Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войны
Фото: council.gov.ru / Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войны

Внешняя политика

Накануне в Соединенных Штатах состоялись президентские выборы, где сошлись два влиятельнейших политика современности — действующий глава Белого дома Дональд Трамп и бывший вице-президент США Джо Байден. Оба политика ежечасно перетягивали на себя одеяло из голосов избирателей, но, вероятно, соперник Трампа все же вырвет у него победу.

О том, что ждет Америку после выборов, как она заговорит с Россией и почему Вашингтон может предпочесть военные средства дружбе с Москвой, в эксклюзивном интервью для «Вечерней Москвы» рассказал председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ, ведущий специалист по внешней политике Алексей Пушков.

— Алексей Константинович, для начала, что думаете о самих выборах?

— Я думаю, что это были выборы до определенного момента. Когда выяснилось, что Байден проигрывает в двух ключевых штатах (Висконсин и Мичиган — прим. «ВМ»), то внезапно в одном Мичигане по почте за него пришло 140 тысяч голосов. И только за него, ни за кого более. Тут не надо быть крупным математиком, чтобы понять, что такое даже теоретически невозможно. У политиков это называется «вброс», но никто не мог ожидать, что в данном случае он будет таким грубым и беспардонным. И, кстати, то же самое (резкий скачок голосов в пользу Байдена — прим. «ВМ») произошло в Висконсине.

Все это указывает на серьезные нарушения в избирательном процессе. Последние четыре года я очень внимательно наблюдал за противниками Трампа, и вот что я скажу: у этих людей была 100-процентная уверенность, что Трамп эти выборы проиграет. Поэтому, я считаю, что все это (вбросы — прим. «ВМ») готовилось заранее. Трамп серьезно недооценил своих оппонентов — он не рассчитывал, что финал голосования пойдет таким путем. Он не подготовил своего голосования по почте. Трамп думал о выборах, а его соперники — о том, чтобы сместить его любым способом. Теперь предстоит разобраться и с голосованием в Неваде: штаб Трампа утверждает, что там проголосовали 10 тысяч человек, которые больше не проживают в штате.

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войныФото: flickr.com

— Итоги волеизъявления еще не подведены, но вне зависимости от них, как вы считаете, будут ли Штаты снова обвинять «российских хакеров» во вмешательстве, подтасовке голосов и прочем?

— Не думаю. Россия здесь вообще не фигурирует, хотя не исключаю, что отдельные американские политики из демократического стана начнут говорить, что якобы были случаи российского вмешательства, но все это сейчас просто не будет звучать достоверно. Эти «российские хакеры» уже просто были «изъедены молью» за последние четыре года.

Когда с ноутбука сына Байдена в Сеть утекли материалы, которые дискредитируют его самого и его отца, последний принялся говорить, что это все «русская дезинформация». Тогда к Байдену даже его друзья из федеральных СМИ не отнеслись серьезно — ему просто нечего было говорить, вот он и уходил от вопросов. А когда уж совсем его к стенке прижали, он отвечал: «Русская дезинформация». Ну откуда там, в ноутбуке его сына, с реальными фотографиями и подлинной перепиской, которую Байдены даже не опровергли, российские хакеры?

Многие американские политики и журналисты давно уже заигрались и заврались, а теперь они уже даже не пытаются делать достоверные заявления. Расчет идет на моментальный эффект. Яркий пример: The New York Times написала, что Россия якобы платила талибам за убийство американских солдат. Этот фейк был поддержан рядом демократов в Конгрессе. При этом не было ни одного доказательства, ссылки были на анонимные источники. Власти США потом опровергли все это, но моментальный эффект — получить возможность вновь наброситься на Трампа перед выборами и обвинить его в бездействии по отношению к русским — был достигнут. Это направленная ложь краткосрочного действия, когда запускается фейк и создается возможность на его основе строить обвинения и использовать их для развития краткой кампании против того или иного политика или страны.

— Трамп и Байден шли вровень, но резкий скачок голосов вывел Байдена в лидеры. Означает ли это, что у Трампа действительно не осталось шансов на победу? В 2016 году ему удалось провернуть чудо и обойти Хиллари Клинтон в самый последний момент.

— После того, что произошло в Мичигане и Висконсине — ключевых штатах для обоих кандидатов, Трамп явно не набирает 270 голосов выборщиков. Для него это подводит черту под настоящими выборами. Спор возникает в основном вокруг этих штатов, где произошел резкий скачок числа голосов в пользу Байдена из-за бюллетеней, пришедших по почте. И теперь Трамп пишет в соцсетях: «Очень странно». Тут ничего странного, все предельно ясно.

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войныЭти «российские хакеры» уже просто были «изъедены молью» за последние четыре года, считает сенатор Алексей Пушков / Фото: pexels.com / Markus Spiske

Теперь ему придется доказывать с позиции проигрывающего, что произошедшее — это вброс, а это ставит его в очень неудобное положение. Он будет вынужден доказать, что эти 140 тысяч голосов — либо ложные бюллетени, либо мертвые души. Это очень серьезная борьба, и у меня нет уверенности, что он победит. Байден вот-вот объявит себя победителем, это будет факт общественного сознания, начнутся скандалы, взаимные обвинения, но они уйдут, а победивший Байден останется. У Трампа должны быть очень серьезные аргументы для Верховного суда США, чтобы оспорить победу своего конкурента.

— Что означает победа Байдена на выборах для России? В последнее время он часто «признавался в нелюбви» к ней. Это повлияет на внешнюю политику США?

— Внешняя политика на этих выборах не играет почти никакой роли. Это выборы про внутреннюю политику, про расовые протесты, про борьбу с пандемией коронавируса, про личность Трампа, про стиль руководства страной.

Байден действительно принадлежит к тем политикам, которые считают Россию главным врагом США, о чем он сам сказал CNN. Он был важной частью администрации Барака Обамы (экс-лидера Соединенных Штатов — прим. «ВМ»), который начал политику санкций против РФ, политику изоляции и сдерживания, чтобы «отомстить» вообще за все: за Сирию, за Грузию, за Украину. Байден был частью всей этой линии на удушение России, так что рефлексы администрации Обамы он вернет в Белый дом. Его резкие слова о России — не заигрывание с электоратом, а точка зрения.

Единственное возможное исключение, на которое могут пойти демократы, — продление СНВ-3. Этот документ, ставший демократическим наследием, подписывал сам Обама в 2010 году. Не исключено, что Байден может пойти на продление ДСНВ, выдвинув при этом свои условия. Это может быть единственная сфера взаимоотношений, где американцами будет принято разумное решение, которое сохранит последний инструмент контроля за ядерным оружием.

За пределами этого оснований для оптимизма не вижу. В американской внешней политике, как всегда при демократах, усилится идеологический элемент, что повлечет за собой атаку на РФ по вопросам прав человека, положения меньшинств и т. д. Администрация Байдена может попытаться сплотить вокруг себя страны Европы и ряд других государств, от которых США отдалились при Трампе, используя для этого их мобилизацию на антироссийской почве.

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войныРефлексы администрации Обамы Байден вернет в Белый дом / Фото: kremlin.ru / Администрация президента России 

Не будем также забывать, что Байден был «смотрящим» за Украиной от администрации Обамы. Если Трампа она не интересовала, то при президенте-демократе Украину могут гораздо активнее вовлекать в американскую военную политику. Байден не сможет обеспечить прием Украины в НАТО — Франция и Германия, скорее всего, будут против. Однако он сможет развивать двусторонние военные отношения США и Украины, что выразится в усилении американского военного присутствия на южных границах России и в Черном море.

— Все звучит так, будто грядет новая холодная война, не находите?

— Не грядет — она уже идет с 2013 года, и началась она с Сирии, а не с Украины. С момента, когда G7 попыталась оказать давление на Владимира Путина по Сирии с тем, чтобы он перестал поддерживать Башара Асада. Путин отказался, и против России началась холодная война. Сначала была попытка сорвать Олимпиаду-2014, потом уже возникли проблемы с Украиной. А санкции, введенные в 2014 году, это уже практическое воплощение холодной войны. Она бывает вялотекущей, а бывает интенсивной. При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войны.

— Вы часто говорите, что США отдаляются от Европы и теряют свое влияние на международной арене. Верно ли я понимаю вашу точку зрения, что, кто бы ни был у власти в Америке, она так и будет слабеть? В этом контексте президент вообще важен?

— Конечно, важен. Речь же идет не об одномоментном, разовом, а о медленном, относительном ослабевании США. Они слабеют относительно себя прежних, не относительно Папуа — Новой Гвинеи или Аргентины, например, и относительно такого нового центра экономической мощи, как Китай. Они уже уступают Китаю по ряду ключевых параметров, включая торгово-экономические показатели. США остаются мощнейшей державой мира, но теряют абсолютное лидерство.

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войныФото: mil.ru / Минобороны России

В Соединенных Штатах, похоже, исчерпан ресурс внутренней стабильности. Помимо всего прочего там грядет этническая революция: к 2050 году белые люди будут составлять всего 40 процентов от американского населения. Основную массу будут составлять выходцы из Латинской Америки, афроамериканцы и приехавшие из Азии. Пока что США выдерживают внутреннюю беспорядочность своего развития, но так не будет продолжаться бесконечно. Причем рано или поздно все это скажется на их внешней политике. Уже сказалось, кстати: в Сирию-то они побоялись отправить войска. В Ирак отправили, в Афганистан, а в Сирию не стали. Там, где раньше они вмешивались через интервенцию, теперь будут думать десять раз, ведь у них не осталось ни денег, ни средств. Это относительное ослабление, но оно длиться может очень долго.

— Смогут ли США и Россия когда-нибудь подружиться? После этих выборов такое станет возможным?

— Дело в том, что любая гегемония стремится к тотальности. Американские правящие круги не собираются ни с кем делиться ни властью, ни положением. США ослабевают, это их нервирует, они это замечают, но не готовы с этим смириться. Поэтому они будут стремиться восстановить американское тотальное доминирование.

Алексей Пушков: При Байдене мы можем перейти в фазу интенсивной холодной войныФото: twitter.com/XHNews

Самая большая опасность здесь состоит в том, что поскольку экономически они уже не могут господствовать так, как прежде, то могут начать делать ставку на военные средства, чтобы сохранить свою гегемонию. Есть искушение воспользоваться военным превосходством, чтобы подтвердить свой статус первой державы мира. Это чревато военными конфликтами, а в худшем варианте — ядерной войной.

Чем опасна падающая сверхдержава — такая, как Соединенные Штаты? Она будет до последнего цепляться за свой статус первой державы мира. И наиболее агрессивная часть американской элиты, на мой взгляд, может не остановиться перед применением даже самых страшных видов оружия, чтобы удержать это положение.

Читайте также: «Феноменальные результаты». Чем запомнился первый день после выборов в США

Google newsYandex newsYandex dzen