Карта городских событий
Смотреть карту

Шантажистов наказали увольнением

Общество

Поздним вечером 3 августа 1910 года в квартире господина Сокольского раздался телефонный звонок. Некто господин Крель, с которым Сокольский, будучи фельдшером, служил когда-то в попечительстве народной трезвости пригласил старого знакомого приехать в ресторан “Моравия” для “очень важного разговора”.Заинтригованный многозначительностью приглашения, Соколький взял извозчика и поехал в “Моравию”, куда прибыл после полуночи. Его провели в отдельный кабинет, где, кроме бывшего сослуживца, оказался еще и господин, представившийся репортером газеты “Раннее Утро” Петровским.К делу приступили сразу после первой рюмки “со свиданьицем”: господин Петровский сообщил, что он пишет для рубрики “Темная Москва”, посвященной пикантным тайнам прошлого и сегодняшнего дня. По его словам, у него имеется досье на господина Сокольского, и он опубликует компрометирующие подробности его частной жизни, если не получит 500 рублей наличными.Сокольский заявил, что это вздор, а в случае публикации он обратится в суд. В ответ на это собутыльники стали рисовать ему “мрачные перспективы”. О том, что сведения, которые появятся на страницах газеты, являются клеветой, известно только им троим, а московская администрация, с которой у репортера хорошие связи, не даст Сокольскому и рта раскрыть! Вышлют его бедолагу “в административном порядке” и – пиши пропало! Петровский уверял, что “такую штуку” уже устроил тем, кто заупрямился, после чего “человек 80 лишились права проживания в обеих столицах…”Сделав вид, что “внял гласу рассудка”, Сокольский попросил время на размышление. Но уже под утро Петровский позвонил Сокольскому и спросил: “Что надумали?” Тот стал отговариваться тем, что 500 рублей для него многовато, и просил о рассрочке, соглашаясь выплатить 60 рублей, а потом отдавать по двадцатке ежемесячно. Петровский великодушно согласился, но потребовал вексель на всю сумму…Пообещав привести деньги, фельдшер надул шантажиста, и в условленный срок не явился, сказав, что приболел. Условились, что Петровский позвонит ему завтра, и они обо всем договорятся окончательно. На самом же деле у Сокольского появился план разоблачения шантажиста: у него на квартире жил старый товарищ, в качестве военного следователя прикомандированный к комиссии сенатора Н.П. Гарина, бывшего в те годы грозой для проворовавшихся чиновников.В квартире Сокольского у телефонного была отводная трубка, и когда Петровский в очередной раз позвонил, сотрудник грозного Гарина прослушал весь разговор.Чтобы втянуть предприимчивого репортера в беседу, Сокольский изменил условия, соглашаясь единовременно дать 30 рублей, а потом платить по 25 помесячно. А еще он посетовал, что забыл адрес Петровского, куда надо привезти деньги, и тот продиктовал его со всеми подробностями… После этого Сокольский с другом отправились к редактору газеты “Раннее утро” Н.Л. Казецкому, которому и рассказал – чем промышляют его сотрудники. Из редакции они заехали к присяжному поверенному К.Ф. Ходасевичу, попросив его подать жалобу прокурору.Тем временем господин Казецкий вызвал к себе Креля и Петровского, потребовав от них объяснений. Петровский и не думал отрицать факта разговора о 500 рублях, уверяя, что таким образом хотел проверить честность Сокольского: “Если бы он заплатил мне деньги, значит, все то, что о нем рассказывали, правда, а если не даст, то значит враки…” Не сочтя эти объяснения удовлетворительными, редактор велел своим сотрудникам “уладить дело”, объяснив, что в него замешан один из помощников всесильного Гарина. Но это только раззадорило шантажистов, которые под утро явились на квартиру Сокольского в не слишком трезвом состоянии и стали кричать: “Где там ваш следователь! Подавайте его сюда!..”Хозяин дома вызвал по телефону наряд полиции, и буяны были доставлены во 2-й участок Сущевской части. Впрочем, и там Крель с Петровским держали себя развязно, и во время составления протокола сулили дежурному офицеру: “Вам не миновать арестантских рот!” Но потом протрезвели и поутихли.Когда шантажистов отпустили из участка, то в родной редакции им сообщили, что Сокольский передал сведения о скандале в “Московский листок” и другим конкурентам. Не помогли и “связи с администрацией города”: уже 7 августа вышло распоряжение московского градоначальника генерал-майора А. А. Андрианова о воспрещении сотруднику газеты “Раннее Утро” В. А. Петровскому “или лицам посылаемым от него, посещать градоначальство для получения каких либо сведений, с целью их публикации в газетах…” Это ставило крест на карьере незадачливых шантажистов. И редактор газеты Казецкий уволил обоих…Как все-таки хорошо иметь друга-следователя, работающего в “весомом ведомстве”!

Подкасты