пт 18 октября 12:22
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Любовь к отеческим гробам» с веками не уходит

«Любовь к отеческим гробам» с веками не уходит

Для кладбищ выбирают живописные места

[b]В предстоящую субботу, накануне праздника Святой Троицы, по православному календарю и по обычаю предков поминают родных и близких.[/b] В последние годы городские власти такие дни не обходят вниманием. Вводятся дополнительные рейсы автобусов от станций метро до мест захоронений, приводятся в порядок подходы и подъезды к кладбищам, где благоустраиваются аллеи, расширяется продажа цветов. — Святое дело, — говорит генеральный директор ГУП «Ритуал» [b]Анатолий Прохоров[/b], — поклониться могилам предков. И кладбища испокон веков почитались святынями. Все мы там будем, потому что смертны, но бессмертна память людей, передающаяся из поколения в поколение… [b]— По-моему, многие люди об этом не задумываются. Кладбища, или «божьи нивы», для них будто на Луне…[/b] — Воспитание шло не в ту сторону. Пожилые люди помнят, как в атеистические времена могли закрыть даже старинный некрополь, устроить там сквер, футбольное поле или застроить, не оставив следа. В советские годы в Москве было ликвидировано 40 кладбищ. Делалось это, на мой взгляд, незаконно. Хотя можно было перезахоронить родственника на другом кладбище, где-нибудь за городской чертой, но не все безвыездно жили в Москве. Представьте, возвращается человек, скажем, с сибирской стройки, а кладбища, где была могила его родителей, уже нет. Поплакать негде. Даже в историческом месте — заповеднике «Коломенское» — начали сносить Дьяковское кладбище, якобы оно «не портило впечатление» посетителям. Одумались. В 1988 году попытались ликвидировать Борисовское кладбище, которому больше двух веков. Но люди отстояли. Сейчас оно благоустроено и действует… [i][b]«Мы дома, а вы — в гостях»[/i] — Однажды прочла на могиле: «Не топчите наш прах — мы дома, а вы в гостях!» Как ни относись к такому предостережению, оно все-таки справедливо.[/b] — Уважение к могилам нужно воспитывать с юных лет. А снос памятников, кладбищ оказывает только пагубное воздействие на молодежь, сеет ядовитые зерна вандализма. Поэтому очень важно, что сейчас восстанавливаются не только храмы, но и кладбища. Там, где это невозможно сделать, нужно хотя бы обозначить место достойным памятным знаком. [b]— Чем провинилось Братское кладбище, и будет ли оно восстановлено?[/b] — Там было много офицерских могил с атрибутами царизма, что для большевиков — кость в горле. На Братском хоронили москвичей, погибших на фронтах первой мировой, и раненых, умерших в госпиталях. Всего было погребено 15 тысяч воинов. А сегодня вместо Братского кладбища там, где выход из метро «Сокол» в сторону Песчаных улиц, — свободное пространство. В радиусе 15—20 метров вокруг жилые дома, а в центре выгуливают собак. Если восстанавливать кладбище, жители могут встать в позу: нас притесняют! Сохранившаяся территория кладбища постановлением правительства Москвы поставлена на госохрану. Нужно ее обследовать, по возможности установить имена тех, кто был погребен, а потом построить пантеон. Недавно принято решение — устроить мемориальные аллеи на месте старинного Лазаревского кладбища, недалеко от Сущевского Вала, возле храма Сошествия Святого Духа. [b]— Москвичам больше не нужно беспокоиться за судьбу кладбищ, расположенных в черте города?[/b] — Сегодня у московских погостов есть хозяин — ГУП «Ритуал». В нашей системе 70 кладбищ — как в городе, так и в ближнем Подмосковье. До 96-го года захоронение разрешалось только на 18, а 50 считались «неперспективными». Поэтому всех усопших везли в Домодедово, Щербинку, на Долгопрудненское и Хованское, а те кладбища, что в черте города, где у москвичей есть корни, родные могилы, не функционировали. Теперь все кладбища можно назвать действующими. И люди, которые их посещают, по моим наблюдениям, за 5—6 последних лет изменились в лучшую сторону. [i][b]Порядка больше на порядок[/i] — Да, стало больше порядка, заметно лучше работает ритуальная служба.[/b] — Меняются люди — меняемся и мы. Московское правительство и Департамент потребительского рынка и услуг, у которого наш ГУП в подчинении, оказывают большую помощь «Ритуалу», ежегодно выделяя средства на реконструкцию кладбищ, привлечение уборочной техники. Кладбища стали лучше охраняться. Недавно у нас создана своя специальная служба озеленения и благоустройства. Это особенно необходимо, потому что на 34 кладбищах есть воинские братские захоронения, за которыми мы следим и ухаживаем. Принята комплексная программа подготовки к 60-летию Победы, подтвержденная финансированием работ из городского бюджета. К небольшому Ореховскому кладбищу приблизились жилые дома. Но мы не имеем права его потерять — приведем его в порядок, тем более что там стоит памятный знак двум девушкам-зенитчицам, которые погибли, защищая московское небо от фашистских самолетов. По принятой программе реконструируем захоронение 24 тысяч защитников Москвы на Преображенском кладбище. Заменим бетонные могильные плиты, которым полвека, на плиты из отличного гранита, сохранив все надписи. А газоны сделаем такими, чтобы их было удобно стричь и они всегда были красивыми. [b]— Газонокосилки гуляют по западным кладбищам, но не у нас…[/b] — Ограды, бесконечные ограды… Конечно, они портят вид. И за могилами труднее ухаживать. Не подойдешь. На новых кладбищах — Троекуровском, Щербинском, Перепечинском — мы предлагаем уйти от этого. При газонных захоронениях возможна машинная уборка, стрижка травы — все облегчается. Кладбище выглядит «с иголочки». Надмогильные сооружения тоже смотрятся лучше. Навязывать «безоградные» могилы не будем, покажем на примерах, как хорошо все получается. Конечно, психологию трудно переделать. Наша служба должна проявлять максимум предупредительности и внимания к людям. В «Ритуале» работают почти 3 тысячи человек, и я стараюсь, чтобы все забыли слова «нет», «подождите»… [b]— Значит, и кладбища не чужды современности?[/b] — При всем уважении к традициям мы стремимся использовать новый полезный опыт, в том числе зарубежный. Возьмите Спасо-Перепечинское муниципальное кладбище в Солнечногорском районе. Это ритуальный объект новой формации, где есть выбор: участки для традиционных и газонных захоронений, строительства склепов. В Троекурове мы впервые построили «Похоронный дом», где в одном месте сконцентрировано все, что нужно, чтобы проводить человека в последний путь: выбрать надмогильное сооружение, вид озеленения. Есть кафе для поминальной трапезы. Внимательней мы стали относиться и к традициям разных конфессий, вероисповедальных кладбищ. Мусульмане, например, не понимают, как христиане могут у могилы выпить и закусить. Зачем им на это смотреть? Будем строить совершенно обособленное мусульманское кладбище в Солнечногорском районе. Иудейское кладбище построят рядом с Востряковским, присоединив 6 гектаров земли. [i][b]По-новому относимся к земле[/i] — Что дают вам новые имущественноземельные отношения?[/b] — Они заставляют больше думать. Из бюджета на все денег не хватит. А мы смогли благоустроить входы, аллеи, дорожки, стало больше зелени и цветов… Появилась возможность зарабатывать на главные цели нашей службы, особенно когда вышло постановление о создании семейно-родовых захоронений в склепы. Семья может на 100 с лишним лет приобрести место. По-новому будет строиться кладбище в Одинцовском районе, где город приобрел землю. Теперь для кладбищ выбираются живописные места. Не как в советские времена, когда довольствовались любыми неудобствами, даже заболоченными территориями. Все нужно изначально проектировать с умом и строить правильно, чтобы потом, когда люди привыкнут, не приходилось переделывать и перестраивать. Сейчас мы реконструируем старые кладбища недалеко от центра города, где на коммерческой основе предлагаем захоронения богатым людям. Вырученные деньги помогут привести в порядок всю территорию кладбища, включая места самых скромных захоронений… [b]— Получается, как при реконструкции пятиэтажек за счет строительства коммерческого жилья.[/b] — Вот-вот! Как в жизни, так и на кладбище. Мы занялись и другим бизнесом. Создали подразделение по изготовлению надмогильных сооружений. Главный результат: все цены на подобную продукцию, предлагаемую вокруг кладбищ, в одночасье опустились на 30 процентов. Почему так? Мы не гонимся за рентабельностью в 100—200 процентов, потому что часть средств на развитие получаем из бюджета. Так, памятники по 4—5 тысяч рублей, которые мы предлагали, пользуются большим спросом. В прошлом году их установили 6 тысяч, в этом, думаю, поставим 8 тысяч… [i][b]Стенка на стенку[/i] — Есть такая песенка: «А на кладбище все спокойненько…» На самом деле как?[/b] — Конфликты случаются непримиримые. Инвалид Великой Отечественной поставил памятник жене. Хозяйка соседней могилы требует его снести — от него тень… Две родные сестры спорят, кому из них быть похороненной рядом с родителями… Мы пытались их примирить, найти компромисс. Невозможно! Еще труднее противостоять жильцам домов, построенных возле упомянутого Ореховского кладбища. Прежде оно было деревенским. Бывшие сельчане хотят быть похороненными на своем родном кладбище. Здесь у них все самое дорогое, а новоселы из соседних домов — против. Мол, мы покупали здесь квартиры, а рядом с действующим кладбищем цена на них упадет. Готовы идти стенка на стенку. Вот вам и «спокойненько»! Что говорить таким прагматикам о святости могил? Я был в Европе, изучал ситуацию. Там не видят никаких проблем, если старое кладбище находится в близком соседстве, если хоронят на нем в редких и особых случаях. Вспоминаю старую Москву, где возле каждой церкви был погост. И никому не мешал. И в самих храмах были и есть захоронения. Должен отметить, фактов вандализма в последние годы стало меньше. Таких случаев варварства, как на еврейских могилах в «Вострякове» в 96-м году и на мусульманских в Митине в 99-м, больше не было. Охраняем своими силами, хотя это трудно. На сто гектаров у нас два-три сторожа… Распоясавшиеся молодчики могут за 20 минут завалить 100 памятников. Хорошо, если подоспеет милиция. [b]— Говорят, цветы воруют?[/b] — Случается, даже рассаду вырывают и саженцы красивых деревьев и кустов. По-моему, это худший случай мародерства. У таких людей — ни капельки святого. Если была капелька, то потеряли. [b]— Вы были на Западе. Можно сравнить цены на ритуальные услуги у них и у нас?[/b] — Небрежное отношение к местам захоронений, к которому нас приучили за многие десятилетия атеизма, внедрило в подсознание мысль, что похороны и содержание могил не стоят мало-мальски серьезных расходов. В Швеции принят однопроцентный налог на содержание кладбищ. По-моему, никто там не ропщет. У нас кремация стоит 30 долларов, в Америке — 1500! Как-то американец (не знаю, шутя или серьезно) спросил: «Можно воспользоваться услугами вашего сервиса?» Мы гораздо быстрее приближаемся к Западу по качеству обслуживания, чем по его стоимости. [b]Досье «МИ»:[/b] [i]Прохоров Анатолий Михайлович, генеральный директор МГУП «Ритуал». Окончил Институт бытового обслуживания в 1969 году. Изъявил желание поехать на Дальний Восток и 5 лет проработал по специальности на Камчатке. Вернувшись в Москву, продолжал трудиться на предприятиях бытового обслуживания. В 1988 году был направлен горкомом партии на работу в службе ритуальных услуг. Говорит, что «похоронку» знает, любит свою работу, потому что она обязывает делать людям добро.[/i]

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы