Карта городских событий
Смотреть карту

День космонавтиков

Общество

ИМЕН экипажа «Зари» нет ни в одной космической энциклопедии мира. И тем не менее семь советских пионеров стали настоящими пионерами Вселенной. Задолго до «Вавилона-5» они прыгнули в гиперпространство. Успешно сражались с захватившим целую планету искусственным разумом поколением раньше «Терминатора». Наконец, впервые в истории человечества установили контакт с представителями внеземной цивилизации, за которым (и в этом нет ни капли преувеличения), затаив дыхание, следили миллионы сверстников на одной шестой части суши.В СССР были свои «Звездные войны», разворачивавшие перед зрителем эпическую картину путешествия Звездолета Аннигиляционного Релятивистского Ядерного к Альфе Кассиопеи «летом будущего года». Поскольку премьера первого фильма дилогии состоялась осенью 1973 г., скоро мы будем иметь полное право отмечать 35-летие приключений школьников-«космонавтиков» на второй планете системы звезды Шедар.«ВМ» разыскала давно повзрослевших отроков и отроковиц из экипажа «Зари», подбирающихся сейчас к серьезному возрастному Рубикону, и расспросила их о фильме, о Вселенной, о жизни.[i][b]Медотсек. Теория музыкальной относительности[/b][/i]Надежда Овчарова мягко, но упорно отказывалась от встречи, ссылаясь на легкое недомогание. “Да и потом, что вы к нам в Южное Бутово поедете – семь верст киселя хлебать…” – раздавался в трубке голос “космоврача”, столь же легкий и звонкий, как и в звучащей в фильме песне Владимира Чернышова на слова Роберта Рождественского. Пришлось общаться по телефону.[b]– Надежда Викторовна, как вы превратились в заведующую бортовой медслужбой?[/b]– С раннего детства пела в хоре у знаменитого дирижера Владислава Соколова, а киношники по традиции брали вокально одаренных детей “на карандаш”. Роль Сорокиной оказалась для меня полной неожиданностью: стать “второй Терешковой” не мечтала никогда. Я выросла в музыкальной семье и собиралась продолжить династию. Очень рада, что так в итоге и случилось.Окончила Мерзляковку – училище при Московской консерватории, 30 лет отдала хору Гостелерадио. К великому сожалению, из-за закулисных игр этот коллектив, по сути, разрушен, так что сейчас я не при деле. Потихоньку оформляю документы к пенсии: как многодетной маме мне она положена чуть раньше.[b]– Конечно же, вы задумывались, каким образом “Заря” вернулась с Варианы обратно на Землю…[/b]– Вряд ли поверите, но вы первый, кто задает мне этот вопрос. Думаю, миновать должно лет 40, и все, кого мы знали и любили, уже уйдут в мир иной…[b]– Вы правы, но лишь отчасти. По расчетам Середы, дорога без экзотических прыжков в один конец заняла бы 27 лет. Но это по часам звездолета. На Земле же прошло бы… минуточку, достану калькулятор. Если расчетная скорость “Зари” – 0,996 световой, как в сценарии, то на нашей планете минует чуть больше трех веков.[/b]– Вы шутите?! Это в самом деле следует из теории относительности? Ужас какой![i][b]Биоотсек. Заживо похороненная… в Интернете[/b][/i]Ольгу Битюкову утвердили в экипаж последней. Несмотря на то что девочка росла в кинематографической среде, а автор музыки дилогии Владимир Чернышов приходился ей отчимом, до самого финиша у нее оставались две серьезнейшие конкурентки.[b]– Вы единственный человек из экипажа, ведущий собственный блог. Относите себя к интернет-фанаткам?[/b]– Да нет, просто однажды прочитала скорбное сетевое сообщение одного из киноманов, что я, оказывается, уже месяц как мертва. Пришлось поведать всему миру, что жива и даже местами здорова. А как сделать это проще всего, если не в блоге?[b]– Ну да, землян, невредимыми выбравшихся с заглубленного “пункта осчастливливания”, злодейка с косой долго не одолеет.[/b]– Зря иронизируете. Драматических эпизодов на съемках было предостаточно. Например, при “приземлении” первой капсулы мы чуть не сгорели. На крымской горе Опук (она служила полигоном ВМФ СССР) пиротехники подготовили огромный противень, насыпали на него какойто химический реагент… А при нашей “посадке” он как жахнет! Мы, правда, не пострадали: пламя отнесло на Викторова и оператора Андрея Кириллова. У Ричарда Николаевича даже куртка на одном плече оплавилась.[b]– Наверное, после выхода фильмов на экран от поклонников отбоя не было?[/b]– Не так чтобы очень. Но уже позднее, года через два, когда была дома одна, в дверь позвонили. Открываю – на пороге незнакомый парень чуть постарше меня с шикарным букетом. “Наконец-то я тебя нашел!” – выпаливает он и… запросто предлагает погулять.[b]– Согласились?[/b]– Как можно! Я же была домашней девочкой, тихой и очень скромной. Он повернулся и ушел.[b]– По сценарию в финале дилогии между Варей и Витей разворачивается первое чувство. А как вы ладили с Ершовым?[/b]– Честно? Я его терпеть не могла. Нескладный и застенчивый, он был очень добрым, погруженным в себя “ботаном”. Другие мальчишки над ним постоянно подшучивали, а он им не отвечал. И это подчас бесило.[i][b]Рубка. Космос как предчувствие[/b][/i]Шестиклассника Мишу Ершова съемочная группа отловила на подходе к Красной площади в мае 1972 года, когда в составе дружины 615-й московской школы он готовился к параду в честь 50-летия пионерии.Михаил Анатольевич и теперь – этакий “одинокий волк”, не очень контактный, хотя и вполне дружелюбный. Многие знающие его люди до сих пор не могут понять, как Викторов разглядел в нем мужественного капитана звездолета.[b]– Один из последних планов “Отроков” – недосказанная сцена нежного поцелуя между Витей и Варей. Неужели не было искушения чмокнуть Олечку по-настоящему?[/b]– Да не пахло там никаким поцелуем! Кутейщикова просто внимательно осматривала лицо Середы: уж не поцарапался ли ты в схватке на зарядной станции, не поранился? А шутники-монтажники потом склеили пленку так, что камера будто бы тактично “ушла” с поцелуя.[b]– Неужели из трех красавиц-граций никто не привлекал ваше внимание?[/b]– Да нет, в 15 лет это меня еще как-то не накрыло.[b]– Хочу услышать мнение человека с техническим образованием. Когда, по-вашему, люди научатся “прогрызать” дырки в пространстве?[/b]– Исходя из сложившегося темпа развития науки, думаю, это произойдет в течение 80–100 лет. В том, естественно, случае, если этот промежуток времени есть у нашей цивилизации в запасе.[b]– Вы так удачно сыграли в дилогии, снискавшей поистине всенародную популярность. Пойти в актеры желания не было?[/b]– Ни малейшего. Снимались мы, по сути, детьми, но уже тогда я отчетливо понимал: чтобы добиться чего-то по этой линии, надо обладать или огромным талантом, или хорошим прикрытием в виде родственников. Иначе – ярлык посредственности. А народ фильмы полюбил, это верно.Недавно случайно разговорились с соседом – бывшим летчиком, так он признался, что профессию выбрал во многом благодаря “Кассиопее”. Пустячок, а приятно.[i][b]Классная комната. Звездные врата[/b][/i]У Иры Поповой “прикрытия” не было: папа – тренер по спортивной гимнастике, мама – инженер ЭВМ. Зато чего не отнять, так это таланта. Но “Кассиопея” подарила ей куда больше удачного профессионального старта. Если в фильме о дальнейшем развитии отношений Копаныгина с Панферовой можно лишь догадываться, в жизни сыгравшие их юноша с девушкой составили прекраснейшую пару.[b]– Раскройте секрет: каков ваш личный рекорд в бросании камешков по воде?[/b]– Какой там рекорд… На съемках “блины” я делать вообще не умела: за меня их пускал кто-то из технической группы. Спустя много лет, усердно упражняясь, добилась 6 подскоков (начального результата Кати Панферовой). На том и успокоилась.[b]– У вас есть объяснение поразительной оговорке Смоктуновского, когда вашу героиню комиссии академиков тот представляет Екатериной Сергеевной, а чуть позднее при разговоре с самой Панферовой называет девочку Екатериной Андреевной?[/b]– Иннокентий Михайлович всегда “отмазывался” так: “Ну я же ИОО!” Мол, не от мира сего. Почему эту ошибку не исправили на озвучании – действительно загадка.[b]– Володя Савин красиво ухаживал?[/b]– Ой… Да! Поймите меня, не очень-то хочется говорить об этом публично.[b]– Понимаю. Но первая любовь редко складывается счастливо.[/b]– А у нас сложилась. Мы были молоды, купались в эйфории от красивой южной природы, от окружавших ландшафтов, от взросления. Поженились уже студентами-третьекурсниками. Родился сын. А через 5 лет развелись. Расстались по-доброму, без надрыва и взаимной неприязни. Кстати, вы знаете, что в павильоне из-за “невесомости” у Савина лопнул глазной сосуд, и он не мог сниматься крупными планами?[i][b]Отсек “Сюрприз”. А и Б сидели на трубе[/b][/i]Владимир Савин оказался жутко занятым коммерсантом и, заскочив в офис своей фирмы в Сокольниках в перерыве меж двумя командировками, нашел “окошко” лишь для телефонной беседы.[b]– Владимир Аскольдович, и как же это вас угораздило?[/b]– Я еще легко отделался: поначалу подозревали перелом позвоночника. Я должен был “вплыть” во вращавшийся коридор благодаря механикам, толкавшим меня специальной трубой на тележке. Из-за мельчайшей несогласованности коридор начали крутить чуть раньше, и в результате меня вдавливали не вдоль, а поперек проема… От дикого перенапряжения чуть не потерял сознание.[b]– Не прочь немного пофантазировать? Предположим, в начале 1970-х в Советском Союзе действительно вплотную подошли к созданию маршевых фотонных двигателей, позволяющих развивать субсветовые скорости. Рискнули бы войти в отряд космонавтов, предложи вам всю жизнь провести в межзвездной экспедиции?[/b]– Конечно! Сейчас бы, может, и посомневался. А по молодости полетел бы безо всяких разговоров! Тем более с такими девочками.[b]– Искра у вас с Ириной пробежала в Крыму, в съемочной экспедиции?[/b]– Да. Уже под самый конец съемок. Это она вам сказала? Ей лучше верить…[i][b]К. О. Камера очистки, или “Какой осел”[/b][/i]Владимир Басов принимает меня в своем офисе в Доме ветеранов кино на Нежинской улице. Здесь тихо и легко. Спокойно и в апартаментах, арендованных басовской студией “Арт-экспресс”: из-за кризиса почти все проекты встали.[b]– Владимир Владимирович, признайтесь: в фильм попали не без участия папы с мамой?[/b]– Наверное, многие знали, что у Басова с Фатеевой есть такой сын Вова, и меня включили в картотеку Киностудии имени Горького. Вообще-то первой моей лентой должна была стать “Телеграмма”, но там в последний момент Ролан Быков решил иначе.[b]– Сколько вам платили за космическую сагу?[/b]– Как и другим ребятам, по 100 рублей в месяц. Съемки шли 2 года, так что считайте…[b]– После премьеры проснулись знаменитым?[/b]– После премьеры я чуть не вылетел из школы. Учился в престижной по тем временам 23-й английской спецшколе, и учителя мою киносъемочную деятельность воспринимали в штыки. Наутро после смены в московском павильоне (а длилась она с трех часов дня до часу ночи) меня методично опрашивали на каждом уроке. А уж после крымской экспедиции годовые оценки за 8-й класс по всем предметам вовсе оказались “двойками”. К счастью, как только вернулся в обычный учебный процесс, все наладилось. Вот с волосами долго мучиться пришлось.[b]– С волосами?[/b]– Викторову Федька виделся рыжим оболтусом. А у меня всегда росла густая темная шевелюра! И все 2 года ее еженедельно травили пергидролем.Сожгли волосяные луковицы, воспаление перешло на кожу, появилась перхоть… А однажды чуть не задохнулся в “открытом космосе”. При съемках той самой сцены, где я выпадаю через мусорный люк в огромном прозрачном пакете, меня оставили болтаться подвешенным в пирамиде под потолком. И ушли обедать! Чувствую – дышать уже почти нечем, хоть в основании под ногами и были проделаны дырочки… Только через 15 минут обо мне вспомнили и спустили на землю.[b]– Раскройте тайну: что было в отсеке, куда до 16 лет входить запрещалось?[/b]– У кого ни спрашивал, все только многозначительно усмехались. Собственной фантазии хватило лишь на то, что туда загрузили презервативы.[b]– Рискнете снять телесериал о возвращении “Зари”, если появится сценарий?[/b]– В обозримой перспективе это невозможно. Дилогия Викторова обошлась в миллион долларов, притом что средний бюджет тогдашнего советского фильма составлял 280 тыс. руб. Вы представляете, во сколько сейчас может встать подобный сериал?[b]– А многосерийный мультфильм?[/b]– О, это было бы интере-еесно! Но в ближайшие 5 лет тоже нереально.[i][b]Дальний космос. “Чужой” – среди своих[/b][/i]По закону жанра для кого-то из звездной семерки съемки дилогии должны были стать пиком, вершиной жизненного успеха. По иронии судьбы, так случилось с Александром Григорьевым, сыгравшим закадычного друга Середы, надегу Пашу Козелкова. Номер Григорьева я набирал дважды. Оба раза отвечал бесцветный женский голос: “Его нет… Он не дает интервью”.О нынешнем Александре Григорьеве даже остальная шестерка с “Зари” знает мало.Вроде бы, оставшись на сверхсрочную службу, он был переведен из престижной Западной группы войск на не менее “хлебное” место – адъютантом к самому Покрышкину. Вроде бы, служа сержантом в столице, стал серьезно “закладывать за воротник”, из-за чего был вынужден забыть о военной карьере. Вроде бы сейчас у него серьезно болят ноги и он едва передвигается с палочкой. Еще поговаривают, он неизменно включает свой еле дышащий на ладан черно-белый “Рекорд”, когда показывают “Кассиопею”. И молча неотрывно смотрит подряд оба фильма. Потом, не говоря ни слова, ложится на диван и отворачивается к стене.Впрочем, быть может, он просто до сих пор не вернулся из Дальнего Космоса?[i][b]Вместо послесловия[/b][/i]Не пытайтесь разыскать диск с легальной копией дилогии Ричарда Викторова. Наследникам Ричарда Николаевича – сыну Николаю и дочери Анне – так и не удалось договориться с телеканалом “2х2”, выкупившим в конце 1980-х авторские права у Киностудии им. Горького.Сама киностудия этим заниматься не собирается. К великому сожалению, похоже, ничего там не уцелело и из реквизита викторовской дилогии. Идея с музеем киностудии повисла в воздухе, а когда я обратился к заведующей костюмерным цехом Елене Калашниковой с вопросом, не сохранились ли космические скафандры мальчиков и девочек, та уверенно подвела меня к… белесым костюмам совсем из другого фильма.“Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас”, – кажется, так было у Рождественского в той самой песне?[i][b]Досье “ВМ”. Звездный экипаж “Зари”ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА[/i]Виктор СЕРЕДА[/b]Командир корабля. Поставив двигатели на торможение, вернул звездолет из гиперпространства. Возглавил операцию по спасению Лобанова, Козелкова и Кутейщиковой, захваченных роботами. Назвал планету Варианой в честь Кутейщиковой.[b]Павел КОЗЕЛКОВ[/b]Бортинженер, первый пилот. Начальник первого десанта на Вариану. При помощи корабельного гвоздя вызвал перезарядку всех роботов на энергетической станции планеты и тем самым сжег их.[b]Михаил КОПАНЫГИН[/b]Второй пилот. Обладает феноменальной памятью. После отбытия второй капсулы во время схватки коллег с роботами управлял “Зарей” на орбите.[b]Федор ЛОБАНОВ[/b]Пробрался на звездолет “зайцем”. Случайно вылетел в открытый космос через камеру очистки. Запрыгнув на командный пульт, отправил корабль в гиперпространство. Изобрел универсальный клей, при помощи которого вывел из строя трех из четырех роботов-вершителей.[b]Варвара КУТЕЙЩИКОВА[/b]Экзобиолог. Провела первичное сканирование поверхности Варианы перед высадкой. Едва не погубила экспедицию, в кульминационный момент отказавшись возвращаться в первой капсуле на “Зарю”.[b]Юлия СОРОКИНА[/b]Космоврач. При помощи стерильного бинта из походной аптечки серьезно повредила “всевидящее око” Вершителей – универсальную шарообразную камеру, посредством которой они контролировали Вариану.[b]Екатерина ПАНФЕРОВА[/b]Планетолог. Вошла в экипаж в последний момент, заменив Елену Кашкину, полет которой отказалась санкционировать родная бабушка. Своим присутствием на борту вдохновляла на подвиги второго пилота.[i][b]ИСПОЛНИТЕЛИ[/i]Михаил ЕРШОВ[/b]Окончил МАДИ. Инженер электромеханической службы Московского метрополитена. Автор двух запатентованных изобретений, внедренных по месту работы. Женат, воспитывает дочь.[b]Александр ГРИГОРЬЕВ[/b]Мечтал стать профессиональным военным, после срочной службы остался в армии на сержантской должности. На “гражданке” долго работал таксистом.Сейчас не работает, инвалид.[b]Владимир САВИН[/b]Окончил географический факультет МГУ, второе высшее образование – экономист-международник. Заместитель директора коммерческой фирмы. Женат вторым браком, имеет по сыну от обеих жен.[b]Владимир БАСОВ[/b]Снялся в двух десятках фильмов. В качестве режиссера – автор 15 кинолент. Женат на бывшей однокласснице и одновременно коллеге. Вырастил сына. Заслуженный деятель искусств РФ.[b]Ольга БИТЮКОВА[/b]Окончила Московскую государственную академию легкой промышленности и ГИТИС. Снялась более чем в четырех десятках кинофильмов. Сейчас занята в петербургской театральной антрепризе. Замужем. Сыну 21 год.[b]Надежда ОВЧАРОВА[/b]Всю профессиональную карьеру провела в сопрановой партии в Государственном академическом хоре Гостелерадио. Замужем за коллегой. Родила одного сына и пять дочерей (старшей 30 лет, младшей – 15).[b]Ирина САВИНА[/b]Окончила Школу-студию МХАТ. Играет в московском Театре им. Ермоловой уже 30 лет. Снялась в 20 фильмах, много занимается закадровым озвучанием и дубляжом.Замужем вторым браком, обоим мужьям подарила по сыну. Заслуженная артистка РФ.[b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Что значит лично для вас День космонавтики?[/i]Андрей КОВАЛЕВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Если честно, я смутно помню, как “запускали” Гагарина в космос. Но зато отлично помню, как отец рассказывал историю, как они с мамой пошли в ресторан и там познакомились с известным космонавтом Титовым.Потом, когда шли на выборы, третьим по списку стоял космонавт Виноградов. И еще у моей мамы была фотография с одной телепередачи, где она вместе с Юрием Гагариным. В телепередаче, во время которой мама пела, почетным гостем был первый космонавт. Так что для меня День космонавтики связан с детскими и юношескими воспоминаниями, и поэтому имеет личный оттенок.[/i]Фото автора и с веб-сайта otroki.druid.ru[i]Благодарим Ольгу БИТЮКОВУ за снимки из личного архива[/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse