Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Повторять не будем

В мире
У Союза Советских Социалистических Республик были братья. Например, болгарский слон был лучшим другом советского слона, помните? А был еще слон югославский. И он, Социалистическая Федеративная Республика Югославия, начал хворать и распадаться примерно в то же время, что и старший брат — СССР. Однако и в силу своих размеров, и в силу близости к западным европейским столицам — центробежные процессы вокруг Белграда развивались быстрее, острее, ядовитее и радикальнее, нежели вокруг Москвы во время перестройки.

Многие современные агрессивные силовые информационные технологии были апробированы Западом именно в рамках гражданских войн на территории бывшей Югославии. Журнал Time поместил на свою обложку фото якобы голодающего в югославском концлагере узника, а на деле выяснилось, что фотограф попросил обычного человека встать около колючей проволоки и запечатлел это.

Так создавались душещипательные медиафейки, своего апогея в итоге достигшие во время гражданской войны в Сирии в лице движения «Белые каски». Но это будет сильно потом. А пока финальным этапом разрушительных процессов на Балканах стала Косовская война — последний акт затяжного хаотичного полураспада некогда могучего европейского государства, по своей мощи не уступавшего Парижу или Берлину. Кстати, во время Второй мировой войны Гитлеру, оккупировавшему территорию СФРЮ, приходилось держать в ней десятки своих дивизий — чтобы обеспечить покорность сербов, ведомых на партизанскую войну будущим маршалом Тито. Сделать с сербами немцы так ничего и не сумели, и Югославия никогда не стала для них санаторием для лечения пострадавших на русском Восточном фронте.

Сербы не из того теста. Но к февралю 1998 года от Югославии осталось не много. И банды так называемых косовских албанцев, на деле обыкновенных террористов-ультранационалистов, с полного и прямого одобрения коллективного Запада начали процесс отчуждения исконной сербской территории от СФРЮ. Включая место, где состоялось ключевое для истории христианских Балкан событие — битва на Косовом поле. Это примерно как если бы у России отбирали поле Бородинское, Куликово или Волгоград, он же Сталинград. Поэтому даже слабая, не вполне трезвая предкризисная ельцинская Россия 1998 года с исключительным отвращением наблюдала за тем, как цинично ЕС и НАТО рвали бывшего союзника Москвы в клочья.

Повторять не будем Фото: Алексей Витвицкий / РИА Новости

Однако в те времена Кремль мог лишь взирать, а МИД РФ — высказывать крайнюю озабоченность и обеспокоенность. Предпринять что-либо серьезное страна, ослабленная чередой безумных и бездумных реформ, просто не могла. Но нет худа без добра. И именно отчуждение Косова от Югославии стало финальной каплей и ледяным душем для Кремля. Все маски были сорваны, и имеющий уши — да услышит, а имеющий глаза — да увидит военную операцию блока НАТО по уничтожению остатков политического влияния и достоинства Югославии.

Но даже бесчеловечные бомбардировки Белграда не заставили президента Милошевича подписать позорное отчуждение Косова и взять на себя вину в грязном Гаагском евросудилище. Он так и умер в камере этой тюрьмы — но не осужденный и не сломленный.

А Евгений Максимович Примаков, премьер-министр России 1998 и 1999 года, совершил самую мощную и впечатляющую фигуру высшего политического пилотажа — разворот самолета над Атлантикой именно в финале Косовской войны. И именно благодаря ему стал возможен отход нашей страны от уродливых и абсолютно противоестественных отношений России и Запада, начавшихся в 1984 году. И именно благодаря тому маневру Россия в итоге вернулась к статусу великой независимой державы. К единственно возможной и приемлемой форме своего существования, способной обеспечить ее народу безопасность и процветание.

Но для того чтобы понять, вкусить и навсегда отойти от края бездны, нам надо было в эту бездну заглянуть. Мы заглянули. В конце 90-х. И никогда более повторять не будем.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты