стол. Основная масса думает: не-ет, я еще полечусь. Приходится долгую разъяснительную работу проводить, чтобы человек понял: ждать-то ему вообще нет ни одной причины. Что лучше точно не будет, а хуже – точно будет.[b][i]Домой на своих двоих[/i]– На сколько времени хватит такого протеза?[/b]– В народе существуют два распространенных мифа. Первый – что протезы изнашиваются за 5 лет и их надо менять. Второй – что протезы не приживаются и их, соответственно, тоже нужно менять.Ничего подобного. Современные протезы ставятся навечно и позволяют вести нормальный, привычный образ жизни. Вон посмотрите, что Алексей Ягудин на льду выделывает! А если их все же приходится менять, то для этого должна быть серьезная причина. Например, перелом кости вокруг протеза – но люди падают и ломают кости даже и без всяких протезов.[b]– А как долго человек приходит в себя после операции?[/b]– Ходить можно уже на следующий день.[b]– Что, и не больно?[/b]– Ну, боли бывают только в мягких тканях, которые разрезаны-зашиты. А через две недели мы снимаем швы и выписываем пациентов. К этому моменту человек уже ходит по лестнице вверх-вниз, полностью себя обслуживает – и уходит домой на своих ногах, без костылей.[i][b]Протезы навороченные и не очень[/i]– Протезы как-то различаются?[/b]– Любой протез состоит из нескольких частей: ножка, головка, вертлужная впадина.Самые простые – когда ножка крепится к кости цементом, а впадина полиэтиленовая. Они недорогие, потому что полиэтилен изнашивается. Медленно, по 1/10 мм в год, но изнашивается. Впрочем, и такого протеза лет на 10–15 точно хватит.А более современные – бесцементные, с большими металлическими или керамическими головками – будут стоять вечно. Лет 5 назад их стали выпускать все крупные производители, и мы начали их ставить.[b]– Почему же используются «старые» протезы, если есть куда лучшие?[/b]– Все протезы стоят денег. Но цементируемые – 35–40 тысяч, а бесцементные (с большой металлической или керамической головкой) – 130–160 тыс. руб. Если приходит 80-летняя старушка, нет ни одной причины ставить ей навороченный протез. Ей ведь в ледовом шоу не выступать. Чем человек старше, тем меньше у него двигательная активность. Он уже не таскает тяжести, не бегает, не прыгает. Только в магазин – и назад. На кухню, в туалет – и сразу на диванчик. Он и за 15 лет такой протез не износит.Я во Франции наблюдал такой случай. Привезли женщину лет 37 с лейкозом в терминальной (предсмертной) стадии. Она упала, сломала шейку бедра. Казалось бы, ей жить-то осталось 3 месяца, чего мучить человека? Но ее уже через два часа взяли в операционную. Еще через час она была в палате, у нее уже стоял протез. И свои оставшиеся дни она спокойно проходила на собственных ногах. Это к вопросу, для чего существуют примитивные протезы.Если у нас есть возможность выбирать: либо человек может сам купить себе дорогой протез, либо это какая-то государственная программа, и мы можем заказать то, что лучше всего подходит именно ему с учетом возраста, веса, профессии, предполагаемой физической активности, – мы и выбираем оптимальный вариант.[i][b]Близки к совершенству[/i]– А куда движется наука в этой области?[/b]– С появлением больших головок, при которых даже вывих исключен, стремиться уже не к чему – практически утрачены основные риски. У нас уже 4 пациента есть, у которых стоят по 2 тазобедренных и по 2 коленных протеза. У одной женщины плюс к этому еще и плечевой. Ну и просто неисчисляемое количество тех, у кого по 2 коленки, по 2 тазобедренных…Сейчас хирурги стремятся к другому – ставить протезы через минимальные разрезы. Если раньше их делали сантиметров по 20, то сейчас в большинстве случаев кожный разрез составляет 6–8, максимум 10 см. Но вопрос не столько в кожном разрезе, сколько в травматизации внутренних тканей. И технология сейчас на таком высоком уровне, что поставить протезы совсем не детского размера удается с минимальной травматизацией мышц и капсульно-связочного аппарата.Еще одно направление развития – делать компоненты эндопротезов минимальных размеров, чтобы сохранить как можно больше своей кости – на случай ревизии (повторной операции). Но это уже скорее чисто научно-технический прогресс, чем объективная необходимость.Так что практически мы уже близки к совершенству.[b]– И за границей нет ничего принципиально лучшего, чем у нас?[/b]– Только реабилитация.[i][b]История с реабилитацией[/i]– А в чем проблема?[/b]– Всегда только в людях. Вот у нас 30-коечное хирургическое отделение. И штатных врачей в нем – 2. И эти двое в течение дня должны сделать операции, перевязки, назначения. Написать дневники всем лежащим в отделении, подготовить выписки тем, кто уходит. Осмотреть и описать тех, кто поступил в отделение (а это 3 страницы текста на каждого!). И еще провести консультативный прием – тех, кто уже оперирован раньше, кто хочет лечь, пришел с вопросами и т. д. Хорошо, что у нас тут клиническая база РУДН. А в больницах, где нет никаких ординаторов и аспирантов, все полностью падает на этих двух несчастных врачей.Примерно такая же история с реабилитацией. На весь этот корпус, на 3 этажа (90 коек), всего 2 инструктора по лечебной физкультуре.В любом же французском госпитале на 30 пациентов приходится 5–6 хирургов и человек 15 реабилитологов. Как только операцию сделали человеку, к нему тут же прибегают 4–5 реабилитологов, хватают его, немедленно сажают, крутят, вертят, сгибают, разгибают. Ходунки, костыли – пошел! И домой на 7–8-е сутки (в Америке – на 2–3-и, слишком дорогой койко-день). Вот в чем принципиальное отличие.Все остальное – инструменты, протезы, техника операций – одно и то же, ибо все мы либо учились эндопротезированию, либо многократно стажировались в европейских странах. Наша страна, несмотря на то, что один из первых двухполюсных эндопротезов был сконструирован и внедрен в практику отечественным ортопедом К. М. Сивашом еще в 1956 году, до недавних пор была абсолютным аутсайдером в этом направлении среди развитых стран. Но сейчас ситуация понемногу выправляется.[b]Досье «ВМ»[/b][i]Карданов Андрей Асланович – заведующий отделением ортопедии ГКБ № 31.Окончил медицинский факультет РУДН, клиническую ординатуру и аспирантуру того же университета. Кандидат медицинских наук, недавно защитил докторскую диссертацию.Врач высшей категории. Оперативная активность – более 600 операций в год.Неоднократно стажировался в клинике COCHIN Парижского университета, в частных и университетских клиниках Франции и Швейцарии.Член Ассоциации ортопедов-травматологов Франции.[/i][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Вы решились бы заменить себе сустав?[/i]Вера СТЕПАНЕНКО, депутат Мосгордумы IV созыва:[/b][i]– Мне кажется, если есть возможность улучшить собственное здоровье, этим надо пользоваться. Потому что есть люди, для кого это еще терпимо, а для кого-то это становится образом жизни. Например, актеру или человеку, который ведет активный образ жизни, малоподвижность, условно говоря, смерти подобна.[/i]

На свидание с лобстером

2009 ГОД в России объявлен Годом Индии. Не удивительно, что на прошедшей только что 15-й Московской международной туристической выставке «Отдых/Leisure-2009» Индия просто не могла не предстать во всей своей красе.Скоро начнется зимний отпускной сезон, а это значит, что москвичи, как перелетные птицы, дружно потянутся в Гоа. Этот самый маленький штат Индии привлекает туристов прежде всего великолепным пляжным отдыхом. 105 км береговой линии с белоснежным песком и теплейшее Аравийское море – просто мечта северного горожанина. А о гоанской кухне можно слагать поэмы – сотни маленьких ресторанов предлагают свежайшие морепродукты и прочие деликатесы.Гоа еще и прекрасное место для тех, кто хочет подлечиться: там хорошо развита традиционная индийская медицина – аюрведа.Самое удивительное, что даже несмотря на кризис, спада потока российских туристов на этом направлении турфирмы не ожидают. По данным ряда компаний, заявки на туры предстоящего зимнего сезона стали поступать уже в середине лета. По большей части это бронирование на Новый год в популярные отели категории 3–4*.Больше того, этой зимой из Москвы в Гоа организовано в два раза больше рейсов, чем планировалось изначально. Помимо двух еженедельных полетов авиакомпании «Трансаэро», которые были заявлены ранее, дополнительно будет выполняться один рейс «Аэрофлота» с 10-дневной частотой, а также два еженедельных рейса авиакомпании Nord Wind. Благодаря этому возможно даже значительное снижение цен на билеты.Отдых в Гоа остается безопасным и качественным. Об этом напомнил на презентации наступающего сезона министр по туризму Гоа Франциско Пачеко. «Я персонально слежу за работой всех туристических объектов», – заявил министр.Кстати, русские туристы составляют 30% от общего числа гостей штата. По мнению Ф. Пачеко, наши соотечественники – самые веселые и бесконфликтные туристы в мире. «Я был свидетелем ситуации, когда россиянин заказал креветки, а ему принесли лобстеров. Но он не стал спорить, а спокойно заплатил», – удивленно поведал министр.По словам министра, Индию вообще и Гоа в частности кризис не коснулся – там постоянно появляются новые туристические продукты. А в Москве скоро возобновит свою работу туристический офис Индии, закрытый в 2002 г. из-за недостаточного количества россиян, приезжавших тогда.Теперь ситуация в корне изменилась. В прошлом году Индию посетили 91 тыс. россиян. По итогам этого года страна ожидает более 100 тыс. туристов из разных регионов России.

Как избавиться от шишек на ногах

[i]– Бабушка, а почему у тебя такие большие-пребольшие глаза?– Это чтобы лучше видеть тебя, внученька.– Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?– Это чтобы лучше слышать тебя, внученька.– Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы…[/i][b]Шарль Перро «Красная Шапочка»[/b]Современная внучка вполне могла бы спросить: «Бабушка, а почему у тебя такие шишки на ногах?» На что современная бабушка (а не волк), наверно, ответила бы: «Это издержки эволюции, внученька. Когда мои предки встали на две ноги, их стопы выпрямились под тяжестью тела и оказались совершенно плоскими. Их связки ослабли, перестали удерживать кости, и пальцы на их ногах загнулись, куда хотели. От них мне и досталось плоскостопие с вальгусным отклонением первого пальца стопы впридачу. И У ТЕБЯ БУДУТ ШИШКИ, ВНУЧЕНЬКА!» Тут под общие рыдания занавес опускается, опускается… Он опускался бы еще десятилетия, если бы доктору Карданову из 31-й Московской горбольницы не довелось съездить во Францию и не поприсутствовать на операции, которую проводили тамошние хирурги. А было это в 1996 году.[i][b]Кто придумал каблуки?[/b][/i]Казалось бы, ну что за проблема, несмертельно же… А ведь с сильно выраженным плоскостопием даже в армию не берут. Свод стопы – это рессора. А рессора – это пружинистость походки, гашение ударов при каждом шаге. При плоскостопии же теряется рессорная функция стопы. Мы делаем шаг – тут же ударяемся, удар автоматически передается на колено, поясницу, даже на шею.Соответственно, чем сильнее плоскостопие, тем больше нагрузка на вышележащие суставы, включая позвоночник. И тем быстрее суставы приходят в негодность.А женщин ждет еще одна напасть – уродливые шишки, доставляющие массу мучений – как физических (болят), так и психологических (прощайте, милые сердцу каблуки).[b]– Андрей Асланович, так шишки на ногах – это просто отклонение от нормы или болезнь?[/b]– Это заболевание. Люди думают: проблема в том, что растет некая шишка. На самом деле ничего никуда не растет. Это постепенно прогрессирует плоскостопие, из-за чего отклоняется даже не первый палец (это тоже следствие), а первая плюсневая кость стопы. Она своей головкой торчит под кожей и имитирует эту самую шишку. Если эту кость поставить на место, шишка исчезнет.[b]– Но ведь не у всех же они появляются. Почему?[/b]– Должно совпасть несколько факторов. Во-первых, наследственная предрасположенность. Во-вторых, анатомические особенности и неадекватная длина костей. Провоцирующий фактор – вертикальное положение тела – есть у всех, но если бы конкретный человек вел сидячий образ жизни, процесс у него замедлился бы. А он с утра до вечера на ногах. Обычно это женщины – их около 90%.[b]– Почему же природа так женщин обделила?[/b]– Гены виноваты, скорее всего. Но и обувь играет роль. Кто придумал остроносые туфли, в которых стопа зажата так, что смотреть страшно? Или 15-сантиметровые каблуки?[b]– Шишки считаются косметическим дефектом?[/b]– До тех пор, пока это клинически не проявляется. Мало того, когда отклоняется первый палец, он автоматически начинает смещать 2, 3, 4-й.Они толкают друг друга. Маленькие пальцы начинают подниматься вверх и толкать вниз плюсневые кости. Появляются мозоли, натертости, воспаления… Наступить невозможно, никакие процедуры не помогают. И это уже медицинская проблема. Нужна операция.[i][b]Лежать не обязательно[/b][/i]Операция операции рознь. Еще в советское время пациенткам предлагали операцию по реконструкции стоп. Но она требовала многих месяцев реабилитации, выброшенных из жизни: гипс, костыли и пр. Мало кто решался на такое испытание.Из отделения Карданова люди выписываются через две недели – и уже в день операции передвигаются на своих двоих.[b]– Как вы это делаете?[/b]– Это делают во всем мире. Моя задача определенным образом перепилить некоторые кости, на определенное расстояние их переместить, что-то укоротить, что-то удлиннить, поставить на место, зафиксировать шурупом. И никакого гипса – только специальная обувь, в которой нагрузка при ходьбе падает на пятки.Есть очень много рентгеновских параметров – не меньше 10. Плюс клинические особенности: куда конкретно что посмещалось. Плюс вес, возраст. То есть огромное количество факторов надо учитывать, подбирая операцию.Вариантов в мире более 400. Мы делаем, наверно, 12–14 с учетом показаний – хватает выше крыши. При этом по всей России традиционно применяются 1–2. Для всех.А чтобы срослось правильно, надо потом соблюдать определенные условия, носить специальную обувь. Поэтому мы настоятельно рекомендуем 2–3 недели полупостельный режим. То есть не обязательно лежать – можно сидеть, держа ноги горизонтально. И можно дойти до туалета, до кухни. Некоторые отчаянные головы и этого режима не соблюдают. И все обходится.[b]– Анестезия какая?[/b]– Обычная, спинальная. Анестезиологи ее называют субарахноидальной.[b]– Сколько времени пациенты проводят в стационаре?[/b]– Это смешная история. У нас в стране страховая медицина, которая предполагает нахождение в стационаре до снятия швов. То есть две недели минимум, а максимум – 25 дней с этим диагнозом.Притом что все рвутся домой через 3–4 дня, когда послеоперационные боли прошли, а в Европе и Америке эти операции вообще делают амбулаторно. Уже мы перевязки, капельницы сделали, физиопроцедуры переделали – ну нечего больше делать. Но если я домой отпущу, это будет называться «недолеченный пациент», больница от страховой компании вообще копейки получит. Вот и приходится взывать к совести пациенток, – чтобы не подводили нас и находились в отделении столько, сколько «положено».[b]– Эти операции у вас бесплатные? Разве они не считаются косметическими?[/b]– Бесплатные. Я с косметическими историями женщин почти не беру, потому что больница должна заниматься пациентами по медицинским показаниям.[b]– И много желающих?[/b]– Сейчас запись идет на январь-февраль.[i][b]Шурупчик за 100 евро[/b][/i]Лет 20 назад был популярен еще один способ избавления от уродливых шишек, радикальный – мгновенное их отсечение, – но шишки как заговоренные вырастали вновь, а ходить становилось еще труднее.[b]– Почему же врачи столько лет мучили женщин, отсекая шишки?[/b]– И сейчас отсекают.[b]– Да ну? Это же бесполезно![/b]– Не только бесполезно, но и очень вредно.[b]– Что, опять врачи-вредители?[/b]– Они не со зла это делают, а по неведению. Ликвидируют видимую часть проблемы. А шишка – это выступающая (очень важная) часть кости. И если отрубить эту самую шишку, мы лишимся как минимум половины головки первой плюсневой кости. А головка составляет сустав первого пальца. И что останется? Останется проблема. И сопротивление яростное! Я лет 10 занимаюсь этим вопросом, причем это не основная моя деятельность. Хобби, практически, но умещающееся в специальность. И не устаю удивляться, сколько энергии нужно приложить, чтобы убедить людей в том, что они неправы. Что весь мир делает по-другому уже давно.Вот сейчас мы получили возможность издать книжку, которая в количестве 150 экземпляров тут же продалась. Возможно, человек 200 ее прочитали. Основная же масса тех, кто этим занимается, не знает и знать не хочет. Говорят: мы так 100 лет делаем, никто еще не умер – и хорошо.А для того чтобы делать правильно, нужен инструмент соответствующий. Тоненькие такие лезвия. Они вставляются в определенный прибор. И эта несчастная пила стоит $4,5 тыс. Аналогов у нас не существует. Есть всего несколько фирм в мире, которые изготовляют подобные вещи.Вот коробочка с шурупами, которыми фиксируются кости. Ничего подобного у нас нет и в обозримом будущем не предвидится.[b]– А купить-то можно?[/b]– Купить можно. 1 шурупчик стоит 100 евро. Когда я только начинал этим заниматься, желающих их здесь производить я найти не смог. Заводы стояли, люди были без работы, но никто ничего не хотел делать.[b]– То есть мощности у нас есть?[/b]– В Москве есть завод «Конмед», с которым мне с большими трудностями удалось наконец договориться. Там стали делать очень маленькими партиями подобные шурупы. Потом с казанским заводом договорились… Опять же – к этому шурупу нужен набор инструментов, а инструменты сделать в наших условиях вообще нереально. К счастью, удалось убедить несколько московских фирм завозить эти конструкции.Но все это очень хлопотно, отнимает уйму времени и сил, постоянно находишься в состоянии неуверенности: сделают ли вовремя? Привезут ли в обещанные сроки? Как-то раз привезли партию полностью бракованных шурупов.А люди уже на несколько месяцев вперед записаны на операции! Теперь обувь. Вот, например, австрийский вариант, зимний. Стоит такая пара в Австрии 160 евро. Китайские сейчас продаются здесь за 500 руб. Пока появились китайские, нам удалось наладить в Жуковском производство. Но стоит такая обувь, конечно, не 500 рублей, а тысячи две.[b]– И этим тоже вы занимаетесь???[/b]– Если ничего не делать, то ничего и не произойдет. Хотя, конечно, обидно тратить время на все эти «бизнеспроекты». Иногда в операционной «отремонтируешь» одну стопу за 20 минут и думаешь: еще 10–12 мог бы сегодня прооперировать. Ан нет, другими вещами нужно заниматься. Вот на них-то и уходит половина времени и сил – хотя все понимают, что каждый должен делать свое дело.[b]Приходи, учись и делай[/b]Недавно Андрей Карданов защитил по этой теме докторскую диссертацию (сейчас она находится на утверждении). Трое его коллег стали кандидатами наук. Еще 3–4 диссертации готовятся. И все это в одном маленьком 30-коечном отделении – ортопедическом. Все – за последние пять лет.А за предыдущие 20 лет во всем СССР по стопе были написаны всего две докторские диссертации и 5-6 кандидатских. Получается, что 31-я Московская больница – единственная в стране клиника, которая системно занимается этой проблемой. Можно сказать, им повезло – у них находится кафедра травматологии и ортопедии Российского университета дружбы народов (РУДН).А еще им повезло с доктором Кардановым, который из года в год продолжает ездить во Францию (между прочим, за свой счет), добывать там все новые идеи, чтобы вернуться и сказать коллегам: приходите и перенимайте.– Мы никому не отказываем, всем все показываем и даже снабжаем всякими бумажными материалами. В университете есть отделение повышения квалификации, люди туда приходят, учатся, получают сертификат об этой узкой подготовке и спокойно могут сами оперировать. Приходи, учись и делай.[b]Досье «ВМ»[i]КАРДАНОВ Андрей Асланович[/b] – заведующий отделением ортопедии ГКБ № 31.Окончил медицинский факультет РУДН, клиническую ординатуру и аспирантуру того же университета. Кандидат медицинских наук.Врач высшей категории.Неоднократно стажировался в ортопедическом отделении клиники COCHIN Парижского университета, в частных и университетских клиниках Франции и Швейцарии.Член Ассоциации ортопедов-травматологов Франции.Специализация: протезирование тазобедренного, коленного и плечевого суставов, корригирующие операции на стопе, лечение переломов костей конечностей, лечение отдаленных последствий переломов, хирургическое лечение других ортопедических и ревмоортопедических заболеваний.Оперативная активность – более 600 операций в год.[/i]

Дети и их родители глазами профессиональной няни

Публикации, рассказывающие о нянях, чаще всего оказываются почему-то «страшилками» (Арина Родионовна не в счет). Например, такими: «Няня обокрала квартиру звезды». Или такими: «Няня била малыша в отсутствие родителей. Домашнее видео». Еще это могут быть советы: как выбрать няню (разумеется, только через агентство). Вот, пожалуй, и все. А если посмотреть с другой стороны? Няня – она ведь тоже человек, а не машина по выколачиванию денег из родителей посредством ребенка (разумеется, умная, заботливая, любящая детей – то есть нормальная няня, каковых, хочется верить, большинство). И у нее, оказывается, тоже есть что рассказать о своей очень нелегкой доле и людях, которые ее нанимают. Итак, сегодня – дети и их родители глазами профессиональной няни. Новые русские итальянцы Наталья пошла в няни в 46 лет. Ну просто надо же было где-то работать. И еще где-то жить. Она только что распрощалась с карьерой офис-менеджера (если по-русски – девочки на побегушках, которая организует в конторе прием высоких гостей), а еще раньше с производством – вредным, зато отправляющим досрочно на пенсию. Сдала свою квартиру, переселилась на дачу и задумалась: чем бы таким заняться? Тут знакомые и подсказали: мол, в Москву из Италии приезжает на несколько лет пара с ребенком, ищут няню с проживанием. Она сначала руками замахала: да куда мне? Ни опыта, ни рекомендаций. А потом подумала: брата новорожденного ей с 14 лет доверяли? Доверяли. Собственного сына воспитала? Воспитала – и неплохо. С детьми подруг возилась? Памперсы менять умеет. Отчего ж не попробовать? Муж с женой оказались новыми русскими итальянцами. Когда-то уехали, обжились за границей, и теперь вот он вернулся в качестве представителя миланской фирмы, а она – в качестве супруги и матери их первенца Даниэля, 1 год и 4 месяца. Встретились с Натальей, сообщили, что через неделю заканчивается ремонт в арендованной ими квартире, где все они и будут жить. Стали договариваться о зарплате. Наташа попросила 700 долларов, но Мария, будущая хозяйка, сказала, что у них в Милане таких цен нет (а где вообще есть такие цены, как в Москве?) и предложила 400 – зато ведь отдельная комната для няни и ребенка. Это, собственно, все и решило. Наташа подумала: «Если все сложится, через полгода попрошу прибавки». Потом Мария вспомнила: «Ой, еще квартиру надо раз в неделю убирать, я добавлю 100 долларов. А готовить сама буду». Наташа согласилась. Кто же знал, что в той квартире будет 200 квадратов? Каша вместо курицы Первый месяц поспать почти не удавалось – у Даника лезли зубки. Хотя вообще ребенок оказался чудесный – ласковый и общительный. Утром Наталья (Тата в интерпретации Даниэля) хватала его под мышку – и с песнями в «неправильную» ванную, на водные процедуры. Дело в том, что Данику по статусу полагался хозяйский санузел, а не тот, что для прислуги. Но у хозяев стояла джакузи, которая для купания малыша совсем не подходила. («А подмывать мальчишку с помощью биде я так и не научилась», – смеется Наташа.) Вот и пришлось хозяйке смириться с тем, что ее ребенок моется в «неправильном» душе. На кухне Наташа усаживала Даньку на высокий стульчик и начинала готовить завтрак. Так повелось со второго дня. Потому что уже в первый Наташа поняла: если кормить ребенка материнской пищей, у него будет язва. – Что у Даниэля сегодня на завтрак? – спросила она Марию. – Моцарелла, – ответила та. – Даник очень любит сыр моцареллу. И копченую курицу. В общем, Даник очень быстро полюбил молочную кашу. Пшенную, в Наташином исполнении. И его мама тоже очень полюбила. А потом и папа. Так Наталья оказалась в этой семье еще и поварихой. Когда Даник днем засыпал, няня хваталась за пылесос и тряпки. А когда шли на прогулку – за сумки (надо продуктов в дом купить, вещи хозяйские в химчистку сдать). Так и ковыляла через лестницы подземных переходов: справа сбоку прижата коляска с Данькой, а в левой вытянутой руке – вешалки с начищенными папиными костюмами. Хотя в семье было две машины. – Понимаешь, Натуль, – вкрадчиво начинала хозяйка, – я сегодня в салон записалась. Надо губки подкачать. Я никак в химчистку съездить не смогу. Поможешь, а? Или: – Ой, Натуль, у нас сегодня гости. Ты уж почисть картошечки на ужин. Очень забавные проверки на честность устраивали – Наташа не сразу и поняла, что это такое. Скажем, войдет вечером глава семейства к ним в комнату, сбросит пиджак – а перед этим небрежно так из карманов все повыкидывает на пеленальный столик – и к Даниэлю: «Здравствуй, сыночек!» Наташа раз 10 мимо пронесется, пока заметит: на столике куча денег валяется – доллары, да все сотенными. Идет на кухню: «Эй, тут кто-то деньги оставил!» Но самое неприятное, как признается Наталья, это родительская ревность. Вот уезжает она на выходные – Даник в слезы. Уходит мать куда-нибудь – Даник ноль внимания. Мария уж топчется, топчется у двери: «Да-а-ник, я ухожуу!» Никакой реакции. И так до тех пор, пока малыш не понял, что надо поплакать наконец из вежливости. А ведь все объяснимо. С няней-то он весь день – привязался накрепко. А мать возьмет к себе поиграть, и уже через 10 минут: «Наташ, забери его!» Скучно ей, не знает, что с ребенком делать. Через полгода Наташа все-таки завела речь о прибавке к зарплате. А в ответ услышала: «Ты и так неплохо получаешь». И ушла от этих хозяев. Знакомые потом сказали: Даник три недели орал как резаный. Лучше поиграем Еще гуляя с Даниэлем в соседнем парке, она познакомилась с 2-летним Ярославом и его мамой. Ярослав, в отличие от ласкового Даньки, был парнем жестким. Чуть что не по нему – сразу: «Уходи». Но заниматься с ним – сплошное удовольствие: умненький, рассудительный, – одним словом, из профессорской семьи. Ярослав остался у Натальи, похоже, навсегда. Сначала до садика она его «довела», потом ее вызывали на подмогу всякий раз, как мальчишка приболеет. Сейчас ему 5 лет, и опять долгая простуда. Вот сидят они дома и по-свойски препираются. – Ярослав! – взывает к его совести Наталья. – Мама велела нам с тобой ноты писать. – Тата, – спокойно отвечает мальчишка, – сколько раз тебе объяснять: ноты мы пишем на занятиях в музыкальной школе. А дома мы песни разучиваем. – Хорошо, – не унимается няня. – Давай тогда песни разучивать. – Тата! – делано поднимает брови Ярослав. – Песни я буду разучивать вечером, с мамой. А с тобой нам положено играть. И тут же хитро-прехитро так: – Давай поиграем, а? «Все ведь просчитывает в уме, поросенок, – смеется Наталья. – Какая же ему выгода со мной уроки учить, чтобы вечером мама пришла, обрадовалась, что все сделано, и своими делами занялась. Не-ет, он и со мной днем наиграется, и с мамой удовольствие получит – попоет». Не надо меня напрягать! Севочка родился у мамы довольно поздно, лет в 35, и понятно, что долгожданному первенцу ни в чем дома не отказывали. А больше всего любил Севочка покушать – и, как следствие, в свои 8 месяцев весил целых 10 кг. Вот бабушка и не смогла однажды его на руки поднять – пришлось няню Тату нанимать. Наталья – уже опытная – провела с мамой долгую предварительную беседу. Разумеется, выспрашивала, что ребенок любит, что ему можно, чего нельзя и какие у мамы пожелания. А в конце подытожила: «Вы мне доверяете самое дорогое, что у вас есть. Значит, чтобы я могла уделять ребенку максимум внимания и сил, не надо меня напрягать». Это она вспомнила, как волокла на себе все хозяйство у итальянцев. «Ни за что!» – заверила ее мама, и Севочка радостно переполз на Татины колени. …Напрягала ее бабушка, причем прямо с 9.00 и до 18.00. Только Наталья откроет холодильник – «А что вам там нужно?» – «Хочу достать питание для ребенка…» Наклонится к хлебнице – «Что вы собираетесь делать?» – «Хлеба отрезать». – «А вы уже отрезали сегодня». Ну и все в таком духе. Севочка начал понемножку ходить – так ему диван раскладывали: ходи там. А какая ходьба по мягкому? Да и места маловато. Однажды Наталья не выдержала и сказала Севиной маме: «Вы бы купили ковер – сейчас есть недорогие – и застелили бы пол. Ребенку надо больше двигаться». Как тут на нее бабушка взъелась! Дескать, кто она такая, чтобы советы давать? Потом по какой-то надобности пришел детский врач и изумился: почему это ребенку учиться ходить не дают? Тут же ковер и купили. А Наташа взяла расчет. Когда мама опять уедет? Но самым необычным Наташиным воспитанником был… 16летний Арсений. Его родители недавно развелись, и маме срочно нужно было ехать в длительную командировку – на съемки фильма, где она художником по костюмам работала. А на Наташу возлагались следующие задачи: покупать и готовить Арсению еду, убираться в квартире, стирать и раз в неделю выдавать «несмышленышу» 1,5 тысячи на карманные расходы. «Иначе все сразу растратит», – вздохнула мама и уехала. Наталья вошла: – Здравствуйте, Арсений, я ваша няня. И такой басистый смех в ответ: – А как мне вас называть? – Все называют Наташей. Некоторые, правда, Татой – так тоже можно. И все – контакт был установлен. Арсений оказался милым, воспитанным, даже галантным парнем – всегда дверь придержит и руку подаст. А любил он больше всего холодный чай в огромных 2-литровых бутылках. Наталья в первый же день еле-еле сумки с этим чаем из магазина дотащила и сказала: «Все! С завтрашнего дня моим грузчиком будешь ты». С тех пор они ходили за продуктами вместе. Еще вместе обсуждали футбол и тяжелый рок – парень на гитаре играл. Наталья строгает овощи к обеду, а Арсений сидит рядом на кухне и рассказывает про свое житье-бытье. «Наташ, как мне эта кепка? – спросит, красуясь перед зеркалом. – А свитер?» …На этот Новый год, 31 декабря, Арсений позвонил, чтобы поздравить свою бывшую няню. И сказал (Наташа как вспомнит, так слезы наворачиваются): – Спасибо вам. Я вас так часто вспоминаю – особенно салаты ваши. Маме говорю: «Ну когда же ты снова в командировку уедешь?» Удивительный ответ Напоследок я спрашиваю у Натальи: – Где же вы находите себе всех этих милых воспитанников? – Через знакомых. – А в агентство не пытались устроиться? Чтобы без работы время от времени не сидеть… – Пыталась один раз. Первый вопрос, который там задали: «У вас во рту есть золотые зубы?» Я говорю: «Есть, а что?» Они вздохнули: «Некоторым заказчикам это кажется неэстетичным». Потом страшно удивились, что я москвичка и что в жилье не нуждаюсь. Спросили: «А зачем же тогда вы в няни идете?» Там же у них одни приезжие – с Украины, из Молдавии. По-моему, мой ответ их страшно удивил. Я сказала: «Мне это очень-очень нравится». Классические проблемы начинающего родителя, и как Наталья с ними борется 1. ГОРШОК Горшок обязательно должен быть теплым. Только представьте, каково это – вылезти из мокрого памперса и тут же плюхнуться на холодный горшок! А ведь это так просто – прижать горшок к себе на пару минут, чтобы его край приобрел температуру человеческого тела. У меня на все приучение обычно уходит неделя. В первый день выкидываешь памперсы и по часам засекаешь, когда малыш делает свое дело. Во второй и все последующие дни успеваешь в нужное время посадить его на теплый горшок. Не насильно, разумеется, а с песнями-плясками-прибаутками. 2. ПИТАНИЕ Главное – первую ложку засунуть. Меня всегда выручает дурацкая песенка из детства: «Мы милашки, куклы-неваляшки…» Как ни удивительно, 99% детей при слове «мы» разевают рты. Дальше все уже по инерции идет. Все время отвлекаешь-развлекаешь – глядь, тарелка пустая. А если начал плеваться, значит, сыт. Насильно я никого не кормлю и вообще ничего не делаю. Не хочет книжку читать – я сажусь в сторонке и сама читаю. Сразу прибежит – ему же скучно. 3. ПУСТЫШКА Отучение от пустышки – тоже исключительно в игровой форме. Дети сейчас пошли умные, им все можно объяснить. То мы соску мишкам в зоопарке отдали, то – птичкам на ветке, то собаке. Он вспомнит про нее, а я объясняю: «Соска же у щенка. Вот ты – со мной, вечером мама с папой придут. А щенок – один, ему соска нужнее». Перед сном, когда пососать особенно хочется, я книжки ребенку читаю, пока не заснет. А если ночью захнычет, по спинке поглажу. Дети обожают, когда их гладят по спине. 4. БЕЗОПАСНОСТЬ Маленький ребенок всегда должен быть на глазах у взрослого и на расстоянии не более метра. Тогда с ним ничего не случится – я же все время его вижу и всегда успею подскочить. Простые рецепты от няни Таты Ребенок должен быть здоровым, сытым и довольным. -А чтобы добиться этого, нужно постоянно жить его жизнью, стать такой же, как он. Вместе гораздо интереснее чистить зубы, грызть яблоки, учить слова и складывать кубики. -Главная проблема в отношениях с родителями – ревность. Постарайтесь не ревновать няню к ребенку – он все равно любит маму больше. Просто с няней он находится постоянно, а с мамой на некотором отрезке жизни – эпизодически. Позже он все расставит по своим местам. -Не надо видеть в няне врага. Если уж вам ее порекомендовали (а брать случайных людей с улицы нельзя категорически), доверяйте ей. -Но и проверяйте в меру своей фантазии. Поверьте, это совсем не обидно – это скорее смешно. Честной няне нечего бояться. -Заранее обговорите все требования, которые вы предъявляете к няне, чтобы потом не возникло взаимного недовольства. Подробно расскажите ей все о ребенке: характер, привычки, болезни, что ему можно, а чего нельзя. -Не загружайте няню сверх договоренности – она должна полноценно отдыхать. Иначе она от усталости может потерять бдительность, а пострадает от этого ваш ребенок. Даже если няня сама предложит выполнять дополнительную работу по дому, откажитесь, наймите для этого другого человека.

Валерия Тимофеева убили на улице 28 марта этого года

ПРОКУРОР защищать передумал Валерия Тимофеева убили на улице 28 марта этого года. Не по злобе и не из-за денег. Его убили, потому что проходившим мимо двум гастарбайтерам вдруг захотелось покурить, а у Валеры не было сигарет. Эту историю мы рассказали месяц назад («Защита прокурора», «ВМ» от 28.11.2007 г.). Напомню: одного из нападавших следователь тут же перевел в разряд свидетелей, а второго, Михаила Забрияна, гражданина Республики Молдова, Головинский суд приговорил к 6,5 года лишения свободы. Но прокурор неожиданно решил поработать адвокатом, и в Мосгорсуд отправилось его кассационное представление с просьбой отменить приговор и переквалифицировать преступление на другую, более мягкую, статью, которая звучит как «причинение смерти по неосторожности» и предполагает наказание всего до 2 лет. Татьяна Тимофеева, вдова погибшего, обреченно приготовилась к новой борьбе за справедливость. Но в назначенный день она не нашла в Мосгорсуде «своего» дела в списках тех, что должны были рассматриваться. Как же так, ведь повестку она получила? Оказалось, что Головинская прокуратура сразу после публикации в «Вечерке» отозвала свое представление. Разумеется, известить об этом потерпевшую не сочли нужным – перебьется. Таким образом, приговор Забрияну еще 11 декабря вступил в законную силу.

Жена получила 300 тысяч за смерть мужа

Время было не позднее – всего-то около 10 вечера, – но в марте дни короткие и улицы темные, сколько ни зажигай фонарей. Да еще место оказалось безлюдным. – Эй, мужик! – окликнули его сзади. – Дай закурить! Валера обернулся и спокойно, как он делал все и всегда, ответил: – Я не курю. Я так и вижу его немножко застенчивую, даже извиняющуюся улыбку… Хотя мы не встречались давным-давно. Валерка Тимофеев был моим одноклассником. 10 лет – от первого звонка до выпускного бала – мы прожили одной жизнью, за соседними партами. Вместе, ноздря в ноздрю, пришли к финишу – последним экзаменам и к маячившим за ними золотым медалям. Учителя, как сказали бы сейчас, делали на нас ставки: кто из двоих станет «золотым»? Вместе оба варианта почему-то не рассматривались – наверное, уже тогда, в 70-е, на медали спускались строгие разнарядки. Зато «золото», пусть и единственное, присуждалось в абсолютно честной борьбе. Но я-то знала, что Валерка сильнее. Пусть моими сочинениями зачитывались в гороно, но точные науки никогда не вдохновляли меня на подвиги. А Валерка Тимофеев был математическим гением. Абсолютным гением местного масштаба – долгопрудненской школы № 5. И Пушкина с Грибоедовым он читал не «от сих до сих», а с собственными выводами. Медалей мы оба не получили. Я сделала ошибку на устной физике, Валерке поставили четверку по русскому за сочинение. И он яркой звездочкой мгновенно влетел в МФТИ – чуть ли не самый престижный вуз того времени. А никто и не сомневался… Наш 10 «А» оказался очень дружным классом. До сих пор мы встречаемся почти полным составом, в последний раз собирались на 30-летие окончания школы. Валерки не было – по какой-то важной причине. Понятно по какой – работал. Ведь он все, за что брался, делал на 101 процент – с золотым отблеском. Очень простая схема Валерку убили 28 марта этого года. В 5 минутах ходьбы от метро «Войковская». Только за пару недель до этого он перешел на новую работу – в американскую фирму и очень радовался, что до метро всего 7 минут ходьбы и потом только одна остановка до «Сокола», то есть до дома. Ведь он привык поздно заканчивать работу. Двое сильно пьяных парней захотели покурить. Если бы у Валерки были сигареты, он бы дал, не раздумывая и не чинясь, – он по-доброму относился ко всем людям без разбора. Но он действительно не курил. И тогда парни стали его бить. Эксперт насчитал потом 7 страшных ударов, нанесенных Валерке по голове и лицу. Из заключения судебно-медицинской экспертизы: «…ссадины, кровоподтеки, внутрикожные кровоизлияния, ушибленные раны волосистой части головы и лица; кровоизлияния в мягкие ткани затылочной области и в мягкие ткани лица слева, следы крови над твердой мозговой оболочкой; трехлучевой перелом затылочной кости, дугообразный перелом крыши левой глазницы и малого крыла клиновидной кости слева; субдуральное кровоизлияние (150 мл); обширные субарахноидальные кровоизлияния; очаги ушибов мозга; кровянистая жидкость в желудочках мозга; отек и дислокация мозга». Чтобы вам было понятно: хоронили Валерку в закрытом гробу, потому что лица у него не было. Охранник соседнего кафе видел почти всю эту драку (хотя, какая, к черту, драка – обыкновенное убийство!) и сориентировался по-военному быстро: вызвал милицию и сам задержал убийц. Что было нетрудно – те и лыка не вязали. То есть выстроилась очень простая схема расследования преступления, раскрытого по горячим следам. «Кем вы ему приходитесь?» Татьяна Тимофеева, Валерина жена, в тот день была сама не своя. Все-таки есть какая-то космическая связь между очень любящими друг друга людьми. А прожили они вместе к этому времени больше 20 лет. Познакомились в «почтовом ящике», куда оба распределились после институтов, оба – научные сотрудники, занимались квантовой электроникой. Плечом к плечу, поддерживая друг друга, перенесли трагедию – от аневризмы артерии умер в 13 лет их сын Ванечка. В трудные перестроечные годы, когда все закрытые предприятия начали тихо дохнуть, даже кур на балконе выращивали. Правда, съесть не смогли, отправили на дачу. Сколько семей тогда распалось? А эти выстояли. Освоили программирование – разумеется, Валерка и тут оказался на голову выше многих. Постепенно и с работой все наладилось, и с зарплатой. Вот только диссертацию, давно написанную, он так и не защитил – все некогда было. В общем, когда Валера позвонил и сказал, что выходит с работы, Таня отбросила все дурные предчувствия и принялась разогревать ужин. Через 40 минут Валера домой не пришел. Она стала звонить на мобильник – никто не отвечал. Еще через 15 минут к телефону подошел незнакомый мужчина. «Мне… Валеру», – удивилась она. «А кем вы ему приходитесь?» – спросили на том конце. «Женой». Там помолчали и наконец сказали: «Валеру избили…» – «Он жив?» – только и спросила Таня. «К сожалению, нет. Приезжайте в ОВД «Головинский», – услышала в ответ. Встать и поехать сразу Таня просто не смогла. Поехала с братом, Сережкой, вызванным по тревоге. Долго ждали в коридоре следователя из прокуратуры. Мимо них: сначала одного, потом другого, – провели парней в наручниках. Когда вели первого (Таня особенно внимательно его разглядела: высокий, крепкий, с длинными темными волосами, в камуфляжной майке и с наколками на руках), сопровождающий его милиционер кивнул: «Вот он бил». Таня вскочила, кинулась вдогонку: «Ах ты – гад!» – но ее быстро оттащили и усадили обратно. Второго – светловолосого и довольно щуплого – хорошо запомнил Сергей. Часа через два приехал следователь. В основном спрашивал: не болел ли чем Валерий и мог ли упасть сам. Таня пыталась объяснить, что Валера был в прекрасной физической форме, лыжами занимался, но драться – ни разу в жизни не дрался. Ей показалось, что слушали ее не очень внимательно. Да и что с нее взять – с убитой горем вдовы. Валеру ей не показали. Они с братом дождались на противоположной стороне улицы, когда приехала труповозка и черный мешок погрузили в машину. Она только прошептала вслед: «Прости, Валерка, что я тебя не уберегла». А что ей оставалось делать? Пугливый следователь На следующий день Татьяну допросил старший следователь Головинской межрайонной прокуратуры Виталий Кулеба – тот самый, что и дежурил ночью. Официально признал ее потерпевшей и заверил, что дело очень скоро уйдет в суд. Дескать, проблем никаких, убили именно эти двое, они взяты с поличным и пр. В общем, никакой адвокат вам не нужен. Потом ей уже было ни до чего: похороны, 9 дней, 40 дней. Подруга еле-еле уговорила ее немножко отдохнуть: «Ну на тебе же лица нет!» А как вернулась 25 мая из Турции, только сошла с трапа самолета, включила мобильник – там сообщение на голосовой почте: «Вам звонил следователь…» Поехала. Следователь оказался уже другой – Тарлан Вагабов. Прежний ушел в отпуск, но дело почти закончил, и пришла пора передавать его в суд. Татьяне бросилось в глаза то, что Вагабов явно нервничал. Спросил: «Вы будете знакомиться с делом? Но там такие фотографии… Знаете, мне самому жутко на них смотреть». Она послушно подписала отказ от ознакомления с делом. Тут Вагабов заметно расслабился и рассказал, что в суд пойдет только один из тех парней – Михаил Забриян, 1983 г. р., гражданин Республики Молдова, ранее не судимый и характеризующийся положительно по всем статьям – в общем, светловолосый и щупленький. А татуированный чернявый крепыш, гражданин Украины Александр Фомин, ранее судимый, уже на следующий день после произошедшего отпущен домой и теперь проходит по делу только как свидетель. «Он не бил», – сказал следователь. И умер Валера вовсе не от ударов, а от падения на твердый асфальт. Не упал бы – был бы сейчас жив и здоров. Вот тут Татьяна впервые заподозрила что-то неладное. Стала рассуждать логически, как математик и как (она все время держала это в уме) рассудил бы Валерка. Допустим, бил один. Все удары – вертикальной направленности и страшной силы. Мог так бить невысокий Забриян? Допустим, мог. Но почему тогда Валерка сразу не упал? Как сумел удержаться на ногах после 2-го, 4-го, 6-го удара? А если били двое, стоявшие по разные стороны, тогда все понятно. Один ударит – Валера упадет в руки к другому. Другой стукнет – Валера, как мячик, от него отскочит к первому. Вот и не падал. А защищаться он не умел, да и не смог бы никогда сделать больно кому-то – по убеждениям. Смягчающие обстоятельства Процесс в Головинском районном суде длился неделю. Приговор был оглашен 31 октября. Забрияна признали виновным по ст. 111 ч. 4 УК РФ («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего») и приговорили к 6,5 года в колонии строгого режима. Гособвинитель просила 8, но судья решила, что есть смягчающие обстоятельства. Еще судья без всяких возражений удовлетворила иск Татьяны о возмещении морального вреда – 300 тыс. руб. Таня ни в какую не хотела его подавать – стеснялась, но адвокат, который у нее наконец-то появился, настоял. А второй нападавший, он же свидетель, Фомин, на суд вообще не явился. Как его отпустили, так он и слинял на свою Украину – и с концами. Но сначала попытался убедить следователя, что Валерка первым кинулся на них с напильником (!), кивая на пакет с двумя надфилями. Судя по всему, их же собственными, поскольку оба гастарбайтера калымили в Москве плотниками. Татьяна приняла все как должное. Мало? Да упаси бог! 6,5 лет в колонии – это много. (Она, понятно, не знала, что зэки частенько освобождаются у нас уже после половины срока.) Ушел второй парень от наказания? Что ж поделаешь, значит, нельзя было доказать его вину. Она привыкла считать, что все люди исправно выполняют свою работу, как это делает она сама, как делал Валера. И все равно ведь Валерке уже ничем не поможешь… Работа над ошибками А на днях Татьяна получила по почте странную бумагу из Головинской прокуратуры. Озаглавленную так: «В Судебную коллегию по уголовным делам Мосгорсуда. Кассационное представление» и подписанную заместителем межрайонного прокурора Бобровой. Из этой бумаги следует, что прокуратура, вначале горячо поддержавшая обвинение, вдруг передумала. Она решила, что суд был слишком строг по отношению к Забрияну, что неплохо бы отменить приговор и переквалифицировать преступление на другую статью – 109-ю, которая звучит как «причинение смерти по неосторожности» и предполагает наказание всего до 2 лет. – Как это? – изумилась Татьяна. – Мы с адвокатом и то решили, что наказание достаточное и что мы не будем подавать жалобу, а заместитель прокурора вдруг взял и пожалел убийцу. С чего бы это? Особенно хорош один пассаж из этого представления. «Представляется неочевидным тот факт, что тяжкий вред здоровью потерпевшего был причинен именно ударными воздействиями со стороны подсудимого, а не в результате падения Тимофеева на асфальт (даже если причиной этого падения стал удар в лицо со стороны подсудимого)». Чувствуете, как тонко? Получается: бей-калечь, сколько влезет, но меру знай. А главное, внимательно следи за пульсом своей жертвы. Перед последним сердечным толчком отведи руку – сам помрет, но ты будешь не виноват. Ну и, разумеется, Забриян не хотел смерти Тимофеева и даже не мог предположить, что с разбитой головой люди умирают. Он покурить хотел – это мы уже знаем. Я попросила прокурора Головинской межрайонной прокуратуры Павла Иващенко объяснить, что все это значит. – Исправление ошибок, – ответил тот. – Собственных? – уточнила я. – Ну почему собственных? – удивился Павел Игоревич. – Потому что ваш следователь, выходит, неправильно расследовал дело, гособвинитель – по ошибке обвинил, вы или ваш зам случайно утвердили обвинение. Да и судья, получается, все подмахнул не глядя. – Мы после суда проверили дело, изучили и поняли, что квалификация дела не соответствует той статье, по которой осудили человека, – отделался казенными словами прокурор. А судья, которой я тоже позвонила, вздохнула и сказала, что, пока приговор не вступил в законную силу, комментировать она его не может. Вот такие у нас «неочевидные факты» и «ударные воздействия». Валерка, который все систематизировал и изучал (когда увлекся лыжами, даже составил целую таблицу соответствия различных мазей погодным условиям и с 2002 года каждый день записывал, как лыжи шли), конечно, сразу придумал бы собственную теорию усовершенствования правоохранительной системы. И она была бы очень хорошей – я в этом не сомневаюсь. Но Валерки больше нет… Еще только два факта. ФАКТ ПЕРВЫЙ – незадолго до суда Татьяне позвонила женщина, которая представилась сестрой Забрияна и предложила денег за то, чтобы... Таня дальше разговаривать с ней не стала. ФАКТ ВТОРОЙ. Когда на 40 дней Таня пришла на Валеркину могилу, она чуть с ума не сошла. Могила была сожжена дотла. Выгорели венки, сухие цветы, фотография... В общем, осталось одно только сплошное пепелище.