Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Першин видит далеко

Политика
Першин видит далеко
Московский доктор Борис Першин (в центре) вместе с врачами офтальмологического отделения Республиканского травматологического центра в Донецке / Фото: Алексей Зернаков/Вечерняя Москва

Люди разных профессий едут на Донбасс, чтобы по велению сердца помочь людям. Один из них — московский хирургофтальмолог Борис Першин.

Сегодня Донбасс — не только административный центр нового региона России, поле битвы за будущее государства и символ непоколебимого мужества. Он стал знаком возрождения новой России. Или, быть может, возрождения старой? Кто знает. Но факт остается фактом: со всех уголков страны сюда потянулись люди, готовые не только на словах, но и на деле внести свой посильный вклад в приближение Победы. Один из них — кандидат медицинских наук, московский хирург-офтальмолог Борис Першин.

Ненастным ноябрьским днем он сел в свою машину, предварительно загрузив ее медикаментами, и поехал на юг по трассе М-4 «Дон». Его путь лежал в Донецк. А точнее, в Республиканский травматологический центр.

Пережил страхи и мысленно подготовился

— Идет война всего западного мира против нашей страны, а в силу обстоятельств Украина стала антироссийским тараном. И очень глупо делать вид, что ничего такого не происходит. Воевать я не умею и на передовой как врач я тоже бесполезен — оказание первой помощи совсем не мой профиль. Я нашел место, где мои навыки могут быть полезны — я выполняю почти любые операции на глазном яблоке. Через знакомых достал телефон заведующей офтальмологическим отделением, позвонил, узнал что надо, освободил время и приехал. И лекарства привез, и несколько операций провел, — рассказал специальному корреспонденту «Вечерней Москвы» Борис.

В Москве он много лет работает старшим научным сотрудником в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. А еще ведет частную практику. В общем, человек занятой. Однако несмотря на вечный цейтнот — состояние, знакомое всем без исключения москвичам, — он нашел время для поездки в Донецк. Большинство коллег отнеслись к его решению с пониманием.

— У них я просил расходные материалы, которые не достать в Донецке — те, что сам не смог найти. Большая часть откликнулись на мою просьбу и помогли, — вспоминает Борис.

Столица нового региона России встретила врача солнечной погодой. И почти не прекращающейся артиллерийской канонадой, к которой местные жители давно уже привыкли. Впрочем, Борис, по его словам, тоже привык к ней довольно быстро.

— Наверное, пока я собирался, все свои страхи пережил и мысленно подготовился. Честно скажу, страшнее всего было приехать к «укропам». Ну и помирать тоже не очень хотелось. Тем более что слух у меня не музыкальный. И я, в отличие от местных, «прилет» от «отлета» отличать так и не научился, если не рядом, конечно, — сказал Першин.

Местным врачам есть чему научить коллег

Надо ли говорить, что врачи в офтальмологическом отделении встретили его с распростертыми объятиями? В ДНР, увы, катастрофически не хватает современного медицинского оборудования. Донецкие врачи — очень хорошие специалисты, но, по мнению Бориса, большая проблема заключается в том, что многие технологии здесь замерли на уровне, который был в России 15–20 лет назад. Но опыт, который офтальмологи получили за последние годы, абсолютно уникален и точно нигде еще не описан.

Борис провел в больнице три дня. Жил там же, при травмоцентре. Однако успел он за это время немало. Для первого визита. В декабре он снова собирается вернуться в Донецк и не с пустыми руками.

— Мне удалось провести довольно сложную операцию по подшиванию искусственного хрусталика глаза и пластике радужки раненому бойцу Народной милиции ДНР. Травма стала результатом контузии глаза. А еще благодаря большому опыту работы с детьми показал коллегам, как можно проводить некоторые манипуляции вроде снятия швов без анестезиолога и операционной, — рассказывает врач. — Еще одному ребенку привезу искусственный хрусталик из Москвы: у мальчика отрыв связок хрусталика из-за минно-взрывной травмы, и я раздобуду для него тот, который ему максимально подойдет. В следующий раз, надеюсь, привезу все необходимые расходные материалы для операции.

Удар, который мы пропустили

Доктор Першин согласен с девизом рыцаря Пьера де Терреля: «Делай что должен, и будь что будет». И старается по мере сил помочь жителям новых регионов России.

Впрочем, большинство из тех, кто после 24 февраля в спешке покинул пределы нашей страны, он не осуждает. Скорее, ему досадно.

— Это тоже удар по России, который мы пропустили. Ведь, уверен, многие из тех, кто уехал, и интеллектуальны, и пассионарны. Просто на протяжении многих лет у нас активно действовала вражеская пропаганда, которая успешно маскировалась под «свободную прессу», гражданских активистов и всякого рода «срывателей покровов» и «глашатаев истины», — уверен Борис Першин. — Да, многие уехавшие не смогли по тем или иным причинам найти себя в России и винили в этом власти. Другие были просто классическими представителями так называемого общества потребления.

Он добавил, что, к сожалению, часть покинувших Россию создавали тут предприятия, занимались наукой, внедряли инновации, творили.

— И как раз на них были направлены усилия, не побоюсь этого слова, вражеской пропаганды, которые, к сожалению, отчасти увенчались успехом. Можно вспомнить историю. Уверен, многие участники «белого» движения после революции, уезжая в эмиграцию, были уверены, что «это все на пару лет». И, без сомнения, среди них тоже были интеллектуальные, яркие люди. Но советская наука развивалась без них. И Советский Союз смог стать великой страной без них. Уверен, что мы восстановим заново прекрасную науку, починим, что сломалось в государстве и обществе, и будем замечательно жить без них, — сказал Борис.

Впрочем, в противовес всем обладателям «медалей за взятие Верхнего Ларса», «испуганным патриотам» и прочим, спешно сбежавшим за пределы нашей Родины в это непростое время, врач приводит в пример других людей. Тех, кто, даже имея возможность уехать, остался.

— Наша проблема в том, что у нас не было национальной идеи. Теперь же она появилась: нам надо выжить, и мы это сделаем, — отметил Першин. — Наши «партнеры», похоже, уже забыли, что русский народ, сплоченный общей идеей, — это необоримая сила. Поймите, я не считаю, что делаю что-то особенное — просто следую велению души. Уверен, то же самое ощущают многие. Это пробуждается большая Россия. В Донецке я понял, что этот город не просто часть России. Он часть души страны. Наверное, поэтому я хочу узнать его лучше.

КСТАТИ

Республиканский травматологический центр (ранее Областная травматология Донецка) — крупнейший медицинский центр в Донецкой Народной Республике, оказывающий помощь больным с различными видами травм, в том числе очень сложных. Общая площадь учреждения составляет около 25 000 квадратных метров.

Подкасты