Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Выставка «Чеховская Москва» открылась в Государственном литературном музее

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Развлечения
Выставка «Чеховская Москва» открылась в Государственном литературном музее
Куратор выставки Эрнест Орлов на фоне бюста Чехова (скульптор Сергей Коненков, 1908 год). Это первое скульптурное изображение писателя: прижизненных, увы, не существует / Фото: Александр Кожохин / Вечерняя Москва

Выставка «Чеховская Москва» открылась 15 июля в Государственном литературном музее. Одно из украшений экспозиции — неизвестное письмо классика, обнаруженное относительно недавно и не попавшее в его собрания сочинений.

Антон Чехов впервые приехал в Москву в 1877 году, чтобы увидеться с семьей, бежавшей из Таганрога от кредиторов. А спустя два года и сам переселился сюда. Стала хрестоматийной фраза из его письма другу 1881 года: «Я навсегда москвич». Кто бы мог подумать, что в XXI веке отыщется неизвестное письмо уже зрелого Чехова, в котором тоже есть теплые слова о нашем городе.

— В 2005 году наш музей приобрел у частного лица письмо, которое Чехов отправил 12 августа 1898 года своей киевской знакомой Наталье Янковской, — рассказывает заместитель директора по научной работе, куратор выставки Эрнест Орлов. — Янковская ранее интересовалась, где ей лучше учить сына, в Киеве или в Москве. Отвечая на ее послание, Чехов высказался в пользу Москвы, похвалив заодно здешние гимназии.

Организаторы выставки хотят показать Чехова-москвича и как молодого доктора, и как писателя, и даже, говоря современным языком, как участника городской богемной тусовки. Некоторые экспонаты отражают сразу несколько сторон его личности.

— Эту фотографию Чехову подарил Пабло Сарасате, скрипач испанского происхождения, побывавший в ноябре 1881 года в Москве с гастролями, — показывает Эрнест Орлов. — Известен другой его снимок (его в нашей экспозиции нет) с надписью: «Моему дорогому другу доктору Антонио Чехонте в знак признательности медицине...» Вероятно, во время московских гастролей Сарасате Чехов, тогда еще студент, оказал ему какую-то врачебную услугу.

Старший брат Чехова Николай был талантливым художником, благодаря чему Антон Павлович мог в 1886 году признаться в письме: «Вся московская живописующая и рафаэльствующая юность мне приятельски знакома». На выставке представлено множество работ не только Николая Чехова, но и художников его круга.

— Мы впервые за долгие годы выставляем подлинные работы Левитана — «Осень», подаренную Лике Мизиновой, и «Облако», созданное в подарок Константину Коровину, — говорит Эрнест Орлов. — Показываем и работу самого Коровина — сцену бала из «Евгения Онегина».

Экспозиция богата мемориальными предметами, связанными с жизнью Чехова и его семьи (мебель, одежда, книги с автографами), но не исчерпывается ими. Один из четырех залов назван «Кабинет художественных деталей и крылатых выражений». Там экскурсовод будет выдвигать из стены ящички с экспонатамизагадками и спрашивать, с каким произведением ассоциируются у посетителей желтые мужские ботинки (часть гардероба Лопахина в «Вишневом саде») или зеленый дамский пояс (а это уже Наташа из «Трех сестер»).

— Мы стремились делать не просто историческую выставку, — объясняет Эрнест Орлов. — Мы хотим повернуть Чехова лицом к нам и выяснить у наших современников, что из его текстов осталось у них в сознании и что они могут соотнести с собственными ощущениями.

ЦИТАТА

Если выбор между Москвой и Киевом, то, по моему мнению, первую следует предпочесть. Москва тоже скучна, особенно на первых порах; и вновь поселившимся кажется она суровой и нелюдимой. Жизнь в ней дорога, хороших квартир нет и проч. и проч., но Москва тем хороша, что в год-два к ней можно привыкнуть и кто пожил в ней 5–10 лет, тот уже считает ее своим родным городом.

<…> Как-никак, она все-таки культурный город, и ничто европейское ей не чуждо — несмотря на отвратительные азиатские мостовые. Есть прекрасный театр, по субботам симфонические собрания, предполагается чтение лекций, будет женский клуб, а главное в Москве нет сплетен; можно прожить в одном доме 20 лет и совершенно не знать своих соседей по лестнице. <…> Гимназии и реальные училища, казенные и частные, в Москве поставлены недурно. <…> А здешние врачи и педагоги достаточно порядочны и просвещены, чтобы можно было положиться на их совет...» (Из письма Антона Чехова Наталье Янковской, 12 августа 1898 года. Орфография и пунктуация оригинала.)

Читайте также: Новая выставка откроется в Музее космонавтики

Подкасты