Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Вирус фашизма: российские власти подавили национализм в обществе, а украинские — поддержали

Политика
Вирус фашизма: российские власти подавили национализм в обществе, а украинские — поддержали
Бойцы батальона «Азов» (запрещен в РФ) принимают присягу на верность Украине на Софийской площади в Киеве перед отправкой на Донбасс. Для этого подразделения национализм стал основной идеологией / Фото: РИА Новости

Постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя заявил, что, если бы Запад заставил Киев соблюдать права человека, спецоперации для освобождения Донбасса от националистов не потребовалось бы. Корреспондент «Вечерней Москвы» выяснил, почему на Украине распространилась эта идеология, куда делись русские националисты и почему организации, придерживающиеся таких идей, должно контролировать государство.

Разговор о национализме необходимо начать с определения этого понятия, ведь иногда его ставят в один ряд с патриотизмом, фашизмом и даже нацизмом. Каждое из этих явлений имеет свои полутона.

Кто есть кто

Самые светлые — у патриотизма, который представляет собой любовь к своему Отечеству, готовность к подвигам на благо Родины. Национализм отличается от патриотизма тем, что человек, руководствуясь теми же идеалами, начинает превозносить собственную нацию среди других. В своих крайних проявлениях национализм граничит с шовинизмом и порождает конфликты.

Еще более резкий в своих проявлениях — фашизм. Это жесткая идеология тоталитарного режима, при котором главная цель государства заключается в национальном единстве, недостижимом демократическим путем. Фашизм представляет собой смешение национализма с его преданностью нации и социализма как вида государственного контроля. Существует также понятие нацизма, центральная идея которого заключается в абсолютном превосходстве одного народа над другими. Нацизм состоит из социализма и крайней степени национализма и расизма.

По словам генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, часто люди считают, что национализм — синоним патриотизма. Однако это совсем не так.

— Между этими понятиями есть важное различие. Патриотизм — это любовь к своей стране, при которой человек испытывает гордость за Родину, но не пытается унизить другие нации. Национализм — это тоже в своем роде любовь к Родине. Но его представители считают себя выше других. Они думают, что имеют право унижать другие нации. Национализм опасен тем, что он может перерасти в нацизм или даже фашизм — крайнюю агрессивную идеологию, проповедующую геноцид, — пояснил Дмитрий Журавлев.

Страшные 1990-е

Национализм в России был особенно заметен в 1990-е годы. Он расцвел из-за распада Советского Союза и возникновения в результате этого серьезного экономического кризиса. Люди, потерявшие веру в светлое будущее, находили отдушину в организациях, проповедующих величие русской нации. А начиная с 2005 года в Москве проводилась самая крупная акция, организованная националистами, — «Русский марш». Масштабные массовые шествия были приурочены ко Дню народного единства и были своеобразной возможностью высказаться о насущных проблемах русской нации.

— Национализм тесно связан с шовинизмом и желанием доказать, что мы великие, несмотря ни на что, — рассказывает Дмитрий Журавлев. — Он представляет собой извращенный ответ на национальное унижение, слабость страны, ошибки и провалы государственных управленцев. Эти настроения активно подхватывали некоторые организации и строили на них свою идеологию.

По словам Дмитрия Журавлева, необходимо разделять национально ориентированные и националистические организации. Первые видят своей целью развитие страны путем сохранения собственной культуры, истории. А вторые прибегают к унижению всех других наций, чтобы возвысить себя на их фоне.

— У России есть одна важная особенность — мы действительно великая страна. Нам не нужно доказывать этот факт иностранцам и своим гражданам. Мы — народ, который никогда не был вторым по значимости. Это не достоинство и не недостаток, но это объективная реальность, — рассказал Дмитрий Журавлев. — Нам никогда не нужно было доказывать свою полноценность, за исключением 1990-х годов. Тогда наша интеллигенция, которая мыслями была скорее с Западом, начала превращать идею о неполноценности русских в аксиому. Но это длилось совсем недолго.

Журавлев отметил, что в трудные для России периоды наш народ порой мог чувствовать себя униженным, но ничтожным — никогда.

— Национализм находит поводы для гордости, когда гордиться нечем. Когда необходимо скрыть проблемы в стране. Рассказы о собственном величии могут слегка затушевать их. А русским людям всегда было, есть и будет чем гордиться, — добавляет Журавлев. — Массово мы никогда не поддадимся этой идее, потому что мы имеем огромный культурный и исторический пласт. В России есть внушительное художественное, музыкальное и литературное наследие. И люди, видя это, понимают, что они представители великой страны, сохраняющей свое наследие. Тем же американцам, в отличие от России, надо доказывать самим себе, что они что-то собой представляют, потому что их культуре немногим более 200 лет.

Национализм служит отличной почвой для диктатуры. Самое яркое подтверждение этого тезиса — Германия 1930–1940-х годов.

— Хочу привести один пример. В то время в Германии жил очень влиятельный промышленник и предприниматель Густав Крупп. Когда встал вопрос о том, кто придет к власти в стране, перед ним был выбор — коммунисты, которые против частной собственности, ратующие за демократию либералы, которые считали, что власть должна быть в руках народа, и националисты. Густав Крупп не хотел терять ни свою власть, ни свой капитал. Поэтому он поддержал националистов. Тем более что кандидатом был полуграмотный ефрейтор. Им же еще и управлять можно. Так к власти в Германии пришел Адольф Гитлер, — рассказывает Журавлев.

Во время Второй мировой войны часть населения Украины приветствовала нацистов как освободителей.

— Когда Украина вошла в состав СССР, многие представители интеллигенции были репрессированы и отправлены в лагеря. И эта прослойка общества начала вести антисоветскую борьбу. Поэтому во время Великой Отечественной войны часть населения Украины приветствовала нацистов и их союзников. Немцы всячески подпитывали ненависть украинцев к русским. И те послушно стреляли в спину нашим солдатам, — сказал историк Александр Черемин. — Посеянные тогда корни национализма и неприязни к русским расцвели пышным цветом сегодня.

Бедняк и интеллигент

Заведующая кафедрой социологии и психологии политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова Елена Шестопал считает, что идеям национализма сильнее других подвержены люди с низким уровнем дохода. Они, как правило, сильно озлоблены на весь мир из-за собственных неудач в жизни, завидуют более успешным людям, которых видят вокруг себя, и свою обиду они переносят на целые национальные группы.

— Вторая же категория людей, легко поддающихся идеям национализма, — это, как ни странно, интеллигенция. Эти люди буквально живут гордостью за национальную культуру, ведь они прежде всего являются ее носителями, — продолжает Дмитрий Журавлев. — Национализм — это легкая идеология, даже, наверное, в каком-то смысле лестная. Человек думает, что он лучше всех. Этот тезис очень легко внушить массам, а людям легко в него поверить, следовательно, народом, придерживающимся таких взглядов, легко манипулировать.

На Украине националистические идеи поддерживали также представители интеллигенции. Особенно к этой идеологии тяготели родственники и друзья репрессированных во времена Сталина.

— Национализм имеет корни на Украине со времен народничества и революционных организаций, — отметил Черемин. — Когда произошел переворот 1917 года, интеллигенция заняла важные посты в городах и начала, как умела, делать все на благо своей нации.

Вирус фашизма: российские власти подавили национализм в обществе, а украинские — поддержали Фото: Pixabay; АГН Москва

Стальной кулак

Дмитрий Журавлев отметил, что наибольшую опасность национализм представлял во время распада СССР и в последующие годы.

— Но все понимали, что если к власти придут националисты, то идея о разделении России на множество разных государств будет реализована, — добавляет Журавлев. — Допустить этого было нельзя. И не допустили благодаря объединению вокруг сильного лидера — президента Владимира Путина, который смог крепкой рукой взять ситуацию под контроль. Украинскому президенту тогда тоже нужно было объяснить своему народу, чем велика «незалежная». Но особых доказательств этому не было. Поэтому на Украине и начался хаос.

Елена Шестопал добавила, что важнейшую роль в подавлении опасного русского национализма сыграли силовые структуры.

— Благодаря их действиям ярые сторонники националистических идей оказывались за решеткой. Это помогло обеспечить безопасность в обществе, — добавляет Шестопал. — Никакие заигрывания и переговоры с националистами не помогут. Хорошо, что наша власть не стала играть в эту игру и буквально в зародыше подавила эту чернь.

По словам генерал-лейтенанта ФСБ в отставке Владимира Тумина, поддерживать порядок при проведении митингов и собраний по типу «Русского марша» помогало взаимодействие различных силовых структур и ведомств.

— Но вообще мы старались работать на опережение, сразу выявлять подстрекателей, которые провоцируют толпу, — вспоминает Тумин. — Нужно понимать, что все лозунги и действия должны быть в рамках закона. Националисты всегда балансировали на грани. Нам очень помогли внедрения сотрудников ФСБ в эти организации. Помимо этого, после 1990-х годов мы видели много актов агрессии по отношению к России. Случались теракты, гибли мирные жители. Закономерной реакцией на эти события стало объединение общества и желание людей самим помогать спецслужбам. Это нормальная практика для силовых структур во всем мире — иметь свою «сеть помощников», которые могут оперативно сообщить о готовящемся митинге, акции или распространении листовок с призывами.

В качестве еще одного фактора, который обеспечивает стабильность в российском обществе, Шестопал назвала пропаганду дружбы народов в нашей стране.

— В России живет огромное количество народов. Не можем же мы враждовать друг с другом. Это детям объясняют со школьной скамьи, — говорит Елена Шестопал. — В отличие от нас та же Украина воспринимает себя как мононацию, хотя там проживает огромное количество русских людей. При этом в России тоже много украинцев, но мы не ущемляем их права, как и они наши. А на Украине ситуация другая. Их нация всегда хотела власти, доказать, что они лучше. Из-за этого родилась и начала распространяться зараза национализма.

Спасибо западным коллегам

Вирус национализма так сильно распространился сегодня на Украине по двум причинам, считает Елена Шестопал. Во-первых, руководство этой страны не то что не боролось с этим опасным явлением, но и, напротив, всячески поддерживало превозношение украинцев над другими народами.

— Попытки пресечения националистических идей на Украине прекратились еще в 1956 году, когда всех бандеровцев выпустили из тюрем как якобы репрессированных, — отметил Александр Черемин. — Детям этих преступников дали возможность получить высшее образование. В результате потомки бандеровцев со временем заняли высокие посты во власти, завладели бизнесом и начали вести свою антироссийскую политику. Им было не нужно и, более того, не понятно, зачем разгонять националистов. Ведь они сами — прямые носители этой идеологии.

Вторая причина расцвета национализма на Украине заключается в том, что эти настроения долгое время подогревались западными «советниками».

— Целые поколения людей растили, вкладывая в их головы искаженное восприятие реальности, — продолжает Елена Шестопал. — И последствия этого мы наблюдаем уже восемь лет — с 2014 года. Теперь там не то что на кухнях говорят о национализме. Если бы только так. Сейчас по Украине бегают националистические батальоны — жестокие звери, поддерживаемые государством.

А в России сегодня зараза национализма практически иссякла. Остались некоторые, так сказать, ячейки, но за ними пристально следят правоохранительные органы.

По словам Елены Шестопал, в России национализм иссяк, потому что сейчас, в частности из-за спецоперации на Украине, на нашу страну обрушился гнев мирового сообщества. Запад вводит все новые санкции, мировые лидеры отказываются сотрудничать. В этих условиях россияне сплотились против общего внешнего «врага».

— Агрессия со стороны западных стран помогла россиянам найти и сформулировать общую национальную идею, объединиться. Мы долго не могли этого сделать после распада СССР. Так что спасибо зарубежным «коллегам». При этом многие россияне были уверены, что на Западе и жизнь лучше, и люди интереснее. Но они сами вернули нас в реальность, показав свое истинное лицо и намерения, — уверена Елена Шестопал. — Кстати, согласно нашим исследованиям, даже притом, что россияне осознают наличие противодействия со стороны других государств, они все равно не испытывают ненависти. Это о многом говорит.

ЦИТАТА

Дмитрий Лихачев (1906-1999), филолог, культуролог.

«Национализм — это проявление слабости нации, а не ее силы. Великий народ, со своей большой культурой, обязан быть добрым, особенно если с ним соединена судьба малого народа».

СПРАВКА

Термин «национализм» впервые ввели в XIX веке философ Гердер и аббат Баррюэль. Наиболее ранним проявлением этой идеологии стала Славная революция в Англии 1688 года. Подъем национализма совпал с возникновением либерализма, долгое время обе идеологии развивались параллельно. Ярким проявлением национализма стала борьба элит Нового Света против испанского колониализма. Наиболее мощные всплески — революции в Америке и Франции. К 1815 году национализм был одной из ведущих идеологий в мире. Он помог мобилизовать общество в период перехода к капиталистической экономике. После Второй мировой войны активность национализма снизилась. Во многих странах были ликвидированы расовые и этнические дискриминационные ограничения.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Андрей Максимов, вице–президент Российской ассоциации политических консультантов:

— Национализм — это учение об исключительности своей нации за счет подавления других этнических групп. В начале 1990-х годов в России были разрешены марши «Русского национального единства» (запрещена на территории РФ), даже официально существовали зарегистрированные националистические организации. Однако идеологической подпитки у них не было и уже не будет.

Это скорее походило на пародию национализма. Реальной политической власти представители этой идеологии никогда не имели. Националистическое движение в России, конечно, было задавлено в зародыше, но, на мой взгляд, распад его связан не только с внешним давлением, но и с внутренними проблемами. У этих организаций не было финансовой, организационной и идеологической подпитки.

Важно было не то, что они выходили на улицы со своими маршами, а то, что у них не было единого сильного лидера. Да, были яркие представители, но не более того. К тому же Россия — имперская страна с большим количеством народностей. Усмирение националистов связано и с тем, что старшее поколение россиян хорошо помнит последствия распада СССР и повторения этого опыта не желает. Так что подавление националистов силовым путем вызывает у многих понимание. Сейчас это движение стало маргинальным, его абсолютно не поддерживают в обществе. Поэтому закат национализма в России был вполне закономерным явлением.

А на Украине условия для развития националистического движения изначально были гораздо более подходящими. Государственно образующая нация представлена украинцами, а русскоязычное население выступает в качестве объекта угнетения. С такой идеей украинцы жили много лет.

Подкасты