Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

«Надо быть сильным»: предприниматели-иностранцы рассказали, как переживают пандемию в Москве

Сюжет: 

Ситуация с коронавирусом
Экономика
«Надо быть сильным»: предприниматели-иностранцы рассказали, как переживают пандемию в Москве
Фото: pixabay.com

Согласно свежему исследованию Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ), наша страна, несмотря на пандемические ограничения, по-прежнему остается привлекательной для международного бизнеса. 92 процента мировых компаний, принявших участие в опросе, считают Россию стратегическим рынком. Мы решили выяснить, как поживает малый бизнес, который ведут в российской столице граждане других стран.

По статистике из разных источников, количество высококвалифицированных зарубежных специалистов в нашей стране стабильно росло с начала нулевых. Согласно данным Высшей школы экономики, в 2008 году в России трудились и вели собственный бизнес около 40 тысяч экспатов. Этот год стал переломным: грянул экономический кризис, и в начале 2009 года иностранные спецы и малые предприниматели стали «растекаться» по домам. За десять лет число заграничных «мозгов» в стране сократилось: поток специалистов из некоторых государств снизился в 10 раз.

Однако многие остались: оказалось, что в России вести бизнес по-прежнему легче, чем в других странах. Одним из самых удобных городов для экспатов стала Москва, где появился устойчивый тренд на удешевление жизни. Если в 2002-м российская столица держалась в первой десятке самых дорогих городов для проживания иностранцев (по рейтингу консалтинговой группы Mercer), то уже в 2020 году заняла лишь 21-е место. Поэтому даже пандемия не помешала многим иностранцам продолжить свое дело в Москве.

На улице, чай, не Франция

Француженка Флоранс Жерве Д’Альден поселилась в Москве в конце девяностых. Привезла сюда мужа-парижанина, родила двоих детей в московском роддоме. Свое дело по выращиванию ароматных роз Флоранс открыла десять лет назад. Бизнес она развивала постепенно, избегала больших кредитов. Успеху способствовало умение общаться с людьми, причем из разных сфер — от строителей до чиновников Калужской области, где француженка построила теплицы. У Флоранс «нишевая» продукция» — очень красивые цветы редких сортов, от 290 рублей за штуку. И, конечно, в пандемию ее бизнесу пришлось тяжело. Сезон цветения — и высоких продаж — совпал с локдауном. В октябре прошлого года Флоранс скрепя сердце, объявила в соцсетях о распродаже розовых кустов — ценных сортов «Ив Пиаже» и «Норма Джин». Пришлось пойти на этот шаг, чтобы спасти бизнес от разорения. Нынешний кризис — это катастрофа для малого бизнеса во всем мире, уверена Флоранс.

— Уже пару лет на цветочном рынке снижаются продажи, — рассказывает Флоранс Жерве Д’Альден. — А сразу после Международного женского дня в прошлом году они просто рухнули! Но мы не могли остановить производство, ведь нельзя запретить цветам расти. А это расходы на электричество, удобрения, зарплаты людям… Очень спас наш интернет-магазин. Он худо-бедно кормил нас летом.

«Надо быть сильным»: предприниматели-иностранцы рассказали, как переживают пандемию в Москве Фото: Сергей Киселев / АГН Москва

Однако в сентябре Флоранс была вынуждена приостановить производство. Деньги кончились совсем. Ей посоветовали взять кредит «на выгодных условиях», изыскав двух поручителей. Но кто в здравом уме возьмет ответственность за чужое предприятие, которое, возможно, завтра закроется навсегда?

Сначала Флоранс подумывала продать теплицы. Тотчас — откуда ни возьмись — выискались некие подозрительные господа, готовые выкупить бизнес в рассрочку, с обещанием заплатить через год. Конечно, Флоранс не согласилась на такую «выгодную» сделку. И решила распродать кусты, которые уже не годятся для разведения, а на дачном участке еще долго будут радовать хозяев пышными бутонами.

— Самая большая проблема — зарплаты сотрудникам, — рассказывает предпринимательница. — Мне пришлось провести большое сокращение. Осталось всего несколько человек. Но продажа кустов немного нас поддержала. Надеюсь, откроемся весной. Я делаю ставку на интернет-магазин, буду искать новых прямых клиентов и жду, когда созреют розы, чтобы понять наконец, куда нам двигаться.

Соотечественница Флоранс, Элизабет Городков-Гутьер, более 25 лет назад переехала в Москву вслед за русским мужем. Сегодня у нее взрослый сын и агентство по подбору персонала — топ-менеджеров и редких специалистов.

— Когда сообщили, что весь персонал должен месяц «самоизолироваться» за счет работодателя, я, конечно, впала в ступор, — рассказывает Элизабет. — С одной стороны, ты понимаешь, что это правильные меры. Но не совсем понятно, как они регулируются законодательно, и вообще не знаешь, как действовать. Звоню своему бухгалтеру и говорю: «Как мы это будем оформлять?» — «Не знаю!» Что я должна ставить в табель? Как быть? У нас небольшой коллектив — всего несколько человек, — поэтому до режима пропусков мы ходили в офис. С пропусками тоже все время были какие-то организационные неполадки. Ты нервничаешь, суетишься и всю энергию тратишь на мелкие переживания.

Однако вскоре «подъехали» проблемы покрупнее.

— Закрытие границ ударило по нам очень сильно, — говорит Элизабет. — Например, в марте 2020 года из Франции приехал сотрудник, «штучный» технический специалист для одной компании. Договорились: пока он две недели сидит в гостинице на карантине, я оформляю ему разрешение на работу. А в это время пришел локдаун, никакие документы выправить не получилось. Пришлось ему ехать обратно.

И сейчас мы возвращаем его назад. Но по-прежнему много сложностей, потому что мартовский указ о временном ограничении въезда в Россию иностранных граждан до сих пор действует.

Стартапы в России — для самых стойких

Индиец Джошуа Леви приехал в Москву из Лондона. В 2014 году у него скоропостижно умерла мама, и Джошуа захотелось кардинально сменить обстановку, «уехать далеко-далеко». Выбор пал на столицу России. Здесь он окончил магистратуру ВШЭ, сотрудничал с крупным российским банком в качестве «консультанта по работе с иностранцами», участвовал в создании программного обеспечения, обучал сотрудников английскому для общения с клиентами-экспатами. Вдохновившись первыми успехами, Джошуа решил открыть бизнес по продаже британского чая и кофе. Потратил много сил и средств на оформление документов. И тут грянула пандемия. Планы пришлось срочно менять.

— У меня всегда была мечта — поездить по России и сделать документальный фильм, чтобы его увидели люди во всем мире. И поняли, что Россия — это удивительная природа и прекрасная культура, о которой в западном мире сегодня, по сути, ничего не знают, — говорит Джошуа Леви.

И Джошуа занялся внутренним туризмом, за год посетив несколько городов — от Махачкалы до Архангельска. Приехав в Салехард, он изъявил желание во что бы то ни стало познакомиться с оленеводами и пожить в чуме. И гостеприимные местные жители нашли и то, и другое — правда в двух часах езды от города. С тех пор индиец мечтает снова посетить русский Север:

«Надо быть сильным»: предприниматели-иностранцы рассказали, как переживают пандемию в Москве Фото: Андрей Никеричев / АГН Москва

— Какие там доброжелательные люди! — рассуждает Джошуа. — Суровый климат сделал их очень отзывчивыми, склонными к взаимопомощи. Обожаю температуру минус 55 градусов! Зарабатывать на хлеб Джошуа собирается всетаки учительским трудом:

— В последний год весь мир переселился в сеть. В России вайфай работает отлично — даже в глубокой провинции. Английский я могу преподавать из любой точки страны.

Для того чтобы запустить какой-то более замысловатый стартап, нужны надежные партнеры, а с этим в России есть проблема, считает индиец. Бывает, что люди не держат слово, нарушают договоренности — иногда даже письменные. Возможно, это связано с какой-то «системной ошибкой» в воспитании. Родители часто не уважают друг друга. Дети смотрят на них и небрежно относятся к маме и папе, школьным учителям, своим товарищам. Потом этот подход переносится во взрослую жизнь, на деловые отношения.

— Нужно обладать очень большой выдержкой и сильным характером, чтобы вести дела в России, — заключает Леви.

Кому кризис, а кому расцвет

Коллега Джошуа, выходец из Германии Филипп Малецки, учредитель школы по изучению иностранных языков, отмечает, что минувший год для него, наоборот, оказался очень удачным.

— Мы, не знаю, каким чудом, в феврале 2020 года запустили онлайн-занятия на собственной платформе, — рассказывает Филипп. — Я всегда был противником учебы на удаленке, но понял, что время мне выбора не оставляет. И тут пришла пандемия! О чудо — мы попали прямо в точку. В апреле-мае, когда все сидели по домам, спрос был безумным. Потом, правда, такой бум прошел, многие потеряли надежду, что границы скоро снова откроют, и интерес к языкам стал ниже, как и настроения у людей. Зато мы окончательно перешли границы.

Если раньше клиентура ограничивалась Москвой и областью, то теперь у школы ученики по всему миру — даже из Германии и Швейцарии.

— В целом развиваемся хорошо, — говорит Филипп. — Наша целевая аудитория всегда была платежеспособной, поскольку мы даем индивидуальные занятия с лучшими носителями языка, у многих из которых авторская методика — это удовольствие не для всех. Но последние полгода активно тестируем более бюджетные продукты. «Хватит учить одну Рублевку!» — наш девиз, под которым мы развиваем свой аккаунт в «Инстаграме». Некоторые трудности возникали из-за перебоев с интернетом в самые жесткие фазы локдауна, особенно там, где мы их не ждали. Проблему решали при помощи VPN и прочих трюков. А еще многие наши тренеры при первой возможности уехали домой, боясь, что потом не получится. Неясно, на кого из них мы сможем рассчитывать для занятий офлайн в Москве после пандемии. Также пришлось искать множество новых тренеров для онлайн-занятий. Рынок ограничен разве что земным шариком. Это уйма работы, но зато и какой широкий выбор!

Адаптируйся или закройся

Японец Оцубо Такуми держит в столице необычный бизнес: мини-кафе, специализирующееся на японском карри с рисом. Именно такое карри, по словам Оцубы, ему 40 лет готовила мама.

Необычен проект по нескольким причинам. Во-первых, кафе с настоящей домашней кухней в Москве, апологете сетевых проектов, можно по пальцам одной руки пересчитать. Во-вторых, у Такуми нет помощников. Он сам себе повар, официант, бармен, уборщик и пиарщик.

«Надо быть сильным»: предприниматели-иностранцы рассказали, как переживают пандемию в Москве Фото: VVZ_PHOTO

— А с начала пандемии зарплаты пришлось сократить, — грустно шутит он. — Персонал теперь работает за еду.

Сложность в том, что кафе Оцубу расположено «на краю земли», как уверяет владелец — в Реутове. А значит, шанс на то, что случайный прохожий по дороге к метро заглянет на огонек, минимален. До пандемии выручку обеспечивали постоянные клиенты: жители подмосковного Реутова и окрестных московских районов — Новокосина и Новогиреева.

— Ко мне приходили семьями: бабушки, дедушки, внуки, — рассказывает хозяин. — А в карантин бабушки перестали гулять с внуками, соответственно доход ощутимо сократился.

При этом арендодатель ожидаемо входить в положение ресторатора не захотел и снизил арендную ставку лишь однажды — в апреле. Все остальное время Оцубу изобретал способы, чтобы найти деньги и заплатить аренду.

— Я начал сотрудничать со службами доставки еды, — вспоминает он. — Экспериментировал с меню. Придумал, например, вегетарианское карри, чтобы познакомить с японским блюдом постящихся и вегетарианцев. Сделал новый формат порций — в два раза меньше стандартного, чтобы люди могли распробовать карри.

Ну а когда пандемия начала близиться к завершению, Оцубо-сан достал из кармана «джокера». Точнее — Тоби, героя культового аниме «Наруто».

— Я заказал костюм Тоби в китайском интернет-магазине для того, чтобы раздавать в нем листовки с рекламой кафе, — объясняет он. — И это отлично сработало! Дело в том, что в Москве много поклонников косплея в целом и этого сериала в частности. Молодые люди подходили ко мне, интересовались, как я сделал такой костюм. Потом мы знакомились, и я рассказывал им о своем кафе.

Так Оцубо удалось увеличить число своих гостей, многие из которых потом стали постоянными. Впрочем, на «докоронакризисные» показатели кафе до сих пор не вышло. Но японец не унывает.

— Сколько ресторанов закрылись, а я еще держусь — и это главное! — с улыбкой говорит он. — Более того, мои гости из других городов давно подбивают меня открыть такие же точки в Екатеринбурге, Новосибирске и Перми. Говорят, что там конкуренция среди рестораторов меньше, поэтому такой бизнес сделает меня знаменитым.

Но в ближайшее время лететь в Екатеринбург господин Оцубо не планирует.

— В России городов много, а у меня тело всего одно, — смеется он. — Поэтому я не сумею присутствовать во всех точках одновременно.

А без присутствия Такуми не будет и проекта, потому что его кафе — авторское, с японской душой. А масштабировать душу пока не научились даже в Стране восходящего солнца. Впрочем, планы по развитию у ресторатора есть. Но они связаны вовсе не с франшизами.

— Я собираюсь провести революцию карри! — объявляет он. — Только в чем она будет заключаться — пока не скажу. Но вполне вероятно, что господин Тоби тоже будет участвовать. Поэтому, если будете писать про кафе, буду рад, если вы представите меня как первого косплей-предпринимателя в России.

РЕПЛИКА

Делу помогут знание русского языка и мировоззрения

Дэвид Хендерсон-Стюарт, генеральный директор российского часового завода:

— Я не вижу никаких ограничений для иностранных предпринимателей в Москве. Главное, что нужно для успешного запуска проекта, — это говорить на русском языке и понимать российский менталитет. Он во многом отличается от иностранного. Но я живу в России уже давно, говорю по-русски, люблю русскую культуру, поэтому для меня нет особых барьеров. Все друзья-иностранцы спрашивают: «Наверное, местная мафия тебя ограничивает, мешает коррупция?» На это я всегда говорю, что ничего подобного я не видел. Мафии действительно нет по меньшей мере последние семнадцать лет, и с коррупцией я также не сталкивался. В России все дела ведутся довольно прозрачно, и я не могу на это жаловаться.

По сравнению с городами Европы я вижу несколько плюсов для бизнеса в российской столице. Во-первых, Москва очень динамичный город, здесь люди очень быстро могут принимать решения, и нет той тяжести, которая часто встречается в Англии или Франции, когда переговоры могут тянуться месяцами и в результате ничем не закончиться.

Во-вторых, здесь лучше организованы процессы оформления и получения документов. Благодаря электронным порталам «Госуслуг» сделать это можно очень оперативно. В-третьих, в Москве намного проще открыть счет в банке для компании, чем во Франции и Англии, где я в свое время работал. Во многих городах Европы безумно сложно сделать переводы между счетами. Поэтому могу заявить точно: Европа отстает от России по ведению банковских счетов онлайн.

Что касается минусов ведения бизнеса в Москве, то как таковых их нет. Однако есть сложности, связанные с экспортом товаров. Например, граница, которую надо пересечь, чтобы товары, которые мы производим на территории России, могли присутствовать в магазинах за рубежом. Экспортировать часы, к сожалению, очень сложно. Требуется много документов и много времени, но мы привыкли и неплохо справляемся.

Читайте также: Эксперты рассказали о скрытых признаках финансовой пирамиды