- Город

Братия парижских меблирашек

«Желтый» уровень опасности погоды продлили в Москве до 19 февраля

Отдых на курорте доступен всем жителям города

Коронавирус не обвалил стоимость билетов

Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Алла Пугачева поделилась своей заветной мечтой

Братия парижских меблирашек

Выставка «Хаим Сутин и художники его круга» в галерее «Улей»

[b]«Кафе «Ротонда» напоминало сотни других. У цинковой стойки извозчики, шоферы такси, служащие пили кофе или аперитив. Позади была темная комната, прокуренная, там десять-двенадцать столиков. Вечером она заполнялась: стоял крик: спорили о живописи, декламировали стихи, обсуждали, где достать пять франков, ссорились, мирились; кто-нибудь напивался, его вытаскивали».[/b] Илья Эренбург, написавший эти строки, именно в парижской «Ротонде» в начале прошлого века познакомился с молодыми Пикассо, Модильяни, Диего Риверой. И с Хаимом Сутиным – худеньким уроженцем белорусского еврейского местечка, мечтавшим стать великим живописцем. Его картины, о которых теперь мечтают музеи всего мира, в России почти неизвестны. Так что две работы Сутина, представленные в галерее «Улей» на выставке «Хаим Сутин и художники его круга», своего рода открытие мастера. Хотя и не первое. Галерея называется «Улей», потому что объединение Сутина и его друзей, ютившихся вместе в жалких каморках рядом с кафе «Ротонда», называлось «Ульем», а недавно открывшаяся московская галерея будет ориентироваться на живопись эмигрантов «парижской школы» – выходцев из России и Восточной Европы. Впрочем, объединение – это громко сказано: в затхлых, грязных меблирашках просто жили вдохновенные молодые люди, одержимые искусством. Некоторые из них по сей день ждут своей славы. А вот Хаим Сутин прославился давно. Тощий большеглазый мальчик убежал из черты оседлости в Париж, чтобы покорить мир. Биографы непременно вспоминают одну, но выразительную деталь его французской жизни. «Ротонда» находилась рядом с мясобойней. И именно оттуда юный Сутин таскал битую птицу, а то и целые мясные туши – чтобы рисовать всю эту мертвечину, придавая ей страшновато-привлекательный вид, вкладывая в свои работы, кажется, почти мистический и трагический смысл. Этим он и прославился. Но в галерее «Улей» две совсем другие работы художника: портреты женщин – светлые, печальные, на грани примитивизма и экспрессионизма. А вот работы «художников его круга» не дают забыть, что быт их был трудным, надвигалась Первая мировая, потом порожденная ею разруха. И все это легко считывается в простеньких, на первый взгляд, пейзажиках и портретах Василя Хмелюка, Адольфа Федера, Пинхуса Кременя. Героев этой выставки в оригинале русским любителям искусства приходилось видеть очень редко. Или в сильно уменьшенных репродукциях, да еще с недалеким идеологическим комментарием. Истощенный маленький Пьеро в белом костюмчике и шапочке, напоминающей арестантские кепы узников концлагерей. Лавка мясника, у которого лицо без глаз, – явно ученическая работа, любой педант от искусства легко раскритикует ее. Но сколько экспрессии вложил в нее художник, вспоминавший в веселом Париже свое нищенское родное местечко и его депрессивные тесные лавчонки! Впрочем, «ротондовская» молодежь умела и любоваться жизнью, которой всегда так много в Париже и на французском юге. Пейзаж Константина Терешковича, на котором православная церковь изображена на фоне пальмы и русской ели, сперва изумляет. Откуда пальма? Потом понимаешь – это Ницца. А в «Женщине с кувшином» Адольф Федер любуется насыщенными, теплыми красками уютного человеческого быта, которого сам был лишен. Вторая мировая прошлась по судьбам художников «Улья». Моисей Кислинг бежал от занявших Париж немцев в Америку. Адольф Федер не захотел уезжать из города, в котором прошла его нищая и счастливая молодость, и сгорел в печах Аушвица. А Хаим Сутин, которому удалось уехать, в 1943 году вынужден был вернуться тайком, чтобы срочно сделать в оккупированном Париже операцию. На следующий день после нее он умер. Наконец, информация для богатых знатоков и коллекционеров. Эти картины являются собственностью галереи «Улей» в Петровском переулке. Их можно купить. Выставка работает до конца февраля. [b]На илл.: [i]Адольф Федер. Женщина с кувшином. 1914.[/b][/i]

Новости СМИ2

00:00:00

Антон Крылов

Нашелся россиянин, вмешавшийся в иностранные выборы

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Екатерина Рощина

Посылка с жемчужиной

Оксана Крученко

Быть лидером — тяжелый труд

Сергей Лесков 

Овечка Долли и ее бедное сердечко

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Юрий Совцов   

И был нам голос... из Америки

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака