Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

За убийство любовницы — 9,5 года колонии: что известно о деле экс-главы Раменского района Кулакова

Происшествия
За убийство любовницы — 9,5 года колонии: что известно о деле экс-главы Раменского района Кулакова
Андрей Кулаков и Евгения Исаенкова / Фото: Официальная страница ВКонтакте Андрея Кулакова / Инстаграм @opramenskoe

В пятницу, 18 марта, суд вынес приговор по уголовному делу в отношении экс-главы Раменского района Андрея Кулакова, обвиняемого в убийстве заместителя главы Общественной палаты района Евгении Исаенковой. Мужчину признали виновным в совершении преступления и назначили наказание в виде девяти с половиной лет лишения свободы. Разбирательство длилось несколько лет и включало в себя как обвинения, так и оправдания. Как началась эта история и почему чиновника все же осудили — выясняла «Вечерняя Москва».

Процесс удушья — интимная тема

Заместитель председателя Общественной палаты Евгения Исаенкова пропала в ночь с 1 на 2 мая 2019 года. Днем 2 мая тело обнаружили в принадлежавшем ей автомобиле марки «Мерседес». Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство». 31 мая 2019 года главу Раменского района Московской области задержали по подозрению в ее убийстве.

Примечательно, что за два дня до задержания, 29 мая, Кулаков досрочно сложил полномочия главы района. Информацию подтвердили представители главного управления территориальной политики области.

Спустя некоторое время после задержания вскрылась неприятная правда: между убитой и чиновником был многолетний роман, который они скрывали от своих семей.

Узнав подробности личной жизни Кулакова, следователи предположили, что он решил расправиться с любовницей, чтобы замести следы адюльтера, поскольку они оба находились в браке и имели детей.

В Следственном комитете отметили, что Кулаков был задержан после допроса, в ходе которого все отрицал и вину не признал. Кроме того, он заявил, что не видел убитую с 29 апреля 2019 года. Однако сказанное не совпадало с результатами осмотра «Мерседеса».

Так, на теле убитой, ее одежде и в салоне автомобиля были обнаружены частицы ДНК, принадлежавшие Кулакову. Экспертиза показала, что Исаенкова была задушена, однако точно установить орудие убийства не удалось — это могли быть колготки или платок.

В связи с этим следователи сообщили о намерении ходатайствовать о помещении обвиняемого под стражу. Однако чиновник по-прежнему настаивал на своей непричастности к трагедии и продолжал утверждать, что имеет алиби, — на момент убийства он был дома с семьей.

— Я точно знаю, что я был со своей женой в это время. Она (любовница — прим. «ВМ») была активная, взрывная, могла быстро среагировать на какую-то новость, поехать, встретиться с кем-то. Ее нужно было несколько часов останавливать, чтобы она чего-нибудь не сделала, — передает слова Кулакова РЕН ТВ.

Также предположения следователей подтвердил Илья Паймушкин, друг убитой женщины, который заявил, что отношения пары были непростыми. Также он сказал, что считает Кулакова способным на убийство, поскольку его подруга описывала чиновника как довольно самолюбивого человека.

— Да, я это предчувствовал на самом деле. Сам процесс удушья — достаточно интимная тема, просто так человека не задушишь, нужно быть в близости с человеком, доверять ему, поэтому не исключил убийство на почве личных отношений, — сказал Паймушкин корреспонденту Пятого канала.

В свою очередь экс-глава Раменского района подчеркивал, что Исаенкова была человеком крайне импульсивным. Стало известно, что она являлась ВИЧ-положительной.

«Мы собирались жить вместе», но «я был дома»

21 июня 2019 года в Бабушкинском суде Москвы рассматривалась мера пресечения в отношении бывшего чиновника. Адвокат Артем Сарбашев, защищающий интересы Кулакова, в ходе заседания суда заявил, что у его клиента есть алиби.

— Нет ни одного доказательства, указывающего на то, что следствие вообще рассматривало другую версию, что влияет на объективность расследования. У Кулакова есть алиби, указывающее на то, что он не мог совершить преступление, — ответил Сарбашев.

Между тем в суде были озвучены результаты проверки подозреваемого на полиграфе, которые не только подтвердили виновность Кулакова, но и свидетельствовали о том, что его жена могла что-то знать об обстоятельствах смерти Исаенковой и скрывать информацию вместе с мужем.

Адвокат на это возразил, подчеркнув, что полиграф не может рассматриваться как единственное доказательство.

— Да, Кулаков контактировал с Исаенковой, но он этого и не отрицает. Бывают любовные объятия, от которых тоже остаются следы, отсюда и генетический материал Кулакова на теле Исаенковой, — пояснил защитник.

Он также отметил, что у Кулакова не отслеживается даже «виновное поведение»: он продолжил работать, присутствовал на похоронах, переживал.

— Для него это была катастрофа. Он никогда не совершал ни административных, ни уголовных преступлений. Характеризуется положительно. Есть все основания либо отказать в ходатайстве следователя, либо избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Домашний арест или залог, — заключил адвокат.

Сам Кулаков настаивал, что в день убийства он был дома: смотрел телевизор, зашел в комнату к сыну и пошел дальше смотреть телевизор. Утром, правда, звонил Исаенковой, но она не ответила. Мужчина утверждал, что у него не было никакой возможности появиться там, где погибла его любовница.

Также на суде Кулаков поведал об отношениях с убитой, заявив, что у них были разные периоды — как хорошие, так и не очень.

— Исаенкова пересылала моей жене сообщения, для нее очень тяжелые и неприятные. И никогда я не думал как-то ей отомстить и наказать. Мы искали жилье, собирались жить вместе. Не понимаю, на каком основании вообще пришли к выводу, что я мог это сделать, — подчеркнул он.

По его словам, Исаенкову могли выманить из дома, дать ей ложную информацию, чтобы она вышла.

— Прошу не применять ко мне мер в виде заключения под стражу. Я надеюсь, что будет найден настоящий убийца и все вопросы ко мне отпадут, — заключил экс-глава Раменского района.

Суды, приговоры и все по новой

Заключение с обвинением в убийстве вынесла прокуратура Московской области в январе 2021 года. Однако в конце октября того же года стало известно, что присяжные оправдали Кулакова. После этого прокуратура подала апелляцию на решение суда, и в декабре Кулакова судили вновь.

— По апелляционному представлению прокуратуры Московский областной суд отменил оправдательный приговор, вынесенный Подольским городским судом на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей в отношении бывшего главы администрации Раменского муниципального района, — подтвердил информацию собеседник «ВМ».

Позже, в феврале 2022 года, руководитель пресс-службы подмосковной прокуратуры Наталия Григорьева сообщила «ВМ» о том, что Кулаков был взят под стражу в зале суда. По данным СМИ, Кулаков мог оказать влияние на свидетелей и помешать разбирательству.

Отмечается, что в этот раз дело рассмотрели за семь судебных заседаний. Последнее было назначено на 10 утра в четверг, 10 марта, но присяжные удалились в совещательную комнату только в 18:00 и заседали до 01:30 пятницы, 11 марта.

В конечном счете 11 марта 2022 года присяжные признали бывшего главу Раменского района виновным в убийстве любовницы.

В пятницу, 18 марта, наконец стал известен исход этой непростой и трагичной истории. Подольский городской суд признал экс-главу администрации Раменского муниципального района виновным в убийстве своей любовницы. Кулакова приговорили к девяти годам и шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

При этом коллегия присяжных заявила, что Кулаков заслуживает снисхождения.

Подкасты