Автор

Леонид Галинский

Юрий ЛУЖКОВ: Последнее слово будет за нами

[i]Однажды, беседуя с московским мэром, я поинтересовался, как видит он свое будущее, не подастся ли вдруг в президенты? Вопрос, видимо, его весьма удивил, даже задел. Он ответил, как отрезал: «Хозяйственник я, а не политик! Да и на черта мне это президентство?!».Разговор происходил несколько лет назад. Немало воды утекло с тех пор, да и обстоятельства, жизнь в стране теперь иные. То, что еще вчера казалось незыблемым, сегодня предстает в ином свете. И не только для простых россиян, для мужей государственных тоже. Нынче — и это очевидно для многих — Юрий Лужков оценивает российскую действительность иначе, чем в середине 90-х годов.А поводов к тому более чем достаточно. Бездна, в которой оказалась страна, вынудила «крепкого хозяйственника» пристальней взглянуть на судьбы России.Не по этой ли причине родилось лужковское «Отечество»? В последние месяцы московский градоначальник посетил многие малые и большие города, узнал не понаслышке, о чем думают, чего хотят, на что надеются соотечественники. Мэру нередко приходилось вступать в прямой диалог с шахтерами, землепашцами, сталеварами, врачами, студентами, учеными, учителями, выслушивать порой самые каверзные вопросы. Редакция «ВМ» располагает стенограммой некоторых бесед московского мэра в разных уголках страны. Публикуем некоторые из этих «дорожных интервью».[/i] [b]— Каким образом вы работали бы в городе без денег — с деньгами-то любой сумеет? [/b]— Во-первых, не уверен, что даже при наличии внушительных финансовых возможностей каждому дано успешно руководить городским хозяйством. Сорить деньгами может действительно любой, а вот справиться с работой — увы. Мне не совсем ясно, что значит «в городе без денег». Обязанность мэра не осваивать городской бюджет, а создавать его, привлекать в бюджет средства. В любом городе при правильной постановке дела есть такие возможности. Использовать их, обеспечить нормальный уровень жизни людей — задача градоначальника. Этим бы я и занимался.[b]— Смогли бы вы сделать из любого другого города, будь вы его мэром, такую же Москву?[/b] — Если речь идет о самом облике столицы, то, конечно же, Москва неповторима. Что касается эффективности работы городской власти, то этого, по-моему, можно добиться где угодно, если ставить во главу угла жизненные интересы людей. У нас есть главное: система в работе, четкое понимание цели и умение создать работоспособную команду. Потому есть и результаты, в принципе достижимые повсеместно.[b]— Криминальная зараза распространяется из Москвы. Почему нельзя сделать столицу образцовым городом?[/b] — С каких это пор Москва повинна в росте преступности? Анализ криминогенной ситуации свидетельствует: негативное влияние на состояние оперативной обстановки в столице оказывают и доморощенные преступники, и жители различных регионов Российской Федерации. А также граждане ближнего и дальнего зарубежья.На долю «гастролеров» в Москве приходится треть всех зарегистрированных преступлений. С помощью специального порядка регистрации лиц, прибывших в Москву, который мы ввели, установлены и задержаны полторы тысячи человек, находившихся в розыске за совершение преступлений в разных городах России. Так что судите сами, кто и куда экспортирует криминал. Имею все основания утверждать, что с криминогенной обстановкой в таком огромном и сложном городе, как Москва, наша милиция борется достаточно успешно. Преступность у нас заметно снижается. Уверен, что в борьбе с ней последнее слово будет не за криминалом. За нами оно будет.[b]— Говорят, что Москва «сделана» за счет России. Так за чей счет вы хотите сделать Россию?[/b] — Москва неотделима от России. Противопоставлять страну и то, что по праву считается ее сердцем, не только надуманно, но, на мой взгляд, просто недобросовестно.[b]— Почему Москва высасывает из России все деньги?[/b]— Этот миф сейчас старательно раздувают. Кое-кому не нравится, а может быть, и стыдно, что, несмотря на многие ошибки «архитекторов» реформ, Москва не дошла до такого состояния, как остальная Россия. Они не хотят признать, что это прямое следствие того, что мы в Москве не допустили многих недальновидных решений, рекомендованных центром. Но если кого интересует не вздор, а истина, напомню: доля отчислений Москвы в федеральный бюджет составляет более одной трети от всего бюджета государства. И это при том, что население столицы составляет лишь шесть процентов от населения страны. Москва как субъект Федерации живет за свой счет, а как столица, где сосредоточены органы управления Российской Федерации, требующие больших затрат на обслуживание, должна получать соответствующие субвенции из федерального бюджета. Но за последние годы в полном объеме Москва их еще ни разу не получила. Так что кто кому помогает — даже не вопрос… [b]— Как вы относитесь к переносу столицы в другой город?[/b] — Очень спокойно. Москва, как я уже говорил, ничего не имеет от своей столичности, разве что множество дополнительных проблем. Мы уже проходили в нашей истории перенос столицы. И Москва от этого не только не пострадала, но даже быстрее развивалась. Москва всегда останется Москвой, ибо всей своей историей давно заслужила статус главного города России. Москва процветает не потому, что она столица, а в силу многих объективных факторов. И столицей она стала благодаря их особому благоприятному сочетанию. Но если кто-то хочет этим пренебречь, ничего страшного с Москвой не случится.[b]— Есть ли у вас как у мэра реальный преемник в Москве?[/b] — Напомню, что срок моих полномочий еще не закончился и на пенсию я пока не собираюсь. Но люди, которым я мог бы со спокойной душой доверить руководство нашим городом, конечно же, есть.Они работают со мной в правительстве Москвы. И те доверие и поддержка большинства москвичей, которые мы постоянно ощущаем в нашей работе, позволяют надеяться, что моего преемника точнее было бы назвать моим последователем и продолжателем. А еще точнее было бы говорить о преемственности социально-экономической политики, которая вполне устраивает москвичей.[b]— Как вы привлекаете иностранные инвестиции? Вы же продали всю Москву, вам не жалко?[/b] — Это провокационный вопрос, создающий нездоровый ажиотаж вокруг столицы. Для того, чтобы задавать такие вопросы, нужно хотя бы приблизительно знать суть дела. Правда совсем в другом: в Москве на сегодняшний день не продано ни одного квадратного сантиметра земли ни москвичам, ни тем более иностранцам.Созданные в городе совместные предприятия при самом разном соотношении акций участников работают на столицу, помогают обеспечить москвичей товарами первой необходимости, рабочими местами, вносят свою долю в городской бюджет. В Москве не продано иностранцам ни одного крупного промышленного предприятия, что, кстати, сделано по всей России с легкой руки господина Чубайса. Мы, пожалуй, единственные в стране, кто встал насмерть против этой преступной приватизации и, к нашей чести, мы в этой борьбе выстояли. Так что вопрос о «продаже Москвы» не по адресу. И мне очень жаль, что есть еще люди, которые не прочь навести тень на плетень. А теперь об инвестициях. Как мы их привлекаем? Здравым смыслом и гарантией надежного партнерства. Специальными залоговыми фондами, иными решениями. Работаем, одним словом. Под лежачий камень вода не течет.[b]— Зачем вы поддерживаете завод «Москвич», если его автомобили очень сильно уступают западным?[/b] — Не хочется объяснять азбучные истины о том, что нужно поддерживать отечественных производителей, заботиться о сохранении рабочих мест, о десятках тысяч людей, которые заняты на смежных производствах и т. д. Для нас, по крайней мере, это серьезные ценности и задачи. Приведу короткую справку: с января по июнь 1998 года с конвейеров АО «Москвич» было отгружено 16 582 легковых автомобиля. И все они были проданы. А по своим качествам новые «Москвичи», и это не только мое мнение, ничуть не уступают западным образцам того же класса. Когда завод работает, есть неограниченные возможности для повышения качества автомобилей. Если же заводы развалим, нам никто не поможет. Будем за бесценок продавать российское сырье, а когда оно закончится, вымрем или будем, как нищие, выпрашивать подаяние.[b]— Почему, для чего вы идете в президенты?[/b] — Я устал повторять, что пока не заявлял о своем намерении баллотироваться в президенты России. Мне же упорно приписывают подобное заявление. Но и того, что не смог бы, не справился бы, что Лужкову кто-то или что-то запрещает, тоже не заявлял. Как истинный гражданин своей страны я слишком хорошо осознаю громадную тяжесть ответственности этой должности. И поражаюсь той легкости, с которой многие абсолютно несостоятельные личности заявляют о своих претензиях на президентство.И это в условиях, когда рушится экономика, когда общество раздирает нестабильность жизни, когда власть порой не слышит свой народ, а народ теряет уважение к власти. Впрочем, если рассматривать президентское кресло как возможность услужить тем, кто стоит за спиной, удивляться нечему. Конечно, меня волнует ситуация в стране, и я внимательно наблюдаю за ходом важнейших событий, анализирую реакцию возможных участников президентских выборов. Пока, к сожалению, не вижу фигуры, которая в полной мере адекватно понимает главные проблемы страны и способна вывести ее из состояния политической, экономической и социальной нестабильности. Тут есть над чем задуматься.[b]— В Москве пенсионерам живется неплохо. А как вы планируете обеспечить социальную защищенность всех стариков страны?[/b]— Откровенно говоря, этот вопрос пока не для меня, мне на него отвечать не вполне корректно. Есть простая истина: государство для народа, а не народ для государства.Расходы на социальную сферу должны быть защищенной и первой статьей бюджета, как это сделано в Москве. А самое главное — нужно создать условия, когда люди сами могут работать и зарабатывать, когда система социальной поддержки действует высокоэффективно.[b]— Как можно обеспечить преемственность власти и стабильность в России?[/b] — Я думаю, что демократическим путем это может обеспечить только само общество. Но для этого оно должно быть консолидированным. В первую очередь, преемственность власти обеспечивает осмысленная поддержка подавляющего большинства населения. Тогда власть может называться народной. А чтобы большинство ее поддерживало, власть должна работать на интересы этого самого большинства.[b]— Каким образом можно поднять экономику России?[/b] — Во-первых, я совсем не собираюсь поднимать экономику России. Это могут сделать только производители товаров и услуг, предприниматели. Главная задача высшего российского руководства мне представляется в том, чтобы создать условия для этого. Эффективное государство должно в основном управлять не процессами, а тенденциями социально-экономического развития. В стране сложилась острая ситуация, вызванная неудовлетворительным решением узловых экономических и финансовых задач. Сохраняются бюджетный кризис, стагнация производства. Повсеместно растет задолженность по оплате труда, срываются сроки выплат пенсий и пособий, обостряются другие социальные проблемы. Сейчас есть надежда в корне изменить сложившееся положение дел и перейти к конструктивной работе в интересах нашего народа. В свое время мы не раз предлагали правительству России меры, которые помогли бы поднять отечественную экономику. Вот некоторые из этих мер.Нужно, во-первых, отказаться от монетаристских схем саморегуляции экономики и переходить к государственному регулированию. Навести порядок, а если нужно, то и пересмотреть результаты приватизации наиболее крупных государственных объектов, проданных за бесценок, экономически неэффективно или с нарушением закона.Нужна иная государственная политика роста производительного капитала в стране, государственной поддержки базовых отраслей, дальнейшего использования оборонных производств. Считаю, что давно назрел вопрос стимулирования территорий за перевыполнение заданий по формированию доходов федерального бюджета.Стране нужна иная таможенная политика, необходимо снижать ставки на заемные средства и цены на ресурсы. И еще одно важное, на мой взгляд, обстоятельство. При проведении жилищно-коммунальной реформы увеличивать платежи населения можно только по мере реального роста семейных доходов. Хочу особо подчеркнуть: то, что я сказал, это не программа и даже не схема. Мы не раз давали развернутые предложения, поддержанные многими специалистами, в том числе и отделением экономики Российской академии наук.[b]— Вы являетесь активным «защитником» Севастополя, пытаетесь вернуть его в лоно России. А из-за этого отношения нашей страны с Украиной все более обостряются. Какой выход?[/b] — Севастопольская проблема во многом сложилась из-за бездумной передачи Крыма братской Украине. Не буду касаться всего полуострова, но ведь город-герой Севастополь — это база Черноморского флота России! Когда Хрущев своим авторитарным решением санкционировал передачу Крыма, Севастополь тем не менее сохранял статус города союзного подчинения. И его никто законодательно не изменял. Договариваться по этой проблеме нужно главам двух государств, нашим парламентам, ведь безвыходных ситуаций не бывает. Отдельно хотел бы сказать и вот о чем. Русскоязычному населению Севастополя сейчас очень трудно из-за дискриминационных мер местных властей. Там закрываются русские школы, чинятся препятствия для распространения газет на русском языке, российским морякам совсем непросто нести там свою боевую службу. Москва, чем может, пытается помогать городу русской славы. Но этого, к сожалению, мало. Мы не имеем права оставлять эту проблему нерешенной для будущих поколений.А за звание «защитника Севастополя» спасибо. Я лишь выполняю свой долг гражданина России, патриота своей страны.[b]— В мемориальном комплексе на Поклонной горе рядом с православным храмом по вашему указанию построены мечеть и синагога. Как это понимать русскому человеку?[/b] — А что тут непонятного? На мой взгляд, в этом нет ничего противоестественного. Москва — многонациональный город. У нас много религиозных конфессий, в том числе мусульманская, иудейская, другие. Верующие люди постоянно приходят на Поклонную гору, чтобы отдать дань светлой памяти погибших героев. Думаю, правильно было бы, если б и в других исторических местах России появились рядом разные храмы как символ единения людей перед общей бедой.[b]— Сейчас высказывается мнение об ограничении льгот для участников, инвалидов Великой Отечественной войны. Ваше отношение к подобной идее?[/b] — Самое отрицательное. Великий подвиг солдат самой страшной войны XX столетия, я полагаю, навечно сохранится в народной памяти. Люди, отстоявшие свободу и независимость Отечества, заслужили те небольшие льготы, которые им установило государство. Не понимаю, как можно на это посягать. В Москве живут сотни тысяч ветеранов войны. Городское правительство делает все возможное, чтобы социально защитить их.[b]— Каким вы видите взаимодействие с православной церковью?[/b] — Нравственно созидательным.[b]— У вас есть доказательства, что Храм Христа Спасителя восстанавливается на деньги спонсоров, а не за счет пенсионеров и налогоплательщиков? [/b]— Могу привести некоторые цифры. В финансировании восстановления Храма приняли участие около одиннадцати тысяч организаций и более миллиона частных лиц. Причем не только из Москвы, а из 78 регионов России и 12 зарубежных стран. Расходы на строительство Храма Христа Спасителя в бюджете Москвы не предусмотрены. В бюджете страны тоже. И еще хотел бы подчеркнуть: благодаря этой стройке создаются рабочие места, улучшается экономическая конъюнктура, увеличиваются поступления в городской бюджет.[b]— Как вы думаете, кто несет ответственность за развал СССР?[/b] — Те, кто породил этот развал. Но я предпочитаю смотреть не назад, а вперед. Нужно меньше уделять времени поиску виноватых, а больше — экономическому анализу ошибок и поиску конструктивных путей выхода из нынешней неблагоприятной ситуации.[b]— Что вы считаете главным в управлении городом, страной?[/b] — Об этом можно говорить много и пространно. Но главное все-таки в таком ответственном деле — компетентность и личностное соответствие занимаемому посту.[b]— А как вы относитесь к коммунистам?[/b] — Коммунисты сейчас очень разные. Есть левацкие крикуны типа Анпилова — отношусь к ним отрицательно. Есть нормальные люди со своими убеждениями — мы находим с ними общий язык. Но если иметь в виду предстоящие парламентские выборы, то наше движение «Отечество» вряд ли пойдет с коммунистами к выборам в одном строю. Мне по этому поводу уже приходилось высказывать свое мнение.[b]— Почему вы в 1996 году поддержали Ельцина?[/b] — По тем же причинам, по которым это сделали большинство россиян и особенно москвичей.[b]— Выборы Красноярского губернатора назвали в России репетицией перед будущими выборами в парламент и даже президента. Зубов, которого вы поддерживали, проиграл. Почему это произошло?[/b]— На мой взгляд, Зубов проиграл потому, что сейчас редко голосуют за представителей власти, считая, что они виноваты в ухудшении жизни людей.[b]— Как вы относитесь к многочисленной гвардии федеральных чиновников?[/b] — Неэффективных чиновников нужно как можно меньше — тогда меньше будет и бюрократии, и волокиты. Должно быть больше ясных и простых законов и правил. Но я считаю, что неграмотно и опасно учитывать только численность чиновников. Нужно смотреть на социально-экономический результат их работы и сопоставлять с затратами. Если эффективность государственных служащих будет выше, чем в частном секторе, пусть их работает столько, сколько нужно.[b]— Какие политические партии и движения близки вам по духу?[/b] — Те, которые не являются крайне левыми и крайне правыми, привлекают в свои ряды порядочных людей и ставят перед собой цели реального улучшения жизни россиян. Ближе всего к этому — партии социал-демократической ориентации.[b]— Признайся, за сколько продал Россию?[/b] — Чувствую, пошел на повышение. Раньше я «продавал» только Москву. Вопрос явно не ко мне. Но от этого он не менее хамский. Таким «патриотам», как автору этого вопроса, я бы хотел посмотреть прямо в глаза.[b]— Что конкретно сделали вы для России?[/b]— Не мне давать эту оценку, но, надеюсь, что сама Москва сможет ответить за меня. Да, в общем, и отвечает.[b]— Откуда вы знаете проблемы рядового человека? Вам об этом докладывают? Вы пытаетесь делать выход «в народ»?[/b] — Я не живу за каменной стеной, и мне не нужны докладчики и выходы «в народ». Я никогда из него не выходил и от него не удалялся.

Олег Толкачев: Когда говорю по-английски, я переключаюсь…

[i]С [b]Олегом Михайловичем Толкачевым [/b]мы договорились побеседовать, можно сказать, на отвлеченные темы. Те, что вроде бы не имеют прямого отношения к служебной деятельности первого заместителя премьера в правительстве Москвы. Например, о том, откуда у него безупречное знание английского языка. И как это, быть может, сказывается на его жизни. Мой собеседник согласился «приоткрыться» именно с этой стороны. Не скрою, повод для завязки интервью в такой плоскости у меня имелся.[/i][i]…Это произошло в Каннах, куда мартовским днем несколько лет назад приехала делегация Москвы. Дело у нее было весьма серьезное — подключиться к мировому рынку недвижимости. А Канны, как известно, по этой части в мире доминируют: каждый год в городе кинофестивалей собираются представители мирового бизнеса как раз по этой части. Представляют там проекты, обмениваются предложениями, ведут переговоры.Когда дело близилось к финишу, на московском стенде появилось объявление сразу на нескольких языках. Наша делегация приглашала на пресс-конференцию представителей масс-медиа. Ничего из ряда вон выходящего я не ожидал от этого общения высших представителей московских властей с журналистами. Но ошибся.На москвичей сразу же посыпались ехидненькие вопросы. Дескать, и вы туда же, в этот престижный бизнес ударились. Не рано ли? Владимир Ресин, улыбнувшись, обменялся взглядом с Олегом Толкачевым. На ту пору Олег Михайлович в ранге вице-премьера возглавлял Москомимущество. Ему, конечно, полагались и карты в руки.Переводчик приготовился к выполнению своей миссии. Толкачев, однако, остановил его. И заговорил на чистейшем английском. Это была явная неожиданность для прессы. Свою речь он перемежал шутками, вызывая веселую реакцию в зале, что-то вспомнил о Диккенсе, Марке Твене.В общем, весьма понравился придирчивой аудитории. У делегации Москвы получился неожиданно откровенный, доверительный разговор с теми, кто создает на Западе общественное мнение.[/i][b]— Вы помните этот эпизод? — спросил я Олега Михайловича.[/b]— Помню, конечно, но ничего особенного в нем, честно говоря, не нахожу. Обычный рабочий момент. Мне часто приходится общаться с иностранцами, и знание языка, кстати, самого «переговорного» в мире, мне помогает.[b]— И только? [/b]— Ну не совсем. В моей домашней библиотеке немало литературы на английском языке. Американских, шотландских, английских классиков, я полагаю, следует читать в подлиннике.[b]— Надеюсь, так и поступаете? [/b]— В последнее время не очень часто, но, когда хочется переключиться, беру томик Шекспира или Бернса с их великолепными сонетами, эпиграммами… [b]— А кого еще почитываете из зарубежных классиков? [/b]— Люблю Диккенса, Моэма, Драйзера. А с Томом Сойером не расстаюсь с детства.[b]— Знакомые не считают вас англоманом? [/b]— Да вроде бы нет. Знать литературную классику любого народа, полагаю, не помешает каждому.[b]— Знаю, что есть у вас еще одно хобби — спортивное.[/b]— Оно, по-моему, присутствует у всех членов городского правительства. Играем в футбол, теннис, полезно и побегать. Это не только врачи рекомендуют, но и долгожители.Потому-то скажу банальную истину: спорт и мне, и моим коллегам помогает в делах — как подзарядка. Кстати, Юрий Михайлович Лужков тоже этим делом активно занимается, следит, чтобы его «команда» выглядела бодро.[b]— Сдается, вы основной игрок в команде не только на футбольном поле? Мэр уделяет огромное внимание тому, как работает ваш комплекс. Он знает все проблемы, которыми вы занимаетесь. Чем объяснить такое внимание руководителя города? [/b]— Первое и самое главное объяснение. Мэр знает, как работают все комплексы, поэтому нам он оказывает такое же внимание, как и всем другим комплексам. И в этом его, я бы сказал, особенность.Нет такой области в городском хозяйстве, с которой бы мэр не был досконально знаком. Нам это абсолютно понятно, и мы видим, что проблемы наши он знает глубоко. И это облегчает нам работу.[b]— А что бы вы выделили в этой работе? [/b]— Очень важным и одновременно сложным остается тот факт, что приватизация, зарабатывание денег для бюджета города являются вопросами сравнительно новыми. Они, конечно, не вчера родились, но и не имеют 70-летней истории, как, например, вопросы социальной защиты или многовековой истории, как проблемы строительства.Я бы не взял на себя смелость утверждать, что все эти весьма сложные, на мой взгляд, вопросы решены и проработаны. Я не исключаю, что законодательство не сказало по этому поводу последнего слова. Оно будет трансформироваться, изменяться.[b]— Но вахту в команде Лужкова все несут от зари до зари. Почему? Ведь и на себя порой, поглядеть надо, в театр сходить, например.[/b]— Для театра тоже время находится. Я стараюсь не пропускать премьер в Ленкоме, у вахтанговцев, в Малом театре, у Гончарова на Большой Никитской. Ведь сцена для нормального человека — тоже в некотором роде школа жизни...[b]— Олег Михайлович, ваши коллеги в правительстве знают, что вы доктор физико-математических наук. Когда это с вами случилось, если не секрет, и где вы защищали свою докторскую диссертацию? [/b]— Я занимаюсь научной деятельностью уже более двадцати лет. Диссертацию, о которой вы говорите, я защитил в МИФИ в 1991 году, а работал над ней в одном из институтов Академии наук тогдашнего Союза.[b]— Может, скажете, о чем она? [/b]— Диссертация посвящена одной из важнейших проблем в науке — разработке свойств новых классов магнитных материалов, которые не были известны раньше. Меня заинтересовала проблема — как получить сверхсильные поверхностные магнитные поля. Не скрою, диссертация вызвала определенный интерес и помогает многим отраслям народного хозяйства, особенно в оборонной промышленности.[b]— Значит, вы и сейчас с наукой в дружбе? [/b]— Конечно, тот, кто однажды в нее пришел, вряд ли расстанется с этим увлекательным поприщем.

Юрий Лужков: Наша цель — уровень жизни, признанный приемлемым в развитых странах

[b]— Юрий Михайлович, миновал год после трагического для страны 17 августа. Было ли это событие случайностью или власти шли к нему с настойчивой последовательностью? Как этот черный августовский день и сегодня отражается на Москве? [/b]— Случайности в политике вообще бывают редко. Вот и конструкция провала 17 августа закладывалась еще при правительстве Черномырдина. Главным конструктором был Борис Федоров, который сейчас намерен баллотироваться в губернаторы Московской области. Но, конечно, он был не одинок: пирамиду покруче мавродиевской строила целая команда реформаторов. Владелицу «Властилины» несколько лет судили — мол, чтобы другим неповадно было. Но если создатели ГКО остаются безнаказанными, новые «Тибеты» и МММ неизбежны.А для москвичей этот день был особенно черным. Конечно, соотношение рубля и доллара было в среднем по России явно завышенным. Но как раз Москва была к этому соотношению довольно близка — потому что дальше всего продвинулась к развитым странам по эффективности труда. Так что нас падающий рубль ударил сильнее всего.Хотя не было бы счастья, да несчастье помогло. Обратной стороной кризиса стало то, чего правительство не могло сделать много лет. Хотя и говорило, что хочет помочь российским производителям. Резко возрос спрос на доступную продукцию. Это дало отечественной промышленности уникальный шанс. Не говоря уже о возросшем экспортном потенциале.Но потенциал — это только шанс.Надо этот шанс еще реализовать. Падение курса рубля ничего полезного не делает автоматически. Руководители должны суметь им воспользоваться. К сожалению, сумели далеко не все. Так что кризис дал стране еще меньше, чем мог бы.[b]— Стало ли вам, руководителю столичного региона, труднее управлять в нем экономическими процессами? И способно ли городское правительство поддерживать и впредь жизненный уровень москвичей, который пока еще не опустился до общероссийского состояния? [/b]— Падение курса неизбежно опускает жизненный уровень. Разве что рублевый номинал доходов несколько вырос. По москвичам курс ударил особенно больно. Так уж сложилось, что значительную долю продовольствия в Москву поставляют из-за рубежа.Значит, велика валютная компонента в ценах. А зарплата-то рублевая! Но московское правительство превозмогает все, чтобы не просто смягчить остроту кризиса, а найти новые пути поддержания благополучия москвичей. Мы должны не просто жить выше уровня, который правительство считает приемлемым для России. Наша цель — уровень, признанный приемлемым в развитых странах.[b]— В чем причина разногласий между Кремлем и Москвой? Ведь еще совсем недавно Борис Ельцин на всю страну протрубил: Лужков — лучший мэр России, с него следует брать пример регионам.[/b]— Надеюсь, что «лучший мэр» сказано не в том смысле, в каком говорилось о «лучшем министре обороны всех времен и народов». Мы действительно много лет были с Борисом Николаевичем в близких отношениях. И в деловом плане, и, иногда, в личном. Но в то же время нынешний кризис — далеко не первый. Вспомните хотя бы, что устраивал в мой адрес Коржаков.Думаю, это противоречие связано с тем, что Москва оказалась витриной реформ. В нынешней России очень немного благополучных регионов. Наш город оказался ярчайшим примером того, как можно хорошо работать, и соответственно неплохо жить, даже в условиях реформ. Но, по контрасту, стало более чем очевидно, что сами организаторы этих реформ так и не научились работать сколько-нибудь эффективно. Да и не мешать тем, кто научился, тоже не могут.Поэтому Борис Николаевич относится к Москве, как Яков Лукич Островнов из «Поднятой целины» к колхозу. Помните? Тот, с одной стороны, как крепкий хозяин все время старался сделать что-нибудь полезное, а с другой стороны, как раскулаченный — вредительствовал.[b]— На днях закончился «предвыборный» съезд «Отечества». Каковы, по-вашему, его главные итоги? [/b]— Главный итог — расширение не только базы избирателей, но и базы избираемых. Я имею в виду не только географический охват, но и охват самых разных социальных слоев и разных — хотя и близких — политических ориентаций. То есть мы продвигаемся в направлении, которое я давно называл нашей программной целью.Мы создаем широкую коалицию центристских умеренных сил.В итоговой передаче ТВ Центра «День седьмой» 22 августа этого года Николай Травкин заявил, что наше объединение непрочно, поскольку у него в отличие от «ЯБЛока» или КПРФ нет идеологии. Но в нынешней стадии развития общества перемешано множество разнородных течений. А ведь идеология — это запрограммированная теоретическая схема. В очередной раз укладывая такую сложную страну в прокрустово идеологическое ложе, мы вновь добились бы самых трагических последствий.Мы должны двигаться осторожными шагами — и после каждого заново определять направление. В нашем движении сгруппировалось множество практиков, хозяйственников. Нащупывая пути отхода от края пропасти, мы одновременно вырабатываем контуры новой идеологии.[b]— В чем, на ваш взгляд, состоит «феномен Березовского» и следует ли всерьез воспринимать этого олигарха как негативное явление в нашей действительности? [/b]— К сожалению, начало и конец века взяли историю России в очень жестокие скобки. И самая характерная примета этих скобок — хвост, который пытается крутить собакой. Березовский — тот же Распутин. К сожалению, при нынешнем режиме на любом ключевом посту может оказаться случайная личность. Система, организованная былым политбюро, при всех идиотизмах прошлого была в этом плане надежнее.Многоступенчатая структура отбора ставила хоть какой-то барьер проникновению случайных людей на вершины власти. А Березовский выскочил на самый верх, как чертик из табакерки.Березовский — человек, безусловно, мыслящий очень изощренно (и извращенно). Созданная им система приватизации менеджмента — очередное издание мефистофельской скупки душ. Но в его личности угадывается комплекс неполноценности, который он и пытается компенсировать, подминая под себя всех, кто на это согласится.Так что проблема Березовского — это скорее проблема тех, кто ради каких-то сиюминутных благ согласен ему подчиняться.[b]— Как говорится, не хлебом единым жив человек. Какова ваша основная духовная пища, есть ли в ней «деликатесы»? [/b]— О деликатесах мне судить трудно. В физической пище трудно спутать черную икру с овсянкой. А в духовной области очень часто один считает хлебом насущным то, что для другого — редкий деликатес.На мой взгляд, творчество Василия Шукшина, давно уже необходимо, как хлеб, для любого россиянина. Или, скажем, «Тихий Дон» — великий роман независимо от того, кому его приписывают. Кстати, все его экранизации тоже очень сильны. Это бывает редко. Хотя, скажем, Никите Михалкову экранизации тоже удаются. Жаль только, времени на кино — да и на чтение — у меня сейчас не хватает.[b]— У вас, Юрий Михайлович, спортивная семья. Не обидно ли, что в спортивном рейтинге Елена Батурина, председатель Российской федерации конного спорта, обошла своего мужа, всего лишь капитана одной из городских футбольных команд? [/b]— Это совершенно закономерно. Ведь она профессионал, а я всего-навсего любитель.[b]— И в этой связи еще один, может быть, неудобный вопрос. Хотя вы и не объявляли о своем намерении участвовать в президентских выборах 2000 года, ваша супруга высказалась против того, чтобы вы баллотировались на этот пост. Такого же мнения, кстати, придерживаются и многие москвичи — им не хочется терять «лучшего мэра России». Ваше мнение на этот счет? [/b]— Может быть, потому я и не объявляю об участии в президентских гонках, что жена и москвичи против. Если серьезно, то я придерживаюсь такого же мнения. Я уже много раз говорил, что могу баллотироваться в президенты только в одном случае — если не увижу кандидата, способного помочь стране теми способами, эффективность которых давно разглядели практики.[b]— В заключение нашей беседы, Юрий Михайлович, хотелось бы спросить вас еще вот о чем. Москва накануне своего традиционного праздника — Дня города. Что вы хотели бы по этому поводу сказать москвичам? [/b]— Люди, живущие в Москве, как мне представляется, хорошо понимают, какая высокая миссия выпала на их долю. Быть москвичами не только честь, но и большая ответственность, потому что они, если угодно, являются правофланговыми России. На них, на их творческий труд равняется вся страна. В крупном индустриальном центре или маленьком городке россияне хотят учиться у Москвы преодолевать трудности, быть стойкими, целеустремленными в желании жить лучше, интереснее. И наша столица идет навстречу таким помыслам людей, где бы они ни проживали. И я верю, недалек тот день, когда все мы будем жить «по-московски» — в достатке и с верой в наше будущее. Пока же в России следует всем и вкалывать по-московски — манна ведь с неба не упадет. В день нашего городского праздника я хочу выразить москвичам глубокую признательность за их поистине созидательный труд, за то, что они с честью и достоинством несут гордое звание москвичей.[b]С праздником вас, дорогие друзья! [/b]

Леонид Краснянский: Когда недвижимость стоит прочно, новоселы всегда найдутся

[i]Минула годовщина приснопамятного августа-98. По прогнозам, рубль готовит санки для плавного скольжения вниз по мере приближения нового года. Доходы населения не растут в отличие от цен.И глядя на огромные рекламные щиты о продаже квартир, бросающиеся в глаза практически на всех достраивающихся жилых зданиях столицы, многие москвичи приходят к выводу: похоже, кризис докатился и до самой мощной отрасли города — строительной.И вообще ходят слухи, что кое-где в новых районах пустуют целые корпуса, которые никто не покупает...Как в действительности обстоят дела на рынке жилья в Москве? Рассказать об этом мы попросили [b]Леонида КРАСНЯНСКОГО [/b]— первого заместителя руководителя Комплекса перспективного развития города, главу Департамента внебюджетной политики строительства, удостоенного престижной международной награды «Гран-при» за выдающуюся созидательную деятельность. [/i][b]— Леонид Наумович, напомните, пожалуйста, читателям «Вечерки», в чем принципиальное отличие внебюджетного строительства от традиционного, муниципального? И с чего все начиналось в столице? [/b]— Ясное дело, что начиналось все с развития рыночных отношений. А у них свои законы. Да, действительно строительство всегда было одним из приоритетных направлений в работе городских властей. Но также хорошо известна политика правительства, возглавляемого мэром: городской бюджет никогда не сокращает расходы на социальные программы. Поддержка малообеспеченных семей, транспорт, коммунальное хозяйство, экология, больницы, школы — да мало ли «невыгодных» для предпринимателей сфер, где городу приходится рассчитывать только на собственный кошелек! Другое дело — строительство, во всем западном мире являющееся одной из самых доходных отраслей. Но в первые годы хозяйствования в условиях рынка все это было для нас новым, незнакомым делом. Пришлось учиться. К 1996 году уже было ясно, что город не сможет наращивать темпы сдачи жилья за счет бюджета.[b]— И это при том, в частности, что была принята программа переселения москвичей из «хрущевок», фонд ветхого жилья насчитывал — да и насчитывает — сотни тысяч кв. метров... Словом, конец знаменитого московского «строительного бума» должен был означать крах надежд многих тысяч москвичей? [/b]— Совершенно верно. Эта картина сейчас хорошо прослеживается во многих городах страны: падение реальных поступлений в местные бюджеты первым делом начинает сказываться на жилищном строительстве.А между тем, как и в любом мегаполисе мира, в Москве сосредоточен значительный капитал, который готов работать. Три года назад было создано Управление внебюджетного планирования развития города, главной задачей которого стала разработка принципиально новой системы финансирования городских проектов — через институт инвесторов. Единственным наследством, которое мы получили от города, был переданный нам Внебюджетный жилищно-инвестиционный фонд (ВЖИФ). В «приданое» он принес нам... долгов на 800 млн. деноминированных рублей. И все же ни рубля у правительства мы не попросили. Более того: к пресловутому августу прошлого года кредиторская задолженность была нами полностью погашена. Внебюджетная политика строительства подтвердила свои большие возможности.В начале нынешнего года управление было преобразовано в департамент. Суть работы та же — мы организуем возведение жилья на коммерческой основе, а затем реализуем его на рынке недвижимости.[b]— И как потом работает полученный доход? [/b]— Инвесторы получают свою часть, город — свою. Например, за первые 6 месяцев нынешнего года от продажи «коммерческих метров» казна города получила 3 млрд. 30 млн.живых рублей. Кстати, это в два раза выше прошлогодних показателей.Думаю, это красноречивый ответ на слухи о «пустующих новых кварталах», потому что в реальности динамика продаж жилья выглядит совсем иначе. Сравните. Например, в районах массовой застройки в 97-м году было продано 505 тыс. кв. метров жилья, в 98-м — 650 тыс., в 99-м планируем продать около 665 тысяч. На участках так называемой точечной застройки — то есть в обжитых, престижных районах — цифры тоже соответственно возрастают: 49 тысяч кв. метров жилья было продано два года назад, 78 тысяч — в прошлом году, в нынешнем рассчитываем приблизиться к 130-тысячной отметке.[b]— Расскажите, как вы участвуете в программе переселения пятиэтажек.[/b]— Самым непосредственным образом. Ведь само выражение «стартовые» дома возникло внутри наших структур: строя новое жилье для очередников, часть квартир мы продаем, из чего и складывается стартовый капитал для закладки новых объектов.Так вот, если в 97-м году «стартовые» дома еще не принесли нам ни рубля доходов, в 98-м мы продали в них около 36 тысяч кв. метров коммерческой доли, а в нынешнем продадим уже около 103 тысяч кв. метров, что позволит нам начать строительство еще нескольких домов по муниципальным переселенческим программам.Если я не очень утомил вас цифрами, добавлю: средства от реализации коммерческого жилья за восемь месяцев нынешнего года составили 5 млрд. 454,5 млн. рублей. В том числе — при годовом плане в 715 млн. — нежилых помещений мы уже продали на 450 млн. рублей.[b]— Как сообщили редакции в вашем департаменте, только за август было куплено новых «нежилых» метров почти на 220 млн. Мы сравнили с данными 98-го года: тогда ваши риэлторы продали таких помещений за 12 месяцев всего на 64 млн. Что, у департамента теперь какая-то новая тактика? [/b]— Вернее назвать это тактикой правительства, передавшего нам в начале весны полномочия на реализацию встроенно-пристроенных помещений, в том числе гаражей, расположенных в коммерческих домах.Тогда же мы создали государственное унитарное предприятие, основной задачей которого является организация и проведение торгов по объектам нежилого фонда. За прошедшие полгода мы смогли увеличить объемы продаж в шесть раз. Всего же по итогам года предполагаем перечислить во ВЖИФ 1 млрд. рублей, то есть на 50 процентов больше плана.[b]— Эти деньги пойдут на строительство новых коммерческих объектов? [/b]— Не только. До конца года департамент безвозмездно передаст городу 58 нежилых объектов на сумму более 170 млн. рублей. Строим то, что в первую очередь нужно жителям: откроются 3 отделения связи, несколько молочно-раздаточных кухонь и опорных пунктов милиции, общественные туалеты.[b]— Выходит, инвесторам по-прежнему выгодно работать в нашем городе, раз у вас нет недостатка в деловых предложениях? [/b]— Несомненно. Юрий Михайлович Лужков постоянно ставит перед правительством задачу проводить гибкую политику в работе с предпринимателями, способствовать тому, чтобы участие в столичных проектах и программах было для них привлекательным.[b]— На одном из заседаний правительства, где речь зашла было об уменьшении доли прибыли инвесторов, он даже так выразился: нельзя резать курицу, несущую золотые яйца! И все же, как известно, на то и рынок, чтобы уметь потратить меньше и продать подороже, а купить — дешевле и лучшее. Как удается вашему ведомству совмещать эти условия сейчас, когда цены на материалы, энергоносители подскочили, а покупательский спрос падает? [/b]— Во-первых, уточню: упал не спрос, снизились возможности населения. Как мы «расшиваем» эту ситуацию, скажу чуть ниже. А вначале — о том, что может сделать жилье дешевле при сохранении его качества? Конечно, умелый, грамотный, честный в работе инвестор. То, что называется надежным партнерством.И такие партнеры, такие предприятия в Москве есть, работаем мы с ними по нескольку лет. Тем не менее симпатии с делом не путаем: с прошлого года все строительные заказы в городе распределяются нами только на конкурсной основе. Как показала практика, в результате тендерных торгов экономия от первоначальной сметы достигает больше 10, а то и 15 процентов.[b]— Простите, но не потому ли у нас что ни год, ЧП на новостройках? То, помните, на Мичуринском проспекте рухнула секция, то башенный кран упал на совсем недавно заселенный дом...[/b]— Хороший вопрос и очень важный. Только надо разграничить два понятия: стоимость строительства и стоимость разгильдяйства. Я могу вам привести даже не два, а гораздо больше примеров, когда несоблюдение норм, правил, ГОСТов заканчивается убытками, расторжением договоров, судом... Самое главное, конечно, что при этом часто страдают ни в чем не повинные жители.Поверьте, что каждый такой случай — на муниципальных, на коммерческих ли объектах — проверяется самым тщательным образом и виновным не приходится рассчитывать на снисхождение. Действительно, когда на площадке работает незакрепленный кран — дальше, как говорится, некуда! А теперь — как мы работаем над поставленной правительством задачей удержать себестоимость кв. метра жилья на планке 200—250 долларов.Вот здесь-то и начинается совместный поиск заказчика и подрядчика. Будущее строительной индустрии — в высоком качестве возводимого жилья. Не секрет, что в российских городах целые районы застроены домами, на 30—40 процентов отапливающими улицу, такие в них стены. Недаром наши люди не мыслят, как это не иметь в квартире электрообогреватель. Это относится и к Москве. Вот почему одна из самых активно решаемых в нашем строительстве задач — скорейшее внедрение новых энергосберегающих технологий. Стены должны быть прочными, герметичность надежной, столярка — не зиять щелями... Дома ХХI века мы закладываем уже сегодня, значит, они должны соответствовать будущему новому уровню цивилизации, быть удобными для горожан.[b]— Кстати, Леонид Наумович, утвержденный в начале года новый Генеральный план развития Москвы до 2020 года своим девизом имеет слова «Город, удобный для жизни людей». А люди у нас, как известно, все же и потребности, и проблемы, и возможности имеют разные. У кого, как говорится, жемчуг мелковат, у кого щи пустоваты. Вот, например, несколько дней назад в Москву был доставлен диплом Международной выставки недвижимости в Каннах, о котором рассказывала «Вечерка». Профессионалы всего мира присудили реализованному московскому проекту жилого комплекса «Золотые ключи» второе место, выбрав его из тысяч претендентов. Высокая оценка, конечно, но понятно, кто мог позволить себе купить там жилье...[/b]— Спасибо за удачный пример: на нем можно действительно наглядно объяснить, почему городу выгодно строить и такое элитное жилье. Наверное, многие старожилы Западного округа вспомнят, что было несколько лет назад рядом с Минской улицей: пустырь, превращенный в свалку. Сейчас на этом месте, рядом с очищенной речушкой Раменкой, среди заново созданной парковой зоны поднялся красивый комплекс, способный вызывать только восхищение всех, кто проезжает мимо. Это первое, что получила столица: красоту вместо свалки.А теперь — чисто материальный расчет. Во-первых, с самого начала все средства на очистку территории, на строительство, на покупку жилья проходили только через банки. Вовторых, город смог сдать в сверхвыгодную постоянную аренду большой участок земли. В-третьих, обслуживание их нового жилья обходится новоселам «Ключей» в круглую копейку.Так что, повторяю, с первого дня реализации проекта инвесторы смогли перечислить весьма приличные суммы в стройкомплекс столицы, а теперь в казну уже постоянно идут немалые налоги и другие отчисления.[b]— В общем, налицо общий для всех стран закон: чем больше весьма зажиточных граждан, тем выше уровень жизни всех остальных? И все же просто купить себе новую квартиру сегодня мало кто может. Причем самая многочисленная категория нуждающихся в нормальном жилье — москвичи, когда-то въехавшие в панельные коробки «хрущевок». Не забуксует переселенческая программа? [/b]— О пробуксовке нет речи. Сегодня мы можем жалеть только о том, что не можем наращивать темпы еще быстрее. А что уже сделано и делается, опять-таки нагляднее всего показывают цифры и факты.Так, если в прошлом году Внебюджетный жилищно-инвестиционный фонд нашего департамента обеспечил вложение 8,4 млрд. рублей в возведение бесплатного муниципального жилья, в нынешнем планируемые городом инвестиции должны составить 14 млрд. При этом сам фонд направляет на такое строительство 2 млрд. рублей, в том числе 450 млн.израсходуем по целевому назначению — на расселение ветхого и пятиэтажного фонда.Идти на такие затраты мы можем благодаря росту рентабельности: если в 1997—1998 годах она оставалась практически одинаковой и едва переваливала за 30 проц., то планируемая цифра в нынешнем году — более 47 процентов. В деньгах это выглядит так: в прошлом году мы обеспечили получение для целевого использования прибыль в 1 млрд. 266 млн. рублей, в этом прогнозируем сумму порядка 3 млрд. 572 млн. рублей.[b]— Известно, что ваш департамент разработал специальную программу помощи вкладчикам, пострадавшим от строительных фирм-обманщиков. Кроме того, департамент имеет на попечении ветеранов войны и труда, 3 детских дома. Пожалуйста, расскажите и об этом.[/b]— Что касается помощи ветеранам и сиротам, то решение принималось всем коллективом, считаем естественным заботиться о тех, кому труднее.А вот мошеннические «инвесторы» вроде «Юнистроя» и «Мосжилстроя» (не путайте с солидным объединением) действительно нанесли болезненный удар по доверию москвичей к застройщикам столицы. Нечистые на руку дельцы воспользовались несовершенством законов, недостатком бдительности контролирующих органов. Это был хороший урок, из которого пытаемся выбраться вместе с потерпевшими: им уже передано более 5 тыс. кв. метров жилья, в начале года они получат в трех достраивающихся домах еще треть новых квартир.[b]— Да, что и говорить, урок жестокий. Недаром и к ипотеке многие относятся с опаской: как бы вместо новоселья в кредит не остаться совсем без жилья. Кстати, и к кондоминиумам масса вопросов...[/b]— Давайте по порядку. Действительно, проект создания товариществ собственников жилья и кондоминиумов столкнулся с несовершенством законодательной базы. Например, до сих пор нет полной определенности со статусом земельных участков под их домами, не решен вопрос с дотациями на техническое обслуживание. По существующим законам собственникам ТСЖ и кондоминиумам предлагается платить намного больше, чем владельцам квартир в муниципальных домах. И все же работа в этом направлении продолжается. Очень внимательно следим за первыми шагами в самостоятельность почти 50 ТСЖ и 20 кондоминиумов. Ведь главное, что здесь у жителей намного больше возможностей обеспечить себе более безопасные и комфортные условия жизни и быта.Теперь что касается ипотечного кредитования. Здесь горожане в известной степени идут навстречу муниципальным властям, соглашаясь постепенно выкупать свое жилье.Понятно, что в отличие от программы работы с инвесторами мы не ставим первостепенной задачей получение городом прибыли с рядовых москвичей. Здесь главная цель правительства — создать достаточный потенциал, при котором ипотечный механизм заработает на перспективу, на будущее, делая условия кредитования более выгодными для покупателей. Только в этом случае ипотека может оказаться по карману семьям со средним доходом. Сегодня же, надо признать, этого пока нет. Прежде чем заключить первые сотни договоров, мы тщательно изучали, потянет ли семья достаточно солидные выплаты.[b]— Но, говорят, в обиходе властей появилось еще одно новое понятие — доходные дома? [/b]— Какое же оно новое? Его даже забытым старым не назовешь. С красивыми старинными особняками — бывшими доходными домами центра Москвы, например, связана большая часть нашей истории. В них десятилетиями жило состоятельное дворянство, купечество, интеллигенция. Были, конечно, квартиры попроще, а то и вовсе дешевые, в общем, на все возможности.Теперь прикиньте, сколько сейчас квартир в городе сдается внаем? Да, наверное, в каждом подъезде живут съемщики. Причем если одни люди ищут самое скромное жилье, другие хотели бы жить с комфортом. Но тут ведь какая особенность: малометражное жилье, как правило, и самое запущенное. Что же касается «профессорских» хоромов, то снять их очень непросто.Вот мы и хотим попробовать построить пару домов, где жильцы могли бы снять квартиру в аренду, а через несколько лет, скажем, выкупить ее в собственность по остаточной стоимости. Привлекательность такого варианта еще и в том, что если квартира человеку не понравится или он захочет лучшую, можно будет арендовать другую. Так люди живут во всем цивилизованном мире. Говорят, американцы за жизнь в среднем 6—8 раз меняют жилье, европейцы — чуть меньше. Это только дома должны прочно стоять на месте, а если у человека душа просит перемен, надо дать ему такую возможность.[b]— Что ж, Леонид Наумович, большое спасибо, что так исчерпывающе и откровенно ответили на многие волнующие москвичей вопросы, за неплохие прогнозы. И пусть все перемены у нас действительно будут только к лучшему, а новоселья — ничем не омраченными и желанными.[/b]

Юрий Лужков: Держись, ветеран, мы с тобой!

[b]В словах «ветеран войны» не следует искать глубокого смысла: к этой категории граждан в нашей, увы, обездоленной стране отношение — трудно объяснимое.Для россиян среднего возраста и помоложе человек с наградными колодками, мягко говоря, неудобен.Иногда место в транспорте приходится уступить или к прилавку за продуктами пропустить раньше себя, любимого.«Надоели вы нам ужасно», — услышал я недавно от моложавой накрашенной дамы. И никто в очереди ей не возразил. Стало быть, надоели, и все тут, как говорится.[/b][i]Ну да ладно, господь им простит, несознательным. Откуда им знать, что в нашей истории четыре года длилась Великая Отечественная война, что молодые защитники Родины, как и подобает настоящим мужчинам, не жалея живота своего, отстояли в смертельной схватке с озверевшим супостатом жизнь и свободу также и будущего поколения.Поколение сыновей-дочерей, однако, не сильно виновато в незнании исторических фактов. Гораздо хуже другое. Лицам, наделенным у нас должностными государственными полномочиями, тоже, оказывается, память отшибло.[/i]Конечно же, каждый из них в отдельности или вместе взятые, они не прочь 9 мая опрокинуть рюмку-другую по случаю победного Дня. Присовокупить по удобному поводу пару дежурных фраз о всенародном подвиге и т. д. Но через пару дней все опять пойдет своим чередом: участники того самого подвига будут терпеливо выстраиваться в очереди за лекарством, терпеть неудобства в метро или автобусе, пересчитывать пенсионные копейки у магазинной витрины. Вообще все дикие прелести своей стариковской жизни им, победителям, суждено испытать до конца.Я намеренно обхожу стороной так называемую социальную поддержку, о которой наши кремлевские гаранты не прочь в юбилейные годы посудачить перед телекамерами. А иногда с помощью почты.Несколько раз в своем почтовом ящике находил «теплое» послание с обратным кремлевским адресом: Ельцин в очередной раз напоминал о себе «трогательно-заботливыми» фразами. Дескать, вы, участники войны, — наши славные, доблестные герои, а мы — ваши постоянные должники. Потерпите, придет время и т. д. Признаюсь, неприятно поражали не только меня эти лицемерные президентские послания. Потому и не храню, а выбрасываю вместе с бытовым мусором. Ибо не имеет право высшее должностное лицо государства, с одной стороны, якобы «гордиться и восхищаться», а с другой — не замечать нищенского существования тех, перед кем он склоняет свою седую голову.Не верю президенту России еще и потому, что он, честно говоря, и вовсе все эти годы даже не помышлял хоть сколько-нибудь заметно подсобить солдатам Великой Отечественной. Хотя и мог. Ведь нашел же наш гарант возможность подписать, прямо скажем, возмутительный для страны указ, по которому огромной чиновной братии государственных служащих почти удвоено денежное содержание. За что? За переливание из пустого в порожнее? Какой толк бедной стране от расплодившегося великим множеством служивого люда, регистрирующего в журналах «исходящие» со «входящими».Упоминаю данный факт отнюдь не случайно. Поскольку о нем, возмущаясь и негодуя справедливо, ораторствовали бывшие гвардейцы — летчики и моряки, артиллеристы, пехотинцы. Много «армейского» люда собралось в тот день в Молодежном театре столицы на встречу с отцами города. И много ждали от нее.Московские ветераны хорошо понимают: им, конечно, легче, чем всем остальным в России. Москва — едва ли не единственный регион страны, где власти нашли возможным не на словах, а делом доказать: при желании руку помощи «солдатской общине» подать можно. Не хотелось бы повторяться, но ведь только в столице в полной мере работает закон о ветеранах. И пенсии наши также заметно выше, чем в иных городах и весях.— Почему так произошло? — задавались вопросом пожилые люди. И сами находили ответ: Москва и в этом плане живет по правилу «никто не забыт!». Уважаем каждый защитник Отечества.Размышляя по этому поводу, Юрий Лужков сообщил московским ветеранам: их пенсии будут постоянно увеличиваться. А все, что необходимо для поддержания «тонуса», власть тоже берет на себя.— Мы с вами, герои дорогие, будем всегда, — очень твердо сказал мэр. — Ибо это наш самый святой долг. Чуть более полугода осталось до 55-й годовщины Победы. Москва достойно отметит всенародный праздник. И деньги на это уже выделены из городской казны.По Красной площади снова пройдут колонны москвичей, грудью защитивших родную страну от вражеского нашествия. Ветеранов ждут льготные путевки в санатории, дома отдыха. Многие бесплатно получат легковые автомобили «Москвич».Почти всем без исключения будут выданы праздничные продовольственные наборы вместе с деньгами на фронтовые сто граммов.— Наш московский бюджет, вопреки стабильным неурядицам в российских делах, — обращался к участникам войны Юрий Лужков, — останется социальным. Потому что иначе мы не можем. — И добавил: — власти знают, что ветераны — самая сознательная часть москвичей, самая многоопытная, готовая еще немало сделать для любимого города.Конечно, встречаясь со столь думающей аудиторией, мэр не захотел обходить острые углы, поделился некоторыми наблюдениями.Градоначальник не счел нужным скрывать возмущение той циничной подковерной возней, которую уже не первый месяц ведут в кремлевской администрации против тех, кто там неугоден.— Чаще всего атакуют меня как лидера движения «Отечество» и мэра Москвы, — рассказывал Лужков. — И объясню, почему.То, что сообщил градоначальник на этой встрече, новостью не было.Но в прямом его откровенном рассказе прозвучало впервые.— Есть несколько причин подобных действий президента и его окружения, — считает Юрий Лужков.— Я откровенно высказался еще два года тому назад о том, что нездоровье Бориса Николаевича мешает ему исполнять свои президентские обязанности. Я убежден, что президент и члены его ближайшего окружения обязаны четко и вразумительно ответить на сообщения американской и итальянской прессы о счетах Ельцина и членов семьи в зарубежных банках. Я также считаю, что нынешний режим никак нельзя считать демократической властью.И вот почему: высшие должностные лица государства используют все возможности, чтобы с помощью послушных им силовых структур «прищучить» всех, кто с ними «не спелся». В ход идут любые провокации, фальсификации, надуманные компроматы. Одним из идеологов всей этой грязной работы является Березовский. Используется для клеветы первый канал ТВ, некоторые СМИ. У лжи, однако, короткие ноги. И потому мы говорим всем этим малопочтенным людям: не дождетесь, господа! Москва будет идти своим путем. Мы и впредь будем всеми доступными правовыми средствами отстаивать интересы москвичей.О блоке ОВР, который недавно возглавил Евгений Примаков, мэр также высказался определенно: — Мы идем на выборы в Госдуму, чтобы помочь стране выбраться из глухого тупика. И надеемся, что нам это удастся.Ветераны с мэром согласны. В их поддержке на декабрьских выборах они просили не сомневаться. И это, наверное, самое важное, что уяснили для себя Юрий Лужков и его команда.Ну а тем, кому не дает покоя благополучная Москва, я бы напомнил восточную мудрость: «Собака лает, а караван идет».

Юрий Лужков: У строителей непочатый край дел

[i]В конце каждого года строители столицы собираются на «большой разговор» о насущных делах. Чтобы оценить свою работу, заглянуть в обозримое будущее.Такой «разбор полетов» для них просто необходим — без трезвого взгляда на сделанное, критического осмысления итогов вперед, естественно, не уйдешь.Вот и на днях именно для такой «дружеской беседы» собрались наши созидатели в Государственном концертном зале «Россия». Мы еще вернемся к разговору о том, как им работалось в 1999-м. Сегодня, как отмечалось на активе строителей, для них важно устранить недочеты, которые еще имеют место в их работе. Именно на существенных проблемах, низком качестве работ заострил внимание строителей, конструкторов, проектировщиков Комплекса перспективного развития города мэр Москвы [b]Юрий Лужков[/b].[/i]Я думаю, что о строительном комплексе мы можем говорить по результатам 1999 года.Мы обещали москвичам построить и ввести три миллиона четыреста тысяч квадратных метров жилья. Мы сделали больше. Мы обещали ввести новые школы — и сделали больше.Мы обещали привести в порядок нашу промышленность строительных материалов, где несколько лет тому назад создалась просто провальная ситуация. Сегодня положение изменилось к лучшему, отрасль имеет плюс 28 процентов.Мы обещали решать проблему нашего строительства не через монотонные типовые и тем более малые номенклатуры жилых домов. Сегодня мы имеем хорошую гамму типовых проектов и строений, и эта гамма позволяет нам даже в таких пределах делать модификации, которые все-таки формируют город не однообразным, не унылым. И это очень и очень важно. По существу, по типовым проектам мы построили Новую Олимпийскую деревню. И тем не менее получилась красавица. Я могу сказать, что у нас благополучно заканчивается извечный спор между монолитно-сборным, панельным и крупнопанельно-монолитным домостроением. Мы отказались от каких-то догм ортодоксальности в этом деле и договорились о том, что на первом месте стоят вопросы экономической целесообразности, вопросы, которые нам диктует архитектура. И правильно в докладе Ресина прозвучало: первый приоритет — это приоритет архитектуре. Мы сегодня с вами раскрутили программу целой серии типовых решений. Вспомним здания пожарных депо, здания отделов милиции. Давайте вспомним и здания отделов ГИБДД, решения по станциям «Скорой помощи». Давайте вспомним наши разработки по школам: созданы модификации школ, которые приспосабливают их размеры к демографическим условиям нового района.Мы говорим о том, что набрали определенный организационный потенциал. Все нормально решено, но все-таки в организации строительства да под такие объемы — 3400—3500 тысяч квадратных метров, — мы обязаны были уйти от принципа подвоза деталей, когда их складировали, а потом водружали на дом в нужной последовательности. Практически сегодня осуществляется нормальный конвейерный способ строительства жилья. Я бы сказал, что нам с вами это удалось. Это, конечно, не работа последнего года. Здесь уже можно говорить об определенной стабильности организационных структур в строительном комплексе. Нам с вами удалось избежать развала строительных организаций и сохранить стержень каждой из них. Без преувеличения — это одна из самых удачных форм работы вообще в России.И не только в строительном комплексе, но и в других отраслях народного хозяйства можно ее внедрять, спокойно переводить в режим работы рыночных структур любого города.Итак, мы говорим сегодня о тех результатах, которые видны, ибо работа строительного комплекса как на ладони. Если он действует, значит, город созидается. Мы можем сказать, что за 10 лет строители Москвы построили 33 миллиона квадратных метров жилья.Я не упоминаю того, что нам ставят в качестве претензий. Говорят, как вы жили в городе, так и продолжаете жить. Не нужно «манежных» подземных торговых центров, не нужно храмов и Лужников. Давайте стройте жилье! Я отвечаю оппонентам: мы строим, мы возвели за десять лет 33 миллиона квадратных метров жилья.Напомню: жилой фонд Москвы, который сложился за 850 лет, был в размере 150 миллионов квадратных метров. Это означает, что мы решаем задачи, которые важны для столицы. Результат налицо: мы добавили за эти годы 20 процентов к исходному потенциалу жилья в Москве! Мы отмечаем результаты этой работы с большой благодарностью и с большой гордостью. И никому не удастся все это перечеркнуть.Какие сейчас перед нами стоят задачи? Мы все время работаем в очень жестких условиях, в условиях поиска финансовых ресурсов для того, чтобы строить в объемах больших, чем в предыдущий период. Но мы никогда не будем снижать масштабы строительства в Москве. Это — не «политика для политиков». Это — политика для москвичей. Москвичи сегодня на одного проживающего имеют в среднем примерно 22 квадратных метра жилья. Мы уже отмечали не раз, что столицы цивилизованных государств имеют в среднем 35 квадратных метров на одного проживающего. Есть города, где уровень доходит и до 50 метров.Но давайте подсчитаем: в Москве каждый квадратный метр плюс на человека — это 9 миллионов квадратных метров! Еще мы должны хорошо помнить такие цифры: в городе 20 миллионов квадратных метров пятиэтажек, из которых 6,7 миллиона квадратных метров — первых периодов индустриального домостроения, — нужно сейчас последовательно убирать, чтобы в 2010 году не произошло катастрофы. Ведь эти здания уже утратили свой ресурс, и мы не имеем права об этом забывать. Поэтому я сегодня говорю однозначно: мы никогда не станем уменьшать объемы строительства жилья. По секрету скажу.Кое-кто из коллег в недавние времена говорил мне: ну чего нам выпрыгивать? Построим не три миллиона метров жилья, а два. У нас сразу появятся деньги на ремонтные работы, на транспорт, на закупку автобусов. Я отвечаю: хорошо, а что с очередниками? Что с новыми семьями, с остро нуждающимися? Так-то! Значит, выход один — строить в увеличивающихся объемах.Нам нужно решать задачи по увеличению объемов строительства жилья в центре. Недавно мы с генеральным директором 1-го домостроительного комбината Копелевым посмотрели комплекс на Рубцовской набережной. Это типовые дома серии 44-Д. Они шикарно вписываются, может быть, не в самые центральные улицы, но вообще смотрятся великолепно. Давайте вместе находить новые участки и строить.Нам нужно 257 аварийных строений в центре города убрать немедленно. Я измучился, подписывая по каждому такому дому признание на аварийность. Это же колоссальная проблема, ее нам надо сейчас решать вместе и, я бы сказал, с большим набором объектов социальной сферы.Если кто-то думает, что у нас с такими объектами нормально, то ошибается. На будущий год мы выделяем примерно 350 миллионов рублей на строительство спортивных сооружений для ребят. Специально напоминаю: речь идет о юношеском, молодежном, детском, если хотите, спорте. Мы построили 10 катков. И трудно даже представить, насколько они востребованы! До двух часов ночи расписано время на этих катках. Решать эти дела надо, и город берет их на себя.На будущий год в наших предложениях по объему финансирования строительного комплекса, внесенных в городскую Думу, значится 49 миллиардов рублей.Без учета инфляции это на 20 процентов больше уровня предыдущего года. В этих 49 миллиардах — треть инвестиционных. Остальные деньги будем находить за счет бюджета. На строительство объектов социальной и культурной сферы, я полагаю, средств жалеть нельзя.А теперь затрону ряд проблем, о которых руководители стройкомплекса не говорили. Первая проблема — качество. Никудышное качество строительства. Вроде бы сами конструкции новых типовых домов превосходны. Они выше средней комфортности… Но... В Южном Бутове встречаемся с населением. Оказывается, текут швы домов, которые только что построены. Куда это годится? Что происходит? Или мы снова занимаемся «лепкой»: быстренько прилепили один дом к другому, а люди пусть мучаются? А мы пойдем рапортовать и показывать: смотрите, как меняется город.Уважение к строителям только тогда станет полноценным, когда они будут сдавать только качественную продукцию.Мы говорим о качестве строительства, но давайте вспомним, что у нас произошло на Мичуринском проспекте: рухнула секция.О каком качестве можно в данном случае говорить? Мы опозорились на весь белый свет. А что у нас произошло в Марьинском парке? Почему мы об этом молчим, уважаемый [b]Владимир Иосифович Ресин[/b]? А что у нас случилось на Мясницкой? И все это произошло из-за бесконтрольности строительных работ, которые выполнялись привлеченной фирмой. Но все равно, если мы говорим о безопасности и качестве строительства, то должны за всеми этими процессами следить.Это первое.Второе. Почему-то в докладе Владимира Иосифовича Ресина ни слова не сказано о травматизме, о технике безопасности. Что, в гонке за строительным планом можем поступиться здоровьем и жизнью людей? Я говорю не только о травматизме физическом, но и о травматизме, который создает архитектура некоторых строительных сооружений. У Ресина почему нет ответа на этот вопрос? И профсоюз тоже не говорит об этом ни слова. Нам надо настойчиво требовать и контролировать, чтобы работа выполнялась в безопасных для человека условиях. 1999 год по травматизму превзошел предыдущие годы.Так или нет? [i](Владимир Ресин дает утвердительный ответ.) [/i]Мы говорим о конкурентоспособности. Это такой же сложный разговор. Я совершенно откровенно поделюсь выводами: мы все-таки балуем московский строительный комплекс. Первыми приоритет получают у нас свои строители на выполнение тех или иных работ. И хорошо, если здесь имеют место такие же процессы, какие мы наблюдаем у их конкурентов: применение новых принципов, новых конструкций, новых материалов, новой системы организации строительных работ.Вот, к примеру, руководитель научно-производственного предприятия «Тема» [b]Иосиф Рахман[/b]. Я знакомился с проектами и стройками этой организации и могу сказать: совершенно потрясающее впечатление! Но эта «Тема», простите, не из нашей городской структуры! Мы будем ее и дальше приглашать, пусть она и дальше будет конкурентом всем нашим маститым. Сам тип конструкции здания, предложенный предприятием, исключительно перспективен. Он дает возможность осуществлять различные варианты в конфигурации жилья. Я не раз говорил: если у строителей и проектировщиков не хватает мысли — обязательно вбухаем в дом много железобетона. А значит, подорожает и жилье. Если подумаем и найдем оптимальные решения, квадратный метр прекрасного жилья станет дешевле. Посмотрите, как у Рахмана организована строительная площадка. Недаром он получил первую премию за культуру строительной площадки. А такая культура стройплощадки — это деньги.Если наши доблестные руководители и организаторы строительства не поймут, что они давно пребывают в конкурентном мире и функционируют в конкурентной среде, это грозит серьезным отставанием. Правда, мы вводим строителей в эту среду мягко, чтобы не развалить потенциал строительного комплекса.Если же этого не начнут понимать, у кое у кого возникнут приличные осложнения в получении права на строительство, в получении подрядов.Все это, я думаю, является сегодня вопросом принципиальным, особенно в условиях, когда политика города на расширение строительства будет продолжаться.И еще. Нам нужно работать с нормативами, которые бы не удушали строителя. Но, с другой стороны, если у организации нет рентабельности в 20—25 процентов, она не имеет полноразмерной перспективы, она обязательно будет свою «техновооруженность» снижать, работать на старой технике. И рано или поздно — умрет... Поэтому вопросы экономики, вопросы рентабельности имеют первостепенное значение для нашего стройкомплекса.Решены они? Пока нет. И когда мы говорим о таких проблемах, думаю, мы способны их решать всегда вместе со строителями, поскольку я себя никогда не отделял и не отделяю от строительного комплекса, от перспективного развития города. И меня, как и каждого москвича, радует, что у нас лучше, чем у других, идет дело. И вывод, конечно, здесь однозначный: нужно идти вперед.Я желаю руководству строительного комплекса разобрать все эти вопросы и по ним сформировать целевые программы.Это не просто предложения умозрительного плана. Над всем этим нужно очень и очень основательно поработать.Пользуясь случаем, хочу поздравить наших строителей, я, кстати, и себя к ним причисляю, с наступающим 2000 годом. Надеюсь, для всех нас он будет неплохим стартом в новое столетие.

Профессор Лев Кофман: Спорт — это когда душа поет, а сердце в радостном полете...

[i]Московский спорт давно стал камертоном нашего бытия.В его бодрящей тональности явно угадывается спортивный мотив: летом — вода, беговая дорожка, футбол, зимой — коньки, лыжи, хоккей. Человек в любом возрасте не откажет себе в удовольствии взбодриться, поднять тонус. И кому-то надлежит делать все, что нужно, дабы мы с вами такого общения с культурой физической не лишались. Москомспорт — это как раз и есть та инстанция, которая приобщает москвичей к столь полезному делу.В последние годы городскому спортивному ведомству, увы, не везло с лидерами. Один за другим вынуждены были покинуть свои посты М. Иванов, С. Сидоровский — руководители этой важной артерии городской жизни. Уж больно много накопилось претензий у горожан, у властей к спортивному комитету. Сравнительно недавно его возглавил по предложению руководителей столичного правительства известный в России организатор спортивной работы, профессор, доктор наук Лев Борисович Кофман. С тех пор миновал год. И многое изменилось к лучшему. Обо всем, что волнует москвичей, так или иначе связанных с физической культурой, и состоялся в редакции обстоятельный разговор. По традиции, принятой в «Вечерке», преамбулу к беседе подготовил [b]Лев Кофман[/b].[/i]— Наша встреча, — заметил он, — располагает к откровенности. Поэтому я постараюсь подробно рассказать о том, что мы делаем и собираемся делать в столице. Но прежде хочу акцентировать внимание на таком кардинальном моменте. С 1 марта 1999 года мы называемся Комитетом физической культуры и спорта правительства Москвы.Это повысило наш статус, расширило возможности. Не скрою, хоть и немного — на 12 человек, — наш штат увеличен, потому как 31 сотрудник управиться со всем спортивным хозяйством был не в состоянии. Изменили структуру — стремимся, чтобы в каждом муниципальном округе появился советник по спорту. Кстати, в этом непростом начинании опираемся на соответствующее постановление правительства Москвы. Документ этот вышел в марте прошлого года. С тех пор мы несколько видоизменили управление физической культурой и спортом в городе. В частности, пришли к выводу, что такие спортивные «монстры», как ЦСКА, «Динамо», «Спартак», «Буревестник», «Труд», перестали осуществлять спортивную и физкультурно-оздоровительную работу в прежнем виде. Эти организации уже не столь мощные и массовые, в них уменьшился контингент занимающихся. Вспомните, раньше регулярно одиннадцать ДСО разыгрывали спартакиаду Москвы. Ныне же многие из них приказали долго жить.Сегодня мы поставили перед собой задачу добиться от производственников-гигантов эффективнее использовать спортсооружения.Предприятия не всегда справляются с их содержанием.Кроме того, создали в каждом округе управления физической культуры и спорта на базе бывших комитетов. Предоставили им возможность стать юридическими лицами, открыли всем счета. Сделали их самостоятельными. У каждого такого окружного управления свой календарь соревнований. И работы, там — непочатый край.Два слова о городском календаре. Даже те мероприятия, которые мы проводим при активном участии и поддержке «Вечерней Москвы» и под эгидой «Вечерней Москвы», например, легкоатлетическую эстафету по Садовому кольцу 2 мая, организуем прежде всего между округами. Далее. Мы очень серьезно работаем со стадионами и спортивными базами.Не секрет, что одни из них принадлежат Роскомимуществу, другие — городу, а многие ведомственные базы используются не по назначению: там открыты мастерские по ремонту автомашин, на территориях созданы автостоянки... Таких примеров можно привести массу. И при этом руководители спортбаз считают, что нашли идеальный способ выжить в рыночных условиях, да вдобавок продолжают получать заработную плату из бюджета за спортивно-массовую работу. А она-то с населением и молодежью как раз и не ведется.Так что далеко не случайно первый вопрос, который мы вынесли на правительство, был о «двойных стандартах».Мне пришлось преодолеть много трудностей, но я твердо знал, что в этом вопросе и [b]Юрий Михайлович Лужков, и Валерий Павлинович Шанцев[/b], другие руководители правительства нас поддерживают.Именно поэтому мы отважились пойти в «бой» на 50 крупнейших спортивных сооружений, которые использовались не по профилю.Создали рабочие комиссии в каждом округе, провели беседы с руководством спортсооружений. Затем пригласили директоров на заседание правительства. Они поняли, что за дело взялись всерьез. После чего совсем по-другому стали относиться к спорту. Мы сказали: если профиль работы спортсооружений не изменится, то объекты будут переведены в муниципальную собственность и город сам станет заниматься их эксплуатацией.Сейчас у нас постепенно решаются вопросы с бюджетом. Это очень серьезная проблема, но не потому, что нам правительство Москвы не выделило денег. Наоборот, нас профинансировали полным рублем. Но банки нередко «крутят» деньги. Нас очень подводит «Мост-банк». В результате мы вынуждены были поставить перед департаментом финансов вопрос ребром и добиваемся, чтобы все перечисленные на наш счет средства проходили в течение одного дня.Теперь конкретней о спортивной работе. Создана программа «Спорт для всех», она финансируется по специальной статье, все массовые акции среди населения, учащихся детско-юношеских школ проводятся по этой программе. Мы очень серьезно относимся к проведению соревнований среди учащихся общеобразовательных школ, техникумов, ПТУ. В этому году усилили работу с вузами. Их проблемы я хорошо знаю, ибо заведую кафедрой физической культуры в Московском педагогическом государственном университете. Вузовскому спорту сегодня сложно выжить. Но мы находим пути его поддержки: увеличили финансирование из городского бюджета (дотации институтам и спортсооружениям составили в прошлом году 48 миллионов рублей). Стали проводить Московские студенческие игры, что стимулирует спортивную жизнь в университетах и академиях. Учитывая интересы молодежи, стали организовывать соревнования по новомодным видам спорта, таким, как, к примеру, маутинбайк, стритбол — игра трое на трое в одно кольцо. В Дни города пресс-атташе Мосгорспорта [b]Юрий Нагорных [/b]провел по стритболу городскую олимпиаду на Манежной площади, где состязались дворовые команды. Вся территория от «Метрополя» до гостиницы «Москва» превратилась в тот день в одну огромную спортплощадку: жаркие баталии одновременно разгорелись под 30 щитами.В таком духе мы будем работать и дальше.Причем, замечу, с майских праздников и до нынешних зимних школьных каникул было проведено множество самых разных мероприятий. Такого спортивного «пиршества» Москва давно не видела. Были и очень значительные мероприятия международного масштаба. В частности, в Москве состоялся всемирный Боксерский конгресс, в котором приняли участие полторы тысячи участников. Немалый интерес вызвали недавний этап Кубка мира по лыжному спорту, розыгрыш Гран-при по легкой атлетике. А теперь ждем инспекторов, которые будут осуществлять проверку Москвы на готовность к Универсиаде 2003 года. Столица также кандидат на проведение чемпионата мира по легкой атлетике и ряда матчей чемпионата мира по футболу в 2008 году. Не будет преувеличением сказать, что Москва вновь возвращает себе титул одной из самых спортивных столиц мира.Пользуясь случаем, я хотел бы в двух словах рассказать и о такой «больной» теме, как лицензирование. Здесь нам приходится преодолевать массу преград, сложностей. Не секрет, что в последние годы появилось множество разного рода массажных кабинетов, тренажерных залов. Но наряду со знающими толк в этом деле специалистами на этой ниве подвизаются откровенные «чайники», желающие подзаработать на людском здоровье. Мы с таким шарлатанством мириться не станем.Поэтому пришли к идее лицензирования подобного рода деятельности. Занятия должны проходить в специально оборудованных помещениях, отвечающих всем санитарно-гигиеническим требованиям, пожарной безопасности.Занятия в конце концов — и это самое главное — должны проводиться специалистами, имеющими дипломы и соответствующую подготовку.Хочу сказать, что «наезды» по этому поводу, извините за такое выражение, идут на нас со всех сторон. Приходится сталкиваться даже с угрозами! Но при этом владельцам всех этих кабинетов и клубов не стоит забывать: мы не выдаем лицензий, наш комитет занимается лишь предлицензионной экспертизой и проверкой, затем дает свои заключения Московской лицензионной палате.Кстати, организаций по «улучшению» фигуры и наращиванию мышц в Москве мы насчитали более двух тысяч. И в этом направлении нашим специалистам также удалось продвинуться. Хотя проблему без подбора и подготовки соответствующих кадров полностью не решить. Вузы пока готовят молодых специалистов свободного профиля в явно недостаточном количестве. А пожилые, опытные наставники не могут справиться с той громадной нагрузкой, которая бывает в школе или в среднем специальном учреждении. Поэтому мы с 1 сентября прошлого года открыли Центр повышения квалификации и переподготовки, а также договорились с рядом вузов об увеличении контингента обучающихся. И еще одна интересная новость. Созданы колледж физической культуры и техникум физической культуры: теперь одаренные ребята из спортивных школ могут получать и соответствующее образование, и специальность. Хотели бы открыть в ближайшие годы еще один институт физической культуры, который был бы сугубо городским, непосредственно работал на Москву.Не могу не сказать еще вот о чем. В столице развернулась масштабная работа по строительству спортивных объектов. Только за полтора года построено 11 крытых катков. Вдобавок ко Дню города мы открыли три зала и два громадных красивых бассейна. Ныне в Москве функционирует уже 13 горнолыжных склонов. Да, пока только четыре из них оборудованы подъемниками. Но главное — процесс пошел.Отмечу, что и Юрий Михайлович, и Валерий Павлинович очень много делают для строительства таких объектов. Они уже объявили, что будут и впредь возводиться новые катки, строиться бассейны, спортзалы. Этой зимой будут залиты 169 катков для массового катания, оборудованы 289 коробок! Функционируют уже 42 лыжные базы.[b]На председателя Москомспорта, как из рога изобилия, посыпались вопросы. Вот некоторые из них.— Недавно посол Малайзии сказал в интервью «Вечерке», что в одной из школ в ближнем Подмосковье практикуется малайский волейбол. Может быть, этот опыт следует расширить? [/b]— Я уже назвал ряд нетрадиционных видов спорта, развитие которых мы активно поощряем. Это не значит, что мы зациклились только на них. Мы приветствуем любые новые направления. В том числе и малайский волейбол. Если есть энтузиасты, которые его пропагандируют, пусть себе на здоровье им и занимаются. Я был дважды в Малайзии, хорошо знаком с министром спорта этой, не постесняюсь сказать, сказочной страны. Те, кому кажется, что Малайзия — это слаборазвитая страна, серьезно заблуждаются. Это страна, претендующая на проведение Вторых Всемирных юношеских игр. И для того у нее есть все основания. Спортивных сооружений там, как грибов после дождя! Мы диву давались, когда принц Имран нам их показывал: ничего подобного ни по количеству, ни по качеству у нас нет. Остается только позавидовать их замечательному климату, который позволяет быстро возводить разного рода арены и долго их эксплуатировать.[b]— Будут ли проведены в Москве Вторые Всемирные юношеские игры?[/b] — Здесь не так все просто. Не так давно президент МОК Хуан Антонио Самаранч объяснял делегации правительства Москвы, сделавшей на исполкоме МОК отчет об Играх, что мы, по его мнению, допустили серьезную ошибку: на очень высоком уровне организовали у себя эти игры! В результате другие страны боятся такой уровень не потянуть, долго раздумывают. Поэтому мы сейчас работаем сразу с несколькими городами.К примеру, загорелись идеей провести Игры два города в Мексике.Но Самаранч советует вторые Игры провести опять в Москве, чтобы другие страны-кандидаты смогли поднабраться опыта. Мы сейчас бьемся за то, чтобы провести их в другом месте, например, в Объединенных Арабских Эмиратах, в Дубаи, чья делегация прилетала на бал московских спортсменов, который прошел 14 января в концертном зале «Россия». Много есть и других предложений, в том числе от греческих Афин.[b]— Лев Борисович, такой немножко коварный вопрос. Соблюдаете ли вы спортивный режим, и насколько соответствуют действительности разведданные о том, что вы занимались тяжелой атлетикой?[/b] — Тяжелой атлетикой я занимался с 16 до 19 лет, и до сих пор заложенная в те годы физическая база меня выручает — ведь ухожу я из дома в восемь утра, а возвращаюсь в одиннадцатом часу вечера.Такие нагрузки под силу только тренированному организму. Рано женившись, начал работать в качестве тренера-преподавателя. Затем был председателем спортивного клуба педагогического института, там, где учился. Позже меня перевели работать в спортобщество «Буревестник» на должность заместителя директора учебно-спортивного комбината. И с 1971 года по прошлый год я работал в Центральной детской спортивной школе, которую сам же реорганизовал в Школу высшего спортивного мастерства, а затем — в Московское городское физкультурно-спортивное объединение (МГФСО). И был с 1991 года по прошлый год заместителем председателя Московского комитета образования.О спортивном режиме. Я дватри раза в неделю стараюсь играть в теннис. Как и прежде совершенно не беру в рот спиртного. Сейчас, к сожалению, не могу вести тот образ жизни, который бы хотел: больше играть в теннис, больше заниматься с гантелями. Катастрофически не хватает времени.[b]— Лев Борисович, многие девушки и женщины, москвички, которые живут в Центральном округе, сталкиваются сейчас с проблемой: как и где поддерживать свою форму? Если до кризиса еще можно было как-то реально позаниматься аэробикой, в тренажерном зале, то сейчас те клубы, что в центре Москвы, очень дорогие — одно занятие стоит 500—600 рублей. Посоветуйте, какой здесь может быть выход.[/b]— К сожалению, вы правы: в Центральном округе маловато спортивных сооружений, сплошные фирмы и административные здания. Хотя и «Лужники» находятся в Центральном округе, и спорткомплекс «Олимпийский», и на Рабочей улице Дворец детского спорта. Но вот спортивно-оздоровительных клубов, крытого катка там нет. Поэтому советую пользоваться услугами спортсооружений в соседних округах. Например, спорткомплексом в Чертанове, где сам играю в большой теннис. Замечу, что к руководителям подобных спортивно-оздоровительных комплексов мы подходим с очень серьезными требованиями. Буквально на днях не аттестовали трех руководителей. А ведь возможности там колоссальные. Есть где развернуться, и можно найти немало людей, желающих вложить деньги в такой бизнес. Взять то же «Чертаново». Там работают четыре юношеские спортивные школы, шесть спортивных залов и бассейнов. И везде выделяется время для школьников, они посещают их в свободное от учебы время. В субботу и воскресенье резвятся с утра до позднего вечера.[b]— Как вы прокомментируете информацию, появившуюся на одном из интернетовских сайтов, что правительство Москвы приняло решение о продаже спорткомплекса «Олимпийский»? Что это за решение, когда оно обсуждалось, кем принималось, что за этим стоит?[/b] — Знаете, я член совета директоров этого комплекса. Мы собираемся регулярно, раз в две недели. Но о таком повороте событий впервые слышу! Спорткомплекс — акционерное общество. Вопрос о продаже его никогда не стоял. Я просто удивлен. И этого не может быть. Могу только на данный момент сказать, что 50 процентов акций принадлежат городу. Скорее всего, это ошибочная информация. Я обещаю вам узнать. (Как удалось выяснить «ВМ», данная информация действительно была интернетовской «уткой».) [b]— Сейчас, к сожалению, не только спорт, но и физическая культура становится платной.Наглядный пример — перешедший на самоокупаемость и принадлежавший до недавнего времени АЗЛК заводской спорткомплекс, который находится на территории Юго-Восточного округа, — его возглавляет мастер спорта, в прошлом борец Владимир Зотов. Прогулявшись по этому комплексу, мы сильно удивились уровню его коммерциализации. Хочешь плавать в бассейне — плати, заниматься в гимнастической секции — плати. Но не все же могут платить.[/b]— Вы, наверное, в курсе того, что завод отказался от комплекса и тот выжил только благодаря тому, что там работает школа высшего спортивного мастерства, есть часы, «зарезервированные» для спортсменов экстра-класса и будущих звезд. Но есть там и часы для бесплатного посещения бассейна молодежью, лицами старшего возраста.[b]— Мы часто употребляем термин «Москва спортивная». А раньше город был больше известен в мире как Мекка физической культуры. Сейчас, к сожалению, это понятие исчезло. О коллективах физкультуры уже никто не вспоминает.[/b]— Вы знаете, названный термин весьма условный. Во всем мире нет такого понятия, как физическая культура. Нет слова «физкультура».Хотя в части констатации факта я с вами согласен. На большинстве предприятий сейчас отменили ходьбу строем. Но вместе с тем исчезла и массовая физкультура.Особенно обидно, что не в лучшем состоянии спортивные площадки в общеобразовательных школах. Как можно положение исправить? Выход один — создавать спортклубы при школах. И даже есть уже решение городского правительства по этому вопросу. Приведу такие цифры — 793 спортзала при школах загружены с утра до вечера.[b]— Скажите, какие виды у столицы на Универсиаду?[/b] — На этой неделе в Москву должен прилететь руководитель Всемирного студенческого совета, с которым будем обсуждать все до мельчайших деталей.Здесь есть один подводный камень. Дело в том, что вступительный взнос для города-кандидата составляет 5 миллионов долларов. Что, если честно, нас пока останавливает — деньги по нынешним временам достаточно серьезные. Правда, часть из них можно вернуть за счет рекламы и доходов от туристов. Но только часть. Так что этот вопрос, скорее всего, будет окончательно решен в конце января. Пока могу сказать вот что: если столица согласится принимать Универсиаду, то приедут до пяти тысяч спортсменов, а проживать они будут в гостиничном комплексе «Измайлово». Что касается программы соревнований, то Универсиада обычно проводится по 11 обязательным видам спорта и еще трем на выбор — по усмотрению страны-организатора.Считаю, что для проведения студенческих игр ничего нового строить не нужно. Пять таких спорткомплексов, как «Лужники», «Олимпийский», ЦСКА, Академия физкультуры (РГАФК), старая и новая Олимпийские деревни, вполне отвечают самым «изысканным» вкусам и требованиям.[b]— Такой злободневный вопрос. Раньше во дворах активно велась спортивно-массовая работа, трудились преданные, с душой относящиеся к своему делу педагоги-организаторы.Сегодня осталось одно лишь воспоминание. Какие проблески на этом «фронте» возможны?[/b] — Это направление курирует и финансирует столичный Комитет по делам семьи и молодежи. К сожалению, ставки для таких энтузиастов физкультурно-массовой работы сегодня мизерны, чего греха таить, максимум 500—600 рублей.Хотя при строительстве новых домов в проектах обязательно закладываются спортивные площадки, создаваемые во дворах. По большому счету это, конечно, не выход.Но хоть что-то. В данном случае очень многое зависит от префектов, от их личных пристрастий. Например, префект Северо-Западного округа Виктор Козлов заинтересовался стритболом и поставил своим подчиненным конкретную задачу — чтобы в каждом дворе был щит. А стоят такие всепогодные щиты, между прочим, весьма недешево...[b]— Четырнадцатого января проходил бал московских спортсменов. Участвовали будущие олимпийцы, кандидаты в сборные, учащиеся школ олимпийского резерва. Была дискотека. Первый опыт оказался удачным? [/b]— Думаю, да. Выступали известные артисты, добившиеся ранее успехов и на спортивной ниве, — кандидат в мастера по спортивной гимнастике Олег Газманов, другие. В бале участвовали 2250 человек. А как вам такой нестандартный ход: после театрализованного представления весь зал был демонтирован и превращен в танцевальную площадку? Это же здорово! На бал приехали вицемэр Варшавы, президент олимпийского комитета Латвии, генеральный секретарь олимпийского комитета Объединенных Арабских Эмиратов и заместитель министра спорта ОАЭ (убеждали нас в желательности проведения в этой стране третьих Всемирных юношеских игр). Надеюсь, что в Сидней на летнюю Олимпиаду от Москвы поедут 125—130 спортсменов, многие из тех, кого мы увидели в тот вечер в концертном зале «Россия».[b]— За последние два года во всех округах появилось одиннадцать ледовых дворцов. Везде ли лед используется с должной пользой, и имеет ли местная ребятня возможность заниматься хоккеем и фигурным катанием? Может, следует там рейды провести? [/b]— Если у вас есть сигналы, свидетельствующие о непорядках, просил бы их довести до моего сведения. И даже провести подобный рейд. Те данные, которыми я располагаю, говорят: каждая минута там расписана по часам вплоть — даже не верится — до двух часов ночи! И в этом плотном графике есть «окна» для свободного посещения: приходи, плати и катайся. Правда, не скрою, есть жалобы. Больше всего мы их получаем от фигуристов — пишут куда угодно.Оно и понятно. Им для полноценной тренировки подавай три-четыре часа. А где их взять? Не каждый дворец может позволить себе такую роскошь. Я бы вообще просил «Вечерку» по возможности провести по каткам рейд и выявить все их плюсы и минусы.[b]— Сейчас в городе появилось много коммерческих структур, специализирующихся на предоставлении платных оздоровительных услуг населению, типа известной фирмы «Планетафитнесс». Платят ли они налоги в городской бюджет или работают по схеме льготного налогообложения?[/b] — Что скрывать, я был большим противником создания таких «Фитнесс-клубов», на том же стадионе «Юных пионеров». Но после того, что я там увидел, кардинально изменил свое мнение. На месте бывшего легкоатлетического манежа появились баскетбольные, волейбольные, теннисные площадки, тренажерный зал. Несмотря на солидную плату, отбоя от желающих тренироваться там нет, потому как условия созданы идеальные. Таким образом, чем больше будет подобных клубов, тем лучше: цены будут снижаться, а они сами становиться доступнее.[b]— Последний вопрос. Сколько получает сегодня преподаватель высшей школы?[/b] — (Тяжелый вздох.) Это самый «больной» вопрос. Возьмите меня. Как профессор и заведующий кафедрой я получаю полставки — 1100 рублей. А обычные, не имеющие ученых степеней и званий преподаватели зарабатывают по 600—800 рублей. Если работают на полторы ставки, то со всеми доплатами максимум 1200—1300. Сегодня это предел. Но как вы знаете, среди спортивных работников большинство — энтузиасты.

Лужков и Путин: поиск истины

[b]В последнее время и. о. президента стал главным персонажем СМИ. Это и понятно, ведь речь идет о почти безальтернативном кандидате на высший пост в стране. Однако данные заметки о рабочих контактах Владимира Путина и Юрия Лужкова — не дань моде на ВВП, а попытка заглянуть за горизонт взаимодействия двух властей — федеральной и московской.[/b][i]К государственным персонажам у нас, как правило, приглядываются сразу сквозь увеличивающий и удаляющий объективы бинокля. В фокусе удаляющего — предмет наблюдения чаще обретает черты среднестатистического россиянина.В приближающем же — можно рассмотреть и разрез глаз, и мимолетом брошенную улыбку, и выразительный жест.Но даже в таком случае «собирательный образ», скорее всего, окажется неполным. В душу человека ведь не проникнешь.Обитатели нашего политического Олимпа, надо сказать, немало наслышаны о подобном рисовании «обобщенного портрета». И потому нередко к жесту да усмешке многие припасут и словечко сладкое. Глядишь — сработает… Мы ведь народ доверчивый, порой простодушный. И уже не раз покупались на посулы щедрые да улыбку лучезарную. Вспомним хотя бы Ельцина с Черномырдиным… Речь, впрочем, не о них. Времена нынче иные и персоналии на общественном подиуме тоже замелькали сравнительно новые. Владимир Путин, представитель питерской интеллигенции, надо отдать ему должное, в актерских пристрастиях замечен пока не был. Суховат, немногословен, сдержан. Хотя за фразой в карман не лезет.[/i]Правда, пустившись в президентский марафон, кое-какие авансы населению все-таки выдал. К примеру, добавки к пенсиям. И еще кое-что. А в общем, впечатление производит приличное.Поверит ли Москва ельцинскому протеже? Задачка сия — со многими неизвестными. Наверное, немало сыщется в столице людей, которые в конце марта скажут ему «да». Пенсионеры, студенческая молодежь — с ними и. о., похоже, нашел общий язык.Отягощенный же вузовскими знаниями столичный электорат, то бишь интеллигенция, пребывает пока в разобранных чувствах. Как говорится, и хочется, и колется.Да куда ж денешься от правды: рейтинги, давно уверяют их составители, растут. Выходит — быть Путину вторым президентом? А решаться, между прочим, это дело будет не в московском регионе, а на безбрежных просторах России-матушки.Такую мысль на днях высказал и Юрий Лужков. Мэром же ситуация наверняка просчитана со всех сторон. Так же, как и настрой соседей-сидельцев по верхней палате.Тут самый раз заняться сравнительным анализом. Но прежде зададимся парой вопросов, так сказать, в историческом плане.Что общего у Лужкова с Путиным и шагнут ли они одной шеренгой в обозримое будущее? Шагнут, уверяют спецы-политологи. Не-а, возражают вредные скептики-оппоненты. В общем, как в старой присказке: бабушка надвое сказала… Да что возьмешь с нашей-то бабульки, коли народец и поопытнее во мнениях разбегается… На днях довелось мне побеседовать с людьми тоже весьма авторитетными. И, признаться, услышал от них тоже речи интересные. Мотивированные, как теперь обозреватели пишут.Разговор наш мерно протекал на Тверской, 13. Собеседники уверяли: Лужков с Путиным мыслят сходно. Им и делить-то нечего. А если решат в одной связке пойти — дело будет весьма полезное.Поразмыслив, один из участников чаепития заметил: вот пришло известие из Кремля.Кандидат в президенты приглашает нашего мэра на часовую беседу. Это же сколько дел они обсудить успеют! …Можно заметить: Лужков с Путиным пока еще не сложившийся альянс. Мэр задолго до парламентских выборов точно определил свою стезю: Москва для него — приоритет наиглавнейший. Получив вновь полномочия городского головы, он начисто отрекся от иных амбиций.Путин, будучи ельцинской креатурой, мог, конечно, себе позволить и волошинское бурчание в адрес Москвы, как это практикуют служивые люди за кремлевской стеной. Однако же Путин сдержан, молчалив, достаточно корректен. И демонстративно к волошинскому хору не пристал.Характер? Не только. Скорее — позиция. Что это именно так, Владимир Владимирович подтвердил в канун новогодних праздников, когда приехал поучаствовать в инаугурации градоначальника. Отнюдь не ошиблись те искушенные наблюдатели, кои полагали: встреча мэра с главой Белого дома выйдет за рамки протокола и дежурным рукопожатием не ограничится.Путин нашел слова, наверняка многое сказавшие Юрию Михайловичу. Приветственный спич высокого гостя, хотя и был лишен комплиментарной тональности, однако ясно выражал позицию. Москве и Лужкову, по словам премьера, следует поклониться в пояс за все сделанное. И дай-то бог, чтобы и в новом столетии Лужков был столь же полезен столице, России… Такие слова, конечно, дорогого стоят. И мэр, несомненно, был вправе истолковать услышанное как очевидный отход Путина от принятых антимосковских эскапад Кремля. Путинский шаг на сближение с Тверской, 13, объясняли в столичной администрации, воспринимался как знак добрый. И жест ответный также выглядел логичным.Приход Бориса Громова к рулю Подмосковья отозвался для кремлевской команды звонкой неудачей: сколько усилий было потрачено, дабы расчистить Селезневу дорогу в губернаторский кабинет. Не сложилось.Не последнюю роль в этой истории, полагают аналитики, сыграл «лужковский фактор». Оказалось, у движения «Отечество» корни в столичной области крепче, понадежней кремлевских. Да и сам градоначальник не скрывал симпатий к генералу. Избиратели, видимо, учли и это обстоятельство. Даже вопреки путинскому напутствию (прошу извинить невольный каламбур) на победный финиш тогдашнего экс-спикера.Коллизия, что и говорить, рассматривалась в итоге как весьма сложная, едва ли не драматическая. Ведь к власти в одном из престижных регионов России пришел известный соратник мэра по неугодному в верхах «Отечеству». «Что за сим последует?» — вопрошали нетерпеливые.И вдруг случился пассаж, никем не прогнозируемый. Борис Громов, сообщая прессе о ближайших планах, заметил, что очень и очень надеется на сотрудничество с Путиным, федеральными властями. Вряд ли мэр не был заранее информирован о таком намерении нового губернатора. И наверняка с ним согласился.Исполняющий обязанности президента, утверждают в Кремле, не мог оставить без внимания подобный жест. И вовсе не случайно уже на следующий день после вступления в должность Борис Громов был приглашен к первому лицу государства, получил от него гарантии всесторонней поддержки. Поистине неисповедимы пути политиков! Искушенные во всевозможных перипетиях наблюдатели предсказывали еще один шаг в сближении градоначальника с преемником Ельцина. Ждать пришлось недолго.Недавнее рандеву Путина с мэром на этот раз выглядело вполне закономерным продолжением диалога. Стороны, видимо, были к нему основательно подготовлены. Примечательный факт: в тот день, когда Юрий Лужков встречался с главой государства, из штаба «Отечества» произошла утечка информации.Хорошо осведомленный источник в политсовете движения заявил, что оно, скорее всего, не будет выдвигать своего кандидата на мартовских президентских выборах. А известный кинорежиссер Станислав Говорухин намерен бороться за президентский пост как независимый кандидат.Подобные сообщения, как известно, невзначай не рождаются. Юрий Лужков, как полагают, в очередной раз продемонстрировал, что ни он, ни его сподвижники соперничать с Путиным не собираются. Шаг тоже, конечно, выверенный.Очень короткий телесюжет показал, сколь желательной была встреча для ее участников. Если говорить о ее подтексте, то он лежит на поверхности. Расписанное по минутам время и. о. президента отнюдь не довлело над хозяином главного кремлевского кабинета. Шеф его протокола позже заметил, что не решался напомнить Путину о других запланированных встречах на тот день.Замечу, кстати, что с начала исполнения президентских обязанностей Путин никому не уделял столько внимания и времени: встреча с Лужковым длилась два с половиной часа.О чем шел разговор между ними? Юрий Михайлович весьма лаконично сообщил об этом корреспонденту «Вечерки». Говорили, по словам мэра, о многих насущных проблемах Москвы. В частности, о поддержке АЗЛК «Москвич», о послаблении со стороны таможни в делах сотрудничества этого предприятия с известной французской автомобильной корпорацией «Рено», о поддержке пенсионеров. Были и другие вопросы, о них Юрий Михайлович намерен сообщить позже. А саму встречу он оценил как весьма полезную и продуктивную.Несколько иначе, как и следовало ожидать, высказываются по этому поводу в стане недоброжелателей мэрии. Пресса Березовского поспешила обнародовать особое мнение. Лужков, дескать, приходил в Кремль «сдаваться». Узнав о столь любопытном выводе, градоначальник улыбнулся: пусть клевещут! Для него важнее, что диалог, полезный для Москвы, продолжается.

Кругосветка Большого

[b]В последние годы в хореографических премьерах Большого наметилась интересная тенденция: поиск оригинальных, нетрадиционных решений. Достаточно вспомнить «Лебединое озеро» в его новой, весьма своеобразной редакции. И хотя отношение к этой трактовке, как ко всему, что рушит сложившиеся представления и стереотипы, в кругах ценителей балета отнюдь не однозначно, то, что спектакль получился необычным и зрелищным, не отрицают даже унылые скептики. Быть может, и предстоящие премьеры будут столь же необычны и неожиданны? [/b][i]Ведь даже их названия многие слышат, пожалуй, впервые. И неслучайно.Спектакль «Русский Гамлет», к примеру, вопреки названию, отнюдь не «русских корней». И хотя речь в нем (в пластике и танце, разумеется) — о российском государе-императоре, однако создан балет… на музыку Людвига Ван Бетховена и Густава Малера. Зато постановщик — наш соотечественник, известный хореограф Борис Эйфман. Все предыдущее творчество этого мастера дает основание предположить, что и новая его работа одарит нас неординарностью решений. Впрочем, театральные завсегдатаи смогут судить об этом совсем скоро — 25 февраля состоится премьера «Русского Гамлета». Вместе с Борисом Эйфманом на суд зрителей свое детище представят дирижерпостановщик Марк Эрмлер, художник-постановщик Вячеслав Окунев и, конечно же, артисты балета — а в спектакле заняты лучшие силы Большого.[/i]И еще, в связи с историческим «экскурсом» театра, нельзя не отметить такой вот момент. В не столь уж далекие времена хорошим тоном партийного руководства театральной жизнью страны считалось попрекать постановщиков отсутствием на сцене, в том числе и Большого, пресловутой «современности». И появлялись… «Сталевары» (МХАТ). Зато история, прошлое (не революционное, само собой, а, скажем, события, связанные с жизнью царственных особ) отвергались напрочь. И вот сегодня балет о Павле I как бы возвращает зрителю выразительными средствами хореографии те отечественные странички, которые, надо полагать, всегда будут представлять собой непреходящую ценность и привлекательность.Что до «египетского сюжета», который Большой тоже намерен воплотить на своей сцене в 2000 году, то и в этом балете нас ожидает зрелище красочное и, повидимому, весьма экзотичное.В самом деле, как сообщили в дирекции, работа коллективу театра предстоит немалая. «Дочь фараона» — спектакль необычный уже хотя бы по своим, так сказать, сценическим масштабам. В нем будет много всего — картин, массовок, персонажей.Одних костюмов потребуется более пятисот! Что и говорить, потрудиться придется всем.Итак, подготовка этой поистине балетной эпопеи на музыку Цезаря Пуни идет полным ходом. Ведь сроки, как всегда, поджимают: до конца театрального сезона осталось не так-то много времени.Интересно, что в основе балета — хореография знаменитого Мариуса Петипа. А «воскресит» это творение своего соотечественника современный французский балетмейстер Пьер Лакотт. Воссоздавая хореографию великого предшественника, он как бы возрождает балет для новой жизни.Не станет ли «египетская эпопея» еще одной сенсацией? Ну вроде «обновленного» «Лебединого»? Как говорится, поживем — увидим. Ждать осталось недолго.Кстати, что до «балета номер один» отечественного репертуара, то в новой постановке, осуществленной директором и художественным руководителем Большого народным артистом СССР Владимиром Васильевым, он будет показан в нынешнем году не только в Москве, но и вдали от родных театральных подмостков.Так, в августе отправится в Эстонию, а в сентябре — в Грецию.Здесь, в новом фестивальном центре неподалеку от Афин, великолепной музыкой Чайковского и непревзойденным мастерством российских танцоров смогут насладиться потомки эллинов.Вообще, как рассказывают в театре, «охоту к перемене мест» его коллектив в нынешнем году, похоже, удовлетворит сполна: гастрольная программа весьма напряженная.Так, в начале лета балетной труппе предстоит довольно длительная поездка в США. Спектакль «Дон Кихот» Минкуса наши артисты покажут в Вашингтоне, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сиэттле, Чикаго. В этих городах пройдут и гала-концерты мастеров российского балета. А в программу, с которой ведущие исполнители Большого приедут в Нью-Йорк, кроме гала-концертов, включен балет Адана «Жизель».Во время испанского турне будут показаны «Спящая красавица» — в Барселоне, «Жизель» — в Сантандере и Бильбао. Кстати, «Спящую красавицу» в Барселоне испанцы увидят десять раз. Ждут балетную труппу Большого и в Пуэрто-Рико.Не менее живописно выглядит и гастрольная палитра оперной труппы главного театра страны.И, пожалуй, самой яркой краской в этой палитре станет участие наших артистов в знаменитом оперном фестивале в Равенне. Для них это, несомненно, событие вдвойне. Потому что сюда, в Италию, на престижный форум мировых оперных звезд, звезды российские приедут впервые. Причем, как говорится, в полном составе — включая хор и оркестр.Привезут же наши исполнители на фестиваль оперу Римского-Корсакова «Золотой петушок», а также выступят с филармоническим и гала-концертом. Кстати, Равенна-2000 может стать и свидетелем уникального представления: совместного выступления объединенного хора и оркестра Большого театра и Ла Скала.Идею такого необычного концерта вынашивает, как стало известно, Риккардо Мути, художественный руководитель и дирижер знаменитого миланского театра.Кроме Равенны, оперной труппе Большого в нынешнем году предстоит побывать с гастролями в Греции, Турции, Южной Корее, на Кипре. Познакомившись с этим перечнем дальних стран, невольно ощущаешь легкую тревогу: а как же дом родной? Не превратиться бы артистам и на Родине в заезжих гастролеров… Этого не случится, заверили в дирекции Большого. Наши певцы отнюдь не станут редкими гостями на родной сцене. И первая в этом году оперная премьера уже не за горами. Она состоится 27 июня. В этот день в Москве будет дана знаменитая «Русалка» Даргомыжского, которая много лет не шла на сцене Большого. Режиссер-постановщик спектакля, а также его балетмейстер — Михаил Кисляров, музыкальный руководитель и дирижер — Марк Эрмлер. В спектакле участвуют все театральные корифеи.

Обретенная слава

[i]На этих пожилых, согбенных временем и недугами людей смотреть можно по-разному. Для безучастного взгляда они не представляют никакого интереса. Тем же, кто еще сохранил в себе способность помнить, сопереживать, чтить — нет, не преклонный возраст, а содеянное этими стариками в далекие молодые годы — они предстают богатырями. Честью и совестью России. Ибо кем же еще могут казаться они, вынесшие на плечах тяжелейшую ношу Великой Отечественной, бившие фашиста из последних сил, не спасовавшие перед вражеской броней и откормленной гитлеровской пехотой. Покорившей, кстати, полмира, а в России нашедшей могилу… [/i]Богатыри. Сейчас состарившиеся воины великой страны всматриваются в затемненном зале в забытые кадры кинохроники. На которых, быть может, кто-нибудь из сидящих узнает и себя.О чем думают они: о друзьях-товарищах, об огнях-пожарищах или о тех, кто не дошел с ними до победного дня? А скорее всего у них и другие мысли — о сегодняшнем, непростой стариковской жизни, о не очень благодарной судьбе, постигшей их на склоне лет? Нет, конечно, не угадать дум седовласых ветеранов. Да и они сами вряд ли поделятся ими: все реже откликаются старики на просьбы припомнить войну, однополчан, блиндаж на переднем крае в два наката или что-нибудь еще… Сегодня, однако, у них на сердце радость: начались предъюбилейные дни. Им по этому поводу напоминают о боевом прошлом, изобильно текут знакомые фразы. Поют солисты и армейский хор. Затем, как водится, подарят пакет съестного и фронтовые сто грамм.А между концертом и пайком бывшие солдаты, конечно же, порадуются за своих товарищей-однополчан, которых через полвека нашли, наконец, медаль или орден, затерявшиеся в архивных бумагах.…Когда солдат, выдвинув штык карабина, мчался в рукопашную, разведчик мглистой холодной ночью переползал во вражеский тыл или лихой артиллерист, спрятавший под кустом свою верную «сорокапятку» (прозванную солдатами из-за стрельбы прямой наводкой «Прощай, Родина!) — ну кто из них в те роковые мгновения помышлял о награде? Наградные листки, наспех заполнявшиеся взводным на передовой, не всегда попадали в приказ комдива, комкора, командарма. Да и фронтовики не ведали, не догадывались о своем подвиге.[b]Константину Петровичу Синицину [/b]сейчас 83 года. 56 лет он, бывалый артиллерист, даже не подозревал, что отмечен самой достойной в солдатском сообществе регалией. Фронтовики нередко предпочитали медаль «За отвагу» «штабным» орденам.Захотелось узнать, помнит ли Константин Петрович, за что его представили к заветной медали.— Ей Богу, не знаю, — признался Синицин. — Но сюрприз этот для меня, не скрою, очень приятен.А вот командира отделения 363-го стрелкового полка Анатолия Самсонова с поля боя вытащила санитарный инструктор.Мотался сержант по госпиталям, в свою часть больше не попал. И хоть знал, что «чем-то» награжден, в архивы не стал писать. И только на днях взял в руки свою дорогую медаль «За отвагу».Не каждый участник прошлой войны, к сожалению, даже опираясь на палочку, способен нынче прибыть за давно заслуженной наградой. Бывший командир 468-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона [b]Сергей Степанович Сметанин [/b]из дому теперь выходит редко. А жаль — поисковикам удалось найти документы: взводный пять с половиной десятилетий тому назад удостоен ордена Отечественной войны I-й степени.За своего мужа обретенную награду принимала его супруга [b]Мавра Васильевна[/b]. Ну как же не порадоваться за отважного воина — позолоченный Орден Отечественной войны нынче — реликвия из редких! Мавра Васильевна рассказывала, что супруг непременно повесит свою награду в красном углу. Чтоб и внуки и правнуки помнили, как сражался с врагом-супостатом их предок.Слов нет, доброе это дело, когда боевые награды появляются будто из небытия, находят, пусть и через десятилетия, своих героев. Но как не сказать и про оборотную сторону явления? Далеко не всем, кого Родина в грозный час позвала в ряды своих защитников, суждено было дожить до наших дней.Не буду далеко ходить за примером. В тот день, когда в мэрии чествовали новых обладателей высоких знаков отличия, список награжденных оказался, увы, и скорбным. Взводный [b]Николай Логинов [/b]числился по документам погибшим еще в июле 1943 года. А Николай Васильевич от ран оправился, прожил после войны еще почти полвека. Но так и не узнал, что его ждет «посмертный» орден Отечественной войны. За отца регалию получала на вечное хранение его дочь [b]Тамара Буравская[/b].Еще за троих фронтовиков, удостоенных такой же награды, — [b]Василия Лунева, Николая Сергунина, Константина Сиваша [/b]— получали регалии их вдовы, дети.Да, время собирает свою неотвратимую дань. И нам всем, особенно властям предержащим, следует помнить: защитников Отечества остается с каждым годом все меньше. И надо поспешить с заботой о них, живых, терпеливо дожидающихся, когда государство вспомнит, наконец, о своих долгах ветеранам.Между прочим, недавно на берегах Волги, где фашистскому зверю был сломан хребет, фронтовики не постеснялись напомнить [b]Владимиру Путину [/b]о своих правах. Поторопитесь, говорили они исполняющему обязанности, дайте нам нормально пожить хоть в эти последние годы.Временный глава государства обещал-с… В столице же 55-я победная годовщина, судя по многим признакам, сулит ветеранам войны немало добрых сюрпризов. Нет, речь не только о подарках и материальном вспомоществовании. Еще не все они пока получили свои ордена и медали. И потому хочется назвать [b]Зиновия Галутина[/b], человека, уже четверть века занимающегося поисками неврученных военных наград.Сам Зиновий Вениаминович — тоже участник Великой Отечественной, подполковник запаса, следопыт, я бы сказал, с этим врожденным чувством. Это ж сколько же надо переворошить запылившихся в архивах дел, сколько запросов направить в инстанции, сколько усилий приложить, чтобы отыскать героев, их родственников… Подполковник Зиновий Галутин знает цену боевой награде не понаслышке.У него их тоже немало.— У меня хватает добровольных помощников, — говорит Зиновий Вениаминович. — Все они молодые ребята. И потому я верю: рано или поздно будут найдены поименно все фронтовикигерои. А за тех, кто не дожил, награды должны получать родственники.…Галутин назвал мне цифру, в которую как-то не сразу поверилось: уже более 18 тысяч орденов и медалей найдено его поисковиками.— Вряд ли нам удалось бы делать все это, если б не поддержка, которую мы получаем в мэрии, от первых лиц городского правительства, — замечает подполковник.Мне не раз приходилось с ним встречаться в торжественные минуты, когда он зачитывал со сцены короткие фронтовые представления к наградам. Волнуясь, едва сдерживая дрожь в голосе, он весь светился радостью. Так, словно это найдена его собственная, личная награда.А может, так оно и есть?! И сопричастность, радость за боевых побратимов — это и его собственная радость, часть его жизни… — Значит, поиск продолжается? — спрашиваю Галутина.— А как же! До победного конца!..