ср 18 сентября 15:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Корреспондент «Вечерки» снялась в рекламном ролике и заработала на банку черной икры

Корреспондент «Вечерки» снялась в рекламном ролике и заработала на банку черной икры

Корреспондент «Вечерки» Екатерина Старосветская сдержала слово и стала телезвездой, пусть всего и на 10 секунд. Теперь она в предвкушении перемен и мечтах о новых ролях

Кадр из видео

Представляете, в честь меня приехал « КамАЗ» ! Огромный, с сокровенной надписью: «Телевидение. Главный канал». Желанное и многообещающее слово. Те-ле-ви-дение…

Начну с журналистского штампа: «Я мечтала об этом с детства!» С того возраста, как стала узнавать в теленовостях ведущую Екатерину Андрееву. Тогда, завидев ее на экране, бегала по квартире и визжала: «А ее тоже зовут Екатерина! Ее назвали в честь меня! Я тоже буду из телевизора говорить, когда вырасту!» И однажды добегалась, заработала шрам на лбу. Я тогда посчитала, что это — знак судьбы. Я грезила: пусть так, пусть больно, но моя обожаемая телеведущая Андреева посвятила меня в ряды служителей кадра! Эта треугольная метка стала символом, проводником и ежедневным напоминанием о сверхзадаче.

Моя детская мечта жива и спустя 20 лет. Я выросла и теперь занимаюсь в одном фитнес-центре в одно и то же время с музой моего детства Екатериной Андреевой. Так совпало. А, быть может, так решили звезды. В первый раз, когда здесь ее увидела, захотелось подетски крикнуть на весь зал: «Здравствуйте! А меня тоже Екатериной зовут! Я скоро буду вашей коллегой!» (непосредственность — моя фишка). Но я не крикнула...

И тут мне выпало стать участницей рекламных съемок. Длинною десять секунд. Зато в главной роли на экране главного телеканала страны.

День «икс» настал. Вот он почти по минутам.

5:40 Душ. На завтрак — теплая вода с суфле. Как все быстро — уже звонит таксист. Выбегаю с мокрой головой, в руках какие-то баулы. Взяла с собой теплые тапки, спортивный костюм и халат: мне показалось, что настоящие актрисы в перерывах между сценами накидывают халатик для комфорта и вальяжности. Ныряю в авто. Едем. Водитель представился коротко и без прелюдий — Леха. Угрюмый, но не опасный. Сильные руки. Голубые глаза. Из тех, кто — «за ВДВ!». Рассказал, что в Москву приехал два месяца назад из Астрахани. Это и так было понятно — по его прямым и простодушным вопросам и по тому, как он напряженно всматривался в навигатор.

В кармане сиденья замечаю визитки: «Черная икра из Астрахани». Спрашиваю: «А вы икрой занимаетесь?» Сразу началась икорная пиар-компания с астраханским колоритом — минут на двадцать. Узнала и о таблице Менделеева, и о браконьерах, и о пользе-вреде жестяных банок. Даже о гемоглобине и о долгах таксиста Лехи. Даже о его жене: любое предложение он начинал или заканчивал словами: «моя Наташа» или «вот у жены моей».

И, конечно, гемоглобин Леха поднимал жене после родов «черным астраханским лекарством». Сейчас семья в долгах. Еще бы — банка икры стоит ровно столько, сколько обещают мне заплатить за съемку!

6:30 Подъезжаем к месту съемок. У Лехи утвердительно звякает эсэмэска — это я перевела аванс за банку его черного сокровища. Завтра обещает привезти к завтраку.

— А вы точно москвичка? Я таких еще не встречал! — недоуменным взглядом окидывает меня водитель.

— Просто я доверяю людям.

Леха срывается с водительского места и почтительно распахивает дверь с моей стороны.

6:40 Дачный комплекс по Новой Риге. Дома премиум класса. Нужный особняк я быстро узнаю по главному ориентиру — КамАЗу с логотипом главного канала.

7:00 Не успеваю переобуться в свои теплые тапки, как ко мне подходит режиссер: взъерошенный мужчина в черной футболке, старомодных джинсах и резиновых шлепанцах «Адидас» коллекции 1997 года, надетых поверх серых носков. Взгляд, будто у Михалкова, — серьезный и пронзительный. Представляет меня: «Наша героиня — Екатерина!», пожимает мне руку и откровенно-нагло сканирует взглядом с головы до ног. Но здесь, как говорят, ничего личного — это входит в его обязанности.

7:30 Прибывают представители заказчика: «Ах вот она — красавица наша!» Узнали, несмотря на то, что выбирали меня по фотографиям из сотни претенденток.

8:00 С «заказчицами» мы сначала отбираем «верх» для моего образа. Костюмер выложила на кровать сорок футболок!!! За пятнадцать минут я перемериваю их все. Некоторые — по два раза! Голова кружится. В секундных перерывах между переодеваниями стараюсь шутить. Радует, что брюки мне подобрали заранее. Приглушенного цвета медицинской зеленки. Кстати, цвет подошел и очень неплохо оттеняет меня.

8:30 У меня сегодня главная роль. Я буду дамой, которая завтракает шоколадом. Вкусным. Из новой линейки ныне модного «здорового питания». Другим выпадет наслаждаться мюсли, зефиром и кашами. Моя «шоколадная» задача по Станиславскому — свобода, легкость, здоровье и природа.

9:30 После примерки костюма спешу к визажисту. Она быстро запутывается в копне моих стихийно высохших волос. Каждые десять минут, пока идет имиджевая подготовка, нас дергает помощник режиссера. «Что объявить команде? Когда начинаем? И сколько еще нужно времени на визаж?!» — все же вежливо поторапливает он. Визажист, Татьяна, сразу видно, матерая. Стрессоустойчивая. Руки «расшиты» татухами. Из тех женщин, что между шампанским и виски на ночь выбирают виски. Профессионал. Еще буквально пару штрихов, немного пудры, и я готова. Мои непослушные локоны укладывает уже на локации.

10:00 В первой сцене я радостно смотрю в окно на утреннее солнышко, плавно переводя взгляд на камеру. Точнее, не на камеру, а на лимон, который мне закрепили на специальный штатив. «Смотрите на лимончик, Катерина!» — словно предлагая обменяться телефонами, обращается ко мне старший оператор. Очень симпатичный молодой человек. Не по возрасту свежий: ему примерно «сороковник», но выглядит чуть более чем на тридцать. Одет в голубую рубашку поверх изумительно белой футболки. Тоже голубоглазый. Почему-то весь день мне попадаются исключительно голубоглазые мужчины. Мне немного неловко и приятно, что ко мне все обращаются «на вы» и не называют Катей. Екатерина, Катерина... Я держусь скромно.

10:15 Внимание! Камера! Мотор! Поехали...

Волнуюсь страшно. Да что там — на грани нервного срыва. Стою пока ко всем спиной и все думаю: «Я под прицелом глаз двадцати человек, которые ежедневно на расстоянии вытянутой руки работают с большими «звездами». А тут я! Актриса, блин!!!» В общем, занимаюсь любимым делом русского человека — самобичеванием. Казалось бы, секундная сцена с поворотом и улыбкой.

Откуда во мне столько боязни? Как завещал нам мэтр Станиславский — «нужно проще, легче, веселее!» В такие моменты я веду диалог «с детством». С той трехлетней Катюшей, которая некогда пообещала Екатерине Андреевой стать телезвездой. Ведь юная Катя — мое тайное психологическое оружие. В мыслях мы с ней дурачимся, и сейчас я обещаю ей, что куплю ей какую-нибудь вкусняшку. Недаром в моем гардеробе есть десяток розовых костюмчиков с бабочками и цветочками, которые я еще ни разу не надевала! Это все для моей Катюши.

10:30 Почему я так подробно описываю эту сцену? Лишь потому, что она стала для меня переломной в работе с камерой. Тот опыт, который у меня был до сегодняшней съемки, нужно отложить на полку. Спасибо ему, но сейчас я иду вперед! Я говорю своей малышке: «Катюш, не бойся! Я с тобой! Смотри, нам нужно так с тобой улыбнуться, чтобы вся страна, просыпаясь по утрам, заряжалась твоим теплом и добротой! Давай поделимся со всеми!» И я повернулась. Мы сняли первую сцену с первого же дубля. Вторую — с третьего. Так что даже продюсер не выдерживает: «Ну ты вообще крутая, мы на каждую сцену по два часа закладывали, а тут по десять минут получилось!» Но рано он меня начал хвалить…

13:00 Третью сцену мы отсняли с пятнадцатого дубля! По сценарию я должна была, как сказал режиссер, «элегантно улыбаясь и при этом практически не открывая рта, в строго обозначенном ракурсе изящно положить в него кусочек шоколадки». Это, вы думаете, легко? Я взмокла. Обхожусь без неконтролируемого мата, но что-то нецензурное там нашептываю. И радуюсь, что мне досталась плитка шоколада, а не какой-нибудь йогурт! Йогурт точно снимали бы до ночи!

15:00 Перерыв. Во время обеда ко мне «подкатывают» два гламурных продюсера. Раздают красивые визитки. Записывают мой телефон. Интуитивно понимаю, что вряд ли для новой звездной роли. Но и правило шестого рукопожатия никто не отменял... Обедаю на лужайке перед особняком. Села прямо на свежий и ухоженный газон. Смотрю на солнышко. Благодарю Вселенную. Кайф…

19:00 Моя последняя сцена. Все время после обеда наблюдаю, как ассистенты выстраивают на столе картинку из рекламной продукции. Как по десять минут решают, в какой угол пристроить орешек, затемнить фон веточками овса и сколько ягод черники положить в тарелку. Целое искусство! Все-таки как трепетно и внимательно они относятся к кадру. Я такого еще никогда не видела...

19:30 Мне пудрят руку. За долю секунды я должна забрать плитку шоколадки со стола. По определенной траектории, четко собрав пальцы. В кадре только левая рука.Сажусь на специальный ящик. Кисть натянута. Брови нахмурены. Я сконцентрирована. Мотор! И я забираю! Еще как забираю! Так, что мне все аплодируют!

20:00 Счастье. Ура-а-а-а… Собираюсь домой. Подходит режиссер. Спокойно, по-отечески, благодарит за работу. Желает удачи. Вокруг все улыбаются. Все рады, что можно начинать укладывать КамАЗ. И по домам! Я рада, что не подвела команду. Рада, что справилась!

21:00 Обратно возвращаемся с визажистом Татьяной. Договорилась, что подбросит до метро. У нее огромный джип. То ли для визажа, то ли для «конкретных людей». По пути говорит: «Ой, устала так, сейчас приеду, махну стаканчик и спать»...

Утро следующего дня Балдею. Ем черную икру. Ложкой! Таксист Леха не обманул и привез к завтраку. Вся в предвкушении перемен и новых ролей. Только пусть следующей рекламой будет не йогурт!

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Анатолий Саутин, генеральный директор рекламного агентства:

— С одной стороны, конечно, участие в рекламе дает молодым дарованиям возможность научиться чему-то новому. С другой... Популярность эта проходит ровно в тот самый момент, как только реклама выпадает из ротации. Поскольку на рынке сейчас большая конкуренция, лица на экране меняются практически ежедневно: человек легко попадает в «рекламную обойму», и так же легко выскакивает из нее.

Роман Толокнов, рекламный продюсер:

— Времена, когда реклама считалась искусством, а это 70–90-е годы, уже позади. Раньше информация в рекламе доносилась эмоционально. Мир трансформируется, а вместе с ним трансформируются средства доставки информационного сообщения. Разные средства доставки меняют характер и механизм экранной картинки. Сейчас реклама выполняет конкретные задачи. Учитывая, что средний хронометраж рекламы от 10 до 30 секунд, типаж должен быть настолько ярким и запоминающимся, чтобы за несколько кадров зрителю стало все понятно о представленном продукте. Типажи самые разные: если это «бьюти» тема, то должны быть лица девушек, которым захотят подражать современные модницы. Если детский продукт, то должна быть показана полноценная счастливая семья. В моей практике были случаи, когда на главную роль брали человека из массовки прямо со съемочной площадки. И парень тогда удачно справился с ролью «бойца, танцующего танго». Что касается гонораров... об этом вам не скажет ни один продюсер. И ни одна звезда не скажет. Узнаваемость — вот главный критерий, влияющий на гонорар.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

20 миллионов долларов получила голливудская звезда Кэтрин Зета-Джонс за рекламный контракт с оператором сотовой связи T-Mobile. Образ актрисы использовался на принтах и в рекламном ролике. И хотя контракт закончился аж в 2007 году, это не мешает ЗетаДжонс сохранять лидирующую позицию в рейтинге самых дорогих звезд рекламы.

— 4 миллиона рублей или «не менее указанной суммы» — одно из условий готовности к рекламным съемкам для крупного заказчика звезды сериала «Универ» Настасьи Самбурской, сообщает директор актрисы Петр Плосков.

— Самые большие гонорары за участие в рекламе предлагают операторы сотовой связи. Узнаваемое лицо Аллы Михеевой оценивается на медиарынке в 1,5 миллиона рублей, за Елену Летучую готовы выложить 4,5 миллиона.

Всего лишь на полмиллиона рублей больше заявляет в прайсе дуэт Наташи Королевой и ее мужа Сергея Глушко за семейную съемку в подобном жанре.

Читайте также: Постулат десантника — мимо земли не пролетишь

Новости СМИ2

Алена Прокина

У столицы нет плохой погоды

Ирина Алкснис

Как Москва стала центром притяжения для туристов

Руслан Карманов

Зачем «Зениту» Кокорин

Виктория Федотова

Чиновницу собрались уволить за исполнение мечты всех женщин?

Игорь Воеводин

Горбачев и демократия. У них не сложилось

Анатолий Сидоров 

«Мозги утекают»? Что за глупости

Владыка Климент, митрополит Калужский и Боровский

Церковь ценит труд писателя