Улыбка джокера: всегда ли полезны положительные эмоции
Джокер

Улыбка джокера: всегда ли полезны положительные эмоции

Общество

Если, судя по поисковым запросам Google, в 2019 году россиян больше всего волновали «Евровидение» и свадьба Собчак, а 2020-м — коронавирус и пандемия, то начало 2021 года ознаменовалось поисками советов, «как улучшить настроение» и «научиться радоваться жизни». Да, после перенесенных всеми нами отрицательных эмоций популярная психология советует «думать о хорошем». Но насколько эффективны советы по созданию «позитивной реальности»? Разбираемся с экспертами.

На старинных фотографиях мы редко увидим лучезарные улыбки в тридцать два зуба. Не только потому, что перед объективом приходилось сидеть по несколько минут, но еще и потому, что выражение веселости на лице было признаком дурного тона. Радость без причины считалась уделом детей, простолюдинов, ну и вообще людей не очень умных.

Однако сегодня все поменялось на 180 градусов. Веселое расположение духа — признак воспитанного и преуспевающего человека. Если в окружающей реальности нет оснований для приподнятого настроения, нужно их срочно изыскать. За «жизнь на позитиве» агитируют все без исключения теоретики счастья — от поп-психологов до серьезных ученых.

Одними из первых обосновать пользу «смеха без причины» попытались два исследователя, причем независимо друг от друга. Американский психолог Уильям Джеймс и датский анатом Карл Ланге почти одновременно, еще в 80-е годы XIX века, выдвинули похожие гипотезы. Изучая эмоциональные переживания, ученые предположили, что наши чувства возникают в результате телесной реакции на какой-нибудь раздражитель. Например, мы видим опасного зверя, наши мускулы напрягаются, сердце бьется чаще — и тогда мы испытываем страх. По такой же «схеме» мы и радуемся.

Теория вызвала много споров в научном мире, неоднократно опровергалась в ходе одних экспериментов, потом подтверждалась другими. В ходе различных испытаний было установлено, что положительные эмоции в самом деле «вышибают» негативные: если в минуту грусти человек заставляет себя улыбнуться, настроение и правда улучшается. Хотя и ненадолго.

Однако гораздо больше Джеймса и Ланге для «пропаганды» позитива сделал прародитель современных инфоцыган Дейл Карнеги в начале ХХ века. Не имея диплома о высшем образовании, он тем не менее обладал большим даром красноречия. Его немудреные, но оригинальные по тем временам советы — улыбаться, не критиковать, проявлять интерес к собеседнику — сделали его миллиардером. А хорошее настроение постепенно вошло в кодекс правил этикета.

Позитивная революция

Окончательно на путь оптимизма человечество наставил психолог Мартин Селигман. Славу ему принес эксперимент над собаками, который он проводил в 1967 году. Животных сажали в клетку с металлическим полом и пускали по нему небольшой разряд тока. При этом в клетке была педаль, открывающая одну стенку. Педаль можно было найти, нажать и покинуть «юдоль скорби». Но поначалу педаль была отключена. А когда ее включили, обнаружилось, что большинство подопытных барбосов не стали искать выход. Прежний опыт безуспешных попыток избавиться от мучений заставил их отказаться от инициативы вообще. Они либо метались по клетке, либо смиренно ждали очередного электрического разряда.

Психологический мир был сильно впечатлен этими результатами, которые впоследствии подтвердились на людях (их, правда, током не били, но заставляли слушать неприятные звуки в наушниках).

Самого Селигмана опыт с собаками-пессимистами навел на дальнейшие размышления. Если живые существа так легко «научаются» страдать, может, получится научить их верить в лучший исход событий? «Выученный оптимизм» — так называется одна из книг Селигмана.

Улыбка джокера: всегда ли полезны положительные эмоцииФото: pexels.com/Andrea Piacquadio

В 1998 году ученого избрали президентом Американской психологической ассоциации. Вступая в должность, он призвал коллег «восстановить равновесие» в подходе к врачеванию человеческой души. Почему работы по психологии изучают сплошной негатив — тревогу, страхи, депрессии? Давайте исследовать положительные эмоции и позитивные черты характера, чтобы понять наконец, что нужно человеку для «субъективного ощущения счастья». С тех пор громадный «корабль» психологии взял курс на «все хорошее».

Убегая от стресса

Сегодня книжек про счастье не пишет только ленивый. На английском языке выходит целый журнал «Изучение счастья». СМИ ежедневно полнятся списками «эффективных советов» о том, как нам возрадоваться жизни окончательно и бесповоротно. В мире не найдется журналиста, который хоть раз в жизни сам не писал такие перечни. Очевидно, что с момента исторического выступления Селигмана равновесие удержать не удалось, и «маятник» качнулся в другую сторону. Идея победы добра над злом имеет глубокие корни в любой культуре.

Причем в современном мире «зла» действительно стало меньше. С начала 90-х годов прошлого века социологи отмечают «великое снижение преступности» (great crime drop) во всех странах мира. Люди становятся гуманнее и терпимее — с каждым новым прожитым десятилетием. Подробному анализу этой тенденции посвящена недавно вышедшая из печати книга психолога Стивена Пинкера «Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше».

Используя огромный статистический материал, автор убедительно доказывает, что за последние 2500 лет количество насилия на Земле неуклонно сокращается. Однако именно в наши — самые гуманные в истории — дни «всему плохому» объявлена самая непримиримая война, как колорадскому жуку. И впору задать себе вопрос в духе булгаковского Воланда: станем ли мы счастливыми, методично выметая все дурное из нашей души и из жизни? Причем наряду с очевидными «вредителями» — гневом, страхом, агрессией — мы зачастую уничтожаем и «полезные» чувства — печаль, скорбь, сопереживание.

— Мы приняли за аксиому утверждение: жизнь обязательно наладится, если я не буду читать трагических новостей, порву отношения с ворчливыми родственниками и стану думать только о хорошем, — говорит психолог Ирина Петрова. — Однако когда началась эпидемия, «негатив» вероломно ворвался в нашу жизнь сам, сокрушая все радужные планы, «визуализации» и «аффирмации». К тому же оказалось, что очень многие люди, годами игнорируя «плохое», не имеют опыта работы со своими отрицательными эмоциями, не умеют ими управлять.

Например, какие неприятные чувства стоит принять и прожить, а какие — постараться сдержать? Стремясь всеми силами успокоиться, убегая от стресса, мы разучились с ним справляться. В 2014 году журнал «Экспериментальная психология» опубликовал результаты исследования, которое провела профессор Бизнес-школы Гарварда Элисон Вуд Брукс. 140 добровольцам она предложила подготовиться к публичному выступлению. Часть испытуемых получила указание расслабиться и убеждать себя: «Я совершенно хладнокровен». Другой части было велено признать свою тревогу: «Да, я волнуюсь». На самом деле перед выходом к аудитории нервничали обе группы. Но те, кому разрешили признать в себе «негатив», справились с выступлением более успешно, чем «хладнокровные» докладчики. Так что призывы «успокоиться» не всегда эффективны, а тревога вовсе не такое зло, как принято считать.

Миф о позитивных мыслях

— Специалисты давно изучают опасность «позитивного мышления», — рассказывает социальный психолог Елена Шпиз. — И им удалось выяснить, что результатом фанатичного самоубеждения в собственной «счастливости» становится тяжелая депрессия. А все потому, что многие люди не могут ощутить себя счастливыми, если у них не получается жить, как те, на кого они равняются. Ученые лишний раз подтвердили, что все познается в сравнении, и человек чувствует себя счастливым не тогда, когда у него есть что-то ценное, а когда у него есть что-то более ценное, чем у соседа! По этой причине люди испытывают циклический стресс, из которого выбраться невозможно, поскольку рядом всегда может оказаться тот, кто живет лучше.

Улыбка джокера: всегда ли полезны положительные эмоцииФото: www.sxc.hu

— Одно из самых распространенных заблуждений, — рассказывает психолог, доцент МГППУ Юлия Лисичкина, — что можно избавиться от дурных мыслей, «механически» поменяв их на приятные. Однако если мы глубоко погружены в грустные переживания, у нас ничего не получится. Это доказал еще в прошлом веке русский физиолог Алексей Ухтомский в своем учении о «доминанте». Если нас что-то очень тревожит, наша нервная система образует очаг возбуждения, который подчиняет себе все прочие мелкие очаги. Если мы испытываем, например, жажду, у нас никак не получится переключиться на просмотр комедии, даже самой смешной. Если мы серьезно боимся заразиться ковидом, для того чтобы «вытеснить» этот страх, потребуется очень сильное «позитивное» переживание — например, большой выигрыш в лотерею: такие события происходят с нами нечасто. И спровоцировать их мы никак не можем.

В своей книге «Мифы и тупики поп- психологии» известный психолог Сергей Степанов рассказывает об экспериментах профессора социальной психологии Даниэля Вегнера, который предлагал испытуемым произвольно привести себя в хорошее настроение. Это им легко удавалось, однако далее им предлагали решать мыслительные задачи — и настроение опять портилось. Места на человеческом «жестком диске» не хватало, чтобы удерживать веселое расположение духа и одновременно думать еще о чем-то.

Зло в обличье добра

— Зачастую за «позитив» мы принимаем бессмысленные оптимистичные заявления, которые кажутся проявлением шизофазии — произнесением псевдологичных фраз, не несущих смысла, — говорит психолог Елена Шпиз. — К примеру: «расслабься, все хорошо». Очевидно, что «все хорошо» быть не может по определению, поскольку это означает отсутствие проблем у всех людей, зверей и растений во всем мире, что невозможно хотя бы потому, что одни звери едят других: соответственно, когда одним из них хорошо — другим, очевидно, не очень. А вот еще популярные позитивные фразы-пустышки: «Ничего страшного не произошло», «Ты должен радоваться, ведь у тебя есть все, чтобы чувствовать себя счастливым», «К чему ты постоянно гоняешь негативные мысли? Они только притягивают негативные события! Тебе просто нужно отправить в космос правильный сигнал». Все эти лозунги бессмысленны. Во-первых, что значит «ничего страшного»? Страшного для кого? И кто определяет степень «страшности»? Во-вторых, превратить радость, как и любую эмоцию, в обязанность невозможно. Что касается третьей фразы о «сигнале в космос», то она вообще абсурдна. Это скорее из области магии и эзотерики.

Чем чаще человеку будут говорить, что он «должен радоваться», тем вероятнее, что он разучится радоваться вообще. А вот если на короткое время лишить его тех радостей, которые он давно перестал ценить, и дать ему возможность ощутить вполне конкретный негатив, то человек естественным образом испытает величайшее счастье, вернув себе преимущества, которых прежде, возможно, даже не замечал. Это обычное проявление закона диалектики о единстве и борьбе противоположностей, лежащего в основе любого движения и развития.

Каждая динамическая система, в том числе эмоциональная, существует за счет противовеса противоположных начал (тепла и холода, добра и зла, позитива и негатива и т.д.) и стремится к их балансу. Согласно закону термодинамики, в случае наступления теплового равновесия (приведения обоих начал к единому значению) динамическая система умирает.

И как быть?

Выходит, чтобы выжить, нужно признавать здоровый баланс сил в природе и в своей душе. Но как все-таки почувствовать себя счастливым? Сергей Степанов, вслед за английским ученым, автором книги «Психология счастья» Майклом Аргайлом, советует ценить и укреплять социальные связи, развивать навыки общения, учиться строить близкие отношения. Именно другие люди помогают нам чувствовать себя счастливыми и ценными. И вообще по дороге жизни веселее шагать в компании, особенно в трудные времена. В упомянутой книге «Лучшее в нас» ее автор Стивен Пинкер связывает тенденцию снижения насилия в мире, в частности с тем, что из века в век человечество все меньше было склонно воевать, и все больше — договариваться. То есть предпочитает развивать у себя навыки сотрудничества, а не конкуренции.

Улыбка джокера: всегда ли полезны положительные эмоцииФото: pexels.com/ Elly Fairytale

ЦИФРА

11 процентов — так вырос уровень счастья россиян после отмены самоизоляции, по данным компании Ipsos.

ЦИТАТА

Ролло Мэй, экзистенциальный психолог, мыслитель:

— Позитивные стороны «Я» развиваются по мере того, как человек встречается с тревогой, двигается сквозь нее и преодолевает вызывающие тревогу переживания.

РЕПЛИКА

Простите себя за ошибки и глупости, которые вы совершили

Илья Слободчиков, доктор психологических наук:

—«Универсального позитива» не существует. То, что для одного человека будет условием счастья, для другого — совсем наоборот. А увлечение позитивной психологией всегда создает опасность оторваться от реальности и уйти в абстрактное философствование с призывами «думать только о хорошем» и подменой настоящей жизни идеалистической проекцией. У меня есть несколько знакомых, которые увлекаются этой философией: отрыв от реальности там практически полный. Если мы возьмем позицию самого Мартина Селигмана, основоположника современной позитивной психологии, мы не увидим у него ни слова о том, как все замечательно. Он говорит, что есть реальная жизнь, которую мы можем менять. Однако в нашем личном отношении к «позитивным» переменам наблюдаются две крайности.

Первая, когда мы говорим: мое счастье — это счастье других людей. Вторая — это позиция крайнего эгоцентризма, когда мы убеждаем себя, будто позаботиться о других сможем, только будучи сами абсолютно благополучны, — и живем, ни с кем не считаясь и иногда даже ущемляя интересы других. Выдержать баланс между этими полюсами чрезвычайно сложно. Как бы мы ни пытались жить безоблачно, радуясь солнышку, наше внутреннее благополучие зависит от гораздо более сложного комплекса факторов. Настоящая личностная зрелость — это всегда результат глубокой внутренней работы, весьма далекой от теоретических конструкций. Настоящая позитивность состоит не в том, чтобы защититься от «негатива» пожарным занавесом, а в том, чтобы принять жизнь во всем ее сложном многообразии и принять себя в этой жизни. Себя, который может совершать неразумные поступки, говорить глупости, ошибаться, огорчаться, болеть. Например, мы помогаем с профориентацией тяжело больному подростку, которому осталось жить не более полугода. Или парализованный человек пишет картины и стихи, побеждая болезнь и смерть. Это гораздо более выразительные примеры позитивной психологии, чем поверхностные призывы «радоваться птичкам и солнышку»

Читайте также: Психолог рассказала, как избежать травли на работе

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse