Город

Бари Алибасов: Общество совсем сошло с ума

Продюсер наблюдает, как «капиталистические ценности», против которых когда-то боролось общество, сегодня заменили землю, небо, воздух
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»
Продюсер наблюдает, как «капиталистические ценности», против которых когда-то боролось общество, сегодня заменили землю, небо, воздух
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

О том, что произошло с известным музыкальным продюсером, создателем и руководителем группы «На-На» Бари Алибасовым, не говорит только ленивый. Напомним, шоумен получил сильный ожог пищевода из-за случайно выпитого очистителя труб и долгое время находился в тяжелом состоянии в больнице. За это время история обросла домыслами, интерпретациями. Встал вопрос, а не широкая ли это пиар-кампания Бари Каримовича перед гастрольным туром нанайцев? Многие склоняются к этому варианту.

Бари Алибасов принял корреспондента «ВМ» у себя дома, чтобы впервые дать эксклюзивное интервью о том, что на самом деле произошло, о своей нынешней жизни и философии современного общества.

— Бари Каримович, вы выглядите достаточно хорошо. Дела идут на поправку?

— Меня частично спас кран с водой. Повезло, поэтому я могу сейчас говорить. Когда я по ошибке глотнул жидкость, то понял, что это не сок, и бросился к раковине. Верхнюю часть горла я смог промыть. То, что попало внутрь, сожгло пищевод. Полноценно есть до сих пор не могу. Теплый чай пью и иногда немного молока. Ем детское питание.

Бари Алибасов не устает перечитывать бессмертные произведения классиков Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— С вашей госпитализацией связано множество слухов. Та же госпожа Мухина, которая начала давать комментарии по несчастному случаю и называла себя вашим врачом, оказалась самозванкой? 

— Да, на фоне моей проблемы со здоровьем постоянно появляются какие-то люди, которые пытаются пиариться за мой счет. Сейчас полно шулеров, которые делают вид, будто все на свете знают. Сейчас и на протяжении уже многих лет меня лечит президент международной ассоциации китайской медицины. Китайская медицина — древняя наука, она включает в себя самые эффективные способы поднять человека на ноги. Мой доктор — прекрасный человек и врач.

— Некоторые люди подвергают сомнению то, что вы могли случайно выпить химическую жидкость...

Вместо ответа Алибасов набрал по телефону номер жены Лидии Федосеевой-Шукшиной:

— Лидуша, как ты себя чувствуешь? Лидуш, сколько раз ты была в клинике, когда я лежал?

— Все время, каждый день.

— Ты сутками там сидела?

— На ночь в реанимации нельзя оставаться, мы уходили. Ты спал или просто лежал без движения. Я держала свою руку в твоей руке. Сидела, молчала, молилась Богу и плакала. Изредка ты что-то говорил, рассказывал. Рядом сидел дежурный врач. Иногда он пытался «перевести» мне твои слова, но все равно многое было непонятно.

— Твоя рука, которая на моем сердце лежала, наверное, меня спасла. Никто не верит, потому что я так разговариваю, двигаюсь. Не верят, что я был в таком состоянии.  

— Я тебя за руку держала. А ты — меня. Мы нераздельны были, это нам помогало. А Сергея Моцаря не пускали. Пока я у тебя была, он сидел в коридоре у лестницы и ждал. Он выдержанный, я бы с ума сошла так ждать. Он каждый раз говорил, когда можно было: «Лидия Николаевна, сейчас поедем!» Мой низкий поклон ему. Я говорила: «Мне просто посмотреть, жив ли он? Пяточку его потрогать». Я очень боялась. По ночам — слезы и молитвы.

— Счастье, что ты приехала. Лида, а сколько дней это все длилось? Я же «без мозгов» лежал.

— Недели две. Не до счета было. Ходила каждый день. Решила, что буду рядом, что бы ни происходило. Нужна тебе или нет — все равно буду с тобой. (Плачет).

— Я с тобой буду… Спасибо тебе, Лида.

— А многие говорили, что ваша жена вообще не появлялась... 

— Нужно что-то добавить по поводу «пурги», которую сейчас несут по стране? И орут на каналах, «доказывают». А вот она сидела рядом. Общество вообще перестало во что-то верить. Люди перестают доверять близким, ждут обмана, что их «продадут». Людьми манипулируют и зарабатывают на этом.

Сейчас шоумену лучше, но все еще идет процесс выздоровления. Помогают теплый чай и детское питание Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— Вы считаете, что люди зомбированы?

— Сегодня — да. Люди поддаются инстинкту толпы. Раньше слушали и слышали Вертинского. А сегодня в «Олимпийском» 30 тысяч человек как могут почувствовать одного? Пришедшие на шоу двигаются одинаково, как машины, изображают эмоции, при этом каждый сам по себе. Я перестал ходить на концерты! Входишь в такой зал, как в черную дыру, и исчезаешь. Крик есть, чувств нет. Я бы миллион дал, если бы увидел в таком зале людей, которые искренне смотрят друг другу в глаза. Общество совсем сошло с ума.

— Почему люди перестали верить друг другу?

— Мне кажется, это — «капитализация сознания». Сегодня деньги — самая почитаемая «ценность». Рейтинг — тоже деньги. Телеканалы зарабатывают. Люди тянутся к «баблу». Ложь приносит деньги. Многие думают, что якобы за деньги можно все купить.

Люди, которые живут беднее, — добрее. Они помогают друг другу. Чем богаче, тем больше зла. Это даже по регионам видно, благосостояние и духовные качества связаны.

С помощью лжи манипулируют народом. В блокаду Ленинграда умирающие делились последним. А сегодня мы живем слишком хорошо. И люди готовы обирать друг друга. Нам внушают, что у отношений есть цена. Те самые «капиталистические ценности», против которых у нас когда-то боролись, сегодня заменили землю, небо, воздух. 

— Что же оздоровит общество, если оно так уязвимо?

— Я надеюсь, людей спасет профессионализм. Надо хорошо делать свое дело, это изменит мир. Неважно, что ты делаешь. Хоть табуретку строгаешь. Но работай по совести. Меня настораживает все то, что не требует участия души, человеческих отношений.

— Почему душевное тепло стало редкостью?

— Потому что сегодня массы обучают верить только в то, что приносит деньги. Капитализм к нам пришел с Запада. Но, наверное, где-то «споткнулся». Он у нас неправильный. Одно дело — растить и развивать что-то столетиями, другое — привезти иностранные станки и получать на этом прибыль. Такой способ обогащения приносит человеку деньги и делает его черствым. Мы в стадии, которую надо «переболеть», вспомнить, что душа есть, она важнее барахла.

Не надо стесняться касаться друг друга. Это тепло и доверие. Это очень многое дает. Любовь возникает, когда люди способны на эмоции. Взглядом можно помочь. Еще людей делают лучше дети. Что может быть дороже, чем держать маленького ребенка на руках, бежать к нему, если он заплакал, радоваться, когда он смеется. Этого осталось так мало. 

— Бари Каримович, ваши слова похожи на проповедь...

— Да, проповедь. Иисус говорил простые важные вещи. И они многим непонятны. Он говорил, что Дух делает каждого человеком.

— Вы религиозный человек?

— Нет, я атеист. После нас остается мир, который мы построили. И он всегда разный. Мне нравится мир. Я понимаю, что когда-то это все «остановится», но не боюсь. Жизнь хороша тем, что начинается день и можно узнать новое.

— Вы никогда не думали заняться политикой?

— Вся моя деятельность на сцене — это политика. Когда-то мы играли то, что было запрещено. «Интеграл» играл, а страна подхватывала. Я на сцену голых людей пускал, чтоб люди задумались: «Зачем одежда, если родились без нее?» А комитет по надзору почему-то думал, что голый артист противоречит природе. Люди начинали понимать — можно преступить запрет. Наш «запрещенный рок» подталкивал зрителя задуматься над смыслом жизни, над своим бытием.

— Какие книги вы читаете? 

— Я сейчас мало читаю, времени не хватает. Любимые авторы — Пушкин, Шукшин. Сократ удивительно современен, ничего с ним не делается. Он стоит, а вокруг него все вращается.

— Какую музыку слушаете?

— Обожаю музыку Моцарта! Он такой хитроватый, ушлый парень! У него говорит каждый звук. Чувствуется, что он играет и смеется над всеми, кто его слушает. А Бетховен весь серьезный и ответственный. Сегодня музыка другая. Она утилитарная, просто «обслуживает».

— Пока вы находились в больнице, СМИ писали даже про вашего кота Чучу. Он произвел настоящий фурор, а вы так расстроились, когда он потерялся, что назначили 800 тысяч за его нахождение. Вы правда так любите животных?

— Я всегда ненавидел и кошек, и собак. Но… Наши артисты ехали на гастроли. У одного был лысый кот. Он попросил присмотреть. Я еще пошутил: «Смотри, надоест — съем!» Только за эти три дня я так к коту привязался! Вернулись артисты, а я отдать не могу. Хозяин орал, требовал вернуть, но я кота «отжал». Котик старенький был, прожил всего полгода. Сейчас у меня другой, тот самый Чуча.

Бари Алибасов принял корреспондента «ВМ» у себя дома, чтобы впервые рассказать, что он думает о всей шумихе вокруг его имени Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— Чем вы сегодня занимаетесь? Профессия продолжает доставлять удовольствие? 

— Я готовлю новую программу с группой «На-На». Это будет необычайное шоу. Мы будем возить это представление по всему миру. Поэтому мы сейчас объявили кастинг. Новые люди нужны для «подтанцовки», создания атмосферы. Главное — концерт «На-На» объединяет людей. У нас в зале люди обнимаются. Это важно.

— С вами и группой «На-На» происходили какие-нибудь удивительные истории?

— Когда мы приехали в Париж, в музыкальном магазине на Елисейских полях пластинки «На-На» по продажам обогнали новый альбом Мадонны. Но на третий день позвонил Пол Маккартни и предупредил, что «продажа наших пластинок незаконна». Потому что права на песню «Дорогой длинною» в Европе принадлежат ему, он их купил! Тонны пластинок уничтожили. Такое предугадать невозможно.

Дик Кларк, основатель американской музыкальной индустрии, хотел «запустить» группу «На-На» в Америку. Но случилось несчастье — изобрели Интернет. В январе появился Napster, первый бесплатный файлообменник. В марте мировая музыкальная индустрия умерла. Пластинку продавали за 56 долларов, а скачать песню стало можно бесплатно. Музыка тоже изменилась. Она стала электронной, похожей на «скорые отношения».

Случалось и смешное. Например, группа «На-На» давала концерт для королевы Таиланда. У нас, как всегда, костюмы «полуголые». А у них по этикету это категорически запрещено. Такой переполох был!

— Что вы скажете на прощание читателям «Вечерней Москвы»?

— Смысл жизни в том, чтобы быть самим собой. Мы все должны учиться тому, чего у нас нет. А еще я дам простой совет. Не бойтесь! И не будьте дураками!

Кот Чуча стал любимчиком продюсера Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Купер, писатель, давний друг Бари Алибасова:

Мы можем по-разному относиться к личности Бари Алибасова — шоумена, манипулятора, человека-скандала. Нужно понимать, что сегодня так называемый хайп — часть жизни современного человека, информационного пространства, которое поглощает с огромной скоростью любые спекулятивные темы. Фарс, буффонада — без этого шоу-бизнес не может существовать. Бари Каримович прекрасно владеет умением манипулировать общественным сознанием — это часть его работы и профессии. К сожалению, сегодня профессионалы работают в угоду потребителю. А люди сегодня хотят не корректной информации, а фейка, эпатажа и развлечения.

«Не судите, да не судимы будете!» (Нагорная проповедь, Иисус Христос). Это Oн сказал про фарисеев, секту лицемеров, которые хотели присвоить истину. В данном случае истина для меня состоит в том, что моя главная тревога — о здоровье моего друга. С Алибасовым я дружу 30 лет и знаю его совершенно другим. Не тем, каким он иногда предстает на экранах. Что касается воздействия на массовое сознание, Алибасов — один из лучших профессионалов в этом деле. И еще одно. Последние 10 лет у него лечащий врач — знаменитая доктор Ли-Ли, которая занимается не PR, а лечением людей.

Продюсер наблюдает, как «капиталистические ценности», против которых когда-то боролось общество, сегодня заменили землю, небо, воздух
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER