Главное
Карта событий
Смотреть карту

Полная независимость от Запада: что такое лекарственный суверенитет и когда он появится в России

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Что такое лекарственный суверенитет и когда он появится в России
Фото: Сергей Ведяшкин / АГН Москва

Охвативший мир геополитический кризис и ненадежность западных партнеров поставили Россию перед необходимостью достижения критической доли независимости почти во всех сферах производства. Особенно важно для страны обладать суверенитетом в области производства лекарств. Ведь потенциальное прекращение поставок медикаментов из-за границы может обернуться гуманитарной катастрофой. «Вечерняя Москва» разобралась, насколько наша страна зависит от импорта иностранных препаратов и что с этим планируют делать власти.

Концепция лекарственного суверенитета

Пока доля препаратов иностранного производства на российском фармацевтическом рынке значительна. По данным аналитической компании DSM Group, в денежном выражении (рубли) импортные лекарства занимают 55 процентов рынка, в количественном (упаковки) — 33 процента. Общий объем отечественного рынка оценивается в 2,3 триллиона рублей, или 6,5 миллиарда упаковок.

Таким образом, зависимость от импорта лекарств налицо. Российские власти понимают, что ее необходимо преодолевать. По данным РБК, в Минобрнауки разработали концепцию лекарственного суверенитета. Согласно ей, к 2030 году отечественные препараты и диагностические системы должны занимать на рынке не менее 75 процентов в стоимостном выражении и не менее 85 процентов — в количественном.

Разработанная концепция также предполагает и развитие экспорта российских медикаментов. Через восемь лет на мировом рынке должны быть представлены по меньшей мере 50 оригинальных препаратов, производимых в России. Сейчас внутри страны оригинальные лекарства российского производства занимают небольшую долю рынка — 11 процентов в рублях и 5 процентов в упаковках.

По подсчетам Минобрнауки, на реализацию всей программы лекарственного суверенитета потребуется 200 миллиардов рублей.

Реально ли достичь «лекарственной» независимости

Полная независимость в сфере производства лекарств невозможна ни в одной стране. Однако иметь свое производство большей части необходимых населению препаратов вполне реально. На это, по сути, и нацелена концепция Минобрнауки. Вопросы вызывает лишь заявленный ведомством бюджет в 200 миллиардов рублей. Источник «ВМ» в крупной иностранной фармкомпании отметил, что такая сумма может оказаться недостаточной.

— Крупнейшие игроки на мировом фармацевтическом рынке только за один год вкладывают в R&D (научные исследования и разработки — прим. «ВМ») от 10 до 24 процентов выручки. Речь идет о суммах, превышающих десять миллиардов долларов. На этом фоне предложенный Минобрнауки бюджет выглядит нереалистичным, — пояснил он.

На исследования и разработку своих продуктов крупнейшие фармкомпании действительно ежегодно тратят огромные суммы. Так, в 2021 году:

  • Pfizer (США) потратила на R&D 13,8 миллиарда долларов (более 833 миллиардов рублей по текущему курсу);
  • Roche (Швейцария) — 14,3 миллиарда долларов (почти 860 миллиардов рублей);
  • AstraZeneca (Великобритания, Швеция) — 9,7 миллиарда долларов (почти 600 миллиардов рублей).

Достижение лекарственного суверенитета в любом случае потребует вложений в научные исследования, подчеркивает собеседник «ВМ»:

— Существует определенная доля уникальных препаратов. Просто заменить их дженериками (копиями оригинального препарата, содержащими то же активное вещество — прим. «ВМ») не получится. Соответственно, вся возможность импортозамещения для них упрется в R&D.

В то же время затраты нашей страны на научные исследования и разработки лекарств, вероятнее, окажутся меньше тех, что тратят иностранные фармгиганты.

— Сравнивать затраты на R&D, что называется, в лоб неправильно. Дело в том, что западная фарма сильно ориентирована на страховые компании. Например, в тех же Штатах сфера медстраховки сильно перегрета, что и раздувает все смежные отрасли, в том числе и траты на R&D. Так что Россия или Китай для достижения тех же результатов могут потратить существенно меньше, — объясняет эксперт.

В пользу этой точки зрения говорит и опыт России в разработке вакцины от COVID-19. По словам директора Центра имени Гамалеи Александра Гинцбурга, создание «Спутника V» обошлось стране в 1,5 миллиарда рублей. По сравнению с тратами западных фармкомпаний эта сумма является «смешной».

Подкасты