Главное

Автор

Леонид Смирнов
[b]Хлеб в Москве в ближайшие месяцы дорожать не будет – столичное правительство создало большие запасы зерна. Но общероссийское подорожание, увы, неизбежно. Так было заявлено вчера на пресс-конференции в Центральном доме журналиста, где собрались несколько «первых лиц» хлебопекарной промышленности.[/b]Собрались они неспроста: в стране, к сожалению, дорожает хлеб, причем в Москве-то – еще в меньшей степени. А хлеб – это, как известно, даже не бензин – последняя подпорка бедному человеку. И рост цен вызывает особенное возмущение. Этого и опасаются лидеры хлебопеков, которые доходчиво объясняли, что из них делают козлов отпущения за народные тяготы.– Нас незаслуженно обвиняют в преднамеренном росте цен, избыточной рентабельности, – сказал президент Российского союза пекарей Анатолий Косован. – В некоторых регионах губернаторы по телефону приказывают директорам держать цены на хлеб. Они как будто считают, что хлеб как-то так, сам по себе, выпекается из ничего.Косован поведал, что за последние полтора года пшеничная мука высшего сорта подорожала по стране более чем вдвое: с 4410 руб. до 9100 руб. за тонну, а ржаная мука – аж втрое: с 2230 до 6680 руб.Причины такого роста зерновых цен хлебопеки назвать затруднились. В обществе между тем циркулируют слухи, что наши экспортеры увлеклись возможностями продажи хлеба за границу. И так увлеклись, что продали из последнего урожая 18 млн. тонн, из-за чего в стране обнаружился дефицит зерна.Что касается Москвы, то, по словам генерального директора ОАО «Мосхлеб» Михаила Коваленко, в последний месяц хлеб практически не дорожает и до нового урожая никакие беды нам не грозят. Запасы зерна в городе – более 300 тыс. тонн.– Вот и надо бы в каждом регионе иметь фонд, в который закупать зерно сразу после урожая, и федеральный фонд при президенте, – заявил гендиректор ЗАО «Архангельскхлеб» Сергей Подколзин. – Но наш губернатор эту идею не поддержал…Вместе с тем хлебопеки, не особенно напирая, как-то исподволь намекали, что повышать цены на хлеб все-таки надо. Средняя рентабельность хлебозаводов за какой-то год упала с 18% до 5%, и есть много предприятий убыточных. А развиваться-то им как-то надо…– Из-за чего погиб 4-й хлебозавод в Москве? – риторически спросил Коваленко. – Старейший хлебозавод был на Красносельской, на 400 тонн в сутки. Его купили спекулятивные инвесторы, надеясь получить большую прибыль. А где ее возьмешь, при такой рентабельности? И они продали помещения хлебозавода для других целей. Такая же участь постигла 25-й хлебозавод и Комбинат бараночных изделий. Мы можем потерять специалистов-пекарей: у них зарплата около 10 тысяч, но с учетом ночных смен этого мало.В Московской области хлеб подороже, чем в Москве, что подтвердила гендиректор ОАО «Каширахлеб» Валентина Буланова. В некоторых районах Подмосковья работают социальные магазины с дешевым хлебом, к которым пенсионеры подъезжают чуть ли не на инвалидных колясках и занимают очередь едва ли не с ночи.– У нас в Москве поднимался вопрос о социальном хлебе, пытались раздать талоны малоимущим, но их не хватало, были скандалы, – рассказал Коваленко. – Я как-то выступил по телевидению с предложением выпекать дешевые сорта хлеба из муки первого сорта, с низким содержанием масла и сахара. Так одна женщина позвонила в эфир и говорит: «Вы что, нас за собак считаете?!» Хлебопеки склонялись к тому, что хлеб должен быть нормальный и по рыночной цене. А дотацию надо давать непосредственно нуждающимся, дабы они могли его купить.Поднимался вопрос и о качестве хлеба. Признано, что сейчас уже больше половины пшеничного хлеба по стране выпекается из «продовольственной пшеницы 4-го класса» с содержанием белка 7–8% (у хороших сортов – 10–12 и до 15% белка).– А появились и такие умники, которые говорят, что печь хлеб можно из любого зерна: мельница все перемелет! – возмутился Косован.– До последних лет в Москву было запрещено завозить пшеницу 4-го класса и низшую часть класса 3-го, – добавил Коваленко. – Теперь, к сожалению, это разрешили. Но в целом по городу качество муки хорошее.Вину за плохой хлеб возложили на мелкие пекарни, которые закупают дешевую муку и пекут по ускоренному циклу.В заключение Михаил Коваленко посетовал, что москвичи все больше предпочитают белый хлеб, в то время как гораздо полезнее черный. Но это уже дело вкуса.
[b]Автомобильный бензин в Москве, как и в России, будет дорожать в течение всего июня. К июлю рост цен может лишь замедлиться, но вряд ли прекратится.[/b]– Рост цен на бензин в июне, вероятно, составит 5–7%, – сообщил «ВМ» Максим Назаров, топ-менеджер Русского топливного агентства, некоммерческой организации, отслеживающей ситуацию на среднеоптовом рынке нефтепродуктов. – Возможно, от 4 до 10%. Розница будет повышать цены где-нибудь на 50 копеек в неделю или же скачками. Поскольку в Москве две трети заправок находятся под эгидой Московской топливной ассоциации, уровень цен по городу, очевидно, будет одинаковым.Спрос на бензин всегда повышается весной, когда автолюбители начинают активнее кататься на машинах, а в этом году на весеннее обострение спроса наложился рост нефтяных цен на мировом рынке. Если они упадут, то экспортная ориентация наших производителей нефти может несколько ослабнуть, и вслед за этим могут снизиться и цены на бензин.Президент Московской топливной ассоциации Григорий Сергиенко также предположил, что цены будут расти весь июнь, но достаточно плавно, понедельно.– За август говорить не могу, за июль тоже. Объемы нефти на июль будут продаваться в середине июня, тогда и увидим, – заметил Сергиенко корреспонденту «ВМ». – Сейчас на внутреннем рынке дефицит нефти – ее максимально направляют за рубеж.Покупатели нефти на мировом рынке не вполне уверены в завтрашнем дне, не видят перспективу для себя. В результате сейчас Китай и Индия закупают больше.Такой крупный азиатский поставщик, как Индонезия, снижает объемы нефтедобычи, Норвегия уже не так надежно снабжает Европу. У нас в России мы тоже не знаем, что завтра будет. В Саудовской Аравии – беспокоящие внутренние процессы, терроризм. Так что сами понимаете.По данным Григория Сергиенко, за период с 26 апреля бензин АИ-92 в Москве подорожал на 65 коп. за литр, АИ-95 – на 66 коп., А-80 – на 46 коп. За последнюю неделю бензин в среднем подорожал на 27 копеек.Средняя стоимость 1 литра бензина по городу на сегодня, по данным агентства РБК, составляет: АИ-95 – 13 руб. 91 коп., АИ-92 – 12 руб. 91 коп., А-80 – 10 руб. 03 коп.Бензин стабильно дорожает с конца апреля. В январе этого года рост цен на него составил 0,5%, в феврале – 0,1%, в марте же цены «стояли».
[b]Наблюдать черную точку, ползущую по солнечному диску с девяти утра до трех часов дня, смогут в начале лета многие жители столичного региона. 8 июня состоится очень редкое астрономическое явление – Земля, Венера и Солнце выстроятся в одну линию.[/b]Как рассказал «ВМ» директор Института астрономии РАН Борис Шустов, из-за того что Венера находится ближе к светилу, изредка (за последние сто с лишним лет этого не случилось ни разу) она «наползает» на единственную звезду нашей системы. С Земли планета выглядит как ползущее по диску пятнышко.Невооруженным глазом посмотреть среди бела дня на Венеру не удастся, для этого нужен как минимум мощный бинокль, а лучше телескоп. Причем прежде чем прильнуть к окулярам, следует непременно надеть специальные защитные фильтры.Между прочим, в XVIII веке, изучая аналогичное событие, Михаил Ломоносов доказал, что на Венере есть атмосфера. Ученый пришел к такому выводу, разглядев вокруг черного кружка светлый ободок.Тем, кто по каким-то причинам окажется в этот день в Северной, Южной Америке или в Австралии (в этих странах явление видно не будет), не стоит расстраиваться. До следующего раза придется подождать всего восемь лет, до 6 июня 2012 года. Зато потом Венера появится на фоне Солнца уже в XXII веке.
[b]Знаменитый автозавод «Москвич», как известно, подвергается банкротству, и жертвами этой процедуры уже оказались работники культуры. Теперь у них отбирают ДК АЗЛК (новое название – культурный центр «Москвич»).[/b]Как и все советские промышленные гиганты, АЗЛК «тащил» на себе массу приданных ему учреждений, в частности поликлинику, пионерский лагерь и т.д., включая дом культуры. Когда многие гиганты пошли ко дну, «аптечки и библиотечки» тонули первыми: либо их сбрасывали с парохода старые хозяева, пытаясь удержаться на плаву, либо не принимали хозяева новые. Дом культуры между тем все это время работал, и даже принимал новых «жильцов», вроде бардов.Художественный [b]руководитель культурного центра «Москвич» Светлана САЛТЫКОВА рассказала о сложившейся ситуации корреспонденту «ВМ»[/b]:– Нам приказано освободить здание до 31 мая. Кем приказано? Внешним управляющим.Автозавод «Москвич» объявлен банкротом, прежний директор отстранен от руководства, и назначено внешнее управление. Вот управляющий Александр Комаров нас и уведомил: до 31 мая из здания выехать.На заводе висят долги в 30 миллиардов рублей, надо, дескать, избавляться от нерентабельной «социалки». К ней отнесли и нас, и поликлинику, и загородный лагерь… Но ведь мы как дом культуры сами уже приватизировались и образовали отдельное ОАО, которое все налоги платит исправно.При этом мы сохранили всю инфраструктуру социальной деятельности: молодежные коллективы, работу с пенсионерами…Конечно, если дом культуры будет передан городу, то это было бы хорошо. Но зачем же тогда нас выгонять?
[b]«Вечерка» уже писала о пробном эксперименте, когда под Новый год дикторов заменили две пары – Людмила Гурченко и Сергей Юрский, Татьяна Васильева и Александр Ширвиндт. Мужчины, как это заведено в метро, объявляли остановки поездов, следующих в центр, женщины – из центра (это делается для того, чтобы слепым было проще сориентироваться и понять, в какую сторону они едут).[/b]Новшество было признано удачным, и москвичей решили побаловать перед наступлением лета, начиная с 15 мая, когда метрополитен празднует очередной, 69-й день рождения. Правда, отказываться от услуг профессиональных дикторов надолго не будут.– Полностью заменять дикторские голоса актерскими, конечно, не стоит, – пояснила пресс-секретарь метро Светлана Царева. – Нельзя людям навязывать эмоции, а у артистов голоса эмоциональные. Это должно быть по праздникам. В дальнейшем мы планируем проводить такие акции по другим торжественным случаям.Журналистов погрузили в состав «Русич», который без остановок проехал до «Сокольников» и обратно. На перронах машинист чуть притормаживал, чтобы пассажиры спецрейса могли послушать объявления.– Здравствуйте, дорогие пассажиры, я Валентина Талызина. Осторожно, двери закрываются, следующая станция «Кропоткинская».Затем из динамиков раздавались голоса Веры Алентовой, Ольги Остроумовой, Любови Полищук, Екатерины Васильевой, Людмилы Гурченко, Элины Быстрицкой…– Следующая станция – «Сокольники», – важно объявляет Александр Ширвиндт и, как подобает сатирику, подчеркивает голосом: – Не забывайте, пожалуйста, СВОИ вещи.Затем говорили Сергей Юрский, Леонид Ярмольник, Владимир Меньшов, Валерий Золотухин, Михаил Ульянов, Лев Дуров.На обратном пути Владимир Меньшов доверительно сообщил, что очень любит метро и, несмотря на звездный статус, изредка им пользуется.– Когда узнают и не мешают – хорошо, хуже, когда узнают и мешают… Без метро нельзя, даже если машина есть, она сломаться может. А метро у нас раньше уделялось такое же внимание, как ядерному оружию, – каждая секунда имеет значение.А корреспондент «Вечерки» может поделиться личным впечатлением: голоса артистов куда лучше дикторских, они мягче и приятнее.Для того чтобы все желающие могли прокатиться именно на «звездном» поезде, на вагоны нанесут специальную наклейку: большую букву «М», в которую вписаны имена всех задействованных артистов.Кстати говоря, предложение поучаствовать в оригинальной записи получили куда больше народных любимцев, но многие категорически отказались. Их имена метрополитеновцы хранят в тайне. В конце концов, не все обязаны любить подземку так, как любит ее режиссер-оскароносец Владимир Меньшов.
[b]Под «шестипутным» полотном метро и железной дороги в минувшую среду был торжественно открыт новый пешеходный туннель длиной 69 и шириной 12 метров.[/b]Таким образом жители столичных районов, прилегающих к станции метро «Выхино», получили первое «послабление».Долгожданное, надо сказать! Именно здесь, на Выхинском узле, находится полюс транспортной напряженности города. Это единодушно отметили на церемонии открытия заместитель мэра Москвы Петр Аксенов, вице-президент ОАО РЖД Сергей Козырев, начальник Московской железной дороги Владимир Старостенко, заместитель начальника Московского метрополитена Александр Ершов и префекты Восточного и Юго-Восточного округов Москвы Николай Евтихиев и Владимир Зотов.Станция «Выхино» расположена на самом краю города, на стыке Восточного и Юго-Восточного округов. И на стыке железной дороги и метрополитена, причем участок метро здесь открытый.Дальше, за МКАДом, Косино и Жулебино. Через железнодорожную станцию проходит 130 пар электричек в будние дни и 137 – в выходные, не считая 60 пар пассажирских поездов и 40 пар грузовых. Прибывает масса автобусов и маршруток.В результате по утрам с 8 до 9 часов на узких платформах открытого метро теснятся около 40 тысяч человек при расчетном заполнении в 27,3 тысячи. За сутки станцией пользуются 340 тысяч человек. Многие ощущают на себе эту вынужденную упрессовку не только в поездах, но и в двух узеньких и, как правило, темных пешеходных переходах шириной по 4 метра, которые соединяют Восток с Юго-Востоком.Выйдя из такого перехода, особенно приятно теперь пройти назад через новый. Замначальника столичной подземки Ершов отметил, что непосредственного выхода в метро из нового перехода пока нет: есть ниша под него, которую еще будут пробивать. В проекте реконструкции узла – строительство навесов из легких металлоконструкций и поликарбоната над платформами. По бокам станции будут построены два вестибюля с билетными кассами (в том числе и штрафными): кругло-овальный со стороны улицы Красный Казанец и остро-треугольный со стороны улицы Хлобыстова.Предусмотрена масса удобств, включая туалеты и телефоны.
[b]23-летний сетевой журналист Владимир Сухомлин, создатель сайтов «Сербия.ру» и «Чечня.ру», был похищен и убит в январе 2003 года. Несчастного обнаружили мертвым на пустыре в Солнцеве два дня спустя после исчезновения. Неизвестные на тот момент преступники забили Владимира насмерть бейсбольными битам.[/b]Вскоре по этому делу были арестованы четверо – 20-летний оперуполномоченный Балашихинского УВД Денис Воротников, 21-летний участковый того же УВД Иван Гончаров, 23-летний сотрудник ЧОПа Денис Мелехов и 22-летний бизнесмен Дмитрий Иванычев. Именно коммерсант, как предполагало следствие, выступил в роли посредника между исполнителями и заказчиком и обратился к стражам порядка с просьбой «проучить» Сухомлина за 1150 долларов.Но доказать это в суде не удалось – жюри присяжных оправдало Иванычева. Однако стражи порядка и охранник были признаны виновными. Иван Гончаров приговорен к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима, Денис Мелехов – к 14 годам, а Денис Воротников – к 10. Также в пользу семьи убитого с Гончарова и Мелехова взыскивается по миллиону рублей, а с Воротникова – 500 тысяч.Близкие Владимира Сухомлина не верят в невиновность Иванычева. Они убеждены, что коммерсант, скорее всего, подставное лицо, за которым стоят политические заказчики.
[b]В карете прошлого[/b]...Этот вид путешествий стоит особняком – но тем, возможно, и интересен. На Западе он распространен сильнее: в наиболее развитых странах желание прокатиться на поездах с антикварными локомотивами давно уже стало своего рода аттракционом. В России так катают главным образом интуристов. Удовольствие это недешевое: у тех из «наших», кто хотел бы к нему присоединиться, денег, как правило, нет. А новые русские интереса к паровозам не проявляют.Но бывают (пока, правда, крайне редко) и совершенно особые поездки, некоммерческие. Последние несколько лет их организует локомотивный главк МПС и его законный преемник ОАО РЖД вместе с Всероссийским обществом любителей железных дорог (ВОЛЖД). В этот раз поездка была приурочена к 170летию создания первого русского паровоза Черепановых. Условия, конечно, куда как скромнее, чем для интуристов. Ничего, зато экзотики побольше! А с нею – и красоты....Итак, ранним утром в субботу мы – двадцать два разновозрастных мужика и одна молодая женщина – прибыли в поселок Хвойная, что в Новгородской области. Здесь нас встретила «радостная весть»: ехать предстоит в товарном вагоне без печки, потому что обещанного пассажирского нет (он прибудет уже под конец программы). А ночью как раз сильно похолодало, с утра был «дубняк». Что ж, дураков экзотика любит.[b]Имени Коминтерна[/b]Паровоз по-настоящему старый, старше 75 лет. «Эуха» – это залихватское слово означает серию «Э-усиленный» – был построен на Харьковском заводе в 1928 году, на стыке нэпа и сталинских пятилеток. Ввиду ответственности рейса к паровозу прикомандировали нескольких спецов из депо Санкт-Петербург-Московский, для мелкого ремонта – высококвалифицированного слесаря Сергея Терехова.– Две «Эухи» мы отремонтировали в нашем депо в 2000 году: одну для Питера, другую для Москвы, – говорит Сергей. – Ремонт был полный: у этого паровоза был голый котел, без оборудования.Из «родного» оборудования на паровозе сохранились, в частности, топочные дверцы с гравировкой «Харьковский завод имени Коминтерна». В наше время и Коминтерн – антиквариат. Кстати, «Эуха» эта снималась в знаменитых видеоклипах «Граница» и «Жасмин».Санкт-Петербург-Московский – единственное сейчас депо в России, выполняющее любой паровозный ремонт. Руководит им горячий энтузиаст истории техники Александр Ерофеевич Леонов, благодаря которому и сохранился этот профиль. Некоторые из локомотивных бригад депо живут насыщенной «двойной жизнью»: водят обычные товарные поезда с электровозами, а время от времени их «выдергивают» в паровозные туры.– Я с паровозов с девяностого года почти не слезаю, – рассказывает сорокалетний машинист Павел Некрасов. – Тогда как раз уходили из депо на пенсию настоящие старые паровозники, а сами-то паровозы еще были вроде как нужны. Набирали добровольцев с ними управляться, я вызвался. В последние годы у нас круглый год бывают короткие туры типа Пушкин–Павловск и летом – с интуристами по всему СНГ. Куда только нас не заносило! В Туркменбаши заезжали, 65 градусов жары, а ты у топки... Вот до Монголии мы в том году, к сожалению, не доехали: подшипник выплавился у паровоза...[b]Куда они делись?[/b]Существует легенда, что паровозов еще осталось видимо-невидимо, все они «законсервированы на случай войны», и стоит лишь набрать угля – и все пойдет как миленькое. Реальность, однако, далека от этих картин....Производство паровозов в СССР закончилось в 1956 году (узкоколейных – в 1958-м). Уход же их со сцены растянулся. Сначала их отодвигали от Москвы, потом убирали с основных магистралей. Переводили с угля на мазут... Последняя ветка с паровой тягой продержалась в Карелии до 1986 года.Часть паровозов еще долго работала как передвижные котельные и «на пропарке»: для мытья паром вагонов-рефрижераторов. Другую часть и вправду консервировали в оборонных целях, но за годы капитализма от оборонных запасов остался только пшик. К тому моменту, когда бизнес осознал, что эти машины годны не только на металлолом, но и для более приятных поездок, в стране осталась пара сотен годных паровозов (из них очень мало пассажирских, ведь на оборону-то консервировались грузовые).Сейчас ими, к счастью, занимаются. Как всегда, спохватившись, добираем крохи. Есть очень приличные музеи в Петербурге и Новосибирске. К созданию своего музея ныне подошла и Московская дорога.[b]Снаружи...[/b]Наш маршрут пролегал следующим образом: в субботу сначала нас тащил тепловоз до станции Огарево, там паровоз становится в голову – и назад, в Хвойную, не спеша, с остановками.В самых живописных местах поезд останавливался, мы «десантировались» из вагона и шли вперед, а то и по насыпи вниз, по берегам, дабы заснять прохождение поезда на все виды пленок.А природа – просто шикарная! Новгородские леса, уже без снега, но еще без листвы, под мостами – темно-красные «пивные» речки. В одном месте наш видеооператор даже камеру положил на бережок, фиксируя журчание реки. Если еще учесть, что сами мосты порой деревянные... Это очень красиво – когда назад убегает одноколейка с деревянными шпалами и без контактных проводов. Ничего лишнего! В воскресенье после ночевки – кто в пустом вагоне, кто, как я, «разорился» на хвойнинскую гостиницу – таким же манером поехали в другую сторону, до станции Неболчи. Там нас ждало послабление: в хвост подцепили долгожданный плацкартный вагон, в который мы и пересели! Поезд двинулся к станции Окуловка. И тут я был приглашен на паровоз, на что мне счастливо выправили разрешение.[b]...И изнутри[/b]Как все, наверное, знают, паровоз состоит из двух частей: собственно локомотива и сцепленного с ним тендера – повозки с топливом и водой. Если паровоз работает на мазуте, то в тендере громоздится мазутный бак, а ведут двое: машинист и помощник. Угольный же паровоз ведут трое: машинист, помощник и кочегар. А вот что не все знают: уголь лопатой обычно забрасывает не кочегар (хотя бывает по-всякому). Когда кочегар подгребет уголь поближе к топке, он открывает топочные дверцы, а помощник берет лопату и забрасывает – так как он лучше умеет топить.Как только лопата покинет топку, кочегар тут же ее захлопывает, чтобы холод не шел, и открывает опять. Кроме того, помощник еще должен следить за уровнем воды в котле и объявлять все светофоры «по своей кривой». В тех случаях, когда кочегара не было и паровоз вели вдвоем, дверцы открывал машинист, левой рукой.Но в нашей поездке трудовых ресурсов было предостаточно. Отлично умеет забрасывать уголь мой тезка Леонид Макаров, историк железнодорожного транспорта, который на паровозах серии «Э» собаку съел. Ему под пятьдесят, но двадцать пять раз подряд бросает «только в путь». Там, куда попадает уголь, пламя темнеет, мутнеет, но потом разгорается ярко-оранжевым. Просыпавшийся с лопаты уголь тут же подметают специальным жестким веником. Я хотел поподметать, но, как выяснилось, меня ждет более важная миссия.– Давай-ка, подгреби, – сказал мне глава ВОЛЖД Алексей Вульфов.Я полез на тендер. Угля было много, он громоздился высоко. Взяв тяжелый скребок, я начал сталкивать уголь вниз, в угольный лоток, откуда его можно брать лопатой. В физиономию полетела угольная пыль и вскоре противно захрустела на зубах, во рту стало горько и сухо.Зато у меня был шикарный обзор сверху. Над моей головой летел хвост дыма, назад уходили «закрещенные» светофоры: косой крест на столбе означает, что светофор более недействителен; махали вслед редкие местные жители…Все бы ничего, но скребок оказался уж очень тяжелым. Могли бы и с деревянной ручкой изготовить, не как кочергу. К моменту прибытия в Окуловку мышцы побаливали, а первоочередной заботой было отмыть руки и лицо, что оказалось не так просто в этом неприхотливом быту. Усилиями бывшего начальника Октябрьской железной дороги Геннадия Комарова в Окуловке старинный вокзал снесли, а новый не построили. Вообще много чего ликвидировали, так что теперь не знают, где взять.А уголь, кстати, надо было смочить водой из шланга, тогда бы он не пылил. И на тяжелых паровозах кочегар вообще сгребает уголь не в будку, а в «корыто стокера» – шнекового углеподатчика, и тот самотеком идет в топку. Но в любом случае с твердым топливом возиться тяжело. Теперь мне все больше нравится паровоз с мазутным отоплением....Мы представляли примерно одну пятую часть Московского клуба любителей железных дорог, объединяющего совершенно разновозрастных людей, от старых паровозных машинистов до подростков. Женщин в клубе практически нет, но лишь потому, что мы с нашими грубыми железяками дамам неинтересны. Миллионеров, увы, тоже нет. А вот все остальные есть: и музыканты, и компьютерные гении, и мелкие предприниматели, и сотрудники метрополитена, и студенты... Несколько неухоженное, но, в общем, довольно добродушное воинство с не самым агрессивным хобби. Поезда все же полезнее стрелкового оружия и безопаснее альпинизма.
[b]Первой о ЧП узнала Московская служба спасения. «В 12-этажном доме на Хорошевском шоссе, владение 38, рухнули лестничные пролеты с первого по десятый этаж. Под завалами могут оказаться люди», – такова была предварительная информация.[/b]Когда на Хорошевку приехали корреспонденты «Вечерки», спасатели как раз провели минуту тишины, чтобы услышать призывы людей, которые могли оказаться заваленными кусками бетона. По счастью, подтвердились предварительные данные: пострадал один рабочий, его отвезли в больницу. О том, что случилось бы, успей строители сдать дом в эксплуатацию, а жильцы отпраздновать новоселье, думать не хочется.Дом – в действительности элитный жилой комплекс – строится на Ходынском поле. Сразу после происшествия все подходы к нему перекрыли. А главную подъездную дорогу надежно блокировал автокран.С группой коллег автор этих строк попытался пробраться к дому. Масштабы стройки впечатляют, как будто разом город строится. Всюду слышалась восточная речь гастарбайтеров, работы продолжались. Работяги с готовностью указывали в направлении недостроенного дома. Однако войти не удалось. На пороге возникло «забывшее» представиться должностное лицо, предложившее свою версию: «Не было никакого обрушения, можете не волноваться даже! На одном этаже монтировали лестничный пролет. Человек стропалил и нарушил строповку, ему тросом поцарапало лицо, впрочем, не сильно».Прокомментировать случившееся согласился [b]Александр ПИСАРЕВ, заместитель генерального директора по персоналу и общественным связям ЗАО «Мосфундаментстрой-6» – инвестора-застройщика дома[/b]:– Предположительно около 17 часов при монтаже лестничного марша на 10-м этаже произошел срыв крепления строповочной петли. Создана комиссия, которая выяснит истинные причины аварии. Пострадал один из рабочих: ушиб лицевой части и ребер, состояние средней тяжести.
[i][b]«Вечерочницам» дали слово немного раньше[/b][/i]:Женщины в предвкушении. Всего через несколько дней мужчинам, как ни крути, а все-таки придется продемонстрировать, во многом с помощью материальных поощрений в виде цветов, конфет и духов, свое внимание и восхищение прекрасным полом. Но наряду с предпраздничными хлопотами некоторые дотошные мужчины вдруг вспоминают, что 8 Марта – праздник весьма сомнительный. Скажем, стоит ли с ним поздравлять свою подружку, если под словом «ТРУД» она подразумевает исключительно просмотр TV и пролистывание журнала?Накануне советского, международного, весеннего и просто женского дня наш корреспондент провел блиц-опрос сотрудниц редакции по традиционным и спорным пунктам.[b]- Сейчас очень распространено мнение, что 8 Марта – праздник большевистский, революционный и вообще во всех отношениях извращенный. К тому же крайне неудачно он почти всегда выпадает на Великий пост. Ваше мнение: надо ли его праздновать или же стоит отменить, а может быть, заменить чем-нибудь другим?- Чувствуете ли вы себя женщиной всего раз в году (такие высказывания мужчинам приходится выслушивать частенько, особенно во время ссор) или все-таки почаще?- Что бы вы хотели получить в подарок на 8 Марта?[/b][b]Людмила Алешина, бильд-редактор[/b]:Я православная верующая и придерживаюсь поста, но все-таки считаю, что 8 Марта ни в коем случае нельзя отменять. Чувствую себя женщиной круглый год и в каждый праздник, не только 8 Марта.Наверно, все-таки цветы. 8 марта – это не только женский праздник, но и начало весны наконец-то. Побольше цветов![b]Жанна Авязова, редактор отдела городской политики[/b]:Я считаю, что чем больше праздников и выходных дней, тем краше. Для меня 8 Марта – праздник немножко романтичный, он заставляет сильную половину человечества вспомнить о том, что сильная именно она, а слабую, что она все-таки слабая. По-моему, этот день нужен не столько женщинам, сколько мужчинам, чтобы в их душах хоть немного пробудился дух романтизма, в котором мы так нуждаемся. А кто изначально придумал этот праздник и зачем, мне абсолютно не важно.Я чувствую себя женщиной всегда и, более того, считаю, что этой привилегией надо пользоваться. И я, признаюсь, иногда это делаю. Например, в разговорах с чиновниками: улыбка, немного кокетства – и он твой.Я не могу говорить серьезно о подарках на 8 Марта, потому что они должны быть несерьезными, озорными, с намеком на нежность. Здесь у мужчин большое поле для фантазии, главное, чтобы подарок был заведомо приятным и немножко веселым. И очень противно, когда мужчины говорят: подарок должен быть полезным. Все полезное я способна купить себе сама.[b]Елена Митько, редактор отдела писем[/b]:Праздник 8 Марта, конечно, отменять не стоит. Для меня он никогда не был связан ни с какими коммунистическими идеалами, Кларой Цеткин и другими очень активными женщинами. Для меня это всегда была некая точка отсчета: наступило 8 Марта – значит, мы пережили зиму, и начинается весна. Не с Нового года, а именно с 8 Марта у меня зреют ожидания чего-то хорошего от будущего. Весна – это всегда пробуждение к жизни, вот и у меня это всегда пробуждение. И потом, еще с детства я любила время, когда можно есть сосульки. Мартовские сосульки – самые вкусные.Женщиной я себя чувствую всегда, с того момента, когда стала взрослой. А взрослой я себя считала, начиная с восьмилетнего возраста, так как на мне лежала ответственность за младшую сестру. Так что цифра восемь – она для меня особая.Я к любым подаркам отношусь очень хорошо: мне не важно, большой он, маленький, мокрый, сухой, съедобный, пушистый и так далее. С какими словами человек мне его преподнесет – это для меня важнее всего.[b]Людмила Милевская, корреспондент отдела информации и репортажа[/b]:Пост я никогда не держала и, в общем-то, пока не собираюсь. И зачем 8 Марта чем-то заменять, если и так замечательный праздник? Это начало весны и прекрасная возможность порадовать знакомых женщин хотя бы цветами. Круглый год, но в такие дни чувствуешь особенное внимание.Хотелось бы много-много цветов.[b]Юлия Рахаева, заместитель редактора отдела культуры[/b]:Я считаю, что 8 Марта надо праздновать и сохранять безусловно. У меня никаких проблем с этим праздником не было и нет, и никаких сомнений в том, что он нужен, тоже не было и нет.Поскольку я давно в своей семье и лошадь, и бык, и баба, и мужик, я порой с удивлением обнаруживаю, что я все-таки женщина. Но в этот день даже самая затурканная женщина вспоминает, что она женщина: не домашние напомнят, так сослуживцы.Я не принадлежу к числу жен новых русских, у которых все есть. У меня очень много чего нет, и я буду рада практически любому подарку. Ну а цветы, они и в Африке цветы.[b]Оксана Нараленкова, корреспондент отдела ТВ и светской жизни[/b]:Если мужчина соблюдает пост, то он может отметить этот праздник скромно: не накрывать праздничный стол, но подарить женщине цветы. Конечно, корни этого праздника уходят в большевизм, и вообще он какой-то феминизированный. Многие страны уже от него отказались. Но у нас это переросло уже в праздник начала весны. После долгой зимы хочется даже не столько традиционного застолья, сколько какого-то знака весны, просто ярких впечатлений.Конечно, я чувствую себя женщиной не только в этот день. Но вообще нам бы не мешало почаще внимание оказывать.Цветы. А что еще?[b]Марина Малахова, референт главного редактора[/b]:Нужно отмечать, я не считаю этот праздник коммунистическим. К тому же лично для меня 8 Марта – это светлый день, у моей сестры день рождения, и у нас сразу два повода праздновать.Цветы круглый год![b]Наталья Козырева, корреспондент отдела писем[/b]:Праздновать, безусловно, надо. Кто пост соблюдает, пусть празднует, чем может. Не так много в жизни праздников.Наверно, все-таки я себя чувствую женщиной с рождения.Цветы лучше бы дарить каждый день, но 8 Марта обязательно. И еще должен быть праздничный стол, много улыбок.[b]Мария Филиппенко, редактор молодежного отдела[/b]:Да, пожалуй, американские феминистки очень обрадовались бы, что можно отменить женский праздник, чтобы стереть окончательно границу между мужчинами и женщинами. Но я считаю, что ни в коем случае этого не надо делать. Известная поговорка: «Молчи, женщина, твой день 8 Марта!» Может быть, в этот день женщине наконец дадут отдохнуть, дадут высказаться, может быть, мужчина вынесет мусорное ведро, наконец-то подарит ей цветы. Просто у женщин не так много радостей.Я стараюсь себе напоминать, что я женщина, по нескольку раз в день, ибо знаю на своем опыте, что очень неприятно, когда это ощущение теряется. Недавно я красила ногти и куда-то опаздывала. Но сказала себе: «Нет! Сначала я докрашу ногти, а уже потом пойду по делам». А вот мужчины (не хочется давить им на больную мозоль, но все же) вспоминают о том, что женщина – это женщина, пожалуй, только 8 Марта. Вот для моего брата это и барщина, и оброк в одном лице.Цветы – причем совершенно не важно, в каком количестве, и не важно, насколько дорогие. За 20 рублей подснежники, за 50 рублей мимозы, за 10 рублей ветка багульника, просто сухая ветка сломанная, с повязанной ленточкой на ней. И что-нибудь сладенькое.[b]Татьяна Гольцман, корреспондент отдела городской политики[/b]:Я считаю, что в старую календарную форму нужно вкладывать новое содержание. И радовать женщин по возможности ярко, щедро и красиво в праздничный день.По социальным условиям мы все себя чувствуем женщинами в оранжевых жилетах, которые вкалывают на рельсах. Но глубоко внутри женщиной я себя чувствую ежесекундно, ежеминутно.8 Марта я хотела бы увидеть искренние, заинтересованные взгляды, уважение, признание. А если говорить о подарках материальных, то я люблю комнатные цветы: всякие пальмы, фикусы – чем их больше, тем лучше.[b]Светлана Бударцева, заместитель редактора отдела городской политики[/b]:То, что уже вошло в нашу жизнь, никогда ничем заменить нельзя.Праздники, вновь назначенные на другие числа, уже не воспринимаются и не запоминаются. Уходит старое, и не приходит новое. Так случилось, в частности, с Днем печати: 5 мая ушло, а нового Дня печати, по сути дела, не появилось. В случае переноса 8 Марта мы лишимся хорошего, светлого праздника, в который революционного смысла, по-моему, уже никто не вкладывает. Я считаю, что 23 февраля и 8 Марта – просто лишний повод вспомнить, что мы все-таки состоим из двух полов.Женщиной себя чувствую, думаю, всегда. Даже когда злишься на судьбу, что везешь на себе слишком много. Можно было бы часть переложить на какие-то здоровенные мужские плечи. Но, в принципе, у меня такие плечи рядом есть, мне с этим повезло, и я считаю себя счастливой женщиной, потому что мы живем в доверии друг к другу.Только не что-нибудь хозяйственное. Хотела бы получить подарок только для меня, чтобы я поняла, что человек меня знает.[b]Наталья Ковалевская, корректор[/b]:Нет уж, менять не надо ничего. Пусть будет женским праздником, мы привыкли. Только слово «международный», может быть, стоит убрать: пусть будет просто женский день.Всегда чувствую себя женщиной. Именно в этот день – ненамного больше.Цветы...[b]Ника Драбкина, корреспондент отдела ТВ и светской жизни[/b]:Большевистская составляющая повлияла на этот праздник в худшую сторону. Но все-таки женский праздник, праздник весны должен сохраняться. Тем более что все к нему уже привыкли, переносить его было бы просто глупо. Конечно, 8 марта будет еще лежать снег, да и с постящимися тоже ссориться не хотелось бы. Но зато близко: сначала мы мужчинам подарки дарим, затем они нам.Круглый год. Но все-таки хорошо, что один раз в году мы точно на это имеем право.Много-много цветов и что-нибудь именно для женщин. Хорошие духи, например.[b]Светлана Карамнова, выпускающий редактор[/b]:Я сама, как правило, 8 Марта не праздную, и у нас в семье это не принято. Просто радуюсь, что пришли выходные. Но и заменять – зачем? Или отменить, или пускай остается как есть.Честно говоря, чувствую себя женщиной не круглый год. Но все же гораздо чаще, чем раз в году.Цветы, хотя, вообще, довольно спокойно к ним отношусь. Технику бытовую не хотела бы, украшения тоже.Лучше пусть это будет какой-то сюрприз.
[b]По рецепту 1933 года[/b]Хлебокомбинат «Москворечье», он же 7-й хлебозавод, затерян в закоулках за Павелецким вокзалом на берегу Москвы-реки. Случайный прохожий, без сомнений, обратит на него внимание: основной корпус имеет цилиндрическую форму, своего рода кулич, что вместе со специфическим «пекарным» запахом производит приятное впечатление.Этот хлебозавод – один из нескольких, где сохранилась «кольцевая» технология, называемая также «марсаковской».Хлеб здесь пекут с марта 1933 года. Завод на 200 тонн хлеба в сутки построили за восемь месяцев и без подъемных кранов, руками, тачками.Экономика первой пятилетки привела к закрытию бесчисленных нэпмановских пекарен, а город, тем более столичный, надо было кормить. Лучше всех на вызов эпохи ответил инженер Георгий Петрович Марсаков, сын плотника из уральской глубинки.– Гениальный был инженер, – рассказывает генеральный директор ОАО «Москворечье» Вадим Завьялов. – Нам немецкие коллеги говорили, что, знай они в свое время про систему Марсакова, европейское хлебопечение развивалось совсем иначе.[b]По спирали – вниз[/b]Для знакомства с системой Марсакова решетчатый грузовой лифтклеть везет нас на верхний, седьмой, этаж «кулича». Сверху, с железного мостика, виден круглый чан, в котором две угловатые стальные балки перемешивают тесто как бы руками.– Это обминка, – говорит заведующая производством Валентина Немоляева. – Основной процесс замеса закрытый. Мука и вода подаются снизу пневматикой из бункеров, закрепленных под потолком.Круглый чан, в который свободно усядется человек, называется дежа. Вот эти дежи, одна за другой, стоят на кольце рельсового типа, по окружности этажа. В них видно тесто – это подходит хлеб с отрубями.Включается электромотор, и дежа едет вверх и на высоте около двух метров опрокидывается. Ее содержимое одним куском съезжает вниз в жестяную воронку. Тесто попадает в округлитель – вращающийся жестяной конус с бортиком по окружности. Оправдывая название, аппарат делит тесто на приятные кругляши.Следующая машина – «колесо» – «перековывает» их на овалы. Потом несколько кругов «на отдых» – и в печь, также устроенную по круговому принципу. По системе Марсакова, нагрев печи производится перегретым паром дистиллированной воды: до 180 градусов для белого хлеба и до 210 градусов для черного.Всей этой гигантской жутковатой конструкцией управляет пекарь Татьяна Сотник. Она регулирует подачу пара, а также присматривает за механической надрезкой батонов сверху.– Ничего, работа нравится, – смеется Татьяна. – Вот сын у меня, правда, пожарным стал.Пока готовится хлеб с отрубями, из печи тем временем вылетают батоны из муки высшего сорта. Батоны подаются на широченный и низкий жестяной конус с бортиком, откуда работница вынимает их и укладывает на деревянные штабеля остывать.[b]Удел «частников» – бублики[/b]В сутки завод производит около ста тонн хлеба – до 50 различных наименований, около пяти тонн мелкоштучных изделий и столько же восточных сладостей. Всех работников – около 600 человек, они москвичи или жители Подмосковья, в основном с Павелецкого направления. Средняя зарплата – 11,5 тысячи рублей с учетом непрерывной трудовой недели и ночных смен (а большую часть хлеба пекут именно ночью).– Двести тонн в сутки мы в последний раз давали году в восемьдесят седьмом, – вспоминает Вадим Завьялов. – Ну а потом… Знаете, экономисты уже давно отметили: чем лучше люди живут, тем меньше они едят хлеба. Так что, по крайней мере, москвичи у нас живут все лучше и лучше. Молодежь считает калории. А поколение людей, для которых хлеб имел священный смысл, уходит.[b]– Что же делать хлебозаводам, Вадим Вадимович?[/b]– Работать. Над качеством, ассортиментом. Надо вырабатывать новые сорта хлеба для пожилых людей, для людей с ослабленной функцией желудка. Вариантов много.[b]– А мелкие частные пекарни вас не задушат конкуренцией?[/b]– Нет. Если пекарня будет работать по закону, она конкуренции не выдержит. Хлеб – не нефть, не газ, не водка. Сумасшедших денег здесь нет. Срок окупаемости хлебопекарных предприятий – пять-семь лет, если все будет хорошо. А технологию выдерживать надо. Мелкая пекарня дает не больше одной тонны в сутки, а лаборатория все равно нужна, технологи нужны, это все зарплата. Существует, правда, несколько ниш, которые пекарни, в принципе, могут занять. Бублики, например: у бублика срок реализации – шесть-восемь часов! Хлебозаводу это невыгодно, вот тут малая пекарня могла бы подсуетиться. Но чаще бывает иначе: или идет нарушение технологий, лепят по-черному какой-то лаваш или вообще отмывают деньги, а хлеб то ли есть, то ли его нет.[b]– И, наконец, о ценах на хлеб. Они у нас в последнее время подросли.[/b]– Ну, хлебозавод-то в рынке работает. Мы же платим за муку, за энергию, за аренду земли полностью по рыночным ценам. Если будет решено, что хлеб – это социально значимый продукт, давайте создавать условия для производителя. Еще надо подумать, какие, все это очень непросто.
[b]– Вашего брата журналиста послушать – так он и все могилы на кладбище сам отрыл, и взяток набрал полны карманы, а ежели и недобрал, то только по собственной скромности, и потом еще всю ночь с потусторонним миром запанибрата общался!.. Все это уже поднадоело, честно говоря. Так что мы с пониманием относимся к вашему желанию попробовать самому. Только давайте осторожно, лопата тоже острая. Такими словами напутствовали меня в государственном унитарном предприятии «Ритуал» в промозглый зимний день, который особенно располагает к «отрешению от всего земного» и подведению предварительных итогов.С мамой много не выпьешь[/b]Домодедовское кладбище – одно из немногих, где для москвичей выделяются новые участки под могилы. Жизнь в огромных городах имеет много проблем, одна из которых – нехватка места для погостов. Домодедовское находится довольно далеко: от метро с одноименным названием еще ехать на автобусе. По степени удаленности оно соперничает с Перепечинским кладбищем в районе Солнечногорска. Но тут ничего не поделаешь: все ближнее уже освоено.Дорога от Москвы заняла минут 40. Первое впечатление в целом весьма пристойно. Металлических оград нет: кладбище современное, трущобы из мелких оградок постепенно исчезают. Дорожки меж могилами вымощены брусчаткой, она немножко видна сквозь снежок. Одинокие фигурки людей, сейчас их очень мало…– С понедельника по четверг у нас пустынно, – поясняет директор Домодедовского кладбища Николай Васильев. – В пятницу и на выходные наплыв, и потом после них нам убирать и мусор вывозить. Собираем отходы веночной продукции…Николай Валентинович Васильев – мужчина могучего сложения, серебряный призер СССР по тяжелой атлетике. Очень жизнелюбивый, у него пятеро детей и целый зоопарк живности.– А на кладбище я двадцать девять лет работаю, – не без гордости сообщает Васильев. А потом добавляет: – С моей мамой много не выпьешь. Да вы и сами сейчас убедитесь, что пьяным не покопаешь. Я из землекопов старой закалки, очень не люблю, когда нас называют могильщиками и особенно когда некоторые умники именуют гробокопателями. Кстати, я еще и староста нашего Скорбященского храма.У ворот кладбища – новая кирпичная церковь, первый этаж будущей колокольни, и рядом в деревянных лесах – еще одна достраивающаяся «луковица».– Это часовня святого Уара. Она особенно важна для кладбища, потому что, как вы сами знаете, – подчеркивает директор, – в наше время очень часто хоронят некрещеных или просто неотпетых. Святой Уар – единственный, кому дозволяется молиться за тех, за кого, в общем-то, молиться нельзя.«В том числе и за всяких там агностиков-интеллигентов», – замечаю про себя. Меня тоже отпевать нельзя. По крайней мере, пока…[b]При фонарях не хоронят[/b]На Домодедовском в день моего визита предавали земле 17 человек на новых участках и 11 – в «родственные могилы». (В настоящее время «родственные захоронения» более распространены, они бывают и на старых кладбищах, так как большинство москвичей имеют какие-то участки с удостоверениями.) У ворот – с десяток похоронных автобусов.Я переодеваюсь в кладбищенской конторе: копать может только человек в форме ГУП «Ритуал». («Да и как вы, измазанный, в Москву поедете?») Надеваю штаны-комбинезон на помочах, сапоги на «липучках», теплую куртку, синюю с желтыми полосками. Форма напоминает некую заводскую спецовку, но, с другой стороны, какой она должна быть?– О! Родился новый землекоп, – руководство со здоровым сарказмом наблюдает за мной.Вот и новые участки – белые, припорошенные снегом. Здесь только начали появляться временные кресты и венки – зеленые, обвитые красным, они резко выделяются на снегу. В разных концах белого поля – две похоронные процессии. Один гроб красный, другой малиновый, их далеко видно. Рядом – бурые земляные холмы, и головы землекопов едва выступают над почти готовыми могилами.– Здесь самые простые захоронения, для тех, чьи родственники платят тысячу девятьсот рублей. А иногда и просто справку приносят из райсобеса. Мы никого наверху не оставляем. И при фонарях не хороним, успеваем, пока солнце.На землю укладывается рама из стальной арматуры: она вымеряет участок на две могилы.– Проморозка небольшая есть, бери лом, – говорит Валерий Иванович, старший по возрасту из землекопов.Обычный лом весит 28 килограммов, для сильных морозов – 34. Первые удары кажутся легкими, но Валерий Иванович невозмутимо отмечает:– Это еще не грунт. Это снег.Когда начинается грунт, лом резко тяжелеет. Я стараюсь подбрасывать его повыше, но чувствуется, что в землю он входит очень мелко.– Сейчас еще ничего. Прошлой зимой проморозка была до метра и больше. Лом, как от резинки, отскакивал… Так, вот что мы сделаем. Видишь, тут уже до тебя по пояс отрыли. Лезь и закапывайся! Сначала совковой лопатой с длинной ручкой убираю со дна крошку. Выброшенная земля норовит ссыпаться назад в яму, что в мои планы совершенно не входит. Когда крошка убрана, беру кладбищенскую лопату – она тоже похожа на совок, но рукоятка чуть подлиннее, чем у саперной.– Иди от стенки и выкидывай на три стороны. На дорогу не кидай.Земля идет тяжело – глина. Не только норовит скатиться назад, но и липнет к железу, и часть выкопанного все время остается на лопате, приходится отбивать об земляную стенку. Слишком далеко кидать тоже нельзя, чтобы не попало в соседние ямы. Гораздо раньше, чем ожидалось, начинают болеть мышцы…– Так, вынимай-ка его, Валерий Иваныч, из могилы, а то он еще там останется.Сконфуженно вылезаю наверх, где меня встречает целый ряд добродушно хохочущих физиономий.[b]Один копает, один лежит[/b]– Ну, понял теперь? – хлопнул меня по плечу Васильев. – Для полного профиля тебе сейчас бы светового дня не хватило. И обрати внимание: если кто-то пишет, что могилу рыли вдвоем, – это уже туфта. Ведь тесно же в могиле, правда? С могилой действительно имеют дело двое: один копает, другой лежит. Все! К тому же кверху она немного сужается, и гроб туда опускают с наклоном. А сам землекоп, когда уже глубоко отрыто, там в свитере, в яме-то тепло. Зато, когда вылезает, надо сразу же куртку обязательно надеть! Настоящий ас у нас отрывает семь могил в день. Валерий Иванович даже в свои пятьдесят шесть лет отрывает три зимой и четыре летом. Норма – две. У меня, директора, оклад десять тысяч, у землекопа – вдвое больше.«Разбор полетов» продолжается в конторе за вечерним чаем.– Николай Валентинович, а грунт-то – глина?– Ну, это еще не собственно глина, это супесь. Обычная подмосковная почва. То, что еще при советской власти нарезали. В песке человек рассыпается за два-три года, ну, здесь, конечно, подольше, лет шесть. Песчаный карьер у нас недалеко, песок машинами возим, а так вообще песчаных участков под Москвой негусто… А вот ты обратил внимание, Василий Сергеич, как Леня копал? Так не получится, надо лопату уголком – и пяткой сверху, тогда как по маслу пойдет. Кстати, мы три перфоратора купили японских, так через месяц в работе один остался. Не знаю уж, на что они рассчитаны.Перфоратор являет собой здоровенную «дрель» с наконечником в виде микролопатки.– А почему экскаваторами не копают могилы, Василий Сергеевич? – спрашиваю у заместителя генерального директора «Ритуала» Василия Козлова. – Из уважения к человеку или по техническим причинам?– Экскаватор, даже небольшой, вроде «Беларуси», выроет шире, чем надо, и неизбежно все вокруг себя помнет. Экскаваторная копка может быть выгодна только в одном случае: если траншеекопателем отрыть траншею, сделать внутри нее перегородки и всю за день заполнить, а то она осыплется. В мирной жизни так не бывает.Домашняя заготовка – разговор о всяких сверхъестественных случаях – не прошла.– Самая большая неприятность – это когда родственники начинают могилу делить. Никаких духов с того света не понадобится. Вот представьте, близких родственников на похоронах не было, и вообще поблизости не было, и удостоверение на могилу выдали, допустим, двоюродному брату. А через несколько лет является сын покойного, который в тюрьме сидел или просто за границей был, и требует удостоверение себе. Вот проблемы-то.Прощаясь, сотрудники погоста сообщили мне, что чистых выходных дней на кладбище всего два – 1 января и Пасха.
[b]Пенсионная реформа в России только-только набирает ход. В 2003 году наши граждане впервые выбирали управляющие компании, которые уже в нынешнем году должны будут отвечать за преумножение доверенных им пенсионных накоплений. С момента прекращения сбора заявлений о выборе компании прошло два месяца, и негосударственные УК уже начали подводить первые итоги.[/b]Первое место по Московскому региону заняла управляющая компания «Пенсионный резерв» – стратегический партнер Банка Москвы, ей доверили свои деньги более 15 тысяч москвичей и жителей Подмосковья. Кроме того, «Пенсионный резерв» вышел на седьмое место по сбору заявлений по всей России в целом.Среди своих клиентов компания «Пенсионный резерв» разыграла более тысячи призов – телевизоров, DVD-плейеров, радиоприемников и т.д. И, конечно же, был разыгран главный приз – автомобиль «Дэу-Нексия». Ее обладателем стал старший мастер электродепо «Печатники» Московского метрополитена Валерий Щербаков.– Мы получаем зарплату через пластиковые карты Банка Москвы, – сказал Валерий на церемонии вручения автомобиля. – Поэтому, когда началась пенсионная реформа, я решил передать в управление свои пенсионные сбережения «Пенсионному резерву» – партнеру банка, которому я доверяю. В лотерее ни я сам, ни кто-либо из моих родственников или друзей никогда не выигрывал больше рубля, и никто из нас в них не верил. Но, конечно, теперь все родственники очень довольны.В торжественной обстановке ключи от машины победителю вручили вице-президент Банка Москвы Алексей Сытников и генеральный директор «Пенсионного резерва» Елена Касьянова. «Мы благодарим всех граждан, которые доверили нам свои пенсионные накопления, – сказала после вручения ключей от автомобиля корреспонденту газеты «Вечерняя Москва» Елена Касьянова. – Мы рады, что уже сейчас приносим своим клиентам «дивиденды», но основные доходы мы намерены зарабатывать для граждан России, управляя их пенсионными накоплениями, используя при этом весь имеющийся у нас опыт и профессионализм».
[b]“Чаепитие в Мытищах близ Москвы” – это название картины художника-передвижника все время лезло в голову в минувшую субботу, когда на Ярославском направлении МЖД было открыто скоростное движение от Москвы до Мытищ.[/b]Нынешняя картина оказалась гораздо приятнее: теперь мы с вами можем добраться до одного из крупнейших подмосковных пригородов за 18 минут, уплатив 18 рублей (сезонка на месяц будет стоить 625). Стоимость проезда в обычной электричке до Мытищ – 11 рублей 40 копеек.Время в пути сокращается вдвое.– На семь рублей подороже простой электрички, зато гораздо комфортнее, – сказал в торжественной речи президент ОАО “Российские железные дороги” Геннадий Фадеев.Это правда. На мытищинском маршруте отныне курсируют шесть поездов “Спутник”, разработанных и построенных на Московском электровозоремонтном заводе. Вместе они дадут 41 пару поездов в сутки с интервалом в часы пик в 15 минут, в остальное время – в полчаса–час.Остановка в пути всего одна – на Лосиноостровской.Сам новый поезд цвета белой ночи с черноватыми тонированными окнами радикально отличается от всех прежних электричек тем, что шесть его вагонов устроены скорее по метрополитеновскому типу. Каждый имеет по три двери с обеих сторон, без тамбуров. Большая часть мягких сидений – все же вагонного типа, по два кресла в ряду, часть – банкетки по образцу метро. Даже из битком набитого вагона всех пассажиров можно аварийно высадить за 30 секунд. Обтекаемая “голова” вагона с квадратным низким прожектором примерно та же, что и на электричках в домодедовский аэропорт. В кабине две элегантные рукоятки из полированного дерева, изготовленные с учетом формы ладони, и бортовой компьютер.Железная дорога особенно гордится тем, что, невзирая на скоростной пуск, не отменено ни одной обычной электрички.– Все, что будет делаться, затрачиваться, будет работать на человека, – сказал Фадеев на торжественной процедуре на Ярославском вокзале. – Но не за счет кармана человека, а за счет железной дороги, города и инвесторов Южной промышленной группы.– Когда едешь на таком общественном транспорте, чувствуешь себя человеком, — сказал Юрий Лужков. — Чем быстрее и комфортнее мы будем ездить, тем лучше будет и жителям области, и нам, москвичам.Духовой оркестр МПС грянул туш, и Фадеев вручил ключи от поезда лучшему машинисту моторовагонного депо “Москва-2”. Скоростной поезд “Спутник” отошел от Ярославского вокзала в 11.04 и прибыл в Мытищи в 11.18, но остановки на Лосиноостровской в парадном рейсе не было, так что реального времени будет на 4 минуты больше.В пути можно было видеть, что участок, который теперь стал скоростным, огорожен листовым забором. Правда, не сплошь: пассажирам оставлено полюбоваться лесными массивами Лосиного острова по берегам Яузы, но деревянные дома Перловки и Тайнинки можно видеть только над забором сероголубоватого цвета. Кстати: в те же тона перекрашены и все простые электрички Ярославского направления.Вообще же при подготовке скоростного маршрута была проделана колоссальная работа по реконструкции путей, зачастую не видная глазу непосвященного пассажира (но чувствуется – ход плавный). А вот что очень хорошо видно, так это новый вокзал-“конкорс”, сооруженный в Мытищах прямо над путями. В нем же расположились кассы “Спутника” и торговые ряды. Одно немножко скребет на душе: Мытищи, конечно, очень густонаселенный пригород, но также очень много людей живет на ближайших станциях Подлипки и Болшево, до которых скоростная трасса не доходит.К слову сказать, именно здесь, на 18-километровом маршруте Москва–Мытищи в 1929 году было открыто первое в нашей стране движение электричек. И теперь этот же перегон является пионером: скоростное движение, как обещал Фадеев, будет распространяться по всем направлениям.Теперь на очереди перегон Москва–Люберцы.
[b]Жизнь богачей и людей публичных профессий (к примеру, артистов) изобилует сложностями. Первые больше, чем за собственные накопления, боятся за жизнь: окружают себя штатом охраны, редко бывают на людях. Вторым, которым хлеб насущный и так дается в поте лица, отравляют существование пронырливые журналисты. Так и норовят, понимаешь, выскочить с фотоаппаратом наперевес в самый интимный момент жизни.[/b]Спешим обрадовать их тех, и других. Как говорится в рекламе, спасение есть. Оно находится на открывшейся в столичном ВВЦ выставке “Технологии безопасности”. На первый взгляд, ничего особенного для неспециалистов там нет.Камеры наблюдения, датчики слежения, домофоны, униформа и прочая нужная, но банальная продукция.И только пытливый посетитель, прорвавшись сквозь множество стендов, найдет три занятных приборчика – то самое спасение для страждущих. Все они выглядят по-разному. Один похож на фляжку, второй – на крохотную подзорную трубу, третий – на бинокль с наушниками.Принцип же действия един. Хитрые приборы способны различить на солидной дистанции все виды стекол, фокусирующих лучи: оптические прицелы, видео-фотокамеры и даже лупы. В любое время суток, при любой погоде. Обычные стекла оставляют их равнодушными (исключение – очки и ограненные драгоценные камни). Поймав в объектив опасность, эти устройства подают условный сигнал: кто цветом, кто писком.Поняв, где примерно находится источник “раздражения”, своевременно выйти с линии огня или отогнать назойливого папарацци не составит труда.Разработчики – московские инженеры – естественно, не спешат раскрывать всех секретов. Они охотно раскрывают лишь области применения. К примеру, самый крупный по размерам прибор обнаружит наемного убийцу на расстоянии более километра. А умещающийся в кулаке подскажет, где в офисе или дома притаился коварный видеожучок. Правда, не за бесплатно. Желающим сэкономить нервы и здоровье следует иметь несколько тысяч долларов.Плюс потратиться на служащего, который будет всюду ходить по пятам и смотреть на мир сквозь призму аппарата. Можно, конечно, и самому, но тогда профессию придется сменить.Впрочем, после фильма “Телохранитель” с Кевином Костнером в главной роли одноименная работа имеет своеобразный романтический ореол.
[b]Вновь, как и в советские времена, приобрести нашу газету в автомате могут теперь москвичи. По городу расставлены первые 50 аппаратов.[/b]Многие очень хорошо помнят газетные автоматы брежневских времен. Опустив в щель монету (“Вечерка” стоила 3 копейки), следовало с силой нажать специальный рычажок, и из прорези вылетала газета. Прогрессивный автоматторг, как известно, пал жертвой инфляции: обесцененные монеты перестали служить “всеобщим эквивалентом”, а на бумажные купюры те автоматы были не настроены.– Я искал старые автоматы, чтобы их изучить, но не нашел, – рассказал “ВМ” предприниматель Олег Полозов, занимающийся внедрением торговых автоматов. – К сожалению, не сохранилось ни одного. Выпускал их завод в подмосковном Калининграде, ныне Королеве. А теперь мы нашли производителя в лице Малоярославецкого приборостроительного завода в Калужской области. Мы думали спроектировать автомат на продажу двух изданий, но расширили до шести. Устанавливали сначала в больницах, вообще, в учреждениях, где невыгодно держать киоск.Современный автомат гораздо больше советского – он в человеческий рост. Но зато в его окнах четыре газеты и два журнала. Принимает все монеты, а также бумажные купюры, но сдачи не дает, поэтому бумажные десятки годятся только при покупке дорогих журналов.Естественно, тугих рычажков уже нет. Правда, есть одно неудобство: малоярославецкие изготовители решили пойти по новому пути и сделали так: сначала надо нажать кнопку возле окна твоей газеты, потом загорается ценник, и по мере опускания монет цифра “обнуляется”, а газета выпадает сама. До сих пор большинство торговых автоматов работает по обратному принципу: сначала опускаются монеты, а в ценнике “нарастают” цифры. Из-за этого возникают небольшие “взаимонепонимания”.– А… вот оно что. Ну что ж, просто, как в первом классе, – усмехается интеллигентный мужчина с бородкой. – Я уже привык, здесь каждый день газеты покупаю, – дополняет его другой житель “Красных ворот”. – Очень просто: набираешь номер, кидаешь деньги… Жаль только, что их мало. В кошельке, разумеется.Этот автомат мы сфотографировали в переходе метро “Красные ворота”. Приобщать метро к автоматической торговле газетами начали с “красной” – Сокольнической линии.
[b]Владимиру Владимировичу грех жаловаться на свою команду – люди работают на совесть. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на рейтинг президента, подготовленный любой социологической компанией. Но сейчас не о них. Сейчас о маленькой девочке Веронике Петуховой из Калуги. Именно в ее 11-летнюю голову пришла мысль: «А почему нигде во всем Интернете нет сайта о Путине, рассчитанного на детей?» И действительно, почему?[/b]…Работа над проектом «Президент России – гражданам школьного возраста» длилась больше года.Теперь плод усилий команды во главе с детским писателем Григорием Остером может оценить любой пользователь Интернета. Хоть ребенок, хоть взрослый – [i]http://www.uznay-prezidenta.ru[/i]. (Для специалистов заметим, что сайт почему-то категорически отказывается работать в такой популярной программе, как Netscape Navigator.) Для тех, кто таковой возможности пока не имеет, прилагаем краткий обзор сего весьма примечательного ресурса.Во-первых, – и создатели это настойчиво подчеркивают – сайт посвящен не Путину, он – о президенте страны. Подразумевается, что со временем, когда Владимир Владимирович отойдет от державных дел, все упоминания о нем можно будет легко вымарать и вставить новые данные. Суть от этого не изменится.Сайт изобилует массой занятных вещей. К примеру, на простых, доступных примерах детям разъясняется, кто такой наш гарант демократии, за что отвечает, к чему стремится.Пример:[b]ВОПРОС[/b]: В чем президент не виноват?[b]ОТВЕТ[/b]: В разбитых коленках.Впрочем, особо пытливые могут нажать на ответ и получить его более развернутую версию, из которой становится понятно, что единого мнения по этому вопросу пока нет. При этом тяжкая ответственность за синяки и шишки с президента все же снимается: «Смажьте коленку йодом и в следующий раз лучше смотрите под ноги».Помимо чисто развлекательной информации (какую книжку ВВП читал в детстве) тянущаяся к большой политике ребятня может в доступной форме ознакомиться и с основными положениями Конституции. Этот раздел, подготовленный Остером, тщательно вычитывала руководитель Главного правового управления при президенте Лариса Брычева. Не дай Бог, Григорий Остерне так понял. Рядышком – «перевод» присяги президента.Проведенное в первые дни работы сайта экспресс-тестирование показало, что детям, увы, все это немножечко неинтересно. Подавляющее большинство ребятни окунулось в предложенные простенькие игры, которые в легкой форме знакомят с историей нашей страны. Вплоть до X века. Более свежие данные, видимо, пока уточняются.[i][b]Григорий Остер: Владимир Путин стал моим соавтором[/b][/i]- С предложением сделать такой сайт мне позвонили из администрации президента. Первое, что я сказал: «Извините, но с «Идущими вместе» я не играю». Когда же мне пояснили, что речь идет о создании сайта президента России, а не личного сайта Владимира Путина, согласился. Решил попробовать объяснить детям, как устроено наше государство, что такое демократия. Думаю, у меня получилось. Но, к сожалению, воплощение всего этого, на мой взгляд, не очень точное.[b]- Владимир Владимирович участвовал в создании сайта?[/b]- Он внимательнейшим образом прочитал все, что я написал. Путин не делал никаких идеологических правок, хотя просил изменить какие-то детали, что, впрочем, меня вполне устраивало. К примеру, когда я объяснял, что к власти нужно относиться без любви, ни в коем случае нельзя любить власть, а относиться к ней как к работнице, которую ты нанял, платишь ей зарплату, президент заметил, что не каждый ребенок поймет, что значит работница, которую ты нанял. Думаю, он был прав – не в каждые же семьи приходят убираться домработницы. В результате прошла формулировка, что к власти нужно относиться требовательно. Это, собственно говоря, то же самое, что я имел в виду, просто по-другому сформулировано.[b]- А ваши дети посещали новый ресурс?[/b]- Конечно, заходили, игрались.[b]- Самый младший ваш ребенок, школьник, понял, кто такой президент?[/b]- Да. Я думаю, если прорваться сквозь некоторые погрешности интерфейса, то все будет хорошо.[b]- Сколько вы работали над этим проектом?[/b]- В общей сложности полтора года. Но надеюсь, что процесс будет продолжаться. Хочется довести до конца работу над теми разделами, которые существуют, а также над теми, которые президент прочитал и одобрил, но их еще не успели выложить на сайт.[b]- Главный чиновник страны в качестве личного цензора был только у Александра Пушкина. Есть чем гордиться![/b]- Я думаю, мне надо гордиться еще больше, чем Пушкину, потому что в данном случае речь не шла о цензуре. Я еще раз обращаю внимание, что никакой цензуры идеологической от Путина не было, правильнее сказать, что это было соавторство.[b]- Позвольте задать нескромный вопрос. Гонораром остались довольны?[/b]- Конечно же, на книгах можно больше заработать. В СМИ сообщили, что посещаемость сайта бьет все рекорды, на него заглянули 30 тысяч человек. А что это такое? Это тираж одной не очень удачной книги, в то время как мои произведения читают миллионы ребятишек. Но буду надеяться, что сайт посмотрит еще много детей.[i][b]Это не для детей[/b][/i]Дать свою оценку некоторым текстам, размещенным на сайте, мы попросили [b]детского психолога, специалиста Центра практической психологии «Точка зрения» Аллу СМОЛЯКОВУ[/b]:- Вы знаете, мне это было очень интересно читать, но я-то человек взрослый! А вот как раз для детей это, по-моему, не предназначено.Остер – человек остроумный, но непонятно, это реальные детские вопросы или это с его высоты? Дети просто не задают таких вопросов, как: «Откуда берется власть президента?» Да и ответ на него дан недетский. Детям надо конкретно отвечать. Биография президента тоже вряд ли заинтересует детей. Это будет восприниматься, вероятно, лет с 16. Но это уже не дети, это подростки или как их…Единственно более или менее удачные вопросы это: «Почему взрослые не хотят, чтобы дети участвовали в выборах?» и «Может ли 12-летняя девочка стать президентом?» и ответы на них. А в целом автор этого сайта, боюсь, любовался собою.
[b]Публицист Сергей Кара-Мурза как-то заметил, что тяжелее всего в новые времена пришлось тем людям, кто при советской власти сумел найти себе увлечение. Добавлю от себя, что найти уголок для души в СССР было очень непросто.[/b]Тем обиднее, когда теряется даже то немногое, что было.– Вытурили нас, значит, из здания-то, – поделился со мной бедой приятель Сергей Ахметов, член военно-исторического клуба Гродненского гусарского полка. – Обидно, это ж дом культуры “Автомобилист”, он с начала НЭПа существовал. Взяли и продали.Оговорюсь: дело не столько в моем приятеле и не в военно-исторических клубах, которые расцвели как раз в нынешние времена. Можно спорить о роли людей, любящих ходить в военной форме прошлых эпох. Но ведь они не просто в мундирах маршируют...– Наш ансамбль там занимался старинными бальными танцами, – пояснил Ахметов. – Это был клуб Центрального округа Москвы, там занималось множество коллективов, в том числе знаменитые “Школьные годы”. И всех поперли. Здание продано фирме, которая то ли в Австралии, то ли где-то еще зарегистрирована.В управе муниципального района “Басманный” корреспонденту “ВМ” подтвердили, что закрытие клуба “Автомобилист” вызвало многочисленные жалобы граждан. Но продавали здание не местные и даже не городские, а ведомственные власти: дом принадлежал транспортным организациям, в названиях которых сам черт ногу сломит после приватизаций и переоформлений.Дом культуры “Автомобилист” расположен на Новорязанской улице, за Казанским вокзалом, и входит в комплекс построек “промышленной архитектуры”. Просторное здание в стиле “раннего конструктивизма” теперь имеет вид необитаемый. Правда, охрана внутри мощная. Мне удалось получить там телефон Сергея Желудкова как представителя нового хозяина. Тезка и однофамилец известного диссидента говорил довольно резко: – А закрытие Мавзолея ваших граждан меньше беспокоит? Я посмел предположить, что для многих людей дом культуры был поважнее Мавзолея.– Да прям! Собиралась там всякая шпана, хулиганье! Пять часов танцевали дети, а потом шелупонь всякая. Впрочем, клуб будет. Там ремонт…Столь грубовато подбодренный, я связался с директором закрытого клуба Эдуардом Пуримом.– Дом наш существовал около 80 лет, сначала как “Клуб шоферов”, – пояснил Эдуард Романович. – Перед приватизацией он принадлежал НПО “Главмосавтотранс”, а в 92-м году его передали на баланс новому АО “Мосавтопрогресс” с условием сохранения культурного профиля. Но! Была совершена какая-то странная ошибка: часть площадей (800 кв. метров из 5 тыс.) попала в реестр собственности акционерного общества, хотя надо было только на баланс. Я писал в Москомимущество, чтобы нас взяли к себе и передали здание коллективу в хозяйственное пользование, но все безрезультатно… И вот в 2000 году “Мосавтопрогресс” был скуплен знаменитым “Росбилдингом”. Законно или нет – непонятно. Но до нынешнего года в нашу деятельность они не вмешивались. А летом явился отряд и вышвырнул нас сначала с тех 800 метров, а через неделю и из основного здания. Разогнали 27 художественных коллективов, я даже своим 73 штатным сотрудникам не могу выходное пособие выплатить, нечем. Профсоюз работников автотранспорта помощи нам, увы, не оказал.…Вторая печальная история связана со мной лично. Много лет посещал я Центр авторской песни (ЦАП) на Садовнической улице. И как часто выручало то ощущение уюта, которым был наполнен двухэтажный флигелек, затерянный во дворе на острове Москвы-реки! Основных функций у ЦАПа было три: концерты в маленьком, но милом зальчике, гитарная школа и тусовка-общение. Вот это, последнее, и было утрачено нынешним летом.Флигелек принадлежал Краснохолмскому камвольному комбинату. Старый комбинат снесли, теперь на очереди и его клуб.– Пока ситуация глубоко пессимистическая, – говорит председатель клуба авторской песни Александр Костромин. – Своей основной функции, общения, ЦАП не выполняет совершенно. Нет базы.Впервые движение КСП обрело законный городской “штаб” в 1976 году, когда с ним позаигрывал горком комсомола. Из помещения на улице Трофимова в окрестностях ЗИЛа пришлось убираться в 1981 году, после того как “со сцены кто-то что-то не то сказал”. В 1987-м бардам предоставили помещение в бывшем ДК имени Горбунова. Через три года их переселили на “большую Горбушку”, но скоро оттуда их вытеснил рок. О том, что было дальше, рассказывает бывший директор Краснохолмского комбината Сергей Яковлевич Волков: – Я сам мастер спорта по горному туризму – походы, горы… Песни пел. И когда в 90-м году прочел в газете “крик души”: “Нас выгоняют с Горбушки”, я им позвонил. Сначала у нас барды занимались 1–2 дня в неделю, но потом прочая самодеятельность как-то заглохла, и им отошло все. Наши работники бесплатно ходили на все концерты, некоторые учились на гитаре... Потом комбинат наш перебазировался в Подмосковье. А в бывшем клубе, кажется, диспансер скоро будет. Наркологический, что ли.Дальнейшая судьба ЦАПа остается неопределенной. Новые спонсоры, найденные с помощью барда Олега Митяева, оплатили аренду помещений в ДК АЗЛК у метро “Текстильщики”. Там организуются концерты в малом зале, гитарная школа в фойе, но – уже никаких “гитар по кругу”.Сколько всего утрачено таких клубов, клубиков и подвальчиков, которые разными правдами и неправдами удалось в свое время организовать по социалистическим расценкам? А ведь люди занимались там далеко не худшими формами досуга.
[b]В эти дни отмечается очередная знаменательная дата – хотя и непарадная (во всех смыслах этого слова) и некрупная, но тем не менее для подавляющего большинства из нас довольно чувствительная. Исполняется год с того момента, как в московском метро для дезинфекции вагонов начали применять универсальное химическое средство “Фогуцид-нео”. По данным санитарных врачей, оно надежно ликвидирует всю заразу, включая вирусы, на которые предыдущие средства не действовали.[/b]– Знаете, как по-научному называется это средство? – улыбается заместитель главного санитарного врача столичной подземки Маргарита Воронцова, с которой мы беседуем в электродепо “Северное”. – Полигексаметиленгуанидинфосфат! Все в одно слово. А до 85го года вагоны изнутри мыли просто хозяйственным мылом да иногда пользовались хлорной известью. Потом у нас, по известным причинам, стало погрязнее, появились разные бомжи… Стали пробовать одно за другим химические средства.Но приход атипичной пневмонии поставил новый вопрос: о борьбе с вирусами. “Фогуциднео”, в общем-то, недешевый – более 400 рублей за литр, но зато защищает очень надежно.Сам по себе процесс уборки вагона остается вполне классическим. Две мойщицы-уборщицы берут обычное ведро воды со стиральным порошком и вливают в него 25 граммов 30-процентного раствора. Затем обе женщины надевают респираторы (присутствующий при сем корреспондент “ВМ”, правда, никакого запаха в вагоне не почувствовал). Пока одна засыпает пол опилками и сметает их широченной шваброй, вторая протирает раствором сиденья. Потом уже вдвоем проходятся по поручням и дверям. А затем из другого ведра, с тем же содержанием препарата, моют пол.Депо “Северное” обслуживает “красную” Сокольническую линию и расположено в районе Комсомольской площади, самой “бомжевой” зоне. В противоположность внутренней уборке процесс наружной мойки поездов механизирован и по-своему торжественен.В моечном отсеке – огромные щетки-валики полуметрового диаметра из толстого капрона: четыре боковые, для мытья стенок вагонов, и четыре поперечные, для мытья крыш. Запыленный поезд заезжает прямо из туннеля, по пути рабочий крюком загибает внутрь выступающие зеркала, а машинист тщательно задраивает у себя все окна, так как ехать ему предстоит через бурный поток.Кроме машинистов поездов в метро есть еще машинисты моечных и даже стиральных машин. Одна из них – здоровенный синий барабан для стирки спецовок и тряпок – установлена между двумя поездами. Рядом тележка, в которой громоздятся какие-то бумажки с обрывками фраз.– Это все самовольная реклама, – говорит главный инженер депо Виктор Зубов. – За день наклеили все, кому не лень, а мы вынуждены отдирать. Да они еще клей норовят использовать покрепче, после которого стекла портятся.В целом на 34 поездах депо “Северное” приходится заменять около 8–10 стекол в месяц – чаще всего из-за действий разного рода футбольных фанатов. А в общем обстановка довольно спокойная.– Несмотря ни на что, у нас в метро, – считает Маргарита Воронцова, – гораздо чище, чем в городе.
[i]Как сообщают синоптики, в ближайшие несколько дней в Москве похолодает – ночью до минус 2–7 градусов: сегодня через столицу начал проходить холодный атмосферный фронт.Что касается снега... Те же синоптики давеча заверяли, что снег будет, и будет его много.Однако сегодня они не так категоричны: то ли будет, то ли нет. Но москвичи, наученные горьким опытом, разумеется, верят в худшее. Все заметет так, что ни пройти, ни проехать. Тем более и Госавтоинспекция официально и настоятельно просит автомобилистов сменить летние покрышки на зимние. А также соблюдать осторожность и Правила дорожного движения в условиях гололедицы и снежных заносов. А ГИБДД просто так никогда ничего не говорит...Как бы то ни было, заявит о себе зима в ближайшие часы или подождет недельку-другую, а то и месяц, она все равно наступит, и Москву обязательно заметет. И что будет? Москвичам памятна чрезвычайная ситуация ноября 2004 года, когда на город выпало рекордное количество снега. Столичные дорожники тогда справились с напастью. Готовы они и сейчас к любому форсмажору. Так, по крайней мере, заверяет глава Жилищно-коммунального департамента [b]Артур КЕСКИНОВ[/b]. С ним накануне прихода зимы встретился корреспондент «Вечерней Москвы».[/i][b]– Артур Львович, как, по-вашему, то, что зима ожидается холоднее прежних, – создаст ли это какие-то дополнительные трудности? [/b]– Не думаю, что зима сможет преподнести нам что-то кардинально новое. Прошлая зима, хочу вам заметить, была более чем сложная. По средним многолетним данным, в Москве за зиму, которая в наших северных широтах длится пять с половиной месяцев, или 166 дней, выпадает примерно 150 см снега и проходит 50 снегопадов. Количество гололедоопасных дней колеблется от 38 до 120. В прошедшем же зимнем сезоне выпало более двух метров снега. Снегопады регулярно сменялись ливневыми дождями и наоборот. И ни разу, я обращаю внимание, ни разу за все это время движение в нашем городе не прекращалось. Хотя в то же время при гораздо более благоприятных погодных условиях жизнь во многих европейских столицах останавливалась на несколько дней. Думаю, на самом деле москвичам было за что похвалить коммунальные службы города… Надеюсь, так будет и предстоящей зимой.[b]– Скоро в Москве вводится система парковок «чет-нечет». И совсем недавно мэр поручил эту работу Департаменту жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства. Как вы планируете организовать эту работу?[/b] – Справедливости ради надо отметить, что знаки «четная (нечетная) сторона улицы» существуют в городе уже давно. Ничего нового никто не изобретал. Просто сейчас в связи с переходом с 1 октября на осенне-зимний режим уборки мы провели инвентаризацию этих знаков и установили улицы, где без этих знаков убирать дороги от снега зимой станет практически невозможно. Обращаю внимание на тот факт, что причины, по которым используют эвакуаторы ГИБДД, и эвакуаторы департамента – разные. Наши службы будут эвакуировать лишь те автомашины, которые мешают уборке улиц и магистралей. На сегодняшний день могу лишь сказать, что эвакуация будет бесплатной. И что она точно будет. Так что водителям можно лишь посоветовать быть внимательными и парковаться по четным дням у домов с четными номерами, а по нечетным – соответственно у домов с нечетными.[b]– И тем не менее проблемы остаются. Чего стоят одни пробки на дорогах.[/b]– Недавно мы подготовили распоряжение правительства Москвы «О проведении аварийного текущего ремонта дорог и люков колодцев», подписанное мэром 29 сентября. На основании этого распоряжения в целях повышения оперативности проведения аварийного текущего или, проще говоря, «ямочного» ремонта асфальтобетонных дорожных покрытий и люков колодцев, расположенных на проезжей части, мы разработали систему формирования единой базы данных по планированию и выполнению этих работ на улицах и магистралях Москвы, в том числе с учетом предписаний Объединения административно-технических инспекций города Москвы и Управления ГИБДД ГУВД г. Москвы. Префектуры обеспечивают ежедневный мониторинг и проверку состояния дорог. По результатам проверки в тот же день вся информация о планируемых и выполненных дорожноремонтных работах вносится в единую базу компьютерной «Системы мониторинга состояния дорог». На устранение выявленных дефектов дается строго ограниченное время: «ямочный» ремонт – не более суток, люки колодцев – в течение трех дней с момента поступления заявки на ремонт. Также, чтобы увеличить пропускную способность городских улиц и магистралей, в этом году мы расширили проезжую часть за счет газонов, что позволило на отдельных транспортных узлах увеличить пропускную способность транспорта на 15–20 процентов. Многое зависит не только от профильных служб города, но и от самих автомобилистов. Одной их главных причин заторов на дорогах по-прежнему остаются неправильно припаркованные машины.[b]– Артур Львович, как меняется с годами автопарк вашего ведомства? [/b]– Недавно ввели в эксплуатацию новые образцы дорожно-уборочной техники – например, погрузчики снега СНП-17, СНП-18, предназначенные для скоростной работы по ходу движения транспорта. Эти машины пришли на смену старым моделям снегопогрузчиков КО-206. Для всесезонной скоростной уборки автомагистралей мы проводим испытания машины КО-845, которая является отечественным аналогом машин «Мерседес-Бенц» (Германия), «Джетбрум» (Швейцария). В зимний период мы их используем для скоростной снегоочистки магистралей с твердым покрытием и обработки дорожного полотна сухими, увлажненными и жидкими противогололедными реагентами. Комбинированные уборочные машины КМСД-1 на шасси ЗИЛ-432720 предназначены как для летней, так и для зимней уборки дорог, улиц и внутриквартальных проездов в стесненных условиях города. Есть новые распределители реагентов КМ-32001 – эти машины пришли на смену старым моделям пескоразбрасывателей с механической регулировкой типа КО-713-02, МДК-4333-01 и др. Список этот можно продолжать очень долго. А всего к эксплуатации в предстоящий зимний период мы готовим более 9500 единиц уборочной техники. Из них на уборку дорог и магистралей мы планируем задействовать около 6000 единиц, а для уборки дворовых территорий и внутриквартальных проездов – более 3500.[b]– И последний вопрос: на минувшее воскресенье пришелся День работников дорожного хозяйства. К празднованию этого дня присоединилось, наверное, и значительное число сотрудников вашего большого ведомства. Что вы пожелали своим коллегам? [/b]– Действительно, профессиональный праздник – День работников дорожного хозяйства – был установлен согласно указу президента. Кстати, это был один из первых указов, подписанных Владимиром Владимировичем Путиным на посту президента России. Думаю, что этот факт сам по себе свидетельствует, насколько высоко ценится и какой важной сегодня является профессия работников дорожного хозяйства. Состояние дорог в любой стране мира – вопрос не только экономический, но и политический. А дороги в столице – тем более. Так что можете себе представить, насколько серьезно правительство Москвы относится к решению этого вопроса. Мы же, в свою очередь, отмечаем наш день новыми достижениями. В этом году – перевыполнением заданий и планов, поставленных перед нами московским правительством. Мы отремонтировали 9,2 млн. кв. метров дорог против «заказанных» 8,7 млн. И практически все работы были завершены до 1 сентября. А своим коллегам я от всей души желаю счастья, здоровья, благополучия в доме и, конечно, новых трудовых успехов.[b]Справка «ВМ» [/b][i]В Москве современнаядорожно-транспортная сеть составляет 4835,9 км, а площадь – 89,7 млн. кв. м. Всего же вместе с дворовыми территориями в городе свыше 143 млн. кв. м асфальтобетонных покрытий. Сегодня в работе по содержанию и ремонту дорог в городе задействовано свыше 400 организаций, численность постоянно работающих в дорожной отрасли составляет свыше 35 тыс. человек.[/i]
[b]Все, кто достиг совершеннолетия при советской власти, хорошо помнят осенние разнарядки на овощные базы. Суровые лица комсомольских секретарей, горы грязной картошки – и отвратительный запах, что встречал нас издали и провожал далече. Не ладилась тогда работа на овощебазах. Не помогали ни студенты, ни кандидаты наук, ни профессора, закладывающие, как в фильме «Гараж», в пакеты с морковкой или свеклой свои визитки – дескать, за качество переборки товара отвечаю.[/b]Сегодня в столице есть овощные базы разных форм собственности. Москва размещает в них городской заказ: обязательные объемы пяти основных видов овощей (картофель, капуста, морковь, свекла и лук репчатый) для прокорма объектов социальной сферы – детских садов, школ, больниц. Овощи, не входящие в горзаказ, именуются коммерческим заказом и свободно продаются в магазинах.ОАО «Перовское» обслуживает Восточный округ Москвы. К нашему удовольствию, подзабытого аромата прокисшей капусты мы не почувствовали, даже оказавшись на территории. Зато увидели, как юркие грузопогрузчики загружают разнокалиберные машины – от мощных трейлеров до «каблуков» на базе «Жигулей».– Сухая осенняя погода очень помогает в работе, – рассказывает нам заместитель директора базы [b]Наталья ДИКУН.[/b] – Урожай картошки очень хороший, капусты и лука немного меньше, хотя пока закладка не окончена. На год мы заготавливаем 12 тысяч 600 тонн овощей, из них пять с половиной тысяч – городской заказ. Сюда входит только продукция первого класса, и отпускается она по строго фиксированной цене. Два цеха оборудованы аммиачными, два – современными фреоновыми установками. Хранилища снабжены выносными датчиками, которые позволяют контролировать температуру, не заходя в камеру.Но товаровед обязан заходить в камеру не менее двух раз в сутки. Зашли и мы. Все овощи хранятся в больших деревянных ящиках с частой рейкой – эти ящики легко подхватывает своими лапами погрузчик. Температура хранения различается несильно: картошка +2...+4°С, свекла +2°С, лук можно хранить при нуле градусов.Тут мы познакомились с несколькими солдатами из ближайшей войсковой части. Они сортировали картошку для детсадов в капроновые сетки по 20 кг. Западные столичные районы обслуживает ЗАО «Кунцевское».Вынесенная на просторы вдоль Рябиновой улицы, эта база расположена в приземистых одноэтажных корпусах с подвалами. У автомобильного портала разгружал капусту «КамАЗ», работницы тут же отрывали зеленые листья.– Это так называемый свободно отложившийся лист, – строго пояснила замдиректора базы [b]Ирина Писаренко[/b]. – Его мы сразу отделяем и отсылаем назад, в совхоз.У базы прочные связи с крупным совхозом в Озерском районе Подмосковья, откуда и поступает большая часть продукции. Коммерческий заказ хранится в самом совхозе, там свои камеры. В Кунцеве закладывают только городской заказ: две тысячи тонн, из них половина – картофель.Некоторую часть картошки в этом году получили из Самарской области. А самый лучший лук произрастает под солнцем Ростова-на-Дону.Свободные площади выгодно сдаются в аренду под другие продовольственные товары, благодаря чему средняя зарплата на предприятии – около 15 тысяч рублей. Как бы то ни было, в Кунцеве рабочая сила исключительно своя. Если кунцевские кладовщики еще четыре года назад поменяли аммиачное оборудование на фреоновое, то на базе «Эликалайн» придерживаются иного способа. Там тщательно поддерживают в порядке аммиачное оборудование. Фреон гораздо коварнее. Его утечку обнаружь поди! Да и подворовывают газ для холодильников.– Лет через десять фреон себя изживет, – уверенно заявил замдиректора базы Александр Евгеньевич Романов. – И МЧС будет грозить: что это вы до сих пор на фреоне? На этой базе форма собственности находится «в процессе определения». Городской заказ – всего 870 тонн. От прошлых времен здесь остался железнодорожный цех: крытый портал, рассчитанный на десяток удлиненных крытых вагонов. Сейчас туда доставляют по паре-тройке вагончиков с товарами, подает их тепловоз с ближней станции Солнечной.Фруктами, как мы выяснили, крупные овощебазы не занимаются: все пробовали понемногу, оказалось – нерентабельно. Фрукты и ягоды хранят предприниматели в арендуемых мелких хранилищах – этим уже много лет командует азербайджанская диаспора. Как командует, вы можете увидеть сами на фруктовых развалах и в соответствующих отделах магазинов.Во всяком случае, гнилой овощ или фрукт теперь на прилавках – большая редкость.Помните, как об этом говорила Нонна Мордюкова, она же «дядя Миша», в «Вокзале для двоих»? Вот то-то же! Научились выращенное беречь. [b]СПРАВКА «ВМ» [/b] [i]По данным информационно-аналитической системы продовольственного рынка, задание по заготовке овощей на межсезонное хранение в Москве перевыполнено. Общий объем заложенных овощей составляет 101% к намеченному заданию. При этом картофеля заложено 108%, свеклы – 103%, моркови – 104%, репчатого лука – 101%, капусты – 84%.Всего заготовлено 130 тысяч тонн овощей, из них 35, 3 тысячи – в счет городского заказа со средним качеством 92–94%. Полностью закладка овощей на хранение будет завершена до 20 октября.[/i]
[b]Каждую осень Всероссийский выставочный центр на короткое время как бы возвращает себе свое изначальное призвание тридцатых годов (когда-то эта выставка называлась ВСХВ – Всесоюзная сельскохозяйственная). Вот и сейчас по окончании осенней страды аграрии съехались в Москву с образцами своей продукции.[/b]…В 70-м павильоне ВВЦ царит благодать. Громоздятся гигантские сосуды с зерном и крупами, переливающимися всеми оттенками золота. Посетителям дают отведать пивка – тоже агропромышленной продукции. Похрюкивает передаваемый из рук в руки элитный поросенок – смесь четырех ценных пород, – расцвеченный черными и рыжими пятнами.Другой поросенок, тоже элитный, но без пятен, обижается, что его не берут на руки, и начинает визжать… Выставку посетили глава правительства Михаил Фрадков, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев и мэр Москвы [b]Юрий Лужков[/b].– Выставка этого года отличается большей системностью, – отметил Юрий Лужков. – А также тем, что наши машины, оборудование, технологии ближе подошли к прямой конкуренции с западными образцами.Сельскохозяйственная техника выстроилась в 57-м павильоне. Вид современных комбайнов и тракторов решительно разоблачает миф о нынешнем сельском хозяйстве как о чем-то мелко-мелко-крестьянском. Такие полевые линкоры – будьте-нате! В «Золотой осени2005» участвуют более двух тысяч предприятий из 70 регионов РФ и многих стран мира.Здесь же – ярмарка меда, объединенная с православной выставкой.Юрий Лужков и сам, как известно, пчеловод.– Я медом не торгую, – сообщил он прессе, – свой мед я посылаю в детские дома, раньше один раз в год по пять тонн, теперь дважды в год, а остальной мед раздаю своим друзьям. И счастлив этим.
[b]Там, «на месте», в Казахстане, юбилей отпраздновали еще 2 июня. Именно в этот день в 1955 году была утверждена организационно-штатная структура космодрома.[/b]А первые военные строители во главе с лейтенантом Игорем Денежкиным прибыли на станцию Тюра-Там еще в январе того же года. Авангард уместился в двух теплушках, и солдатики затолкали вагоны своими руками в тупик.Обладая чувством юмора, можно было бы начать отсчет истории космодрома и на целый век раньше – с 1848 года, когда в крошечный населенный пункт Байконур на Тургайском тракте был сослан под надзор некий «мещанин» Никифор Никитин за распространение бредовых идей о… полетах на Луну! Надо же, как все повернулось.Сегодня можно во всеуслышание говорить, что Байконуров не один, а два. Разъезд Байконур, куда при Николае Первом сослали безумного «фантаста», за век разросся до размеров небольшого казахстанского городка. Но космодром находится не там, а на 350 километров южнее. Небольшая путаница была создана специально, для большей секретности. Город при космодроме получил название Ленинск, пока еще не отмененное.Первые запуски ракет, которые можно назвать началом космической программы, начались тоже не там, а на полигоне Капустин Яр в Астраханской области, где вскоре после войны запускались трофейные немецкие ракеты ФАУ-2.В 50-е пришлось перебираться из-под Астрахани в казахстанскую пустыню. Чем ближе к экватору, тем легче запускать ракеты в космос: скорость вращения Земли приплюсовывается к скорости ракеты. В СССР по-настоящему близких к экватору точек не было. Сошлись на Байконуре: там еще и триста солнечных дней в году. Но и резко континентальный климат: сорок пять градусов жары летом, сорок градусов мороза зимой. Ветер со скоростью 15 метров в секунду вынудил конструкторов во главе с академиком Барминым соорудить знаменитую гигантскую «держалку» для ракеты – изначально ее планировалось просто ставить на площадку.На встрече ветеранов Байконура в Политехническом выступавшие вспоминали, как спали зимой в шапках, которые к утру примерзали к ушам.– Ну, положим, чтобы в шапках спали, этого я не помню, – сказал мне инженер-полковник Евдоким Боханов, который в те первые байконурские годы был «военпредом», принимал у строителей стартовый комплекс. – Хотя, конечно, жили тогда не поймешь, в чем. Но все-таки печки в бараках были. А стартовый комплекс как был тогда построен, так с него до сих пор ракеты запускают.Вероятно, ночевки в шапках относятся к самому первому периоду: когда жили в палатках и землянках. Летом же заснуть можно было, только завернувшись в мокрую простыню.Празднование в Политехническом приурочили к запуску первого спутника, который состоялся 4 октября 1957 года. Не удержались, однако, и от более поздних ассоциаций. Начальник испытаний космической программы «Буран» генерал-майор Владимир Гудилин вынужденно вспомнил, что в начале октября 1993 года случились события куда менее торжественные. Октябрьское противостояние 1993-го, по его словам, можно считать концом нашей космонавтики, отошедшей на задний план.В выступлениях убеленных сединой людей чувствовалась обида: они были пионерами космоса, а теперь… Сожалели, что в зале нет представителей правительства России.Сегодня Россия арендует Байконур у независимого Казахстана. Последние советские годы, по свидетельству очевидцев, были там нерадостными. После официального распада СССР солдатики из стройбатов разбежались по своим республикам, запалив на радостях казармы. А тремя энергопоездами, служившими Байконуру электростанцией, как поведал мне генерал-полковник строительных войск Леонид Шумилов, потом две области Казахстана обеспечивали энергией. Но со временем порядок навели.Владимир Гудилин, недавно приехавший с Байконура, сообщил, что сегодня там все цветет:– Хороший, зеленый город. Народ трудится, материально обеспечен. Многие ветераны говорят – знали бы, каким Байконур станет, ни за что бы оттуда не уехали.В общем, создатели нашего космоса пытались сохранить некоторый оптимизм. Повеселил собрание академик Виктор Павлович Легостаев:– Мне не забыть, как я впервые на Байконур попал. Будучи молодым конструктором, делал систему управления для Гагарина, пришел в первый раз на совещание, где Королев всех распекал! А я еще и опоздал – сел в уголочке, голову опустил. Вижу носки ботинок перед собой. Поднимаю голову – а это Королев. Я встал, а он меня возьми и спроси: «Ты в Бога веришь?» Как ответить?! Тут все партбюро сидит. Я сказал: «В своего – верю». Он говорит: «И я». И сразу вся планерка пошла совсем в другой тональности. «Полетишь со мной», – говорит Королев. И полетели на Байконур…
[b]Приятное событие скрасило нелегкую жизнь двухсот курсантов из самых различных военных вузов России. Они получили именные стипендии Благотворительного фонда Владимира Потанина в размере 2000 рублей в месяц на 2005/06 учебный год.[/b]Сама «раздача слонов» – вручение почетных дипломов и «повешение» медалей на шею – проходила в нескольких местах – в Питере, Казани и столице. 78 курсантов из 200 – представители военных вузов Московского и Северо-Кавказского округов – получили дипломы в минувшую пятницу в Москве в стенах Военного университета. Заведения весьма элитарного – здесь издавна готовили военных переводчиков, юристов и политработников «высшей пробы», и старинные долгие казармы в Лефортове привлекали нездоровое внимание романтических юношей. Несколько курсантов Военного университета есть и среди стипендиатов. Но в целом в актовом зале собралась настоящая «сборная солянка» молодых военных, от самых что ни на есть «полевых» и «строевых» до финансистов.Церемонию почтил своим присутствием [b]министр обороны РФ Сергей Борисович ИВАНОВ[/b]. Он, в частности, отметил, что во времена его молодости никакой благотворительной поддержки у студентов не было:– Да вы что! Тридцать пять рублей стипендии – и ни в чем себе не отказывай.Это относится к гражданскому университету, в котором учился Сережа Иванов. Положение студента, его способность прожить на стипендию с советских времен сильно изменились к худшему. Но если вольному универсанту стало гораздо проще с подработками, то положение военного человека во многих аспектах усложнилось еще сильнее.[b]Армию надо привечать[/b]На фоне скромного (почти для всех) советского быта, высокое офицерское жалованье хорошо подкрепляло желание юноши сделаться частицей военной силы великой империи. Особенно это ощущалось в начале службы: молодой лейтенант после училища получал вдвое больше молодого гражданского инженера. В известном смысле это было «ловушкой»: на более высоких ступенях разница в доходах сокращалась, а тяжелые условия службы нередко аннулировали преимущества военных.Что ж! Сегодня у русского офицера нет ни высокого жалованья, ни империи. (И помимо прочего нет службы за границей – на той же церемонии Сергей Иванов был вынужден нелицеприятно комментировать настойчивые требования Грузии о выводе наших миротворцев.) Бытовые проблемы в последние годы лишь накапливались, а соблазнов у молодого человека в современном мире прибавилось намного. А боевые действия между тем хоть и вяло, но идут. И тех юношей (а также некоторых девушек), что все-таки выбрали военную карьеру в наших непростых условиях, необходимо поддерживать всячески.Как отметил Сергей Иванов, главное не деньги: «Важно, что их примечают и привечают». Но и 2000 рублей при проживании в казарме, бесплатном питании и обмундировании – подспорье немалое. Кто сможет хорошо проводить увольнительные, а кто, возможно, и неимущим родным подсобить.Поэтому нет ничего зазорного в том, что военным – некогда «закрытой касте» – помогают патриотически настроенные предприниматели. Благотворительный фонд президента «Интерроса» последовательно занимается поддержкой образования уже 6 лет. В частности, благодаря ему лучшие студенты МГИМО получают возможность поехать на стажировку за границу, победители международных олимпиад получают стипендии, почти полторы тысячи стипендиатов Федеральной стипендиальной программы, помимо стипендий, встречаются с работодателями и получают старт в карьере, музеи также выигрывают его гранты. И это примета времени, когда средства вкладываются в самое перспективное, что у нас есть – в талантливую, сильную и образованную молодежь. Может быть, она, как Мюнхгаузен, вытащит нашу страну из болота.Стипендии военным Фонд Потанина выплачивает с 2003 года. Как сказал по этому поводу сам Владимир Олегович: – Вот хочу я, чтобы офицеры были элитой общества. Вот нравится мне это![b]Как ищут лидеров[/b]На конкурс ежегодно направляются семьсот курсантов. Обязательные условия: не менее 75% отличных оценок при остальных хороших. Затем в нескольких местах – в том числе в Военном университете в Москве – проходит сам конкурс. Его основа – психологические ролевые игры.– К военной тематике это как будто не имеет никакого отношения, – рассказал корреспонденту «ВМ» один из победителей, Станислав Шруб, курсант воздушно-десантного факультета Тульского артиллерийского инженерного института. – Это психология. Главное – люди, они все разные. Ты должен их организовать вокруг себя и повести. Они должны признать твое первенство. Для меня деньги не главное – но приятно было. Если кто-то может, почему не я?Среди стипендиатов и юноша в морской форме – Денис Моргушин с факультета морской пехоты Коломенского артиллерийского училища.– По виду все детское такое, – смеется Денис. – А по смыслу очень глубоко. Вот как поведет себя взрослый человек в детской ситуации? И особенно приятно в Москве провести четыре дня среди такого моря курсантов со всей страны, со столькими ребятами познакомиться! Незабываемо.В основе ролевых игр для всех студентов, военных и штатских, – поиск лидера. Отвечая на чью-то неосторожную реплику, что в армии индивидуальные особенности людей не так важны, Владимир Потанин воскликнул:– А я считаю, что в армии как раз индивидуальные особенности еще более важны, чем на гражданке. Потому что ситуации, с которыми сталкиваются офицеры и солдаты, несопоставимы ни с чем.Лучшими в нынешнем конкурсе показали себя курсанты Олег Мухамеджанов из Краснодарского высшего училища имени генерала армии Штеменко, Иван Акшинцев из Московского военного института радиоэлектроники Космических войск и Людмила Маштакова из Ярославского военного финансово-экономического института имени генерала армии Хрулева. Отмечены были и двое курсантов, что получают Потанинскую стипендию уже в третий раз: Александр Задирако из Тамбовского высшего авиационно-инженерного училища радиоэлектроники и Андрей Вдовцов, также из Ярославского финансового. Саше министр обороны вручил игру в дартс, а Андрею, как хоккеисту, – клюшку.– Впервые мы о конкурсе узнали на втором курсе из Интернета в часы самоподготовки, – сообщил «ВМ» Андрей Вдовцов. – А через два месяца нам о нем официально объявил наш научно-исследовательский отдел. По первому разу волновались, даже и руки дрожали, когда выходили на сцену. Но мы люди военные, взяли себя в руки, и все было хорошо.Сама же процедура вручения дипломов и медалей прошла в непринужденной и веселой обстановке. Вручали по очереди четыре выдающиеся персоны. Депутат Государственной думы Николай Ковалев, генерал армии и экс-директор ФСБ – первым он повесил медаль своему однофамильцу Антону Ковалеву. Затем главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Алексей Маслов, главнокомандующий ВВС генерал армии Владимир Михайлов и начальник ЦСКА Ольга Смородская. Торжественные процедуры перемежались капустниками, а песню «Давай за нас!» в исполнении Николая Расторгуева курсанты слушали стоя.– Товарищи курсанты, не завидуйте чужому счастью, аплодируйте сильнее своим коллегам! – подбадривал ведущий.– Остальным 500 невыигравшим – все равно объявляю личную благодарность, – сказал Сергей Иванов. – У вас еще и команды хорошие, а в армии важны как индивидуальные качества, так и команда.Под занавес Иванов и Потанин объявили важную новость: в 2005/06 учебном году сто лучших преподавателей военных вузов впервые получат призовые гранты Фонда Потанина – по 36 000 рублей. Итоги конкурса подведут в феврале.А в целом расходы на НИОКР – военную технику и исследования – в нашей стране в будущем году возрастут вдвое.
[b]К предстоящему в начале октября Дню учителя в каждом округе столицы виновникам торжества традиционно выделяют квартиры.[/b]Южный округ – впереди и с большим отрывом. Вчера в префектуре округа были торжественно вручены ордера социального найма жилья учителям с большим стажем, которые давно стояли в очереди, а также ордера субаренды (служебное жилье на современный лад) молодым учителям с семьями. Событие, что и говорить, неординарное. И можно понять молодого завуча, на радостях воскликнувшего: – Даем слово и днем и ночью трудиться не покладая рук на ниве просвещения! Насчет ночи он, конечно, хватил – но ведь от чистого сердца.Татьяна Федоровна Соннова, учитель начальных классов школы № 868, получила двухкомнатную квартиру в пятиэтажке на Ереванской улице, на первом этаже. Вроде не очень притязательно, однако район зеленый, дом «несносимой серии», прочный, а положение у семьи почти отчаянное: учительница, проработавшая в школе 27 лет, живет в трехкомнатной квартире с дочерью, зятем, двумя внуками и младшим сыном.– Когда я впервые приехала смотреть свое новое жилье, – рассказала Татьяна Федоровна, – квартира была в таком состоянии, что я с ужасом подумала: на что же я ремонт буду делать?Однако «двушку», оставшуюся бесхозной после кончины хозяина, управа района Царицыно отремонтировала за свой счет и очень неплохо. Отциклеваны паркетные полы, наклеены рельефные обои, вставлены новые двери, покрашен (хотя и без кафеля) санузел, установлены новый унитаз и раковина. Остальное, включая кухню, хозяева будут оборудовать сами.– Мы начали четыре года назад с двадцати пяти квартир, в этом году вручаем сорок четыре ордера, – сообщил префект Южного округа Москвы Петр Бирюков и обозначил программу-максимум: сделать так, чтобы нуждающийся учитель ждал квартиру всего два-три года. Сегодня это, по признанию самого Бирюкова, звучит как фантастика, но к таким срокам надо стремиться.В общем, с новосельем! Хорошо бы их побольше.
[b]Час ночи. Дежурная по станции дала отмашку: эскалатор выключаем! Я встал на ступеньку, за мной – рабочие ремонтной бригады. Навстречу нам вниз проезжали припозднившиеся молодые парочки.[/b]Я провел рукой по дубовой панели под резиновым поручнем эскалатора. Вот чего в новой жизни точно не будет! Дуб в наше время – большой дефицит. А ведь красиво! Кажется, что дерево отполировано многими миллионами прикосновений. Сейчас эскалаторы сверкают нержавеющей сталью.Шестьдесят семь лет отработал этот эскалатор. Станция «Маяковская» была открыта 11 сентября 1938 года как часть Горьковско-Замоскворецкой линии – второй очереди Метрополитена имени Кагановича. «Зеленая» линия и сейчас одна из самых длинных и загруженных… Эскалаторные механизмы очень прочны и долговечны – массивные колеса, толстые цепи.Но всему бывает конец. Проход перекрыл толстый плюшевый шнур. Эскалатор постучал еще полминуты и остановился. Как минимум на полтора года.А вот и вестибюль. Сейчас никого нет, и оттого видно, какой же он маленький, особенно для такого пассажирского потока. Этот вестибюль москвичи уже успели прозвать «южным»: совсем недавно был открыт второй, северный. А до этого почти 67 лет у «Маяковки» был только один вход, но сколько с этим местом связано! Здесь, по крутым каменным лестницам, люди выходили из-под земли на улицу Горького, на работу в престижные советские офисы, на концерт в Зал Чайковского или спектакль в Театр Сатиры. А кто и к знаменитому памятнику: с цветами на свидание, или почитать стихи и «побунтовать» немножко. И вот теперь – «прохода нет»: капремонт! Руководители метрополитена обещают, что в 2007 году одновременно должен завершиться и ремонт самой станции: здесь меняют стершиеся полы, реконструируют знаменитые «стальные» колонны, освежают потолочную мозаику, выполненную по рисункам Дейнеки.Интересно, как все будет выглядеть после реконструкции? В ближайшие месяцы путь от метро до работы для многих москвичей удлинится минут на десять.…Когда сегодня поздней ночью, прогулявшись по пустому перрону огромной станции, я направился к эскалатору, навстречу спускалась шумная стайка парней и девушек.– Вы знаете, что вестибюль-то наш…– Да, да! – закивали головами, не дожидаясь конца вопроса. – Так неудобно теперь будет на работу ездить! Мы поварами работаем в кафе – и все на этой – то есть теперь уже на той – стороне Тверской. Придется переходами обходить.К новому вестибюлю «Маяковки» надо привыкать: строили его в очень стесненных условиях, отчего путь наверх начинается с эскалатора, ведущего… вниз! А чтобы попасть на другую сторону улицы, надо еще и ножками – до двух пешеходных переходов. Но ничего не поделаешь – будем привыкать.Ну вот я и вышел в ночь. Элитный район жил своей жизнью. Молодой человек с диким визгом перебегал Тверскую, словно надеясь голосом распугать машины.Вот подбежала к дверям метро еще одна компания, подергала уже запертые двери и принялась шумно обсуждать, кто и на сколько будет скидываться на такси…
[b]Как писала «ВМ» 21 сентября этого года в статье «Кто в доме хозяин?», с 1 марта этого года москвичи получили право выбрать альтернативу своему ДЕЗу. Уже к 1 марта 2006 года мы все должны окончательно определиться с выбором для своего дома управляющей компании. Однако то, что гладко на бумаге, на деле вызывает пока много вопросов.[/b]Если ответственные квартиросъемщики дома в две квартиры еще могут договориться между собой, то как придут к консенсусу представители 500 квартир? Ведь мы зачастую даже незнакомы с соседями по подъезду! Этому и многим другим проблемам был посвящен семинар в мэрии, организованный фондом «Коммунальная культура жизни». Его участники, люди грамотные и серьезные, вели себя как саперы перед работой: вроде бы все знают, а приступать все равно страшновато.Например, по мнению [b]директора независимого Института экономики жилищно-коммунального хозяйства Игоря БЫЧКОВСКОГО[/b], в абсолютном большинстве случаев ДЕЗ будет просто переименован в акционерное общество. И жилец бодро пойдет выбирать из одного ДЕЗа один! Естественно, это ничего не изменит.Определенный выход из положения Игорь Викторович видит в том, чтобы развести «управление как власть и управление как бизнес». Дирекция единого заказчика в принципе пока должна остаться. Но как орган власти, способный защитить неопытных жильцов от произвола. При условии, что «управление как бизнес» перейдет в руки частных фирм.– Кроме ДЕЗа, надо создавать домоуправление. Заключить договор на управление конкретным домом. А власть должна дать людям возможность выбирать, – уверен Бычковский.Однако концепция сохранения ДЕЗа как органа власти вызвала возражения: мол, «при монополии в сфере управления не может быть конкуренции в сфере работ». Что собственность – это ответственность, и люди сами должны о себе позаботиться. Однако могут ли наши «собственники» о себе позаботиться – как физически, так и материально? Их ведь этому не учили.[b]Заместитель директора государственного учреждения «Центр реформ ЖКХ» Ирина ШРАМКО [/b]предложила следующую схему. Полноценную оплату услуг ЖКХ, включая ремонт ветшающих домов, невозможно больше возлагатьна бюджет, но и нельзя целиком переложить на плечи средней семьи. Значит, нужно изыскать необходимые средства за счет более эффективного управления домами и всем жилищным комплексом.Г-жа Шрамко настаивает, что управляющая компания должна быть обязательно профессиональной: только тогда она сможет все по максимуму сэкономить.Правда, [b]руководитель общественной организации «Новые формы социальных технологий» Илья КОКАРЕВ [/b]высказал мнение, что простые жильцы сейчас просто испугаются слов «управляющая компания». Им надо дать возможность подумать и идти от простого к сложному: для начала выбрать для своего дома одного управляющего (без компании). Инженера или техника-смотрителя, которого они все хорошо знают. А потом он наймет себе штат помощников. По-научному это называется «непосредственное управление», и такая возможность в Жилищном кодексе есть.А [b]депутат Московской городской думы Дмитрий КАТАЕВ [/b]обратил внимание на то, что при нашем умении управляться с документами девять из десяти договоров с управляющей компанией могут быть оспорены в суде. И ведь будут! В доме на Ленинском проспекте, где живет сам депутат, уже назначено общее собрание жильцов. Только вот в счетную комиссию входят сплошь техники-смотрители и другие жэковские работники. Вопросы же составлены так, чтобы подтолкнуть жильцов к выбору в пользу собственного ДЕЗа. И жильцы, скорее всего, именно так и поступят.Но, допустим, договор заключен. И перед управляющей компанией встает вопрос о капремонте – это чрезвычайно больной вопрос, в Жилищном кодексе толком не прописанный.Должны или не должны жильцы за него платить? Могут они это сделать или не могут? Ясно, например, что исторический дом в центре, к тому же полвека не ремонтировавшийся, город должен «починить» за свой счет. А какой-нибудь новоявленный «Триумф-Палас» его богатые жильцы должны ремонтировать сами.Ну а с основной массой жилых домов как быть? Нужен особый закон о капитальном ремонте.И еще вопрос: а как быть с аферистами? Которые уже тут и там шныряют по Москве, собирая деньги на «ремонт крыш» и исчезая с ними? И тут время, как говорится, все «поправит». В начале 1990-х, напоминает Ирина Шрамко, одни москвичи, желающие поменять жилье, искали профессиональных риелторов, а другие шли к черному маклеру, работавшему за меньшую плату. Потом была масса дел о квартирных мошенничествах, несколько сот человек исчезло. Теперь к черному маклеру никого не затащишь.В общем, готовиться к новой жилищной эре надо серьезно. Да только много ли успеешь за пять месяцев?[b]А КАК С ЭТИМ «У НИХ»?[/b][i][b]Игорь Алексеевич БАШМАКОВ, исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии[/b], по нескольку месяцев жил в столице США – Вашингтоне. Вот что он рассказал:[/i][b]– В Вашингтоне я каждый год бываю по служебным делам. Снимаю, как правило, квартиру в центре города. Первый раз, ознакомившись с договором о найме квартиры, который занимал страниц сорок убористым шрифтом, я чуть не упал в обморок: когда же я буду все это читать? Но там предусмотрено все. Прочел по диагонали, подписал. Кто был собственником дома – понятия не имею. Все наниматели общаются только с управляющей компанией, которая и дает объявления в газетах. В доме обязательно есть комната со счетчиками, вы снимаете показатели со своих счетчиков и несете деньги в банк, а управляющему – только квитанцию. Вначале вносится месячный залог, и, соответственно, за последний месяц вы не платите. Привыкнем и мы.[/b]
[b]Жители столичных кварталов, прилегающих к Яузе, несколько дней назад были поражены резким изменением пейзажа. Река вдруг обмелела и текла по дну, как слабосильный ручеек.[/b]Особенно выразительно выглядел речной пейзаж в районе единственного яузского шлюза, у набережной Академика Туполева. Водный поток сузился более чем вдвое. Вода была непрозрачна, а о возможной глубине красноречиво говорило колесо от грузовика ГАЗ-66, лежащее в воде плашмя: широкая шина повышенной проходимости торчала из воды наполовину! Лишенная воды часть русла была залита черным, быстро усыхающим веществом, напоминавшим растрескавшийся асфальт. Это – придонный ил, похожий на слежавшийся песок, но не желтый, а почти черный.– Чего хотят, то и делают, – меланхолически обратился к корреспонденту «Вечерки» прохожий. – Вон река как обмелела! Совсем от природы ни черта не осталось. Легковушки-то из нее быстро вылавливают, а прочего металлолома до черта лежит…И вот к концу минувшей недели вода вернулась на прежний уровень.Что же случилось со второй по величине московской рекой, о которой не только заметки и очерки, но и песни писали? Заняться этим вопросом нас побудила не только собственная любознательность, но и тревожные звонки москвичей, которым далеко не безразлично – что происходит с Яузой? За информацией мы обратились в ГУП «Мосводосток», под чьей опекой находится река.– Спустить воду нас попросили органы прокуратуры, – сообщил «Вечерке» [b]генеральный директор «Мосводостока» Андрей РАЗОРЕНОВ[/b]. – Вы видели речное хозяйство: если стоять лицом к центру, слева будет шлюзовая камера, а справа – поворотная плотина. Мы ее «кладем», и уровень воды резко падает. Видимо, у органов были на то причины: поиск улик или что-то подобное. Но что именно искали, я вам сказать не могу – сами понимаете, тайны следствия.– Могли искать останки тех, кого убили и в этом, и в прошлом, и в позапрошлом году, – прокомментировал для «ВМ» ситуацию [b]пресс-секретарь прокуратуры Москвы Сергей МАРЧЕНКО[/b]. – Какие-то кости на дне часто остаются.Между тем в середине месяца был арестован некий безработный за убийство своей матери. Голова и некоторые другие части расчлененного трупа были найдены в районе Космодамианской набережной, поблизости от места впадения Яузы в Москву-реку. Можно лишь посочувствовать сыщикам, вынужденным вылавливать из черного ила бренные останки людей…– А как бы выглядела Яуза, не будь на ней этого самого шлюза?– Вот так бы, как на прошлой неделе, и выглядела, – говорит [b]заместитель главного инженера «Мосводостока» Анатолий ЧИБРИКОВ[/b].Для поисков трупов воду в Яузе спускают редко, а вот как часто ее вообще чистят? Ведь на дне скапливается множество всякого городского мусора, который исподтишка бросают в реку нерадивые хозяйственники и простые граждане.– Конечно, и чистят, и всякий лом достают, – заметил Анатолий Чибриков. – Но до такого уровня воду сбрасывать для этого не нужно. Мы его просто понижаем, и специальное судно выгребает мусор и вычерпывает ил. Кстати, картину, которую вы обрисовали, можно видеть перед шлюзом, а здесь все гораздо грязнее, чем в среднем по реке. Шлюз тормозит течение, и перед ним все скапливается. Весь ил сразу не вычерпывают: он ведь движется вместе с водой. Вычерпывают часть ила и вывозят на баржах на иловые площадки. В последнее время разработаны технологии сушки и обжига ила для использования на удобрения. Можно бы эту технологию «запустить» и у нас, но на внедрение нужны деньги.Кстати, в Москве-реке глубина тоже поддерживается искусственно, с помощью шлюзов. Но Москву-реку не спустишь. Хотя ее тоже время от времени чистят. А для поиска спрятанных преступниками «в воду концов» используются водолазы и теплоходы-тральщики.
[b]Все хорошее когда-нибудь кончается, а жаль! Впрочем, буйство красок на территории бывшей ВДНХ никто убирать не будет. Цветы благополучно простоят до снега и морозов.[/b]Вчера же состоялась «раздача слонов»: были награждены победители конкурса – десятки предприятий и фирм, работники которых проектировали и высаживали замысловатые клумбы.Гвоздь программы – гигантская «Цветочная фантазия», разбитая между фонтанами «Дружба народов» и «Каменный цветок». Этот цветник будет внесен в Книгу рекордов России и, вероятно, в Книгу рекордов Гиннесса как самый большой.– С российской книгой рекордов вопрос уже решен, – сообщил корреспонденту «ВМ» [b]генеральный директор ГУП «Мосзеленхоз» Виктор ВОСКОБОЙНИКОВ[/b]. – В мировую книгу Гиннесса мы сейчас подготавливаем документы и отсылаем в Лондон. Посмотрим, какое примут решение. «Цветочная симфония» создавалась, можно сказать, усилиями всего «Мосзеленхоза». Обычно мы в цветочных фестивалях участвовали по отдельности разными дочерними ГУПами. Но в этом году – сама территория между «Дружбой народов» и «Каменным цветком» ко многому обязывает! И своим пространством, и положением. Мы объединили свои усилия – и 60 наших лучших работников на пяти тысячах квадратных метров высаживали цветы-летники, до этого заботливо выращенные в наших теплицах.Грандиозный цветник выполнен в красно-зеленых тонах, посреди него возвышается цветочная ваза, похожая на фонтан «Каменный цветок».Фестиваль был посвящен 60-летию Победы, и все цветы высадили к 25 июня (то есть, к юбилею Парада Победы, хотя, строго говоря, парад был 24 июня). Поэтому на многих клумбах стоят стилизованные цветочные самолетики и танки. Конечно, языком цветов не так-то просто высадить-выразить конкретный сюжет. Но как бы там ни было, территория украшена очень заметно.Дипломы и ценные подарки победителям вручал [b]руководитель Комплекса городского хозяйства Москвы Петр АКСЕНОВ[/b].– Мы на этой территории потрудились, – сказала [b]префект Северо-Восточного округа Ирина РАБЕР[/b]. – Наши мысли, чувства и организационные возможности были обращены на то, чтобы получился праздник. И в течение трех месяцев был настоящий праздник общения с природой.А начиная со следующего года, на ВВЦ будут международные выставки цветов по типу «Челси».
[i]На сегодняшний день москвичи платят 56 процентов от реальной стоимости услуг ЖКХ и не более 10 процентов от своего семейного дохода. Для малоимущих, у кого вышеупомянутые 56 процентов превышают 10 процентов дохода, начинают действовать жилищные субсидии. Об этом напомнила журналистам [b]депутат Государственной думы Галина ХОВАНСКАЯ[/b].[/i]Депутат объяснила следующее. В столице много богатых и состоятельных людей, а сложившаяся за многие годы политика является на деле доплачиванием за богатых. Ведь если оплата не стопроцентная, владелец большей квартиры большую сумму за нее и недоплачивает.Одно из предложений: чем меньше квартира малоимущего, тем больше должна быть субсидия. Галина Хованская критиковала и другие современные способы смешивания богатых с бедными. Так, например, гражданско-процессуальный кодекс не разрешает обратить взыскание на единственную жилплощадь гражданина. На деле это означает, что у владельца роскошной квартиры в целый этаж, который перепланирует стены, как хочет, игнорируя безопасность других жильцов, или просто не платит за квартиру, жилье отобрать нельзя. А вот у бедолаги, все имущество которого – две комнаты в коммуналках, одну из этих комнат оттягать за долги вполне можно.Несправедливости и несообразности такого рода призван устранить альтернативный проект жилищного кодекса, подготовленный Галиной Хованской и предложенный ею Госдуме еще 18 марта этого года.– Ноша всякого должна быть посильной, – считает Хованская.
[b]Подготовка к зиме в этом году проходит в условиях почти летних. Что ж, тем лучше настроение. Главное, в тепле бабьего лета не забыть о том, что у нас зимой бывает.[/b]Один из «плацдармов», где, параллельно с летней уборкой улиц сосредоточиваются силы для зимнего фронта – Государственное универсальное дорожно-эксплуатационное предприятие Юго-Восточного округа. Обслуживает оно, правда, не весь округ, а около 20 процентов его территории: районы Люблино, Марьино, Печатники и Капотня, а также Люблинскую улицу на всем ее гигантском протяжении.Общая территория уборки – более 1,2 миллиона квадратных метров. Триста с лишним работников, 135 единиц дорожной техники. И – химия. Пресловутые реагенты, которые будущей зимой, как всегда, станут «распределять», то есть разбрызгивать и сыпать.Старое хранилище пустует и доживает последний год. Кирпичные стены выглядят добротными, но из крыши растут деревья высотой в человеческий рост. Рядом – новый хозяйственный блок из металлоконструкций, выше старого раза в три. Хлористый кальций модифицированный, пришедший на смену соли, хранится в огромных пластиковых мешках-сумках, похожих на баулы мешочников и челноков, только во много раз больше – по тонне порошка в мешке. Сходство с сумками придают ручки из толстенного пластика.Вот за эти ручки или петли и цепляет мешки кран-балка гороховецкого завода «Электромельмаш», протянувшаяся под крышей хранилища. Каждая машина-распределитель реагентов имеет в кузове еле заметный со стороны вертикальный выступ. Это «нож», на него крановщик опускает мешок. Пластик распарывается, порошок ссыпается в кузов. Все просто, никаких пересыпаний лопатами.Рядом с хранилищем сухих веществ – три здоровенные голубые цистерны, в которых содержится более семисот тонн жидких реагентов. Самый молодой рабочий, 18-летний Руслан Патеев, которому предстоит заправлять жидкостями машины, химии не боится нисколько: – Чего бояться, работать надо.Лучше всего работают семь машин с электронным дозированием. Каждая из них из своего белого пластикового бункера с одинаковым успехом распыляет и жидкое, и сухое. Машины высокие, на МАЗовском шасси, а оборудование разное – в этом году парк пополнился немецким «Шмидтом».– Раньше щель открыл для реагентов – и смотришь: широкая она или узкая. А сейчас все автоматически, знай кнопки нажимай, – говорит [b]главный инженер базы Игорь ЧУРИКОВ[/b].Так что можно надеяться – лишней химии не насыплют. Краснеют во дворе классические, видавшие виды снегопогрузчики, но уже больше современных желто-синих, московского завода «Дормаш». Изгибается круглой балкой-рамой мощный грейдер. На некоторые трактора навешены роторы для больших снежных потоков. В ремонтном цехе – девять мест на канавах, сейчас они заняты обычными подметалками.– Основная часть проблем, конечно, зимой, – рассказал Игорь Чуриков. – Добро бы снег был чистый, мы бы горя не знали. Попадает же все время болт, а то и лом. Рвет цепи, редукторы заклинивает. У нас здесь дежурные бригады, выезжают по вызову на места поломок.А поскольку главное в любой работе – человеческий фактор, на базе оборудованы комнаты отдыха с топчанами. В каждом помещении холодильник и телевизор. В холле – солидных размеров аквариум. Рыбки здесь теплолюбивые, вода поддерживается на уровне 30 градусов. Зато эти ярко-красные и оранжевые дискусы отвлекают от мыслей о льде и снеге.– Летом комнат хватает. А зимой мы едем в ближайший универмаг, берем сразу двадцать пять китайских раскладушек, – пояснил [b]директор Александр Алексеевич СИНИЧКИН[/b]. – Время такое, самая работа.
[i]С тем, что в общежитии жить гораздо хуже, чем в квартире, согласны все. Однако новые времена cоздали поселенцам общаг дополнительные трудности, да еще какие. Жилищный кодекс, о котором так много и нелицеприятно говорят сейчас, разрешил выселять людей при переходе общежития от одного собственника к другому. А смена собственников в наше время происходит часто.[/i][b]Швейные машинки и тюремные решетки[/b]Ясный проезд на севере Москвы, в Южном Медведкове. Обычный спальный район, до ближайшего метро надо ехать на автобусе. Дом № 19 – типичнейшая бетонная двенадцатиэтажка 1980 года постройки, изрядно потрепанная временем. Трудно поверить, что вокруг столь непритязательной коробки гремят нешуточные баталии.Здесь обосновалось бывшее общежитие швейной фабрики «Смена». В октябре прошлого года распоряжением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом здание передано в оперативное управление столичному УИНу – Главному управлению исполнения наказаний, то есть тюремному ведомству. Не для устройства здесь тюрьмы, разумеется (эти стены, небось, прошибить легко), а для проживания сотрудников учреждения.Однако ни в распоряжении о передаче, ни в акте приемки-передачи основных средств, ни в свидетельстве о государственной регистрации ничего не говорится о жильцах общаги. Их как будто бы и нет. В регистрационном документе прямо написано: «Существующие ограничения (обременения) права: НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНО».А между тем «обременения» есть, да не какие-нибудь, а живые! На 12 этажах дома в 144 однокомнатных квартирах живут – и довольно тесно живут – 135 прописанных тут семей и еще 15 семей беженцев с Кавказа.Четверть века назад швейное объединение «Смена» всячески приглашало провинциальных девушек в Москву учиться благородному делу пошива одежды, обещая столичную прописку.Шли годы. С квартирами для работниц, как водится, вышла напряженка. Многие из швей получили высшее образование, нашли другую работу. Кто-то обрел мужа с жильем и переехал к нему. Но так повезло не всем. Ко многим, наоборот, мужья переехали. Появились дети…– В 1994 году руководство «Смены» приватизировало наше общежитие, – рассказала корреспонденту «ВМ» [b]Ирина БЕРГАЛИЕВА[/b], неформальный лидер жильцов. – Мы энергично протестовали и десять лет безуспешно добивались, чтобы нас передали городу. Все было тщетно. И вдруг – раз! – в прошлом году дом расприватизировали, и фонд федерального имущества ни с того ни с сего передал его ГУИНу. Что тут началось! Они здесь тюремный режим пытались ввести. В 22 часа – отбой. На проходной – контролеры. Детей зимой в здание не пускали. Беженцев просто выкидывали. Один из начальников грозился нас всех пересажать.Теперь вроде бы ГУИН затих, выжидает. На беженцев они подали в суд. Горячей воды уже больше месяца нет, и кто будет трубы ремонтировать – непонятно. Последние сведения: в 2010 году общежитие собираются расселять.– Но ведь это должно быть хорошо для вас, квартиры-то дадут? – спросил я.– По идее, да! Но вся наша картотека в руках ГУИНа. У нас же в паспортах стоит прописка в этом общежитии – и все, даже номера комнат не указаны. Что в результате из всего этого выйдет, кому достанутся квартиры, мы не знаем и, естественно, беспокоимся.[b]Переквалифицироваться в надзиратели?[/b]Кто же Ирина Бергалиева и ее товарищи по несчастью с точки зрения нашего законодательства? В Жилищном кодексе общежитиям уделено немного места.Статья 92, пункт 1: «К жилым помещениям специализированного жилищного фонда… относятся… жилые помещения в общежитиях».Статья 102, пункт 2: «Переход права собственности на служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии, а также передача такого жилого помещения в хозяйственное ведение или оперативное управление другому юридическому лицу влечет за собой прекращение договора найма такого жилого помещения, за исключением случаев, если новый собственник такого жилого помещения или юридическое лицо, которому передано такое жилое помещение, является стороной трудового договора с работником – нанимателем такого жилого помещения».И, наконец, статья 103, пункт 1: «В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи». То есть за исключением инвалидов, ветеранов и т. д.Значит, если хозяин фабрики, на которую ты когда-то поступил на работу, взял и продал здание, в котором ты вынужденно обретаешься, не дождавшись давно обещанной квартиры, остается срочно поменять профессию и поступить на работу к новому хозяину, если не хочешь и этой койки лишиться. Например, бывшим швеям ПШО «Смена» либо их мужьям и совершеннолетним детям остается поступить в тюрьму надзирателями. Иначе их можно выселить!Депутат Государственной думы и известный адвокат [b]Галина ХОВАНСКАЯ [/b]с этим не согласна:– Статья 102 Жилищного кодекса противоречит Гражданскому кодексу, – сказала Галина Петровна, отвечая на вопрос «ВМ». – И в моем проекте Жилищного кодекса вместо «влечет за собой прекращение договора» записано «не влечет».Что значит «другой собственник»? Все общежития, которые строились на бюджетные средства, должны быть переданы муниципалитетам, и такая норма есть. Почему с этим тянут? Потому что владельцам выгодно сдавать койко-места за деньги. Но можно предъявить претензии и к ряду муниципалитетов: они требуют, чтобы хозяева сначала сделали ремонт. А у тех денег нет. Мы добиваемся, чтобы у прогоревших предприятий город принимал общежития и ремонтировал их сам.[b]Последнюю койку не сдадут[/b]Битва жилищных кодексов, вероятно, только начинается. И обойти такую «бомбу замедленного действия», как общежития, не удастся никак. Не тысячи – миллионы простых людей, отработав годы на советских предприятиях, так и не дождались казенных квартир. Когда же начался пока что дикий капитализм и объекты недвижимости пошли гулять по рукам, жители общаг стали всем мешать.Бывшие швеи «Смены» поднялись на борьбу одними из первых. Уже дали о себе знать жители бывшего общежития «Мосинжстроя» на улице Кржижановского, 7 и другие строители с Измайловской площади, 9, а также бывшие ткачихи с Бауманской улицы, 58/25. К москвичам присоединились товарищи по несчастью из Химок, где руководство одного из конструкторских бюро лесной промышленности также бодро приватизировало институт вместе с общежитием, а бывшие конструкторы оказались лишними. Создан городской комитет по защите прав жильцов общежитий.– Конечно, мы не позволим, чтобы эти люди остались без крыши над головой, – говорит известная правозащитница [b]Людмила АЛЕКСЕЕВА[/b]. – Но они молодцы, бьются за свои права. А в Жилищный кодекс надо внести поправку, чтобы никто не имел права на эти дома, кроме городских властей, которые обязаны их взять на баланс.И последнее: наиболее проблематична судьба тех самых беженцев, что нашли себе приют тоже ведь не в одном лишь общежитии в Ясном проезде. Они не прописаны, живут, уплачивая дань, и защитить их по закону пока практически невозможно. Удастся ли решить этот вопрос по-людски?[b]P.S.[/b] [i]«Вечерняя Москва» настаивала на комментарии руководителей Федерального агентства по управлению федеральным имуществом. Ведь именно это ведомство осуществляет передачу зданий в оперативное управление и хозяйственное ведение. К сожалению, мы уже второй месяц не можем дождаться ответа на официальный запрос редакции от руководителя агентства В.Л.Назарова.[/i]
[b]В Киргизии никогда не было русофобии, не будет и впредь, говорят ее новые руководители. И все взаимные обязательства, которые существовали между нашими странами, остаются в силе. Об этом заявила исполняющая обязанности вице-премьера киргизского правительства Ишенгуль Болджурова на пресс-конференции в рамках Дней Киргизии в Москве.[/b]«Тюльпановую революцию» г-жа Болджурова смело сопоставила даже не с «оранжевой революцией» на Украине, а с революцией в Ираке, подчеркнув, однако, их главное отличие. Киргизский народ оказался толерантным и организованным, и поэтому в Киргизии не случилось гражданской войны, а проблемы понемногу начали решаться. И именно от России (как и от Москвы в частности) в Бишкеке ожидают многого: российские компании приглашают на добычу золота, в энергетику, в туризм.В советской Киргизии было много предприятий союзного значения, которые остановились отнюдь не сейчас, а 14 лет назад. Собирали автомобили из комплектующих со всего Союза, делали торпеды для ВМФ. Вряд ли удастся восстановить торпедное производство, но все что можно революционное правительство желает запустить. Нужно бороться с безработицей, с бедностью – и, между прочим, – с исходом русского населения. С другой стороны, Киргизия желает поставлять в Россию трудовые ресурсы – «не нелегалов, а на цивилизованной основе», подчеркнула Болджурова.Что касается Москвы, то столичный строительный комплекс уже участвует в развитии ипотеки в Киргизии: готовится строительство первых двух жилых домов. В ближайшей перспективе – пансионат на Иссык-Куле. Киргизия готова лечить московских детей чистейшим горным воздухом.По поводу задержания бывшего премьер-министра Николая Танаева Болджурова пояснила, что он обвиняется в нецелевом расходовании крупных бюджетных средств: вместо помощи детям – на роскошные дома для правящего клана Акаевых.
[b]Под нежарким сентябрьским солнцем у главного входа на ВВЦ выстроились почти полсотни экземпляров исторических автобусов, троллейбусов и автомобилей: «историческая линейка» гортранспорта пополняется хоть и медленно, но верно. Ряд автобусов открыл «АКЗ-1» – послевоенная машина. Автобусов жутко не хватало, и в 1946 году на заводе АРЕМКУЗ стали делать такие АКЗ. На завод пригоняли грузовики – сначала трехтонки, потом и новые «ЗИС-150», а порой и трофейные немецкие, с полей сражений, с них снимали «борта» и кабины и надстраивали автобусные кузова, которые в то время делались практически полностью из дерева. Только снаружи обивались жестью.[/b]– АКЗ мы нашли в середине 90-х годов в пионерском лагере под Подольском, – рассказал корреспонденту «ВМ» замдиректора музея Михаил Егоров. – Ну, «нашли АКЗ» – это больно громко сказано. Нашли деревянный кузов, используемый в качестве бытовки. Гнилой он был полностью, но все равно его бережно отвезли на АРЕМКУЗ и там бережно разобрали, – чертежей-то для АКЗ не сохранилось!И вот, по методу «восстановления динозавра», поняв, как это устроено, весь кузов делали заново. «Родные» взяли только жестяные верхние углы крыши. Насколько мы могли понять, этот конкретный автобус был смонтирован на шасси от довоенного автобуса «ЗИС-8», который, в свою очередь, делался на базе трехтонки. Одно шасси от «ЗИС-8» у нас, кстати, есть, но нам его было жалко. Мы будем настоящий «ЗИС-8» делать. Поэтому для АКЗ взяли шасси от «ЗИС150», которое тоже собирали по частям – с одной свалки раму, с другой – двигатель, с третьей – крылья. И как смотрится! Историческая окраска – темно-синий низ, голубой верх и белая полоса между ними – ему очень идет, она от предвоенных «ЗИС-16» пошла.Автобусы АКЗ поработали в Москве до 1953 года. Деревянные кузова быстро расшатывались. Да и мест в «капотном автобусе» на шасси грузовика явно недостаточно. Но сейчас ремонтникам это облегчило задачу. Дело в том, что для АКЗ хватило… сидений, сохранившихся в останках троллейбуса «ЗИУ5Г», который в этом году выставлялся впервые.Троллейбус был найден в Красногорске. Это тоже оказалась бытовка, но немного странная – в ней выжила часть «родных» бежевых пружинных сидений. Поскольку лишь часть, их-то и переставили на АКЗ. А для самого ЗИУ пошили пенополиуретановые, в зеленых чехлах, что тоже исторически верно. Хоть и не самая сложная в мире вещь пружинные сиденья, но… Увы, технология утрачена.«ЗИУ-5Г» – троллейбус 60–70-х годов, от других братьев по серии «ЗИУ-5» его отличает так называемый скворечник – задний верхний футляр для номера с фонариком, очень милая деталька.Впервые в нынешнем году выставлялся и грузовик «Шевроле» – военная лендлизовская машина, похожая на «Студебеккер», но на двух ведущих осях и поменьше. Таких «Шевроле» осталось всего две штуки – в Москве и в Риге. А обретался автоветеран войны в подмосковном Щелкове в качестве ассенизационной машины. При ремонте цистерну с него сняли и сделали кузов, как положено, «для солдат». Ряд грузовиков замыкал целинный УралЗис – машина, почти забытая в Москве, но тоже поработавшая здесь. Однако упор был все-таки сделан на сугубо пассажирский транспорт: музей склонен уделять больше внимания профильным экспонатам.
[b]Через считанные дни, к 1 сентября, во всех жилых домах должны быть установлены счетчики холодной и горячей воды. Успеют или нет, – это мы увидим. Однако все понимают, что пара счетчиков на дом – мера временная.[/b]Расход воды теперь будет делиться не на десять миллионов жителей города, а на несколько сотен жителей дома. Но все они имеют разные привычки и расходуют разные объемы воды.Кто-то бреется электробритвой, кто-то тщательно промывает помазок под струей, а кто-то и вовсе нелегально сдает квартиру десятку человек, которые нигде не числятся, а между тем краны с водой открывают. Поэтому многие хотят установить у себя в квартире индивидуальные счетчики воды – чтобы не платить за тех, кто эту воду, не жалея, расходует.…Актовый зал в Едином информационно-расчетном центре муниципального района «Лианозово» был набит так, что яблоку упасть негде. Власти района решили поддержать идею индивидуальной установки счетчиков и собрали старших по подъездам на консультацию.Кроме начальника ЕИРЦ Валерия Храпова выступал директор частной фирмы, которая эти приборы устанавливает, а также активисты «Гринписа», поскольку экономия воды является предметом их заботы.Суть вопроса: уплатив 4 тысячи рублей и заключив договоры со своим ДЕЗом, «Мосгортеплом» и упомянутой фирмой, хозяин квартиры становится счастливым обладателем двух симпатичных приборов-счетчиков: на холодную воду и на горячую.Дальше все зависит от тебя: хочешь – экономь, хочешь – лей, сколько влезет, но плати. Пока этому призыву последовали 28 семейств из 22 тысяч, проживающих в Лианозове.Народ, что называется, «гудел». Идея раскошелиться на четыре тысячи горячего восторга не вызывала. Возник целый ряд вопросов. Наибольшую бурю эмоций вызвал такой: как быть жильцам домов, в которых трубы уже изрядно проржавели (толстый намек: когда будете трубы менять?) – Счетчики забьются окалиной, что тогда?! – Ни окалиной, ни чем-либо другим счетчики не забьются, – разъяснил начальник ЕИРЦ. – Они снабжены сеточными фильтрами. Другое дело, что трубы, конечно, ремонтировать надо. И мы надеемся, что «Мосоводоканал», у которого теперь будет меньше возможностей взимать с нас деньги за перерасход воды, займется ремонтом труб вплотную. Недоверчивый гул жильцов был ему ответом.Вопросы задавали инвалиды и ветераны – насчет льгот – и граждане, у которых трехкомнатная квартира с двумя водопроводными стояками. И тех, и других особенно утешить нечем: льгот частная фирма предоставить не может. У ветеранов Великой Отечественной войны есть надежда обратиться в префектуру, где для них могут быть выделены кое-какие резервы. Что же касается квартир с двумя стояками, их владельцам порекомендовали приобрести две пары счетчиков, уплатив, соответственно, восемь тысяч рублей.Заодно жильцам сообщили, что отныне милиция будет более серьезно контролировать, кто сдает квартиры в аренду, и призвали всех заключить договоры, как положено (это уже не только к «водяному вопросу» относится).Житель Лианозова и член «Гринписа» Владимир Чупров стал пионером в экономии воды: он установил у себя счетчики в феврале прошлого года, когда система еще не была запущена.– В 2004 году я был вынужден платить по старому тарифу, а счетчики просто фиксировали реальный расход воды в моей квартире, – рассказал мне Чупров. – Но я благодарен ЕИРЦ, который сделал мне перерасчет за десять месяцев прошлого года и вручил 1300 рублей, которые я за это время на воде сэкономил. Примерно столько же получилось и в этом году за январь-август. В августе у нас горячую воду отключили, но утешением стали сэкономленные 260 рублей. В среднем, один человек вполне может экономить на воде 150–200 рублей в месяц и платить вдвое меньше.
[b]В Центральном округе Москвы появился общественный совет при префекте – первый в столице (и первый опыт такого рода в стране). Учредительное собрание этого коллегиального органа прошло вчера. Отныне сорок три человека, известных своими заслугами в разных сферах деятельности, станут ежеквартально собираться и содействовать решению наиболее острых проблем центра.[/b]Среди членов совета – режиссер Галина Волчек, артисты Юрий Соломин, Василий Лановой и Михаил Ульянов, певица Надежда Бабкина, поэтесса Римма Казакова, врач Леонид Рошаль, директор Третьяковской галереи Валентин Родионов, директор Исторического музея Александр Шкурко.Председателем общественного совета избрана депутат Мосгордумы Инна Святенко, ее заместителями – президент фонда «Филантроп» Геннадий Аничкин и президент фонда международных программ «Познание мира» Ирина Полуянова.В ближайшее время будет открыто десять приемных общественного совета – по числу муниципальных районов ЦАО.[b]Адреса и телефоны приемных общественного совета при префекте ЦАО[/b]:[i]район «Арбат», Шубинский переулок, д. 6. Тел. 780-33-65;район «Басманный», ул. Бауманская, д. 39, стр. 4. Тел. 267-64-80;район «Замоскворечье», ул. Люсиновская, д.12а. Тел. 236-03-59;район «Красносельский», ул. Садово-Спасская, д. 19, стр.1. Тел. 975-58-70;район «Мещанский», Проспект Мира, д. 47. Тел. 681-71-47;район «Пресненский», ул. Анатолия Живова. д. 10. Тел. 256-13-28;район «Таганский», ул. Воронцовская, д. 21. Тел. 912-74-67;район «Тверской», ул. Делегатская, д. 16/1. Тел. 681-22-17;район «Хамовники», Сеченовский переулок, д. 5. Тел. 203-27-10;район «Якиманка», ул. Большая Якиманка, д. 25/27. Тел. 778-83-65.[/i]
[b]Проблема нелегальной, да и легальной миграции тоже сегодня стоит перед Москвой и москвичами достаточно остро. Потому что до сих пор трудно дать ответ на вопрос: а сколько человек проживает в нашем мегаполисе?[/b]Если судить по результатам последней переписи населения, то почти 10,5 миллиона человек заявили, что постоянно проживают в Москве. А зарегистрировано у нас в городе по месту проживания на тот момент было «всего» 8,5 миллиона. Разница почти в 2 миллиона – ничего себе! Впрочем, на «круглом столе», посвященном миграции в столице, было отмечено, что статистика знает немало погрешностей, да и вообще далеко не всесильна. [b]Начальник отдела статистики миграции Управления статистики населения ФСГС (бывшего Госкомстата) Марина РАХМАНИНОВА [/b]заметила, что данные пограничников РФ и сопредельных государств о численности выбывших и прибывших граждан заметно разнятся: число прибывших в Россию оказывается на три миллиона в год больше, чем выбывших в нее из сопредельных стран.В нашей стране, как известно, действует два вида регистрации граждан: по месту жительства и по месту пребывания. Марина Рахманинова также посетовала, что Москва не предоставляет федеральным властям данных о «регистрации по месту пребывания» тех, кто приехал в город на срок более года. А прибывших на более короткие сроки госстатистика пока и не учитывает.Так все-таки каково же реальное население Москвы? [b]Сергей СМИДОВИЧ, первый заместитель начальника Управления координации деятельности Комплекса развития научно-производственного потенциала Москвы[/b], определил численность «дневного» населения столицы (то есть с учетом тех, кто приезжает всего на один день) в 12–12,5 миллиона человек. Эти данные получены на основе учета пассажиров метро. При этом он решительно отмел распространенные обывательские домыслы, что у нас уже 16–18 миллионов всякого рода жителей. Специалисты знают, что «замаскировать» такое человеческое море невозможно.И Рахманинова, и Смидович, и другие участники «круглого стола», в том числе [b]заместитель начальника по делам миграции столичного ГУВД полковник Виталий КРАМСКОЙ[/b], едины во мнении, что силовыми методами приток людей в мегаполис, где есть работа, не остановить. А раз нельзя «не пущать», значит, нужно этих людей брать на учет и как-то приспосабливать для жизни в городе и на пользу городу.Очень емко об этом высказался [b]член Совета по вопросам управления и развития при правительстве Москвы Владимир ПАСТУХОВ[/b]:– Переловить всех людей, которых перемещают экономические законы, мы не в состоянии. Миграционная политика должна быть сбалансирована на основе реальности. Образно говоря, нам нужен не амбарный замок, а амбарная книга. И дело, кстати, не только в том, чтобы знать, кто есть кто и где живет. По данным Смидовича, каждый миллион неучтенных работников ежегодно недоплачивает в казну 3,6 миллиарда рублей. Значит, надо сделать все, чтобы город и государство эти деньги получили. А не строить утопических планов вроде «никого не пускать и всех выдворить».Жесткие меры при этом все равно нужны. Смидович высказался за визовый режим со всеми сопредельными государствами, кроме Белоруссии. И за закон об обязательной регистрации всех приезжающих. Правда, заметив, что этим необязательно заниматься органам внутренних дел.Одним словом, заинтересованные ведомства пока могут лишь сообщить, что они в курсе: проблема существует. Но как ее решать – единого мнения нет. Как нет и ответов на множество вопросов. Чего нам, мирным обывателям Москвы, ждать в ближайшем и обозримом будущем? До какого предела у нас будет стареть население? Сколько приезжих из регионов с совершенно другой культурой наше общество может выдержать? В каких пропорциях лучше принимать посланцев разных культур (исламской, буддийской и т. д.)? И что будет, если с работой в Москве резко станет хуже? Этими вопросами, похоже, никто всерьез не задается.[b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b][i]По данным последней переписи населения по Москве, из тех 10,38 миллиона человек, что заявили себя постоянными жителями города, почти 85 процентов назвались русскими. Украинцами назвались 2,4 процента, татарами – 1,6 процента, армянами – 1,2 процента, азербайджанцами – 0,9 процента, евреями – 0,8 процента. Всех остальных – гораздо меньше.[/i]
[b]По договору с Украиной Черноморский флот базируется в Севастополе до 2017 года. Что дальше? Пока совершенно непонятно (за исключением того, что Россия потихоньку строит базу в Новороссийске).[/b]Отношения между Россией и Украиной после СССР – уравнение со множеством неизвестных. И главная «болевая точка» – конечно, в Крыму. А внутри самого Крыма – конечно, в Севастополе. Городе, где практически все говорят по-русски. Где за Ющенко голосовали семь процентов. И где, между прочим, после недавнего расформирования украинской ГАИ на многих перекрестках места регулировщиков заняли старшины Черноморского флота. Нашего – не украинского. Националистов это возмущает страшно: как это так, российские моряки указывают украинцам, как ездить! Но пока – так.Здесь нет готовых ответов на вопросы. Здесь трудно понять, кто на самом деле прав. Те, кто говорит, что все равно мы с Украиной друзья, а все прочее – так, временные трудности. Или те, кто считает, что временны как раз наши неловкие попытки эту дружбу изобразить.[b]– А что для вас как для офицера украинской милиции, значит День Военно-морского флота России?[/b] – спросил я у майора, облаченного в новую серовато-кремовую форму с малиновым кантом.– Праздник! – широко улыбнулся майор. – Праздник для всего города. Какая разница, кто мы.Хорошо, если так! Но в городе вовсю говорят о том, что премьер новой, «оранжевой», Украины Юлия Тимошенко уже пообещала поставить Севастополь на колени. В связи с чем все опасаются отключения воды. К слову сказать, к самой Тимошенко многие севастопольцы относятся с иронией, но без зла. Отмечают, что дама красивая и энергичная – еще бы эту энергию в нужное русло направить.На меня, впервые видевшего военно-морской парад, он впечатление произвел. Напротив Графской пристани в бухте выстроились корабли первой линии: флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва», сторожевики «Пытливый» и «Сметливый» и украинский большой десантный корабль «Константин Ольшанский». Их объезжали на катере командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Татаринов и командующий Военно-морскими силами Вооруженных сил Украины вице-адмирал Игорь Князь.Двигались же корабли помельче, более приспособленные к выполнению показательных упражнений перед трибунами. Дефилировали суда на воздушной подушке. Тральщики тащили за собой по воде ярко-красные учебные мины с фонарями. Противолодочные вертолеты будоражили воду, а противолодочные корабли пускали торпеды. Прошла одна дизельная подлодка в надводном положении. С большого десантного корабля высаживались пятнистые плавучие бронетранспортеры морской пехоты.Вечером на бульваре я поинтересовался впечатлениями у двух тридцатилетних мужчин в тельняшках и бескозырках: Дима и Стас живут в Донецке, а в 1993–95 годах вместе служили здесь, на большом противолодочном корабле «Красный Кавказ».– Ничего не осталось от прежних кораблей и их боевой мощи. Раньше на параде по две крылатые ракеты запускали с одного катера! В Донецке, если вас интересует, за десять лет все сильно изменилось в худшую сторону. Сахар вдвое дороже, чем в России. Промышленность стоит, металлургия умирает…Я спросил, на чьем флоте служили Стас и Дима, теперь украинские граждане.– Тогда был флот СНГ! Его еще не разделили.[b]– А флаг-то чей поднимали?[/b]– Советский военно-морской, с серпом и молотом. Но тогда еще мощь была. И Москва нам уже помогала, кстати.В том-то и дело, что флот СНГ (вообще, сильная вещь – общий военный флот двух стран, находящихся в крайне сложных отношениях) был полуголодный – это многие помнят. И именно помощь Москвы позволила сначала накормить моряков должным образом, а потом и подтянуть в военном отношении. Флагман флота, крейсер «Москва», смог закончить капитальный ремонт благодаря столице и в 2003 году отправился в Индийский океан. А сейчас многие офицеры знай называют страны, в которые они заходили, а Средиземное море зовут просто Средиземкой.– Мы можем оказаться просто ничьими, – говорил мне капитан 3-го ранга. – В 1991 году Украина объявила своими гражданами всех, кто проживал на ее территории. Даже если они были, как я, курсантами военных училищ. И вот теперь – совершенная фантастика: у меня офицерское удостоверение российского флота, российский специальный паспорт, хотя без регистрации. Но при этом я украинский гражданин, с точки зрения Украины. Ездить в Россию я могу, пока режим безвизовый. А вот сменить квартиру не могу и вообще ничего не могу сделать, для чего требуется пометка в паспорте. А чтобы получить украинский паспорт, надо дать подписку, что в течение года откажешься от российского гражданства. Я украинский паспорт не хочу. И так тянется больше десяти лет.Российским офицерам командование, вероятно, сможет предложить перевод на Северный, Балтийский или Тихоокеанский флоты. Но ведь многим из них хотелось бы остаться в Севастополе. Тем более что там Москва построила уже две с половиной тысячи благоустроенных квартир.Один из ответов на вопрос о том, что дальше будет, – дальнейшее развитие севастопольского филиала МГУ, который и посетила московская делегация во главе с членом Совета Федерации РФ Олегом Толкачевым и руководителем Комплекса городского хозяйства Москвы Петром Аксеновым.Черноморский филиал МГУ в нынешнем году дал первый выпуск из 101 специалиста. А начиналась московская помощь с малого – с детского сада для семей моряков. Потом построили школу имени 850-летия Москвы. И лишь потом, выйдя за флотские рамки, взялись за филиал МГУ, в котором учатся русские студенты со всего постсоветского пространства.Кстати: выйдя в полночь за порог общежития, где нас разместили, я совершенно неожиданно столкнулся с гостем из Бельгии. Среднего возраста жизнерадостный биолог приехал в Севастополь на встречу с российским коллегой и теперь тоже любовался полуночной бухтой. На мое замечание, что когда-то здесь был оплот крупнейшей в мире империи, бельгиец ответил:– Ничего! По сравнению с нашей Бельгией и нынешние куски очень большие.Вуз размещается в Лазаревских казармах – и эта «казарменность» университета здесь ни у кого не вызывает протестов. Знаменитые Лазаревские – капитальнейшие трехэтажные корпуса, построенные адмиралом Лазаревым еще до Крымской войны и одни из очень немногих (буквально нескольких) севастопольских домов, переживших Великую Отечественную войну. Однако их надо было полностью отреставрировать и модернизировать, что и было сделано.Теперь же близится к концу четвертая очередь строительства: уже с нуля построенный спортивный комплекс – причем такой крытый бассейн еще в самой Москве поискать. И заложено общежитие на 275 человек.– Вот эта помощь Москвы и есть главный ответ тем, кто спекулирует сейчас на трудностях флота, – сказал Олег Толкачев. – Пребывание флота определено международным договором до 2017 года. Но у Москвы тут есть собственность. А собственность надо защищать.Правильно. С соседями надо по возможности дружить, ни в коем случае их не провоцировать, но и интересы свои тоже не забывать.[b]Севастополь–Москва[/b]
Из правительства для нас опять две новости: плохая и хорошая. Плохая о том, что людям придется полностью оплачивать коммунальные расходы. В то же время государство пытается донести до людей, что так тоже можно жить и даже права свои защищать, причем с реальными результатами.В частности, мы можем, оказывается, оспаривать предъявляемые нам счета за электричество. Об этом сказал журналистам [b]заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Анатолий ГОЛОМОЛЗИН[/b]. Он даже похвастал, что в судах различных инстанций выиграны две тяжбы столичных жилищных организаций с «Мосэнерго». В обоих случаях энергетики пытались (и в начале небезуспешно) сыграть на разнице тарифов, установленных для населения и для жилищных организаций. С организаций берут больше: разница составляет полтора, а то и два раза. В существующем законодательстве данный вопрос – когда, с кого и как брать – прописан недостаточно четко. Пользуясь этим, ушлые энергетики выставляли жилищным организациям счета по более высокой ставке. А те-то с жильцов могли взять только по низкой.Первым начал судиться с «Мосэнерго» «ДОН-строй». Он принялся отстаивать свои права еще в 2003 году. Теперь, по свидетельству Голомолзина, это дело окончательно выиграно. Жилищная организация «Жилкомсервис» предъявила «Мосэнерго» счет на 2,6 миллиона рублей, незаконно переплаченных энергетикам в течение почти трех лет. Дело тоже выиграно, но пока «Мосэнерго» еще пытается отстоять свои интересы в апелляционном суде. Если выяснится, что «Мосэнерго» не возместило убытков по решению суда, энергетиков могут еще и оштрафовать приблизительно на полмиллиона рублей.Заместитель руководителя ФАС дал понять, что даже самые простые жилищные организации, а также сами жильцы, если они объединены в товарищества собственников жилья, могут подавать в суд из-за неоправданно высоких тарифов.Имея на руках справку из местного антимонопольного органа, они вправе рассчитывать на победу. При этом члены ТСЖ смогут получить на руки денежки, которые переплатили. Если пострадала жилищная организация, и ей деньги не помешают: их можно использовать с толком для людей.По словам Анатолия Голомолзина, ФАС предлагает внести в Жилищный кодекс некоторые коррективы, дабы с предельной четкостью прописать, что такое тарифы для населения и для организаций, в каких случаях и с кого они взимаются.
[b]Чтобы двинуть наконец вперед нашу науку и технику, нужны усилия титанические. В условиях «нефтяной экономики» мало кто из тех, у кого есть капитал, хочет вытягивать «высокие технологии». Одним из широко апробированных способов привлечь инвестора является создание особых экономических зон – мест, где промышленникам и ученым создаются особые условия, главным образом – путем налоговых льгот.[/b]Будут такие зоны и в Москве. Об этом рассказала журналистам [b]руководитель столичного Департамента экономической политики и развития Марина ОГЛОБЛИНА[/b]. Не только недавние изменения в федеральном законодательстве, но и сама логика вещей подсказывает: где же еще развивать новшества, как не в Москве! Обладая огромным научно-промышленным потенциалом, наш город должен быть первым претендентом на создание внедренческих зон.Основных проблем две. Вопервых, ограниченность свободных территорий, да еще таких, которые не были бы обременены чьей-то собственностью. И все же площади есть. Прежде всего те, откуда выводятся старые заводы и фабрики. Но на освободившиеся пустыри первыми претендуют застройщики жилья, что тоже естественно.– По моему убеждению, это не всегда должно быть жилье, – считает Марина Оглоблина. – Людям надо не только где-то жить, но и зарабатывать на жизнь, им нужны рабочие места.Определены районы для размещения особых экономических зон. Это в первую очередь Зеленоград – город-спутник Москвы, который и создавался изначально как центр развития электроники. В его почти полувековой истории были разные периоды, и «силиконовой долиной» по типу американского парка высоких технологий в Калифорнии его сейчас вряд ли можно назвать.Но сохранившегося научного потенциала хватит, чтобы продолжить развитие. Помимо электроники, в Зеленограде производят вакцины и прочие биопрепараты. Также на севере Москвы появится крупная особая экономическая зона в Молжаниновском районе. Уже есть технопарк на базе Курчатовского института. А на юге готовятся площадки в таких районах, как Нагатино-ЗИЛ, Южный порт и Южное Бутово.Эти зоны будут, как сейчас принято говорить, научно-внедренческими. Не потому, что в Москве переизбыток ученых, а потому, что промышленное производство требует куда больших площадей, нежели научное внедрение. Мощное производство займет не один квадратный километр. В Москве такие свободные территории могут найтись разве что в Зеленограде – Алабушеве, где, может быть, появится производственная зона.Другая проблема – недостаток инженерной инфраструктуры. В Москве очень много потребителей энергии, тепла и воды и очень мало свободных мощностей и коммуникаций. Рассчитывать на государственные средства в большом объеме не приходится: пока федеральный бюджет на создание инфраструктуры особых экономических зон по всей стране может выделить всего лишь около восьми миллиардов рублей в год. При этом на одну лишь зону Нагатино-ЗИЛ потребуется миллиарда два-три.Как отметила в связи с этим Марина Оглоблина, «можно понять и наших федеральных коллег: ни мы, ни они не знаем еще всех проблем, которые могут возникнуть».Как бы то ни было, инвесторы должны понимать, что создавать инженерную инфраструктуру они должны будут в основном сами. Но Москва ни в коем случае не собирается грабить инвесторов или выживать с рынка менее богатых. Инвестор в любом случае должен городу определенную сумму за инфраструктуру. Вот эту сумму ему и могут пересчитать.Что касается наличия самих инвесторов (которые к тому же должны быть российскими гражданами, «резидентами»), руководитель Департамента экономической политики и развития успокоила: они есть и будут. Есть немало россиян, готовых «вложиться» в ту же молжаниновскую особую зону. Но процедуры бюрократических согласований им нужно сократить.И еще один вопрос, что называется, у всех на устах. Понятие особой экономической зоны слишком уж нам знакомо – как говорится, «дежа вю». Много было в новой свободной России таких экономических зон (офшорных), где отмывались грязные деньги в промышленных масштабах. Так что у кого-то от этих слов оскомина начинается.Но Марина Евгеньевна и здесь нашла слова, чтобы всех успокоить: – Что значит «отмывались деньги»? Что и как можно отмыть? Произведенный продукт будет оставаться там, где он произведен. Как вы вывезете, например, биотехнологии? К тому же, если ориентироваться только на непорядочных людей – ничего никогда не будет.
Подкасты
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.17.2