«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрыва
Фото: facebook.com/anhar.kochneva

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрыва

В мире

Три недели назад в столице Ливана Бейруте прогремел взрыв, который соответствует одной десятой мощности атомной бомбы, сброшенной на японский город Хиросима в конце Второй мировой войны. Российская журналистка Анхар Кочнева, проживающая в Бейруте, рассказала «Вечерней Москве», что она пережила вместе с остальными жителями столицы Ливана во время взрыва запасов аммиачной селитры в порту 4 августа 2020 года, а также о жизни города сегодня.

— Как далеко вы находились от эпицентра в момент катастрофы?

— Я живу в 25 километрах от места взрыва. При детонации ощущения были такие, будто взрыв произошел рядом с моим домом. В некоторых зданиях треснули окна. Знакомый, который делает ремонт в доме, расположенном на восемь километров дальше, рассказал о том, что треснула стена, которую облицовывали. Ее сейчас чинят.

— Вы знали, что произошло?

— Я вместе с соседями выбежала на улицу. Никто не понимал, что случилось. Люди были напуганы. В интернет выложили видео, на котором были запечатлены руины. Пользователи стали выдвигать версии, что Израиль нанес удар по южным шиитским пригородам. Такое варварство происходило в 2006-м. Однако, просмотрев ролик, я поняла, что рвануло что-то в районе порта.

— Когда вы отправились к месту взрыва?

— Я поехала в район порта вечером того же дня. Там были поломанные деревья, выбитые витрины, повсюду звенели сигнализации. Я пошла к въезду в порт. О том, что самые страшные повреждения получили здания к востоку, я тогда не знала. Увидела много спецтехники — скорые одна за другой, машины пожарных, спецслужбы.

— Что еще вас поразило в тот день?

— Когда я приехала, там еще бушевал пожар, его потушили к утру. Вертолет зачерпывал воду из моря и выливал ее на пострадавшие от огня сооружения. Ощущение нереальности, фантасмагории, какой-то глобальный дурдом... Думала о терактах в Сирии, но все было масштабнее, страшнее.

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрываФото: Из личного архива Анхар Кочневой

— Как в первые часы отреагировали городские службы, что делали люди?

— Когда ехала домой, слышала по радио просьбу везти раненых в больницы за пределы Бейрута: столичные клиники уже были переполнены. Некоторые городские клиники тоже пострадали в результате ЧП — там отключился свет, не работало оборудование.

Раненые люди шли туда за помощью, в обесточенные медучреждения везли пострадавших, ведь нужная информация до многих не дошла. Пострадавших наспех «латали» прямо на автостоянке и увозили в другие медучреждения. От Бейрута до дома за 15 минут насчитала 25 скорых — они ехали, чтобы забрать людей в клиники южных районов страны. В основном люди получили ушибы и раны от упавших на них осколков стекол.

— Пострадал ли кто-нибудь из ваших знакомых?

— Мои знакомые пострадали только материально. Квартира знакомого художника из Англии находится прямо напротив порта. Вышибло двери и окна, повредило несколько картин. Сам он с женой был в другом городе и не пострадал. У другого знакомого на вилле в момент взрыва праздновали свадьбу (он сдавал сад под подобные мероприятия и за счет этого ремонтировал принадлежащие ему здания, пострадавшие во время гражданской войны 1975–1990 годов).

— Раненых на свадьбе не было?

— Все, кто там находился, живы. Хотя некоторым понадобилась медицинская помощь. Само старинное здание треснуло, уничтожены и разбиты множество хранившихся в доме артефактов. Двум друзьям этого моего знакомого повезло меньше. Они погибли прямо в своей квартире.

— В других семьях ваших знакомых были жертвы?

— Погиб сосед моей знакомой, он был сыном учительницы. Врачи боролись за его жизнь, за него переживали очень многие после передачи на местном ТВ. Чуда не случилось. Всего трагедия унесла жизни более 200 человек. Случись она чуть раньше или позже, жертв могло бы быть в несколько раз больше: кто-то успел уйти с работы, кто-то еще не доехал с работы домой. А еще у нас был праздник с длинными выходными, люди были на дачах. Утром приезжали посмотреть, в каком состоянии их жилье, и падали в обморок. Я это сама видела.

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрываФото: Из личного архива Анхар Кочневой

— Как сильно разрушен Бейрут?

— Прежде всего, нужно уточнить одну важную вещь: информация о том, что почти вся ливанская столица лежит в руинах, действительности не соответствует. Подавляющее большинство повреждений зданий — это выбитые стекла. В некоторых местах вынесло рамы и двери. Но это наблюдается в районах, которые были непосредственно затронуты ударной волной.

— Порт превратился в пустыню?

— Почти полностью уничтожены портовые сооружения, но в основном это были легкие конструкции — алюминиевые склады, а не капитальные постройки. Специалисты утверждают, что восстановление сооружений не потребует больших затрат.

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрываФото: Из личного архива Анхар Кочневой

— Что хранилось на складах?

— Много чего. Большие вопросы вызывают потери коммерсантов на уничтоженных товарах. К примеру, сгорел склад брендовой одежды известного аутлета, испорчены новые автомобили, привезенные в Ливан для продажи, и многое другое. Заплатят ли людям какую-либо компенсацию — пока непонятно. Это очень существенная часть ущерба, причиненного жителям Бейрута взрывом.

— Каковы разрушения в городе?

— У зданий, находящихся в непосредственной близости от порта, два типа повреждений. Сильно пострадали здания, которые имели панорамные окна и большие витрины. Таких домов очень много. Стекла не просто вышибло, ударная волна вынесла наружу все то, что находилось в квартирах. Люди потеряли не только вещи и документы, но и сбережения, которые многие из-за банковского кризиса в стране хранили дома.

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрываФото: Из личного архива Анхар Кочневой

— Насколько тяжело будет Ливану восстановить эти разрушения?

— Ливанские СМИ сообщили, что стране понадобится единовременно в четыре раза больше стекла, чем объем импорта за год. Своего завода, производящего стеклянные панели большой площади, у Ливана нет. Как-либо использовать крупные фрагменты битого стекла для производства новых стеклопакетов не получится. Однако ливанцы уже начали решать вопрос утилизации стеклянного лома: волонтеры собирают осколки и поставляют их небольшим предприятиям, производящим бытовые изделия из стекла.

— Вы сказали, основные разрушения двух типов…

— Второй тип повреждений построек — частичные обрушения ряда зданий исторической застройки (возраст 80–150 лет). Полностью разрушен, насколько мне известно, только один дом. Еще один существенно поврежден — здание лишилось угла, рухнули перекрытия. По стенам пошли трещины, которые угрожают полным обрушением дома. В большинстве пострадавших зданий выбита часть кладки стен.

— Живут ли в поврежденных домах люди?

— Жить в таких домах до их реставрации нельзя. И откладывать реставрацию нельзя также: с ноября начинается зимний сезон с тропическими ливнями, они могут уничтожить то, что не уничтожил взрыв.

«Страшнее терактов в Сирии»: российская журналистка — о жизни в Бейруте после взрываФото: Из личного архива Анхар Кочневой

— Как выглядит Бейрут сегодня?

— Наиболее пострадали лишь несколько примыкающих к району порта кварталов. В пострадавших районах в первые же дни после трагедии силами тысяч волонтеров была произведена капитальная уборка. Если в первое утро после взрыва я ходила по улицам в пострадавших районах по щиколотку в битом стекле, то через день дороги были очищены. Полагаю, на сегодня убрали весь мусор, созданный взрывной волной. На остальных улицах и тем более в других районах страны жизнь протекает в обычном режиме.

— Катастрофа ударила по туристическому бизнесу?

— В целом, несмотря на произошедшее, Ливан жив. Он не перестал быть страной, интересной для потенциальных туристов: подавляющее большинство памятников находится за пределами Бейрута. Он был самым бедным по части исторических памятников городом в стране. Уцелело большинство отелей.

— Отразилась ли трагедия в столице на курсе национальной валюты страны?

— Курс национальной валюты к доллару упал, цены на товары и услуги сегодня невысоки. Ливан был когда-то дорогим для туристов, сейчас он более доступен для отдыхающих иностранцев. В страну не требуется виза — в аэропорту ставится бесплатный штамп. Надо только предъявить справку об отсутствии коронавируса. Никакого карантина, для граждан России въезд открыт. Приезжайте. Страна с огромным количеством уникальных памятников истории и архитектуры не перестала существовать. Она просто ранена.

Взрыв в порту Бейрута

Видео: Telegram-канал «РИА Новости»

Мощный взрыв прогремел 4 августа в районе порта Бейрута. Перед этим был слышен небольшой хлопок, через пять минут появился черный и белый дым. Затем произошел взрыв и повалил дым красного цвета. Премьер-министр Ливана Хасан Диаб позже заявил, что причиной взрыва стало ненадлежащее хранение 2750 тонн аммиачной селитры.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования президенту Ливана Мишелю Ауну в связи с человеческими жертвами и масштабными разрушениями, к которым привел взрыв в порту Бейрута.

Впоследствии в ливанском военном суде информировали, что по делу о взрыве были допрошены свыше 18 человек из совета администрации порта и таможенного управления. Также по данному делу были задержаны 16 человек.

10 августа премьер-министр Ливана сообщил, что правительство страны в полном составе уходит в отставку по требованию жителей, которые обвинили власти в произошедшей трагедии.

Читайте также: Астронавт NASA снял пострадавший от взрыва Бейрут с борта МКС

Google newsGoogle newsGoogle news