- Город

Гоша Куценко: Я хотел быть президентом Украины

Путин назвал необходимыми введенные в Москве ограничения

Ночь на среду станет самой холодной в Москве на этой неделе

Сергей Собянин: Контроль за передвижением москвичей будет ужесточен

Оперштаб призвал соблюдать режим самоизоляции в ближайшее время

Удаленный могильщик и собака в аренду: какие услуги предлагают москвичам на карантине

Каким будет мировой порядок после коронавируса

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы реагируют на помощь РФ

Космонавт объяснил, как сохранить здоровье в замкнутом пространстве

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

Гоша Куценко: Я хотел быть президентом Украины

Заслуженный артист России Гоша Куценко

ФОТО: АГН «Москва»

В жанре комедии актер Гоша Куценко настолько убедителен, что это не осталось незамеченным не только зрителями, но и строгими критиками. Актер стал обладателем приза «за вклад в комедию», который ему вручили на российском фестивале «Улыбнись, Россия!»

В интервью «Вечерке» Куценко рассказал, что продолжает с удовольствием осваивать свой любимый комедийный киножанр, и почему искренне считает россиян самыми счастливыми в мире людьми.

— Юрий Георгиевич, видимо, тяга к комедийному жанру начала проявляться в вас достаточно рано. Иначе чем объяснить, что громкое имя Юрий, выбранное родителями в память о космонавте Гагарине, вы сменили на жизнерадостное и легкомысленное Гоша?

— На самом деле нечто комедийно-актерское в меня заложила уже мама, потому что Гошей меня назвала именно она. Причем назвала временно. Папа был в командировке в Китае, когда я родился. Но, приехав, отец тут же переименовал меня в Юру. В честь Гагарина.  

Я слышала, что ваш батюшка был крупным начальником, человеком военным, заместителем министра радиопромышленности СССР. Как он воспринял ваше решение пойти в артисты?

— Ну, в начале-то я учился в Политехе, потом служил в армии, потом, переехав в Москву, учился в МИРЭА (Московский институт радиоэлектроники и автоматики — прим. «ВМ»). И когда принял уже вполне осознанное решение, не доучившись, поступать в Школу-студию МХАТ, отец начал названивать в ее деканат, требуя, чтобы меня не смели принимать. Но меня приняли.

Притом что в то время вы не выговаривали букву «р»?

— Это правда. Я часто думаю о том, что мы, актеры, состоим из двух половинок, двух масок — грустной и веселой, и эти маски постоянно перетекают одна в другую, что часто нас спасает в жизни. Я действительно не выговаривал букву «р». И представлял себе заранее, как будет сползать под стол от хохота приемная комиссия и сам Олег Павлович Табаков, когда на вопрос, кем я хочу быть, мне придется ответить, не выговаривая букву «р» ни в едином слове: «Драматическим артистом, актером театра и кино». Поэтому, когда у меня спросили имя, я уклончиво ответил: «Гоша». Чтобы эту противную букву лишний раз не произносить. И меня, представьте, взяли.

Вам по жизни ближе комедия или все-таки жанр боевика, исторической драмы, в которых вы себя столь успешно проявили?

— С комедией у меня особые отношения. Мне всегда хотелось сказать: «Огромное тебе спасибо, дорогая комедия, что ты кормишь наши актерские семьи». Юмор для нас — ведь еще и средство заработка. В свое время, когда я мальчишкой жил в Запорожье, туда приехал Юрий Никулин. Так что можно сказать, что он меня благословил. Хотя мне было пять лет, и я, конечно же, не понимал, кто стоит передо мною. С Никулиным был связан удивительный случай. Его как-то пригласили в школу на 9 Мая, ветеранов всегда приглашали в школы перед этим праздником. И попросили: «Вы воевали, расскажите какую-нибудь интересную историю, которая случилась с вами на войне». И он рассказал: «Мы попали под артобстрел. Я забежал в воронку, а там — шесть немцев. А у меня была только саперная лопата. И я их всех лопатой порубил». В классе воцарилась гробовая тишина. И учитель, спасая положение, спросил: «Ну а веселая история была?» Юрий Владимирович задумался и ответил: «Веселее, чем эта, на войне не было». Сегодня я понимаю, что для того, чтобы состояться как хороший комедийный артист, а уж тем более как клоун, надо внутри иметь очень и очень многое...

Благодаря комедии вы ведь еще и запели? И теперь выступаете с группой?

— Это правда. Когда-то много лет назад наш комедиограф Алла Сурикова соблазнила множество мальчишек и девчонок музыкой, которая звучала в ее фильме «Человек с бульвара Капуцинов», и я тоже стал писать песни. Многие артисты в ту пору изо всех своих актерских сил пытались что-то сочинять.

Гоша куценко признался, что в театр его взяли за юмор / Наталия Нечаева, «Вечерняя Москва»

Гоша куценко признался, что в театр его взяли за юмор

ФОТО: Наталия Нечаева, «Вечерняя Москва»

В 2011 году вы получили приз за картину «Упражнение в прекрасном», как за самый ироничный фильм комедийного фестиваля. А какую награду в вашей жизни считаете самой ценной?

— Самая главная награда в моей жизни — это три дочки. Старшая — уже взрослая. Средней — пять лет, а младшей всего лишь два года. Я эту награду получил уже в солидном возрасте и считаю ее божественным подарком.

Если вернуться к серьезным фильмам, то насколько вы довольны прокатом «Балканского рубежа?

— К сожалению, прокат фильма (боевик 2019 года режиссера Андрея Волгина, посвященный секретной операции по захвату аэродрома Слатина в Косово и Метохии во время военной операции НАТО в Югославии — прим. «ВМ»), пришелся на Великий пост. Мы испытали на себе ограничения торговых центров, на территории которых были расположены сетевые кинотеатры. Сейчас я снимаю новое военное кино «Карибский кризис» — большой проект о событиях 1962 года, об опасном политическом и военном противостоянии между США и СССР, когда мир был всего в нескольких минутах от ядерной мировой войны. Мы нашли людей, которые сегодня об этом уже могут кое-что рассказать. Хотим снять кино фундаментальное и честное. Я в этом фильме выступаю как продюсер, как и в «Балканском рубеже», но на этот раз сыграю одну из центральных ролей — капитана подлодки.

Сегодня думающие зрители уже с недоверием относятся к масштабным военным картинам, потому что они часто превращаются в компьютерный аттракцион. Вы не боитесь дать повод для подобных упреков?

— Ну, а как в наш век обходиться без компьютера? Компьютерная графика обязательно будет присутствовать. Но я понимаю, о чем вы говорите. Нет, у нас все будет натуральным, мы будем снимать на настоящих подлодках, будем снимать на Кубе. Министерство обороны в этом очень помогает. Сейчас собирается команда, средства, дописывается сценарий.

Работа работой, а отдыхать вы как любите?

— В дороге. В том числе в дороге на фестивали и с них. Мне нравится добираться машиной. Радио слушаю. Но свои диски слушать не люблю, как и смотреть на себя на экране не люблю. Я артист театральный. А театральный артист, он любит на сцене играть. Кино же в моей жизни — это такое большое приключение, которое уже случилось более 150 раз. Кино я люблю, потому что вижу на экране людей, на фильмах которых мы выросли, благодаря которым влюбились в нашу профессию.

А в театр меня взяли за юмор. Времена были такие, когда хотелось чего-то несерьезного. Я тот артист, который даже подразрушил свою карьеру, потому что поменял брутальный образ, сыграв на экране «любовь-морковь», то есть снявшись в острохарактерной комедии, которая собрала в прокате хорошие деньги. И вторая, и третья части «морковки » были очень успешными. Сейчас пишем сценарий четвертой. Там будут и юмор, и любовь — уже хороший знак, когда они соединяются.

На экраны выходит фильм режиссера Гоши Куценко «Обычные парадоксы небытия». Чего ждать зрителю?

— Это моя романтическая, социальная и хулиганская комедия. Я назвал ее в честь сценария из нашей пьесы «Упражнения в прекрасном». Вот помните, была такая короткометражка «Время жить, время умирать»? Она взяла кучу призов. Я развил тему. Это будет комедия об абсурдности нашей жизни, о прекрасном идиотизме, который нас сопровождает. О том, в чем мы живем и что пытаемся структурировать какими-то серьезными высказываниями, своим серьезным поведением... Комедия вообще, на мой взгляд, самый нужный и самый сложный жанр в кино.

Грядет Новый год. Чего вы желаете соотечественникам?

— Благосостояния. Это первоочередное пожелание. Я вот много думал над тем, как бы себя вел, если бы был президентом страны. Или хотя бы играл его в кино…

И что надумали?

— Надумал, что это, наверное, самая сложная роль в мире. Я ведь когда-то хотел быть президентом Украины. Нет, правда, не смейтесь. Лет десять назад. Это даже обсуждалось достаточно серьезно. Но у меня заболела мама, и я забыл об этом своем желании. Сейчас пришли сложные времена: поколение 30–35-летних ребят, они ведь уже не помнят «по-взрослому» даже девяностые, и все время стонут. А я помню еще восьмидесятые. Потому что я — родом из далекого 1967 года. И могу сказать, что сейчас жизнь несравненно краше девяностых, и нет тех катастроф, которые были в то время.

О нашей стране нельзя говорить, стало в ней лучше или хуже, потому что страна наша постоянно идет вперед. Иногда она идет против течения, иногда — по степи или по пустыне, или по полю пшеницы. А иногда — и вовсе идет по воде. Россия — неповторимая, одна из самых противоречивых и, вне сомнения, самая великая страна на земле. Я ее очень люблю, а я ведь много где побывал. Мы самые крутые, порой — самые наглые. Иногда вороватые, иногда злые. Но однозначно — самые счастливые люди на земле. Я думаю, что дальнейшая политика всех и вся в стране будет направлена на ее благоустройство. Люди наши заслужили наслаждаться жизнью. Они должны улыбаться. А улыбаться можно только вместе. Если ты сидишь на мешке с деньгами, улыбаться сложно. Я за то, чтобы деньги не мешали, а помогали. Я верю, что мы будем процветать.

Читайте также: Анна Хилькевич: Я себя комфортно чувствую в образах Кэмерон Диаз

Новости СМИ2

Игорь Воеводин

Узкий мир, быстрое время

Екатерина Рощина

Дача — самое надежное место

Ольга Кузьмина  

Человек чести. Памяти Юрия Бондарева

Ирина Алкснис

Как победить эпидемию

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

Юрий Козлов

Время читать хорошие книги

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым