- Город

Мурнау, перекрестивший Дракулу

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Мурнау, перекрестивший Дракулу

75 лет назад в Голливуде погиб родоначальник вампирского жанра в кино

[b]Историки кино подсчитали, что граф Дракула, впервые явленный миру в романе Брема Стокера, был киногероем около шести тысяч раз. Но любой перечень экранных Дракул непременно начинается с шедевра немого кино, в котором его имя даже не упоминается: спустя десять лет после смерти Стокера, в 1922 году, наследники писателя отказали в правах на экранизацию малоизвестному немцу Фридриху Вильгельму Мурнау. Который все-таки снял фильм о карпатском кровососе, попросту заменив имя Дракулы на другое. Так появился «Носферату, симфония ужаса» – первый фильм о вампирах в истории кино.[/b] Мурнау было тогда уже тридцать четыре. Он успел окончить философский факультет Гейдельбергского университета и повоевать в Военно-воздушных войсках. Высокого роста, широкоплечий, обладавший утонченной арийской мужской красотой – такой образ рисуют письма его матери. Как многие образованные гуманитарии, он увлекся кинематографом, в котором тогда была очень востребована близкая ему романтическая тема. Мрачная готическая мистика имела успех у зрителей раннего немого кино. Так что карпатский замок в тумане, царство фантомов, таинственная книга о вампирах, то и дело попадающаяся на глаза главному герою фильма, и трагическая фигура графа-вурдалака, мечтающего о несбыточной смерти, сделали свое дело: после «Носферату» Мурнау стал знаменитым. Теперь можно было обратиться к любимым сюжетам. И он совершил крутой поворот, сняв «Последнего человека»: бытовую историю разжалованного старого швейцара, в которой сразу увидели образ поверженной, униженной и оскорбленной Германии. Баловень судьбы, овладевший секретами всех жанров, умеющий одинаково хорошо управляться и с мистикой, и с бытовщиной, придавать и тому и другому глубокий философский смысл – то есть преуспевающий мастеровитый ремесленник? Отнюдь нет. Современники, знавшие его близко, оставили нам совсем другой портрет художника. Хрупкий очкарик, привыкший зябко кутаться в тонкое пальто, постоянно прислушиваться к внутренним неврозам, замкнутый и нервный интеллигент, не в меру чувствительный и ранимый, предпочитавший женской любви мужскую. Позже его назовут «Кафкой кинематографа». И правда, в его образах – затерянные в горах замки, призрачные трактиры, охваченная экзистенциальным мистическим страхом деревня, горбун, безумно влюбленный в красавицу-плясунью, – явно есть что-то по-кафкиански сумрачное. В 1926 году, экранизировав уже немалое количество средневековых историй, Мурнау обратился к классической европейской литературе и снял два фильма, ныне один знаменитее другого: «Тартюф» по Мольеру и «Фауст» по Гете. Именно провал последнего побудил его поискать счастья в Америке. И случилось чудо. Как будто мощные лучи раннего голливудского солнца разогнали в душе субтильного романтика старинные готические туманы. В Голливуде Мурнау сразу же снял еще один шедевр – «Восход солнца». У этого фильма, одного из самых красивых в истории немого кино, счастливый конец. Все его американские фильмы залиты солнечным светом. В 1931 году он снимает на островах Полинезии «Табу» – историю о том, как молодой абориген-островитянин полюбил юную девушку, которую старый жрец приговорил к служению местным идолам. И это тоже один из шедевров режиссера. Весной 1931 года, почти сразу после окончания работы над «Табу», Мурнау погиб в автокатастрофе: автомобиль, в котором он ехал, перевернулся на калифорнийской дороге. И вот тут-то смерть сорокатрехлетнего режиссера, преуспевшего в Голливуде, смерть в самом расцвете сил, сразу напомнила о его пристрастии к мистике. Биографы Мурнау неизменно вспоминают о том, как астролог, в которых в Полинезии не было недостатка, предсказал ему незадолго до окончания съемок: причиной его смерти станет автомобиль. А местная гадалка предупредила: ему суждено возвратиться в Европу необыкновенным способом (тело Мурнау перевезли на родину на корабле). Но лишь одно установлено доподлинно. На съемках «Табу» Мурнау действительно был проклят. Его проклял старик-полинезиец, бунгало которого режиссер приказал перенести на древние кладбищенские земли, где, по местным поверьям, духи умерших предков беседуют с богами. «Он вознес немое кино на недосягаемую высоту», – сказал о Мурнау Чарльз Чаплин. «Чистый поэт экрана, философ-эстет кинематографа, одиниз гениев Великого немого», – вторят ему все киносправочники мира. Сегодня киновкусы проще и грубее, и романтический эстетизм, с которым Мурнау экранизировал поэтическую мистику старинных европейских легенд, востребован куда меньше, чем внешняя сторона его наследия. Но и в ней много захватывающе интересного. Да ведь и жизненный путь Мурнау не позволяет забыть, что он был не только романтическим мистиком и зорким реалистом, но еще и подлинным поэтом приключения, современником Брема Стокера и Георга Эверса. [b]На илл.:[i] Фридрих Вильгельм Мурнау. Середина 20-х годов.[/b][/i]

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах