- Город

Красная тайна. Тысяча цыплят

Метеорологи пообещали москвичам необычное начало зимы

Путин вручил звезды Героев России пилотам севшего в поле А321

ФСБ РФ ответила Украине на заявление об «угробленных» кораблях

Роструд рассказал о способе продлить новогодние праздники

Эффект толпы. Черная пятница глазами маркетологов

Москва запускает очередную программу по трудоустройству

Павел Дуров призвал избавиться от WhatsApp

Ученые предложили новый способ защиты печени от алкоголя

Уникальную выставку о Марке Шагале представят в Третьяковской галерее

СМИ сообщили новые подробности о состоянии Анастасии Заворотнюк

Диетолог объяснила, почему на работе нужно отказаться от супа и котлет

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Танцовщица из Петербурга бросила Джонни Деппа

Почему люди толстеют после 30 и как этого избежать

Как бесплатно стать печником и хорошо на этом заработать

Красная тайна. Тысяча цыплят

«Вечерняя Москва»

Ранее в «Красной тайне»

К столичному частному сыщику Илье Ивановичу является предприниматель, подозревающий жену в измене. Детектив не находит ничего подозрительного, но в ходе слежки обнаруживает, что женщина получает от неизвестного конверт. Что в нем? Выяснить удается слишком поздно: это таинственные спецслужбы проводят операцию по смене шифровок.

После чего сыщик и майор секретной службы вместе раскрывают таинственную организацию, проводящую в Москве сложные социальные эксперименты.

Продолжение

Город стоял на пороге зимы. Москву обдувало всеми ветрами, но было еще тепло. Взгляд выхватывал из ежедневной суеты вещи: пластиковый стаканчик, чей-то портфель, аккуратно сложенную на скамейке газету — множество мелочей, деталей мозаики...

Детектив Илья Иванович, человек со многими свойствами, но без особенных перспектив, гулял. Он бродил обычно от Кропоткинской до Арбата, по ставшим желтыми бульварам, мимо кафе и магазинов, и слушал улицы. Это был старинный ритуал: плавно скользя по листве, Илья чувствовал всем телом каждый звук: и сигналы машин, и детский плач, и голоса, и колокольный звон, и музыку. Никакой цели его прогулки не преследовали, да и слушал Илья Иванович не из корысти, а по любви — как отец, следящий за дыханием спящего сына. Город дышал. Все было хорошо.

На светофоре Илью Ивановича окликнули. В машине, припаркованной с нарушением всех правил, сидел старый знакомый — секретный майор, Павел Викторович, под чье крыло сыщик перешел — пусть и помимо своей воли, но не слишком сопротивляясь. Что-то подсказывало: есть люди, которые встречаются на пути не случайно.

— Вы следите за мной? — хмуро поздоровался детектив, падая на сиденье.

— Дел и так по горло, — в тон ему ответил майор, — не до жиру, быть бы живу. Есть проблема.

— Говорите, — вздохнул Илья Иванович, поняв, что прогулка окончена.

Майор протянул детективу фотографию, самую обычную: пожилой мужчина в простой куртке. Стоит на фоне каких-то гаражей. Смотрит прямо в объектив, как учили еще до эпохи мобильных. Собран, хмур, но мало похож на героя. Такие в домино режутся и копаются в «Жигулях». Выпивают, конечно, но в меру.

— Вы, я уверен, слышали о тысяче цыплят, — начал Павел Викторович, и Илья кивнул, уж такое трудно было пропустить — но об этом человеке вы ничего не знаете. Никому он не интересен. Кое-где промелькнула пара строк: мол, убит сторож, но все тут же забыли. Это сторож, Дмитрий Степанович Сидоров, бывший спортсмен, академическая гребля. Ходили с моим отцом в одну школу. В девяностых Сидоров чем-то торговал, затем устроился учить детей, но возраст, возраст — взяли вот охранять птиц. А при ограблении сзади по голове ударили чем-то тяжелым, и все, много ли ему надо. Ни детей, ни родни, обычный старик. Мы едем его хоронить, Илья Иванович. Человек ведь, с людьми надо ведь по-человечески.

— Понимаю, — тихо произнес сыщик, — но цыплята? Это ведь какая-то ерунда, дело полиции, не вашего уровня, да ведь чушь собачья.

Майор ухмыльнулся.

— Если бы. Ну, я расскажу, всему свое время. А что на кладбище везу — извините. Так будет быстрее и понятнее.

Илья Иванович, бредя от кладбища, вспоминал все, что успел прочесть о пропавших цыплятах, и не мог понять, за что погиб этот старик. Никакого смысла, никакой корысти, никакой логики. Может быть, хотели оглушить, но перестарались?

— Едем в контору, — то ли попросил, то ли приказал майор, и по дороге они с детективом наконец смогли обсудить это во всех смыслах странное дело.

— Да, я читал, конечно, об этих цыплятах, мутная история, — рассуждал Илья, — где-то на окраине у бизнесмена похитили тысячу птенцов. Какая-то агрофирма подмосковная, обратились с заявлением. Вечером были, утром — нет. Запись с камеры лежит у следствия и гуляет по сети, но, правда, там только до полуночи, я смотрел: но, в общем, все понятно.

— Ничего не понятно, — признался его собеседник, — ведь еще и убийство. Возможно, группой лиц, еще и по предварительному сговору. Плюс кража в особо крупном размере. Банда? Ну, Илья, вы взрослый, умный человек, отличный специалист, у вас — нюх. Давайте здраво рассудим. Смерти Сидорову не мог желать никто. О нем никто и не знал. Обычный пенсионер, если и чем-то торговал, то слишком давно, учил детей гребле, никаких скандалов, списали по возрасту. Тайну на миллион он узнал в СДЮШОР? Не верю. Значит, остаются эти треклятые цыплята. Почти тысяча.

— Следствие ищет убийцу, — продолжал майор, пока машина скользила по залитым желтыми огнями фонарей улицам — но если смерть Сидорова не была целью, то мотив — кража. А в ней вообще нет смысла.

Сыщик слушал майора и, опустив стекло, пытался почувствовать город: вдруг тревога, вдруг страх… Но нет, нет, ни намека.

В кабинете Павла Викторовича ничего не изменилось. В кресле сидел бессменный Иван, молодой человек, занимающийся почти всем — от проверки почтовых рассылок до анализа данных. Он внимательно читал и не стал здороваться, просто махнул рукой — проходите, мол.

— Смена растет, — ухмыльнулся майор, — никакого уважения к старшим.

Иван что-то буркнул в ответ и снова углубился в бумаги.

— Не могу понять, — парень вдруг вскочил и бросил чтение на пол, — я сдаюсь. Я не понимаю, через кого шел этот ролик, запись с камеры про цыплят.

— Слили в СМИ, так ведь бывает? — спросил Илья Иванович, неплохо знавший о том, как именно оказываются в сети «эксклюзивные кадры».

— Нет, — Иван отчаянно жестикулировал, — нет. У нас после истории с этими оранжевыми правило — все проверять по сто раз. Я и проверил. И что получилось? Запись с единственной камеры — и там какие-то цыплята натурально пищат — начинает одновременно раскручиваться через десятки разных блогеров. Есть там и наши, ну, мы их используем иногда, я занимаюсь потихоньку. И все в один голос говорят, что просто в личные сообщения или на почту пришла «сенсация» или «прикол», или «крутейшее видео» с пояснением: в Москве украли тысячу цыплят. Ну, бесплатно же, вот все и запостили, а чего такого?

«Вечерняя Москва»

ФОТО: «Вечерняя Москва»

Майор потер виски и сел за рабочий стол.

Он продолжил за помощника:

— Мы сначала посмеялись. Какие-то цыплята, в интернете пишут и пишут, а тут за три дня дело дошло уже до федеральных телеканалов. Чуть ли не «Би-Би-Си» репортаж делает. А хозяин этого добра, как выясняется, сидит в Лондоне и пока молчит. Но заговорит, куда денется. Главная новость дня, я не шучу: в Москве украли тысячу цыплят, силовики ничего не могут поделать. На ровном месте же, начальство напряглось, вот мы теперь и пытаемся выяснить, что вообще творится?

— Дайте мне оригинал записи с камеры наблюдения и главного вашего эксперта по видео, — попросил Илья Иванович.

— Да я же эксперт. Главный. Можно сказать, лучший, — пробормотал Ваня.

— И? — поинтересовался сыщик.

— Ну, вроде запись как запись, — парень был явно смущен.

— Будем снова смотреть, а что касается шумихи, то это просто ведь, — грустно ответил Илья Иванович — вы новости-то читаете? Смотрите?

«Роснадзор советует, как правильно мыть руки», «У певца украли ящик водки», «Доктор Борщевиков рассказал о пользе огурца», «В Саратове самый большой хоровод попал в Книгу рекордов», «Подмосковные белки: шесть рекомендаций по отлову» и, конечно, «Как проходить игру «Бронетранспортер», совет блогера».

Да тут и нормальный человек сойдет с ума. Говорить не о чем, а говорить о чем-то нужно, вот и тысяча цыплят — ничем не хуже белок, хоровода и огурца.

Домой Илья Иванович так и не добрался, остался ночевать в своем крохотном кабинете: здесь были диван и большое окно, за которым плыла по сине-черному небу полная луна.

Они с Ваней смотрели видеозапись, останавливали, сличали, проверяли, и — пока это был предварительный вывод, но сыщик знал, что прав — вполне уверенно опознали подделку. Цыплята, наверное, были: штук двадцать, вряд ли больше, а остальное сделали на хорошем оборудовании, тщательно и качественно — специально для того, чтобы отправить всем, кого может заинтересовать эта «прикольная новость».

Но Дмитрий Степанович Сидоров был убит по-настоящему, и осталось понять — зачем. Затевать такую игру ради того, чтобы никто не заметил смерти одинокого старика, работающего сторожем? Илья глядел в окно, луна расплывалась, становясь похожей на брошенный атлетом диск, и сыщик закрыл глаза. Ему снилась Аня.

Майор позвонил в семь утра.

— Машина будет ждать вас через пятнадцать минут, — проговорил голос в трубке. — Собирайтесь, мы тут нашли кое-что.

В комнате без окон, в неприметном здании на Чистых прудах, на стуле сидел молодой человек. Он не был связан, но чувствовал себя явно не в своей тарелке.

За столом напротив майор Павел Викторович рассматривал свои ногти. Илья Иванович стоял у стены и ждал.

Молодого человека звали Игорь, и он, пока ни в чем не обвиненный, разослал поддельное видео. Обнаружили Игоря случайно: он попался в одном из торговых центров на установке оборудования, считывающего данные пластиковых карт с банкоматов, и не успел удалить все файлы с жесткого диска ноутбука.

Майор был доволен. Он привык работать с людьми, а не с анонимными бойцами невидимого фронта, и готов был Игоря если не пытать, то хорошенько пристукнуть. Но, конечно, сдерживался. Пойманный был нем, не реагируя ни на посулы, ни на угрозы, ни на обещания. Илья Иванович молчал.

Он знал, что нужно делать, и просто ждал, когда майор устанет. Павел Викторович был воодушевлен, зол и собран.

А парень выслушивал тирады без страха, отрешенно, он лишь иногда потягивался, но не выглядел жертвой. Ему было не слишком удобно, но можно было и потерпеть.

Павел Викторович наконец выговорился. Они вышли с детективом в коридор, и сыщик попросил:

— Оставьте нас с ним. Не знаю, сколько понадобится времени, но, в общем, я человека разговорю.

— Времени у нас нет, — бросил майор раздраженно, его нельзя запереть тут навечно. Но попробуйте. Я устал.

Илья вошел в комнату и сел за стол. Рассматривал парня с интересом: умное лицо, реактивный, долго не просидит. Сыщик закрыл глаза и задремал. Он хорошо понимал, что без гаджетов задержанный может продержаться еще какое-то время, но тишина и живой человек рядом добьют его быстро. Майор много говорил, это помогало юноше.

Но детектив хорошо знал: поколенческая страсть к чириканью неистребима, и если вокруг тишина, придется заполнять ее собой. Больше ведь нечем.

Через полчаса парень заерзал, еще через двадцать минут начал кашлять, а потом неожиданно и зло спросил, обращаясь к Илье:

 — Вы тут до утра спать будете?

 — Я могу дремать дня три-четыре, — спокойно ответил сыщик и снова закрыл глаза. — Мне давно уже некуда спешить.

Игорь продержался еще два с половиной часа.

— Выпустите меня, — хрипло пробормотал он. — А не то…

Детектив зевнул и почесал кончик носа. Спать расхотелось. Клиент был готов.

— Вопрос в том, что ты знаешь, — хмыкнул Илья, — в чем твоя польза?

Парень хмурился, мычал и кряхтел еще минут двадцать, но, поняв, что детектив и впрямь может уснуть надолго, поправил очки и торжественно заговорил:

— Я расскажу. Я знаю про видео и про желтую записку и догадываюсь о том, как попало к вам дело про красную зажигалку.

— Приятно иметь дело с осведомленным человеком, — ответил Илья сухо, — но кто убил сторожа?

— Случайно вышло, — Игоря вопрос не смутил, — Зовите сюда своего майора, я есть хочу.

Павел Викторович стоял за дверью.

Продолжение следует...

Читайте также: Ревизия биографии русского писателя

Новости СМИ2

Ольга Маховская, психолог

Три сестры Хачатурян: танец с саблями

Ирина Алкснис

Вода в Венеции, беда в России

Ольга Кузьмина  

Поменяйся. Или погибнешь...

Никита Миронов  

Удали WhatsApp и спи спокойно

Игорь Воеводин

Зачем мальчику с ДЦП подарили велосипед

Георгий Бовт

Протест как традиция

Дарья Завгородняя

Хватит притеснять курильщиков

Сергей Лесков

Главный процесс столетия

Чтобы помнили. Как школьникам рассказывать о войне

Собрал лучшего робота на международном чемпионате

Вдохновило творчество Фриды Кало

Рождение фотографии. Все началось с медной пластинки