Хозяин Хитровки

Хозяин Хитровки

Общество

[b]Обитатели Хитрова рынка об этом человеке говорили почтительным шепотом, называя «Хозяин», а настоящего его имени, как имени Бога, всуе не поминали. Он и был одним из тех страшных, безжалостных богов Хитровки, что были вольны в животе и смерти чуть ли не каждого ее обитателя.[/b]«Хозяин» владел ночной чайной, где собирались воры, шулеры, попрошайки и прочая «пропащая» публика. Со многими из них он имел дела, ибо основной доход ему приносила даже не тайная торговля водкой, а скупка краденого и прочие темные делишки. В его присутствии все старались вести себя осторожно, лишний раз не привлекать внимания, ибо все на Хитровке знали о его «милой» привычке нападать неожиданно по малейшему поводу, а иногда просто так, «по движению души».Он родился и вырос там же, на «Мудром рынке», как называли его аборигены, и свою чайную унаследовал от отца.Рос и воспитывался будущий «Хозяин» при чайной; бродя среди посетителей, прислушиваясь, приглядываясь к ним, привыкая к делам. Здесь же выучился презирать хитрованцев – для него это были просто двуногие существа, с которыми он волен поступать, как ему заблагорассудится.Вырос парень крепок и высок, в плечах косая сажень, а глаза – страшные: взгляд злобный, буравящий, прицеливающийся. Когда чайная перешла к нему от почившего родителя, он, видя, что одному уследить за порядком будет трудно, женился на вполне подходящей для себя особе – огромного роста бабище, пудов восьми весом. Нравом и безжалостностью «молодая» не уступала супругу. Муж доверял ей кассу, что говорит о «Хозяйке» больше длинных речей...Когда водка, подаваемая в заведении «Хозяина», играла злую шутку с кем-нибудь из посетителей и он повышал голос, из-за стойки выходил сам владелец чайной, и все затихали, чуя недоброе.Хозяин быстро подходил к буяну и без разговоров бил по голове, раз, другой, потом хватал обмякшее тело за шиворот и кидал его своим молодцам. Свора кухонных мужиков – повара, половые, истопники, буфетчики – славилась на всю Хитровку своей жестокостью и собачьей преданностью патрону. Это были самые лютые бойцы в округе, и особенным шиком у них считалось умение «вынести на кулаках»: когда избиваемого осыпали крепкими ударами, не давая ему опуститься на пол, и таким образом выпроваживали за порог заведения, где бесчувственное тело просто бросали.В особенных случаях, когда бой ожидался серьезный, «молодцы» надевали рукавицы, закладывая в них полуфунтовые гирьки, отчего удар становился еще более страшен. Иногда они нападали на посетителей просто, чтобы потешить «Хозяина». Тот обожал «выносы» и оценивал их как подлинный знаток этого «искусства»… В таких занятиях и незатейливых развлечениях шло время на Хитровке, а потом как-то незаметно подкатил 1905 год от Рождества Христова. «Революционная ситуация» нашла свое отражение и на Хитровом рынке, обитатели которого составили заговор против «Хозяина», благо было кому его возглавить. Зимой отсиживались на Хитровке ребятки не робкого десятка, многие из которых «хаживали по золотой дороге за бугор», то есть совершавшие путешествия по этапу за Урал, давшие деру с каторги и из ссылки.В разгар беспорядков, когда в Москве грохотали пушки, и шла стрельба на баррикадах, хитрованцы собирались разнести чайную, самого «Хозяина», его супругу и кухонных молодцов «взять в оборот», а если получится, то и убить вовсе. Однако «Хозяину» о заговоре донесли, и он проявил себя как настоящий политик, тонко оценивший сложившуюся ситуацию. В этом отношении он был чем-то похож на своего «тезку», снискавшего в советской стране это прозвище несколькими десятилетиями спустя.Погром чайной заговорщики намечали днем: рассчитывали застать «ночных пташек» врасплох, когда они отсыпались от трудов праведных. Но утром того самого дня, едва взошло солнце, по приказу «Хозяина» его молодцы во всех окрестных харчевнях и в самой чайной начали раздачу абсолютно бесплатной «бульонки» блюда из вываренного до последней степени тухлого мяса, почитавшегося местным народом за лакомство. Слух об этом немедленно разнесся по окрестностям, хитрованский народ повалил за дармовой «бульонкой»! Кормили всех. Все исправно лопали и похваливали «благодетеля».на сытое брюхо бить «Хозяина» никому не захотелось. Да и дел у хитрованцев в революционной Москве было много. Все вышло, как у теоретика революции: момент для восстания был упущен, и мятеж не состоялся! А спустя некоторое время кухонные мужики под руководством своего атамана отыскали зачинщиков заговора и показательно отделали их так, как они это умели. А еще кого-то из «прихрявших из-за бугра» сдали полиции, как только, отдышавшись от декабрьских событий, она появилась в городе. И сидел «Хозяин» на своем привычном месте еще лет десять, а потом пришел 1917 год, и – моду вошли другие хозяева жизни…

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?