- Выключить коронавирус

Главная страница ВМ

Рекордные 8033 пациента вылечились от коронавируса за сутки в Москве

Видео жесткой посадки вертолета Ми-8 появилось в Сети

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 26 мая

Попова озвучила сроки действия масочного режима в России

Лео Бокерия назвал сроки победы над коронавирусом в России

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Эксперт рассказал, почему запрет на ввоз топлива выгоден для РФ

«Муху не обидит»: друг рассказал об участвовавшем в перестрелке бойце ММА

Зачем нам патриотизм и каким он должен быть на самом деле

Пять мифов о коронавирусе: где заканчивается правда о новом заболевании

«Его неправильно поняли»: Эдгард Запашный заступился за Пригожина

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

«Никаких аспиринов»: названы опасные для больных COVID препараты

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Поражение легких и обострение заболеваний: москвичи рассказали, как боролись с COVID-19

«Я получаю реально много денег»: Мясников рассказал о своих доходах

Запад Владимира Путина не понял

Можно только предполагать, ожидала ли редакция Financial Times, насколько символичным окажется совпадение двух событий — открытия саммита G20 в японской Осаке и публикации большого, без преувеличения программного интервью российского президента на страницах ключевого экономического издания планеты.

Как бы то ни было, эффект оказался оглушительным, причем на всех уровнях. Пока политики, государственные деятели и эксперты глубокомысленно реагируют на заявления Путина, разделы читательских комментариев западных СМИ переполняются эмоциональными высказываниями граждан соответствующих стран. Читать их порой не менее интересно, чем само интервью.

Однако по прочтении нескольких сотен высказанных мнений ты вдруг ловишь себя на мысли о колоссальной пропасти между российской и западной общественной дискуссией.

Для нашего восприятия путинское интервью наиболее ценно тем, что оно очень последовательно, целостно и доходчиво отразило мировоззренческую систему, близкую большинству граждан России. Это умеренный консерватизм, прочно придерживающийся традиции, однако чрезвычайно далекий от любой реакционности и радикализма. Набор важнейших, но в целом очевидных идей, основанных на здравом смысле, опыте прошлых поколений и — это тоже очень важно — современных реалиях.

Более того, даже для несогласных с мнением Путина в его позиции нет ничего из ряда вон выходящего: просто точка зрения, которую они считают неверной и против которой они могут выдвинуть те или иные контраргументы.

Ранее оба президента отметили, что очень ждут данной встречи / http://kremlin.ru

Ранее оба президента отметили, что очень ждут данной встречи

ФОТО: http://kremlin.ru

В западной аудитории интервью российского президента воспринимается совершенно иначе — как гром среди ясного неба, как невероятная, невозможная, немыслимая для публичного оглашения позиция. Чтение комментариев рядовых европейцев и американцев, которые восхищаются (таких явное большинство) или возмущаются (такие тоже есть) словами Путина, позволяет понять, насколько табуированными для их общественной дискуссии являются поднятые темы.

Хотя, казалось бы, речь идет о самых больных и животрепещущих для общества вопросах: атака на традиционные семейные ценности в современном мире, конфликт между правами большинства и интересами меньшинства, иммиграция, опасности современного либерализма, подводящего мины даже не очень замедленного действия под сами основы общественного устройства.

Однако эти острые вопросы, которые действительно нуждаются в общественном осмыслении и обсуждении, потому что игнорировать и загонять такие темы в подполье чревато неприятными последствиями, на Западе оказались в жестко табуированной зоне и под запретом реальной дискуссии. В результате российский президент с актуальной, но вполне обыденной по российским меркам повесткой выглядит в глазах западной аудитории смесью революционера, трибуна и опасного еретика.

И глядя на фантасмагорию по эту сторону границы, ты упорно пытаешься понять, как Запад, создавший великую (безо всяких скидок) демократию как идеологию и систему — с ее правами и свободами, обратной связью, разделением властей и механизмом сдержек и противовесов — умудрился поверить, что лучший ответ на любые общественно-политические вызовы — «держать и не пущать», а больные для людей темы — игнорировать и замалчивать.

Ответа на этот вопрос так и не находится.

Читайте также: Георгий Бовт: Кого Владимир Путин похоронил под именем «либерализм»

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

61619 +8033 (за сутки)

Выздоровели

169303 +2830 (за сутки)

Выявлено

2110 +76 (за сутки)

Умерли

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Когда чувствуешь себя оставленным

Олег Сыров

Готовим дома: как зажарить гусеницу

Виктория Федотова

Кому нужен этот последний звонок

Анатолий Горняк

Старик умер, старик путешествует

Игорь Воеводин

Плюй на всех и набивай утробу

Сергей Капков

Город в шаговой доступности

Дарья Завгородняя

Кто присмотрит за искусством

Юрий Козлов

Писатель между смертью и советской властью

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Первый на суше