Автор

Олег Рагозин

Книжная полка столицы

[b]Кино без доминоДунаевский А. Каннский кинофестиваль. – СПб.: Амфора, 2010.[/b]Вы знаете, кто такой Филипп Эрланже? Жан Зэй? Жорж Усман? Альбер Сарро? Нет? Я так и думала. Между тем благодаря усилиям этих выдающихся личностей – политиков, юристов, дипломатов, филологов – и появился на свет ныне знаменитый Каннский международный кинофестиваль. 63 года назад, в сентябре 1939 года, должен был в первый раз открыться форум. Нападение Гитлера на Польшу смешало все планы…В книге Алексея Дунаевского рассказывается не только история Каннского фестиваля, зафиксированы победители всех лет, но также рассказано о самых интересных и пикантных случаях, с фестивалем связанных. На каком фильме дежурили кареты скорой помощи – зрителям становилось дурно во время на редкость натуралистичной сцены изнасилования? Кто из наших больших художников поклялся, что «никогда больше не ступит на землю, оплеванную Тарантино»?Вы легко найдете ответы на эти и другие, не менее животрепещущие вопросы, прочитав серьезную и одновременно забавную антологию этой «ярмарки тщеславия» – главного мирового киносмотра, который всегда «на грани фола».[b]Ее зовут по-другомуБалашов Н. Zelda. М.: Рипол классик, 2010.[/b]Книги, написанные на основе компьютерных игр, постепенно все больше входят в жизнь. И читатель у них потенциально есть всегда – это те, кто хорошо знает описываемых персонажей по играм. Книга Никиты Балашова как раз из этого беспроигрышного варианта. Балашов – сценарист сериала «Счастливы вместе», сам несколько лет прожил жизнью Игрока и хорошо представляет, чем увлечь поклонников игры.Проект «Легенда: Наследие драконов» – настоящий культурный феномен, особый самобытный мир, существующий уже и вне игры. Его игроки пишут песни, рисуют картины, а теперь вот и книги пишут. …Она была Аней Мальцевой с Елизаровской улицы. Планировала учиться на экономиста и мечтала об автографе группы «Каста». А потом кликнула на ссылку «Выходи во ДВАР» и попала в игру. Теперь ее зовут Zelda.[b]Доброе слово о лошадяхПолжизни за коня. Сборник: Семенова М. и др. СПб.: Азбука-классика, 2010.[/b]Наряду с книгами и собаками еще одной давней любовью писательницы, автора «Волкодава» Марии Семеновой давно уже стали лошади. И было бы странно, если бы ее давняя мечта – написать книгу о лошадях – не воплотилась в жизнь. Впрочем, в новый сборник, кроме отрывка из романа Семеновой, вошли и произведения других авторов. Объединяет их всех одно – любовь к лошадям. А поскольку таких любителей у нас много, своего читателя книга непременно найдет. Тем более что и сделана она с душой и от души.В книге пять авторов. Каждый со своим опытом и восприятием. Это Иван Ильин, Екатерина Полянская, Константин Кульчицкий, Лидия Пермякова. Это и исторический экскурс, и первое знакомство с конем, и дружба, подкрепленная спортивными победами и поражениями. Они очень похожи на нас. Только добрее и преданнее. Авторы в этом уверены.[b]Чтобы идти дальшеШимазаки А. Бремя секретов. – М.: Текст, 2010.[/b]Японка Аки Шимазаки живет в Канаде, в Монреале, и пишет по-французски. «Бремя секретов» – цикл из пяти небольших романов. Все они строятся вокруг одной семейной истории, но рассказаны представителями трех поколений. Они как волны, то накатывают и соединяются, то разделяются прибоем, временем и материками. А еще это история ХХ века – со всеми его катаклизмами и войнами, бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки. И человеческая трагедия, совпавшая с драмой целого народа, смешавшаяся и растворившаяся в ней. С годами этот клубок проблем и противоречий только увеличивается.Но настает время, когда нужно его распутать и во всем разобраться, дабы вылечиться от душевных травм и идти дальше. Умение молчать и нести бремя прошлого высоко ценится у японцев. Но так ли это необходимо? – задает вопрос Шимазаки. К чему может привести попытка избавиться от этого бремени – об этом и размышляют герои книги.

Книжная полка столицы

[b]Взрослые истории выросшего мальчикаДрагунский Д. Плохой мальчик. – М.: РИПОЛ классик, 2010.[/b]За последнее время книги Дениса Драгунского буквально ворвались на книжный рынок, хотя пишет и публикуется он уже давно. Видимо, читатель соскучился по малой форме – рассказу. Да и хороший литературный язык сразу притягивает и заставляет забыть обо всем вокруг, погружая в мир Драгунского. Думаешь, ну ладно, еще один рассказик, и все. Остальное – потом. Потом еще один, еще. Не иначе колдовство здесь какое-то.Или просто талант? Все-таки, наверное, второе. Ибо это даже и не рассказы, а философско-биографические притчи-размышления, в которых больше личного и настоящего, чем придуманного. А уж высосанного из пальца совсем нет. Да и не может быть.Денис Драгунский – писатель, драматург, кандидат философских наук, журналист, политический аналитик, способный вместить на одной-двух страничках целый мир, в котором мы узнаем себя и своих знакомых, наши сомнения и надежды, наше детство и наше «сегодня». Это уж кто как увидит.В отличие от «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского (Денис Викторович – его сын), эти истории не для детей (например, «Плохой мальчик», давший заглавие всей книге: это истории выросших негодяев и несостоявшихся гениев, это истории про нас с вами). И написаны они без радужных пузырей. Как есть, так и есть. Без прикрас и пощады. Жестко, но справедливо. Вдруг кому-то еще можно помочь?[b]Любовь, которой не было?Жискар д'Эстен В. Принцесса & президент. – М.: РИПОЛ классик, 2010.[/b]20-й президент Франции 84-летний Валери Жискар д'Эстен написал любовный роман «Принцесса & президент», который посвятил погибшей принцессе Уэльской Диане. Во Франции и Великобритании этот роман уже наделал много шума и породил множество догадок и сомнений.Сколько в романе правды, а сколько вымысла, автор не поясняет. В одном из интервью экс-президент заявил, что в романе действительно выведена Диана, но история любви – плод его воображения. Но и сейчас ему верят не все.Как бы то ни было, героиню книги Жискара д'Эстена зовут Патриция, принцесса Кардиффская, или леди Пат. Согласно сюжету, президент Франции по имени Жак-Анри Ламбертье встречает принцессу в 1980-х в Букингемском дворце после обеда участников саммита G7. Патриция несчастлива в браке и из-за этого целиком посвящает себя благотворительной деятельности: борьбе с противопехотными минами и помощи ВИЧ-инфицированным детям. Она признается, что через десять дней после замужества принц сообщил ей, что решил продолжить отношения со своей прежней любовницей.Жискар д'Эстен был президентом Франции с 1974 по 1981 год, как раз в момент описываемых событий. Диане тогда было 19 лет. Он на 35 лет старше. Примечательно, что эпиграфом к роману служит фраза «Обещание сдержано». Возможно, это отсыл к концу книги, когда Патриция говорит: «Ты просишь моего разрешения написать эту историю. Я согласна, но ты должен мне обещать, что...» В реальности на момент знакомства с принцессой Дианой президент Франции был женат и не был вдовцом, как герой книги. Впрочем, это не мешало его многочисленным интрижкам и влюбленностям. Так что кто знает, кто знает…

Что почитать в апреле

[b]Коротко и неясноКим Мунзо. Самый обычный день. 86 рассказов.М., Иностранка, 2009.[/b]Известного каталонского писателя Кима Мунзо критики единодушно называют одним из лучших европейских мастеров короткого рассказа. Реализм и гротеск — две основные составляющие его творчества. В его мире привычные вещи приобретают необычные, порой странные или даже страшные очертания.Фирменным знаком Мунзо стал и неожиданный финал почти каждого рассказа. Мунзо занимается еще и журналистикой, в 1970-е годы был репортером в горячих точках: Вьетнаме, Камбодже, Северной Ирландии. Автор нескольких романов, диалогов к фильму Бигаса Луны «Хамон, Хамон».Все 86 рассказов необычны и неповторимы. Но все наполнены неожиданным сочетанием воздушного и приземленного, повседневного и фантазийного. Пересказывать бессмысленно, мощь создаваемых образов от пересказа потеряет прелесть, и вы не поймете, что именно говорит автор.Это надо читать самому, и делать это не торопясь и наслаждаясь.[b]Гостиничный романСергей Марков. Гостиничный роман.М., Вече, 2009.[/b]Эта книга о гостиницах – единственная в своем роде. Потому что не справочник, не рекламный проспект, не буклет, а именно книга – 500-страничная, со множеством иллюстраций. И вполне оправданна аналогия с «Театральным романом» Булгакова, эпиграф из которого предваряет книгу: «Да и как же ему было не узнать людей, когда перед ним за пятнадцать лет его службы прошли десятки тысяч людей…» Директора гостиницы и впрямь можно сравнить с режиссером театра.В книге два с половиной десятка интервью с бывшими и нынешними генеральными директорами московских гостиниц. Главная тема – гостиницы Москвы в 90-х годах прошлого века. При этом не обойдены даже самые острые «углы»: коррупция, «прихватизация», «крышевание» гостиниц бандитами, наезды и отъемы (позже они стали называться изящно, на западный манер, – рейдерскими захватами), заказные убийства директоров, гостиничная проституция…И несмотря на все это, гостиницы Москвы не пали под смертельными ударами, выстояли! Речь в «Гостиничном романе» идет о гостиницах всех уровней «звездности». Особое внимание уделяется «упраздненным» – «Москве» и особенно «России», рассказ о «тайнах» которой поднимается до символических высот и обращен уже не столько в прошлое, сколько к будущему поколению гостиничных работников – хотельеров.Выпущена книга по инициативе Б. В. Аверьянова, который более 20 лет курировал в правительстве Москвы гостиничное хозяйство. Автор ее – известный писатель и журналист Сергей Марков.

Книжная полка столицы

[b]Когда женщины были бесправныМоррисон Т. Жалость. – М.: Corpus, Астрель, 2010.[/b]Роман американки Тони Моррисон, нобелевского лауреата по литературе 1993 года, заслуживает внимательного прочтения хотя бы потому, что описывает почти неизвестный нашему читателю период американской истории. Точнее, сам период нам знаком, но не под таким неожиданным углом зрения.Ее называют продолжателем фолкнеровской традиции в литературе.Действие «Жалости» происходит в Америке в конце семнадцатого века. Одна из основных тем романа – судьба привезенных из Анголы и проданных в рабство африканцев. Умирает хозяин фермы, в доме остаются четыре женщины – его жена, две рабыни и приблудная душевнобольная. А дальше мы внимаем всем, кто находится в этом доме, и слышим историю, рассказанную каждым из героев: о себе, о своем прошлом. И выслушиваем их версию событий. Ключевая сцена представлена трижды с разных точек зрения. Каждая из женщин одинока, не защищена, брошена. Так и возникает чувство жалости и к ним, и ко всему происходящему вокруг этого дома.Единственное, чего вы не найдете в романе, — любовь. Ее здесь пока еще просто нет. И все идет к печальному финалу запустения в мире, где независимость женщин наступит только через три столетия. Хотя для всех ли?[b]Полное развенчание СервантесаНабоков В. Лекции о «Дон Кихоте». – СПб.: Азбука-классика, 2010.[/b]Это лекции Владимира Набокова, которые он читал для студентов Гарварда, куда его пригласили в 1951/1952 учебном году. Издали их только после смерти писателя. Но создается ощущение, что их актуальность не потеряется никогда.Набоков никогда не жаловал роман Сервантеса. Как считают исследователи, он хотел «открыть для студентов текст, очистив его от ханжеского вздора, наслоившегося на роман в результате длительной традиции неверного прочтения». Набоков призывает относиться к великим романам исключительно как к «великолепным сказкам», без которых, впрочем, «и мир не был бы реален».«Я вспоминаю с восторгом, как разодрал «Дон Кихота», жестокую и грубую старую книжку, перед шестьюстами студентами в мемориальном зале, к ужасу и замешательству некоторых из моих более консервативных коллег».Конечно, нельзя считать стиль и выводы Набокова эталоном понимания романа. Скорее наоборот, они вызывают на спор.И этим-то и привлекают, заставляя напрягать мозги и искать аргументы в пользу собственного понимания книги. И конечно, нельзя читать Сервантеса только «по Набокову», как бы он ни был обаятелен. Это скорее специи, без которых блюдо не может быть изысканным, но одними специями сыт не будешь.Набоков утверждает, что «Дон Кихот» – одна из самых страшных и бесчеловечных книг за всю историю мировой литературы.Его лекции — тщательный анализ деталей, которые писатель ставит во главу всего.

Вышла в свет книга Нинни Хольмквист «Биологический материал»

[b]Жизнь взаймыХольмквист Н. Биологический материал. – М.: Рипол классик, 2010.[/b]Роман шведской писательницы Нинни Хольмквист – ее первая книга. И уже в ближайшее время по книге будет снят фильм. В оригинале роман называется «Отделение». Он стал сенсацией во многих странах мира, хотя проблема, поднятая писательницей, занимает многие умы уже не одно десятилетие.«Биологический материал» – это классическая антиутопия с несомненным влиянием Оруэлла, Замятина и других предсказателей будущего в самых его черных тонах.Общество приходит к тому, что отбирает «ненужных» для дальнейшего употребления в качестве запасных частей для «нужных». Причем «ненужных» не спрашивают, насколько они готовы к такому повороту.Зачем, когда все произошло демократическим путем, через референдум? «Нужные» – это те, у кого есть дети или они представляют особую ценность для общества. Все остальные – расходный материал. У когото отбирают глаз, у кого-то почку или кожу, кто-то просто участвует в смертельно опасном эксперименте. И все делают вид, что им хорошо. Такое вот извращенное понимание полезности и единения.Роман написан от лица главной героини, 50-летней пациентки заведения доноров. Она – писательница в отставке – рассказывает свою историю одиночества и любви, обретенной слишком поздно. Героиня должна родить ребенка, но ее уже как бы не существует в этом мире, ведь она признана «ненужной». И она начинает бороться…[b]Путь из метро до ПитераБерезин В. Путевые знаки. – М.: АСТ, Астрель, 2010.[/b]«Путевые знаки» Владимира Березина – первый роман нового большого литературного проекта «Вселенная. Метро 2033», запущенного Дмитрием Глуховским, автором популярных фантастических романов «Метро 2033» и «Метро 2034».Известный литературный критик и писатель Березин обрушился в свое время с разгромной критической статьей на книги Глуховского.Но тот не стал вставать в позу и обижаться на критику, а когда возникла возможность, привлек своего оппонента к работе над собственным проектом.К сожалению, времени у Владимира было мало. Ему пришлось написать книгу за месяц. Этим, очевидно, объясняются огрехи и небрежность текста. Впрочем, как признается автор, ему было интересно работать над этой книгой, идею которой он вынашивал уже давно, и писалось ему очень легко. Вопрос в том, что по стилистике она очень отличается от того, что написал Глуховский, а поэтому вызвала резкое неприятие поклонников «Метро 2033». Березин вывел персонажей на поверхность и переместил из Москвы в Питер. Главный герой хочет найти отца и отправляется в путешествие из одной столицы в Северную – со всеми остановками.Пишет Березин где-то с юмором, где-то слишком простовато и прямолинейно, по-солдатски, а не по-глуховски. Но так он видит наше с вами будущее.[b]Вожди краснокожихСтукалин Ю. Наделенные силой. Тайны индейских шаманов. – М.: Энас, 2010.[/b]Юрий Стукалин много лет пишет книги о североамериканских индейцах. Причем как художественные, так и научно-популярные, которые пользуются популярностью среди тех, кто в качестве хобби выбрал индеанистику. Его книги всегда отличает не просто любовь к теме, но и точность изложения предмета. Зачастую обилие деталей даже подавляет сюжет. Но в данном случае это, может, и хорошо, особенно в сочетании с богатым иллюстративным рядом. Ибо книга посвящена шаманизму. А влияние таинственных сил на человека и возможность общения с духами в последние годы вновь вызывает интерес широкой публики. И шарлатанов, делающих вид, что разбираются в предмете, очень много.В книге на основе исследований шаманских практик индейских племен рассказывается о трансовых состояниях сознания человека, методах работы с ними, а также способах предотвращения опасности, которую шаманизм может представлять для несведущих.

Книжная полка столицы

[b]Загадки с ответамиЛиндквист Йон. Впусти меня.Пер. со шведск. – СПб.: Азбука-классика, 2009.[/b]Этот роман опоздал в России как книга, потому что попал в общее русло многочисленных в последнее время вампирских саг и рискует остаться незамеченным. Единственное его спасение – фильм, послуживший основой одного из самых ярких фильмов 2008 года. На 2010 год намечен голливудский ремейк.Главный герой книги, двенадцатилетний Оскар — застенчивый одинокий мальчик, над которым издеваются в школе. Он находит спасение в лесу, прихватив нож и вымещая обиду на деревьях и пнях.Но однажды его одноклассника находят в лесу с перерезанным горлом. И все указывает на ритуальное убийство. А рядом с Оскаром – девочка Эли.Она не боится холода, воняет, ничего не ест и может собрать кубик Рубика. Но это только начало загадок…[b]Истории на 10 страницМатесон Р. Посылка.Пер. с англ. – М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2009.[/b]Если вы уже посмотрели одноименный фильм с Кэмерон Диаз в главной роли и считаете, что читать книгу теперь не обязательно, вы очень ошибаетесь. И тому сразу несколько причин. Во-первых, вы очень удивитесь, когда прочитаете 10-страничный рассказ, который растянут без малого на два часа экранного времени. Дело даже не в этом соотношении. Сюжет рассказа намного динамичнее, неожиданнее и интереснее, чем фильм, хотя и в нем есть захватывающие моменты. Но в сборник известного писателя и сценариста Матесона вошли еще 29 рассказов, некоторые из которых уже стали шедеврами мирового кинематографа, а некоторые ждут своего открытия. Но кто знает, как их прочтут режиссеры? Попробуйте увидеть мир писателя своими глазами...Ричард Матесон умеет удивлять и говорить о привычном неожиданным языком, главное – услышать его и понять.

Владимир Войнович написал «Автопортрет»

ВЛАДИМИР Войнович для большинства читателей ассоциируется с романоманекдотом «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Но были еще и «Москва. 2042», и «Иванкиада», и «Замысел»...Только что состоялась презентация его новой книги «Автопортрет», в которой почти на 900 страницах он рассказал о наиболее интересных и важных событиях своей очень непростой и очень интересной жизни. В 1974 году исключен из Союза писателей, в декабре 1980 выслан из страны, в 1981 указом Л. Брежнева лишен советского гражданства, которое ему возвратил М. Горбачев спустя 10 лет...Корреспондент «ВМ» задал Владимиру Николаевичу несколько вопросов…[b]– Как родилась идея написать такую книгу и когда вы ее начали писать?[/b]– Я попытался рассказать в «Автопортрете» практически о всей своей жизни. А начал собирать книгу примерно 30 лет назад. Начал с публицистики, когда в эмиграции за границей рассказывал на радио о различных фактах своей биографии. К тому времени обо мне ходило множество небылиц, которые частично распространяли лекторы из ЦК КПСС. Так, когда в театре запретили мою пьесу «Два товарища», актерам объявили, что я попался на границе с контрабандой бриллиантов, хотя я в ту пору и близко не мог подойти к границе, а бриллианты от битого стекла и сейчас не отличу. Во время перестройки небылиц стало еще больше.Некоторые генералы называли меня в интервью не иначе как «западногерманский господинчик», говорили, что я не служил в армии и ничего о ней не знаю. На это тоже нужно было отвечать. В том числе письменно. Но книга не писалась в один присест. Я то начинал, то бросал, как и остальные мои книги. Например, «Чонкина» я писал 49 лет. При написании я ни в чем себя не ограничивал. Мне хотелось, чтобы читателю не было скучно.[b]– В жизни вам довелось многое испробовать. Вы были пастухом, столяром, слесарем, авиамехаником, инструктором сельского райисполкома, редактором на радио. Насколько для писателя важно пробовать себя в разных профессиях?[/b]– От этого напрямую зависит то, о чем писатель будет писать. Если бы Толстой не воевал, он бы не написал «Севастопольские рассказы».Действительность, которую видит и осваивает писатель через свой жизненный опыт, он потом перекладывает на бумагу. Но есть писатели вроде Марселя Пруста, который всю жизнь болел и поэтому вынужден был описывать свой внутренний мир. Когда я приехал в Москву и встретил молодых литераторов, которые казались образованней меня, я понял, что обладаю перед ними преимуществом – у меня есть опыт, которого нет у них.[b]– Рисовать вы начали достаточно поздно, в 62 года, а как пришли к этому?[/b]– Тут многое совпало. Однажды мне надоело писать слова. Я садился к компьютеру и сидел, мне не писалось, душа не лежала. И тут ученики моей ныне покойной жены привезли из Германии в подарок натюрморт, и она повесила его на стенку. Мне эта картина не понравилась, и я ее перерисовал, вернее, изменил фон. Натюрморт заиграл.Я удивился. У меня остались краски, и я начал писать автопортрет, стало получаться, хотя пропорции немного были не соблюдены, и вышла карикатура. А через некоторое время пришли мои друзья и обнаружили, что весь дом у меня завален моими картинами (я писал маслом на бумаге и, чтобы не испортить рисунки, вешал их на стены).Так увлекся живописью, что года три только рисовал.[b]– А почему книга называется «Автопортрет»? Потому что в ней только ваши рисунки и ни одной фотографии?[/b]– Жанр родился от моей живописи, если ее так можно назвать, хотя я до сих пор этого стесняюсь. Я вообще редко чем-либо горжусь. И если это чувство возникает, то делается как-то неудобно.Я радуюсь, что еще живу, потому что никогда не думал, что это будет так долго. А фотографий в книге нет, потому что я безалаберный человек, у меня ужасный архив.Я никогда не любил фотографироваться, и ранних фотографий осталось мало. Да и те обычно берут для съемок.А потом не возвращают. Вот я и решил обойтись в книге вовсе без них.

Книжная полка столицы

[b]Мир жестоких компромиссов[/b][b]Ларссон Ст. Девушка с татуировкой дракона.Пер. со шведск. – М.:Эксмо, СПб.: Домино, 2009.[/b]Очень жаль, что у этой серии уже не будет продолжения, потому что автор умер, так и не увидев тиража первой книги. В которой Стиг Ларссон сумел скрестить несколько жанров: и экономическое расследование, и историю шведского фашизма, и насилие над женщинами, и работу журналистарасследователя, и несчастную любовь, ломающую преграды ради нескольких мгновений счастья, и семейную сага, и проблемы одиночества современного человека. И все это настолько гармонично, естественно… 50-летний Стиг Ларссон - известный шведский писатель, драматург и журналист ушел из жизни после инфаркта 9 ноября 2004 года. А вскоре начали публикацию его трех из десяти задуманных романов серии «Миллениум». И начались они с романа «Девушка с татуировкой дракона» (оригинальное название «Мужчины, которые ненавидят женщин»). Его даже назвали «северным вирусом» за то, что он, словно эпидемия, захватил читающую публику.…Сорок лет кто-то не дает покоя стареющему промышленному магнату Хенрику Вангеру и ежегодно присылает ему на день рождения засушенный белый цветок в рамке. Вангер уверен, что странные посылки связаны с таинственным исчезновением его любимой племянницы, которой он намеревался передать управление компанией. Магнату уже за 80, и он понимает, что остался последний шанс разгадать загадку, мучающую его четыре десятилетия. Он поручает расследование скандальному, но честному журналисту Микаэлю Блумквисту.Вскоре на помощь журналисту приходит молодая девушка-хакер с татуировкой дракона. Но, казавшееся довольно спокойным дело вскоре превращается в довольно опасную историю, а всем, кто к ней прикасается, грозит смерть.[b]Скелет в шкафуУоллес Д. Арбузный король.Пер. с англ. – СПб.: Азбука-классика, 2009.[/b]Американский писатель Дэниел Уоллес стал популярен в Росси после экранизации его романа «Большая рыба» Тимом Бертоном. Но книга не производила такого впечатления, как фильм. «Арбузный король» - совершенно другое по силе и восприятию произведение. Более мощное и цельное.Это классические южные штаты со своим колоритом и языком, и белыми отцовскими колпаками с прорезями для глаз все еще хранящимися в шкафу. Когда-то это был край арбузов. Но, приехав в город Эшленд, чтобы узнать, как умерла его мать и как она здесь оказалась 18 лет назад, главный герой узнает, что и арбузы пропали. А все от того, что здесь перестали проводить особенную церемонию с избранием Арбузного короля — самого «старого» девственника. Как-то церемонию не провели, и все пошло прахом.И все из-за матери нашего героя... Прекрасная колоритная зарисовка Юга со всеми присущими ему «скелетами в шкафу».[b]Любовь колонистов на фоне войныРома Тирн. Москит.Пер. с англ. – М.: Фантом Пресс, 2009.[/b]Роман Ромы Тирн открывает нам совершенно неизвестный мир Цейлона, где до сих пор продолжается война и живут колониальными понятиями времен Британской империи. Но любовь способна победить даже в этих условиях, несмотря на все препоны и запреты.Рома Тирн родилась на Шри-Ланке, в 10 лет переехала в Англию, окончила Балетную школу в Лондоне и Художественную школу Раскина в Оксфорде.20 лет была художником-перформансистом. «Москит» - ее дебютный роман, который вошел в шорт-лист престижной премии Costa. Это боль о родине, которую разрывает война, и способности обычного человека противостоять разрушению и внешнему и внутреннему, если есть то, ради чего стоит жить и творить.Писатель Тео приезжает на Шри-Ланку из Лондона. Здесь он встречает девочку Нулани. Она мало говорит после того, как ее отца убили сепаратисты. Зато много рисует. И этот дар, данный ей от природы, поражает писателя. Тем временем война доходит и до мест, где живет Тео. Их любовь помогает им выживать и не замечать творящегося вокруг ужаса. Но он захлестнет их… Девочке удается бежать в Лондон, а Тео проходит через кошмар плена, пытки и побои, беспамятство, невозможность писать. Но он возвращается и пишет новую удивительную книгу, которая и возвращает ему, казалось, уже навсегда потерянную любовь.Война тамильских террористов в романе подана как нашествие малярийных москитов - крохотных ангелов смерти, вместе составляющих кошмар, который фактически невозможно победить... Вместе с тем в книге много света и красок.Тирн и здесь осталась художницей, даже если описывает стакан свежего лаймового сока, ужин на фоне заката и поднос с белоснежной салфеткой. И тем страшнее краски войны, поглощающие напалмом всю эту экзотику и безмятежность.

Книжная полка столицы

[b]Яновиц Т. Отдамся в хорошие руки.Пер. с англ. Пророковой В.М.: Иностранка, 2009.[/b]Не так давно этот роман был популярен в Америке. Это пример современной американской прозы – взгляд на нищую американскую семью глазами представителя нью-йоркской богемы, пытающегося прикрыть все проблемы легкой иронией и хеппиэндом. Однако, в отличие от множества подобных произведений, книга удалась. И в силу знания предмета, и в силу таланта автора, и, в нашем случае, из-за хорошего перевода, сохранившего нюансы языка и придавшего роману российский колорит.Стоит заметить, что в оригинале книга называется «На побережье Гичи-Гюмы». А наш вариант скорее отсылает читателей к «экранизации по мотивам», сделанной в России. Действие книги, перенесенное на постсоветские просторы, вступает в противоречие с местным менталитетом. Матери, покидающие детей со словами «материальные ценности не главное», у нас скорее преступницы, нежели романтические натуры. Тем интереснее прочитать оригинал.

Книжный рынок столицы

[b]Есть такая книжкаДрагунский Д. Нет такого слова.М.: Рипол классик, 2009.[/b]Все мы в детстве читали «Денискины рассказы» Виктора Драгунского. И многие, наверное, знают, что прототипом большинства этих историй был сын писателя Денис. Прошли годы, мальчик вырос. Окончил филологический факультет МГУ, стал журналистом и политическим аналитиком. И теперь сам пишет книги. Только вот никак не выйдет из жанра рассказов и пьес. И, наверное, это хорошо. Потому что рассказы у него получаются замечательные.Часть новых «Денискиных рассказов» вошла в сборник «Нет такого слова». Это даже не столько рассказы, сколько философские притчи о нашей жизни. А еще автор намеренно оставляет нам возможность самим досказать и додумать, что станет с его героями.В качестве предыстории вы найдете притчу о девушке, представительнице малых народов, которой предложили пойти на обман, чтобы выйти из трудного положения. А она ответила, что в ее языке нет такого слова – ложь.Вот и книга обошлась без этого слова.[b]Страна, которой больше нетЧосич Б. Роль моей семьи в мировой революции.СПб.: Издательская Группа Азбука-классика, 2009.[/b]Семейная сага сербского писателя Боры Чосича охватывает едва ли не все прошедшее столетие. Довоенная Югославия (а применительно к этой несчастной стране приходится делать уточнение – до Второй мировой), собственно война, титовская эпоха – Чосич смотрит на прошлое детскими глазами. Семья на фоне истории – и история на фоне семьи.Впрочем, даже намека на документальность здесь днем с огнем не сыскать. Где-то размытые воспоминания, а где-то тщательная прорисовка деталей. Взрывное веселье раблезианского размаха соседствует с прорывающимися трагическими нотами. Сразу и не скажешь, чего больше у Боры Чосича — самоироничного сарказма, балансирующего на грани откровенного хулиганства и цинизма, или же ностальгической тоски по ушедшему детству.Вообще, эта книга очень кинематографична. Только ленивый не сравнивал «Роль моей семьи в мировой революции» с ретрофильмами Кустурицы типа «Папы в командировке». А книга… Как у того же Кустурицы в «Андеграунде»: «Посвящается стране, которой больше нет».[b]Слишком много сахараСафарли Э. Я вернусь...М.: АСТ, Астрель, 2009.[/b]25-летний уроженец Баку начал писать книги еще в школе. Он занимается журналистикой, пишет в сетевой ЖЖ и удостоился похвалы знакового писателя современности Орхана Памука, что, согласитесь, много. Сетевым читателям понравилась работа Сафарли «Сладкая соль Босфора». Она и стала дебютной книгой, которую издатели предложили напечатать. А потом была книга «Туда без обратно». Тоже воспринятая весьма благосклонно. Сам Эльчин, говоря о своем творчестве, отмечал, что пишет о простых людях, «без пафоса, высокопарностей, красивостей».Роман «Я вернусь» – о любви русской девушки и восточного мужчины. К тому же счастье девушка нашла в Стамбуле, выйдя замуж за богатого турка. Турок называет возлюбленную Мирумир, а она его – Светусвет. Тема вечная и актуальная. Разный менталитет, разные культуры, разное понимание места человека в обществе. Но вот этого различия в книге вы так и не найдете.Недотянул Сафарли на этот раз. А из-за этого создается ощущение слащавости и искусственности. Вот только процесс еды и рецепты описаны очень подробно. Хоть сейчас в кулинарную книгу. Но книга-то о другом...Финал тоже вялый. Читателям предлагается самим решить, останутся герои вместе или нет. Но как это сделать, когда за всю книгу так и не сумел их увидеть и ощутить?

Книжная полка столицы

[b]А «шарик» не улетел!Елена Ерофеева-Литвинская. Сергей Захаров. Роман-биография. М.: «Вест-Консалтинг», 2009.[/b]В тот момент, когда на шесть минут остановилось его сердце, он почувствовал себя воздушным шариком, наполненным горячим воздухом и поднимающимся вверх. А потом, уткнувшись в потолок гостиничного номера, он наблюдал сверху, как реанимационная бригада вновь и вновь запускала сердце очень бледному, лежащему на кровати человеку, так похожему на Сергея Захарова.Наконец сердце снова забилось, словно решило простить своему хозяину нещадную эксплуатацию: два, а то и три концерта в день, стрессы, бесконечные авиаперелеты и поезда. «Шарик» плавно опустился, и снова душа и тело певца составляли единое целое.Так описывает эпизод клинической смерти народного артиста России Сергея Захарова автор книги о нем – писатель, поэт, театровед Елена Ерофеева-Литвинская. На недавней презентации книги в Московском союзе писателей собравшиеся не удержались – упросили Сергея Георгиевича спеть. И под виртуозный аккомпанемент пианиста Александра Кагана прозвучали «Хризантемы», «Гори, гори, моя звезда», «Вдоль по Питерской». Бархатный баритон Захарова будто создан для русского романса.Потом певец говорил об ответственности артиста перед Создателем за тот Дар, который ему достался. И перед теми, кто любит его на земле. А еще о том, что артист обязан быть борцом. Сама жизнь Сергея Захарова подтверждает. Когда партийно-милицейская «подстава» заставила певца сначала клеить картонные коробочки на зоне, а потом томиться в «Крестах», он не сломался. И в 1983 году в Ленинграде, в концертном зале «Октябрьский», состоялось его триумфальное возвращение к публике, которая ждала его и любила вопреки газетной грязи, которая лилась со страниц официальной прессы.Тогда же, в 1983-м, Сергей познакомился с Еленой Ерофеевой-Литвинской. Были интервью, дружеские беседы – и накопилось столько материала, что он стал проситься в книгу. «Как-то в разговоре со мной Сергей сказал, что первая половина жизни уходит на завоевание пространства, а вторая – на завоевание времени, – говорит Ерофеева-Литвинская. – И я поняла, что этот принцип ляжет в основу композиции книги».5-тысячный тираж книги «Сергей Захаров. Роман-биография» выпустило издательство «Вест-Консалтинг». Главный редактор издательства – поэт, литературовед и предприниматель в одном лице – Евгений Степанов признался, что книга рождалась (после сдачи рукописи) ровно 9 месяцев. Как человек! А ведь и правда: книга – живое существо, в нее вложено главным героем, автором и издателем то, что однажды отделилось от тела Сергея Захарова и поплыло к потолку, но, спохватившись, вернулось.[b]Сама как раненая птицаПикарди Ж. Дафна. Пер. с англ. М. СПб.: Азбука-классика, 2009.[/b]Книга об известной писательнице Дафне Дюморье интересна уже по определению. И не только потому, что «Ребекка» и «Птицы» Хичкока сняты по ее книгам. Роман написан в жанре расследования, что сразу же ставит его в разряд бестселлеров.Дюморье предстает перед нами уже зрелой женщиной в тот грустный момент, когда она узнает, что у ее мужа – сэра Фредерика Браунинга, британского генерала, руководившего ключевой для союзников операцией «Маркет Гарден» — высадкой десанта в Голландии в сентябре 1944-го, есть любовница. В это же время она начинает переписку с председателем общества Бронте, чтобы написать книгу о менее известном брате знаменитых сестер. Параллельный персонаж романа – молодая аспирантка, которая вышла замуж за преподавателя вдвое старше себя. Она пишет диссертацию о Дафне и тоже переживает не лучшие дни личной жизни. А еще вы встретитесь с кузеном писательницы Питером Ллуэлин-Дэвисом, в честь которого влюбленный в его мать Джеймс Барри назвал своего Питера Пена.

Книжная полка столицы

[b]Убийца и профессорЕфимов И. Обвиняемый. СПб.: Азбука-классика, 2009.[/b]Известный писатель и издатель, финалист премии «Большая книга» Игорь Ефимов написал новый роман. Читать его книги всегда большое удовольствие.Потому что написаны они хорошим русским литературным языком, без новаторского унисекса, покрывающего безграмотность. На сей раз перед нами детектив, главный персонаж которого профессор американского университета Грегори Скиллер. Он сомневается во всем и выставляет свои сомнения довольно неосторожно и зло на всеобщее обозрение. Он критикует окружающих, их нравы и быт, не оставляя даже себе возможности уйти от собственной же язвительности. Более того, профессор пытается обучать этому небезопасному занятию своих студентов. А тем временем вполне реальная опасность грозит Скиллеру. Полиция расследует совершенное много лет назад похищение и убийство двенадцатилетней девочки, а потом и юной студентки профессора. Все следы и улики указывают на одного человека — главного героя романа. Три любящие профессора женщины решают, что изменить ситуацию и вытащить профессора из тюрьмы можно одним способом. И сами начинают расследование, чтобы найти истинного преступника и «обменять» его на любимого человека у представителей закона.[b]На самом юге ФранцииМейл П. Хороший год. Пер. с англ. М.: Иностранка, 2009.[/b]Англичанин Питер Мейл – кавалер ордена Почетного легиона, высшей награды Франции. Эту честь, как и мировую известность, ему принесла серия добрых и получивших заслуженное признание книг.В начале 1990-х годов удачливый рекламщик Мейл бросил собственный бизнес и уехал с женой в Прованс. Потом взял да и написал роман о том, как там хорошо жить, какие там прекрасные люди и дешевая еда. Прямо расширенный и окультуренный туристический буклет. Серию в свое время открыл «Год в Провансе», переведенный на множество языков. А по роману «Хороший год» снят фильм, в котором главного героя, приехавшего из Лондона в Прованс принимать винодельню, оставленную ему в наследство дедом, играет Рассел Кроу. Фильм «Хороший год» снят Ридли Скоттом. Роман был написан Питером под воздействием Скотта – именно он предложил идею. Скотту, как говорят, не очень понравилось то, что Мейл сделал с его предложением, поэтому картина хотя формально и базируется на романе, но в ней воплощено то, как сам Ридли Скотт видел развитие своего сюжета.[b]Аэлита по-американскиМайер Ст. Гостья. Пер. с англ. М.: АСТ, 2009.[/b]«Гостья» – новое произведение автора готической тетралогии «Сумерки» Стефани Майер. Это, скорее, фантастика, чем уже привычная мистика. И отношения к вампирской подростковой саге новая книга, слава богу – да простят фанаты – не имеет.Тем не менее, как и романы тетралогии, этот роман уже успел завоевать за рубежом статус бестселлера, во многом предопределенный раскрученностью автора. В «Гостье» наша планета становится объектом завоевания расой «душ» – «паразитами» сознания, не имеющими собственного тела. Отсюда и особенности главной героини Мелани, совмещающей тело и сознание человека с душой инопланетянки. Один из паразитов вселяется в нее, а Мелани успешно сопротивляется пришельцу – в результате он начинает испытывать человеческие чувства. Это книга для взрослых, как уверяют издатели. В общем-то, сюжет схож по сути с предыдущими книгами. Только изменена аудитория. Однажды нащупав струнку, за которую можно дергать читательские души, Майер продолжает свою партию, наслаждаясь не менее приятным и волнующим звоном гонораров.«Гостья» готовится к экранизации. Писать сценарий поручено Эндрю Никколу («Терминал», «Оружейный барон»), он же возглавит проект в качестве режиссера.[b]Волкодав – невозможное возможноСеменова М., Тедеев Д. Бусый Волк. Берестяная книга. СПб.: Азбука-классика, 2009.[/b]Еще недавно казалось, что тема «Волкодава» исчерпана Марией Семеновой. Она рассказала всю историю его жизни, но поклонники требовали еще и еще. И тогда Мария пошла другим путем. Она начала рассказывать о персонажах, которые хотя бы иногда появлялись рядом с Волкодавом. Так появился первый «Бусый Волк».«Ну теперь-то все?» – спрашивали едкие литературные критики.Ничего подобного. Продолжение следует. На этот раз создается ощущение, что в закромах фантазии Семеновой уже ничего не осталось. Настолько, что Марии пришлось прибегнуть к помощи соавтора – мастера боевых искусств Дмитрия Тедеева. Так что все боевые эпизоды книги на его совести.Между тем мы снова возвращаемся в знаменитый мир Волкодава из рода Серого Пса и сражаемся рядом с найденышем – Бусым Волком, которому никак не дается спокойная жизнь в новой семье – в роду Волка, к которому он принадлежит по отцу. Владыка Мавут не оставляет попыток прибрать к рукам мальчишку и его уникальный дар общения с Высшими Сферами. Владыка намерен подчинить себе доступ к источникам Светлых сил. К досаде Владыки, один из вернейших его слуг, бывший венн, извергнувшийся из своего племени и получивший за это прозвище Изверг, все решительнее отказывается ему помогать....В итоге фаны визжат от восторга, издатели подсчитывают доходы, авторы лихорадочно ищут повод для продолжения, все остальные тихо наблюдают за происходящим со стороны.

Все оттенки рока

«Пинк Флойд» и сегодня, через много лет после своего создания, популярная и обожаемая группа. Любая информация о группе тут же становится достоянием поклонников. Что же тогда говорить о книге, которую написал барабанщик легендарной рок-группы Ник Мейсон! Это первое автобиографическое издание о «Пинк Флойд» на русском языке. Написана книга была давно, с тех пор с группой произошло немало всего, поэтому на русском языке «Pink Floyd. Личная история» вышла сразу в обновленном варианте. Вообще рок-биографии читают затем, чтобы понять, «с чего все начиналось». У Мейсона в этом смысле с памятью все в порядке. В частности, он подробно рассказывает о том, как создавались феерические шоу «Пинк Флойд» и как получилось, что символом группы стала большая розовая свинья, хотя честно признается, что теряется в догадках, кто же дал животному кличку Элджи. Из этого следует простой вывод – книга правдива и беспристрастна, что и ценно.

Предчувствие войны

После долгого перерыва Александр Бушков решил продолжить серию о приключениях ротмистра Бестужева. Заявлено еще несколько книгпродолжений, и это пугает: очень не хочется, чтобы роман, написанный хорошим языком и снабженный множеством исторических отсылок и подробностей, встал на поток, как это нередко бывает у Бушкова. Но – о книге. В Европе уже ощущается грозовой запах Первой Мировой. Но мир еще продолжает веселиться и радоваться жизни. Только армия и спецслужбы лихорадочно пытаются собрать все возможные военные изобретения, чтобы иметь преимущество перед предполагаемым врагом… Российский разведчик Алексей Бестужев в облике респектабельного джентльмена прибывает в Вену и пускается в кропотливые и опасные поиски изобретателя Штепанека (дело контролирует лично Николай II). В Россию необходимо доставить либо самого изобретателя, либо чертежи его творения, поскольку «дальногляд Штепанека», по сути – некое подобие современного телевизора, очень интересует врагов и конкурентов России. И все бы хорошо, но уж больно похоже на бульварные книжонки начала прошлого века.

Что почитать: книжные новинки сентября

[b]Необычная история наукиБоданис Д. Электрическая Вселенная. Невероятная, но подлинная история электричества.Пер. с англ. С. Ильина.М.: КоЛибри, 2009.[/b]Дэвид Боданис (футуролог по основной специальности) открыл замечательную серию книг, популяризирующую известные и неизвестные тайны науки. Обыденные вещи, которыми мы пользуемся ежедневно, после рассказа Боданиса предстают в совершенно новом свете. А непонятные уравнения обретают полную загадок и неожиданных поворотов биографию, которая читается как увлекательный детектив.Кажется, что он способен писать на любую тему, и это все равно будет интересно. Он уже написал про Вольтера и Эмили дю Шателе («Пылкие умы»), про электричество («Электрическая Вселенная») и про повседневный быт, рассмотренный через микроскоп («Тайный дом»). Обо всем просто, остроумно и увлекательно – в книгах серии Galileo.Дэвид Боданис – автор научно-популярных книг, переведенных на 26 языков. В 2006 году Британское королевское научное общество присудило Боданису премию за лучшую научно-популярную книгу года.[b]Ночные ведьмыГолубева-Терес О. Ночные рейды советских летчиц. Из летной книжки штурмана У-2.М.: Центрполиграф, 2009.[/b]О подвигах «ночных ведьм» – летчиц, которые наводили страх на немецких асов и пехоту, наслышаны, наверное, все. И фильмы о них снимали, и книги писали... А вот воспоминаний самих летчиц, к сожалению, немного. Тем интереснее книга Ольги Тимофеевны Голубевой-Терес, которая не раз издавалась еще в советские времена, а совсем недавно переиздана в новой редакции.Ныне здравствующая бывший штурман 46-го гвардейского полка ночных бомбардировщиков Ольга Голубева-Терес и сегодня в строю. Ее воспоминания – правдивый рассказ о боевом пути этой уникальной в своем роде воинской части. 25 летчиц и штурманов стали Героями Советского Союза. Она добровольцем ушла на фронт медсестрой военно-санитарного поезда. В 1942 году, узнав о том, что легендарная Марина Раскова формирует женский авиаполк, отправилась в Энгельс, а с мая 1942 года вместе с полком – на фронт. Прослужила с сентября 1941 года по декабрь 1955 года в звании капитана.[b]Герой или антигерой?Олейников Д. Бенкендорф. (ЖЗЛ)М.: Молодая гвардия, 2009.[/b]«Александр Христофорович должен был стать историей, а стал мифом». Лаконичнее и точнее и не выскажешься.Да, с историческим имиджем шефу жандармов, начальнику Третьего отделения собственной Его Величества канцелярии графу Бенкендорфу не повезло.С ним поневоле ассоциируются самые мрачные стороны николаевской России. Слава гонителя Пушкина и иных поэтов, преследователя декабристов и душителя свободы прилипла к нему – не оторвешь. Вообразить в советские времена, что биография Бенкендорфа выйдет в серии «ЖЗЛ», можно было лишь в кошмарном сне. Историк Дмитрий Олейников не то чтобы реабилитирует «антигероя» Бенкендорфа. Точнее сказать, биограф расчищает напластования стереотипов и мифов. И дает возможность – за парадным ли портретом, за злым шаржем ли – разглядеть живого человека с его достоинствами и недостатками, с любовными историями, с переживаниями, мыслями.И фигура Александра Бенкендорфа того стоит! Не только глава тайной полиции, но и боевой генерал, георгиевский кавалер. Круг забот главы Третьего отделения и корпуса жандармов был куда как шире, чем преследование инакомыслящих. Хотя и «диссидентов» XIX века власть руками того же Бенкендорфа прижимала к ногтю. Было бы странно, если бы человек, поставленный во главу системы, призванной оберегать государственные устои, проявлял излишний либерализм.Далеко не ангел, но и не отпетый бесчувственный злодей. Он был человеком своего времени и своего места.

Новый роман Бориса Акунина стал лидером продаж

[i][b]Пираты глазами попугая[/i]Акунин Б. Сокол и Ласточка.М.: Олма Медиа Групп, 2009.[/b]Борис Акунин продолжает стилизацию всех возможных жанров. На этот раз он добрался до пиратского романа. Но стилизация есть стилизация. До классики жанра роман не дотягивает.Заявленная в названии «птичья» тема присутствует в клюве одного из повествователей и в именах кораблей. «Соколом» и «Ласточкой» в романе названы большой многопалубный современный лайнер для круизов и легкий корсарский фрегат. В Карибском море они появляются с разницей в триста лет. И единственный, кто был на обоих суднах, это попугай, который часто недоумевает по поводу действий главных героев, да и вообще людей.И опять не обошлось без Фандорина! Роман продолжает серию о внуке Эраста – Николасе. Но главный герой не он, а его прапрабабушка Летиция фон Дорн да попугай Трюк очень редкой породы, которая давно уже исчезла с лица Земли. Живет попугай в романе почти четыреста лет. Цифра просто чудовищная. Но и попугай необычный, к тому же буддист.На протяжении всей книги не оставляет впечатление, что автор насмехается над нами. Дескать, читайте, читайте, я вам еще и не такое напишу. И, наверное, только Акунин способен специально отправиться в плавание на копии фрегата, чтобы точно передать ощущения от лица своих героев.Прежде чем написать о пиратах, Акунин проштудировал средневековую медицину, корабельное дело, учился разбираться в парусах и их предназначении.Но главная проблема книги – предсказуемость. Читаешь и прекрасно понимаешь, что произойдет на следующей странице, в следующей главе, для чего введен тот или иной персонаж, когда его убьют, куда повернет мысль героя или его лодка.Зато в оформлении книга выглядит выигрышно. Отличное издание «под старину», прекрасные рисунки Игоря Сакурова, которые заставляют вспомнить приключенческую литературу нашего детства, когда мы подолгу рассматривали каждую картинку, сравнивая собственные представления о происходящем в книге с миром, который создал художник. Почаще бы книги выходили в таком виде. Их так не хватает! Вот и определились. Это подростковая книга, которую почему-то поставили на «взрослую» полку...[i][b]Удача неудачника[/i]Уинслоу Д. Смерть и жизнь Бобби Z.Пер. с англ. Капанадзе А.М.: Иностранка, 2009.[/b]Эта книга могла бы стать классической комедией положений, если бы в ней не стреляли и не убивали на каждой странице.Эта книга могла бы стать каноническим примером того, как ведет себя наркомафия на любой территории, если бы не заканчивалась американским хеппи-эндом.Она написана хорошим литературным языком. И хорошо переведена. Поэтому читается легко и быстро.Тим Керни, которому грозит смерть за убийство, совершенное в тюрьме, неожиданно получает шанс на спасение. Представитель Федерального агентства США по борьбе с наркотиками предлагает ему свободу с условием, что он согласится сыграть роль легендарного калифорнийского наркодилера Бобби Зета, на которого похож как две капли воды. Тим принимает предложение и, только выйдя из тюрьмы, понимает, что Бобби Зет никому не нужен живым. Разве что только его сыну, про которого ничего не знает, и любимой женщине, на которую ему абсолютно наплевать.И все бы было по плану агента ФБР, если бы не одно «но». Тиму чертовски хочется жить, и он прекрасно умеет бороться за жизнь, чему научился во время войны в Ираке. Не случайно он получил там одну из высших наград ВМС. И Тим начинает собственную игру.

Книжный рынок столицы

[i][b]Сам убил – сам вылечил[/i]Бейзел Дж. Бей в точку. Пер. с англ.: Иностранка, 2009.[/b]Роман Джоша Бейзела не может не понравиться знатокам детективного жанра. Хотя бы потому, что он объединил две составляющие – убийцу и лекаря – и изобилует множеством сленговых выражений, помноженных на специфический медицинский юмор. Добавьте к перечисленному тонко переданный мир повседневной жизни и привычек итальянской мафии и ее русского аналога, ужасы Освенцима и партизанской войны, будни американской больницы, которая, если лишить ее всех технических новинок, мало отличается от наших городских и областных клиник. Ну а еще экзотика с бассейном, наполненны акулами, влюбленный киллер с обостренным чувством справедливости и неожиданный способ убийства злейшего врага – при помощи собственной малой берцовой кости, специально выломанной для этого собственными руками.Не правда ли, необычный набор? Остается добавить, что главный герой находится под охраной закона, как важный свидетель. Сейчас он – врач Питер Браун, в прошлой жизни – киллер Пьетро Брна. А кто на самом деле, не знает и он сам.Автор же книги – молодой врач из Сан-Франциско, учившийся писательскому мастерству в Брауновском университете. За первую же его рукопись передрались крупнейшие издательства. Победило то, что выложило за рукопись миллион долларов. Не прогадали.[i][b]Дело городского следопыта[/i]Харрисон К. Найти в Нью-Йорке. Пер. с англ.: Иностранка, 2009.[/b]Этот детектив не из тех, где с первой страницы понятно, кто преступник и что произошло. На протяжении всей книги вы будете медленно погружаться в мир расследования вместе с умирающим старым полицейским и его сыном, вынужденным заняться поиском недавно бросившей его подружки.Очаровательной, умной, скрытной китаянке Цзин Ли, живущей в Нью-Йорке, есть что прятать и отчего таиться. Она собирает для своего брата Чена, живущего в Шанхае, информацию, благодаря которой тот зарабатывает миллионы.Из-за этого Цзин Ли и приходится порвать со своим другом Рэем Грантом. А после того как у нее на глазах убивают двух молодых мексиканок, работающих под ее началом, девушка бесследно исчезает...[i][b]Они хотели убить Гитлера[/i]Книбе Т. Операция «Валькирия». М.: АСТ, Астрель, 2009.[/b]Эта книга хороша хотя бы тем, что дает возможность прикоснуться к истории не только со светлым финалом. И хотя на эту тему написано уже множество монографий, да и фильмов снято немало, она все равно будет манить исследователей и любителей конспирологии. Кстати, стоит вспомнить, что и эта книга появилась благодаря выходу на экраны одноименного фильма с Томом Крузом в главной роли. Участие Голливуда очень явственно. Более того, автор книги – один из сценаристов фильма. Но больше он известен как кинокритик, активно печатающийся в Германии. Поэтому к его литературной работе стоит относиться с некоторым скепсисом.И все же очередной рассказ о попытке немецких офицеров совершить 20 июля 1944 года путч с целью свержения режима Гитлера весьма занимателен. Условием успеха путча было убийство фюрера, которое взялся осуществить полковник фон Штауффенберг (в фильме его играет Том Круз).Покушение, как известно, не удалось, заговорщики были казнены. Былые заслуги и родословные в расчет приняты не были. Не перевесили.Фотографии в книге, пожалуй, самое главное свидетельство.

Новинки книжного рынка столицы

[i][b]В поисках потерянного отцовства[/i]Вишневский Я. Марцелинка. В поисках Самого Главного. Пер. с польск. – СПб.: Азбука-классика, 2009. – 96 с.[/b]Януш Вишневский в очередной раз удивил читателей. На этот раз он написал сказку. «Марцелинка. В поисках Самого Главного» создана в необычном жанре – это научная сказка для детей, в том числе, по словам автора, для его собственных дочек, на которых у него всегда было очень мало свободного времени. А еще для его внуков, «пусть читают книжку, которую дедушка написал». И эта печаль о не проведенных вместе часах и днях очень чувствуется. У Марцелинки возникает множество разных вопросов о мире. Впрочем, как у всех детей в возрасте «почемучек». Но Марцелинке повезло больше, чем другим детям. Она встретила того, кто с удовольствием ответит на ее бесконечные «почему», проведет экскурсию по Вселенной и расскажет сказку. В ней вопросы мироздания станут простыми и понятными, а огромный космос окажется полон удивительными открытиями, и в нем будет совсем не одиноко и не страшно. В последнее время стало модным писать научные сказки. Удалось ли сказать что-то новое Вишневскому? Вряд ли. Но ни одна книга, написанная для детей на их языке, не лишняя. Хотя хватаются за книгу в основном взрослые почитатели таланта Вишневского. Наверное, им стоит дать книжку детям, младшим братьям и сестрам, а потом уже выслушивать их «почему» и вместе искать ответы.[b][i]Воспитание от противного[/i]Гилмор Д. Киноклуб. Перевод с англ. – М.: Рипол Классик, 2009. – 320 с.[/b]Эта книга вышла на русском языке при поддержке канадского совета по искусству. Дэвид Гилмор – полный тезка культового рок-музыканта, которого в России знают гораздо лучше. Но и автор книги человек известный – кинокритик, писатель, телеведущий. Это вечная история отцов и детей. Папа — киноман и журналист – разрешил сыну бросить школу, но при условии, что тот будет смотреть по три фильма в неделю – из составленного заранее списка. И не просто смотреть, но и комментировать свои впечатления — осознанно и подробно. С самого начала понятно, что автор рассказывает о себе и своей семье. И отношения, и просмотры строились сложно, но со временем менялись в лучшую сторону.Очень полезная книга для вспыльчивых отцов, озабоченных безалаберностью собственных детей. Да и взгляд на кино неожиданный и поучительный. Зыбкий мир фантазий и реальности соединяется и создает нечто новое.[i][b]Немецкий Восток[/b][/i][b]Парей И. Бой с тенью. Пер. с немецк. – М.: Центрполиграф, 2009. – 157 с.[/b]Если вы оказывались на территории бывшей ГДР в последнее время, то атмосфера этого интеллектуального триллера покажется вам знакомой и точной. Автор книги, Инка Парей, родилась во Франкфурте-на-Майне, а сейчас живет в Берлине. Это ее первый роман, написанный 9 лет назад и завоевавший несколько престижных премий. Как писали критики, роман их поразил «глубокой художественной выразительностью и почти криминалистической точностью оценки деталей». Героиня романа Хель живет в здании, предназначенном под снос, каких много по всей Восточной Германии. Она живет, как волк-одиночка, подальше от людей, несмотря на постоянную панику. Никому не нужный бомж тем не менее владеет кунг-фу и легко справляется с любым врагом. Ее единственная соседка, Дункель, пропадает.Пытаясь выяснить, что произошло с соседкой, ей приходится стать воином, сражаться и побеждать. Выйти к людям, в конце концов. Ее спутник и противник – человек по кличке Тень.

Книжный рынок столицы

[b]Остров сокровищ фюрераВ. А. Брюханов. Происхождение и юные годы Адольфа Гитлера.Москва: Товарищество научных изданий КМК, 2008. 640 с.[/b]Откуда берут начало злодейства Гитлера, Сталина и иже с ними? Многие пытаются в этом разобраться – одному Гитлеру посвящены даже не тысячи, а десятки тысяч исследований. Одни авторы дают социально-политические объяснения (дескать, сама атмосфера Веймарской республики породила гитлеризм). Другие с головой бросаются во фрейдистские омуты, рассуждая на тему, был ли Гитлер гомосексуалистом или импотентом. Третьи ударяются в психологические опыты.Живущий в Германии Владимир Брюханов бытовавшими ранее объяснениями гитлеровского феномена не довольствуется, предлагая собственную концепцию. Казалось бы, чего ради стоило посвящать толстенный том ранним годам жизни будущего фюрера Третьего рейха. Брюханов же именно на этих изысканиях базирует свою концепцию.Книга читается как авантюрный роман. И в центре его – несколько поколений предков Гитлера. История предков выглядит мутной, тем более что прямых указаний на их темные делишки в источниках не сохранилось. Но, читая между строк, делая допущения, автор приходит к выводам, на которые не обращают внимание «гитлероведы».Алоиз Шикльгрубер, родитель будущего фюрера, стремясь завладеть припрятанными деньгами своей родни, если верить книге, идет буквально по трупам. К поиску сокровищ, сопряженному с убийствами, он готовит и маленького Адольфа. Автор не то чтобы напрямую утверждает, но допускает, что юный Гитлер физически устраняет кое-кого из своей родни, мешающей ему завладеть фамильными сокровищами. Так что, по книге, еще до того, как стать фюрером, он уже совершил немало злодеяний.Еще автора постоянно куда-то уводит: то в горы Кавказа, то во времена махновской вольницы, то в советский Гулаг, то вообще в анекдоты про армянское радио. Оно и понятно: для обоснования выводов такие экскурсы в сферы, не имеющие вроде бы точек соприкосновения с ранним периодом биографии Гитлера, имеют большое значение. Но, по большому счету, все это мешает и без того проблемному тексту.[b]Ужас в периодеГерритсен Т. Лихорадка.Пер. с англ. Литвиновой И.М.: Книжный клуб 36,6, 2008. – 352 с.[/b]Это новый детективный роман американской писательницы Тесс Герритсен, знакомой читателю по «медицинским» триллерам «Хирург», «Ученик», «Двойник». Тут тоже в наличии врачи, полиция, серийные убийцы и маньяки. И главное отличие писательницы от других адептов хоррора – присутствие избавительницы-женщины. Естественно, врача.Женщина, вставшая на защиту детей, способна на многое. И Герритсен в очередной раз находит этому доказательства. Маленький тихий городок Транквиль. Но раз в 50 лет невиданная агрессивность и жестокость вдруг охватывает городскую молодежь. Плюс сезон охоты на оленей, и кость, которую грызут собаки – человеческая…[b]Влюбленное ухоБелянин А. Жениться и обезвредить.М.: Армада, Альфа-книга, 2009. – 346 с.[/b]Фанаты Андрея Белянина бьются в экстазе и объявляют траур. Наконец-то он написал новую книгу из своего цикла «Тайный сыск царя Гороха»! Но, к сожалению, завершающую.Оставляет она двойственное впечатление. Хорошо, что появилась. Ее давно ждали и надеялись на благополучный исход в любовной истории главного героя. И свадьба таки состоялась! Правда, ей предшествовала целая волна приключений и запутанное расследование. Но динамичное начало и искрометный юмор автора к середине книги начинают сдавать обороты, а концовка вообще сводит на нет все начинания. Да и детективный сюжет минимизирован за счет размышлизмов. И все же не верится, что цикл завершен.Ведь со свадьбы жизнь только начинается! А значит, главного героя – младшего лейтенанта и сыскного воеводу Ивашова – ждут новые приключения. Тем более что основные злодеи живехоньки и плетут новые козни.

Книжный рынок столицы

[i][b]В погоне за любовью[/i]Сяолун Цю. Когда красное становится черным.Пер. с англ. Захаровой А.М.: Центрполиграф, 2008. – 318 с.[/b]Hайден труп пожилой женщины. Замкнутая и необщительная, она не имела ни друзей, ни знакомых, поэтому обнаружить хоть какую-нибудь улику или мотив преступления было трудно. Под подозрение попадают все жильцы дома. Полицейский инспектор Чэнь с головой погружается в изучение прошлого жертвы, чтобы понять, в чем причина трагедии, и неожиданно вычисляет таинственного убийцу...Цю Сяолун пишет удивительные романы о китайской жизни начала 90-х годов прошлого века. Конечно, все они скреплены детективным сюжетом и общими героями. Но прежде всего это настоящая энциклопедия совершенно неизвестной нам жизни со множеством бытописаний и поговорок, стихотворных изысков и политической составляющей, пытающейся найти новый для себя путь страны. Здесь почти нет погонь и убийств, зато много психологических загадок и интеллектуальных шарад, отсылок к классике китайской литературы и погружений в недавнюю историю.Сяолун, уроженец Шанхая, с 1989 года живет в США, преподает китайскую литературу в университете имени Джорджа Вашингтона в Сент-Луисе. Но часто бывает на родине. Он написал пять детективов, удостоенных престижных наград. Это уже третий переведенный роман о работе и жизни инспектора Чэня и следователя Юя. Роман «Когда красное становится черным» Сяолун посвятил памяти родителей, пострадавших в период культурной революции. В нем вы узнаете о переживаниях следователя, которому не дали новую долгожданную квартиру, и узнаете, как жили простые китайцы в старых кварталах Шанхая, в перенаселенных домах постройки шикумень (главного архитектурного стиля Шанхая 30-х годов прошлого века). Познакомитесь с историей и судьбой диссидентов и вернувшихся из ссылки интеллигентов, узнаете о том, как китайцы умеют любить и как хранят тайны.«Любовь может прийти поздно, но с ее приходом ты понимаешь разницу между прошлым и настоящим». Сяолун эту разницу понимает.[i][b]Анимация в помощь[/i]Франзен Дж. Поправки.Пер. с англ. Сумм Л.М.: Иностранка, 2008. – 672 с.[/b]Этот роман стал абсолютным бестселлером, войдя в число самых популярных и получив несколько престижных премий. А одна из крупнейших голливудских студий купила права на экранизацию. Роман прославил автора так, что его анимированный вариант в 2006 году даже был введен в одну из серий Симпсонов. Причем книга пришлась по душе не только американцам, но и европейцам, что уже возводит ее на новый уровень.В книге тогда еще 42-летнего автора описывается история семьи Ламберт, типичных представителей среднего класса со Среднего Запада. Это традиционный иронично описанный конфликт отцов и детей и попытка его осмысления. Причем довольно удачная. Впрочем, смотря с чьей стороны смотреть. Согласно Википедии роман стал «одним из наиболее продаваемых произведений художественной литературы XXI века».Фильм обещают показать уже в этом году.[i][b]Неслучайные встречи[/i]Снегирёв, А. Нефтяная Венера.М.: АСТ: АСТ-МОСКВА, 2008. – 285 с.[/b]Молодой отец-одиночка и свалившийся ему на голову почти взрослый сын-даун. Весь привычный строй жизни летит под откос. Но раздражение сменяется привязанностью, привязанность – любовью. Любовь – смертью... Может показаться, что проскальзывают этакие отголоски «Человека дождя», но только с русским акцентом наших дней. На самом деле «Нефтяная Венера» Александра Снегирева – вещь в себе. Неровная, вряд ли шокирующая, скорее – бьющая по нервам и берущая за душу. И даже, если угодно, экзистенциальная. Тоскливая, но дающая надежду. Добавим к этому сюжет и форму, в которую он облечен. Не раздражает ни мат, звучащий как-то очень к месту, а потому практически невинно, ни чересчур по-книжному случайные встречи героев. Рекомендуется даже тем, кто настороженно относится к современной молодой литературе.

Книжный рынок столицы

[i][b]Терзания палача[/i]Холдефер Ч. Наемник.Пер. с англ. Лисовой Н.М.: Центрполиграф, 2008. – 255 с.[/b]Главный герой романа Чарльза Холдефера – гражданский наемник (контрактор), специалист по арабскому языку и методике допросов с применением физического воздействия, или просто пыток.Но это в его тайной жизни. А в обычном мире Джордж Янг отличный семьянин: верный муж и примерный отец. Янг полноценный гражданин Америки, преданный стране и ее идеалам. На островке, где проживает семья Янг, находится объект «Омега» – секретная тюрьма американской разведки. Именно там он работает дознавателем-контрактником, специалистом по допросу, психологической ломке и палачеству. Он допрашивает врагов Америки.На одном из допросов у заключенного 4141 не выдерживает сердце и он погибает. Главный герой решает написать рапорт об открывшихся обстоятельствах дела, указывая на возможность того, что погибший заключенный говорил не о разветвленной террористической сети и ее лидере Зизу, а о звезде европейского футбола Зинеддине Зидане. Однако это послание не устраивает руководство наемника. Вот тут и начинается настоящий экшн, и мы понимаем, что все предшествующее было только завязкой истории.[i][b]Из-под земли[/i]Джейкобс Х. Американский Голиаф.Пер. с англ. Гуревич Ф.СПб.: Азбука-классика, 2009. – 400 с.[/b]Харви Джейкобса некоторые называют конкурентом или единственно равной в Америке Воннегуту фигурой. Судить об этом вам. Но то, что он действительно еще не известен ни нашему, ни своему читателю в той мере, какой заслуживает, – факт неоспоримый.Только писатель такого калибра может себе позволить не выдавать на-гора по два романа в год, а дарить окружающим по сокровищу в десятилетие. Зато колумниста Джейкобса в США знают значительно лучше.«Американский Голиаф» вышел в свет 11 лет назад. А до нас только дошел. Это вообще первое переведенное на русский язык произведение писателя! Роман основан на реальной истории: в 60-х годах XIX века, когда неудачник-торговец сигарами Джордж Халл закопал в огороде своего кузена гипсового истукана, а затем выкопал и выдал за окаменелые останки доисторического исполина. В итоге чудовище начинает жить собственной жизнью. Как слепок всего худшего и лучшего в американском обществе.

Вместе с Кобейном и Ленноном

[i][b]Вместе с Кобейном и Ленноном[/i]Скирюк Д. Другой rock-and-roll: эссе.СПб.: Азбука-классика, 2008. – 368 с.[/b]Новая книга Дмитрия Скирюка, автора романа “Блюз черной собаки” и тетралогии “Жуга”, посвящена западной поп- и рок-музыке последних десятилетий.Впрочем, это сложно назвать неожиданностью. Ведь Скирюк начинал карьеру в качестве рок-журналиста.В новой книге Скирюк пытается рассмотреть творчество самых разных музыкантов и групп, от Мадонны до Бьорк, от The Beatles до “Нирваны”. Если раньше каждый альбом любимой группы воспринимался как событие мирового масштаба, то в нынешнем ритме цифрового засилия и Интернета и послушать-то зачастую некогда хотя бы одну песню с нового альбома. И это примета времени. Мы почти перестали воспринимать рок-музыку как часть искусства. Это обыденность, товар, который мы примеряем в зависимости от погоды и настроения, цены и престижности. А что скрывается за глянцем обложек дисков? Ход, который выбрал Скирюк, довольно банален. Он размышляет о состоянии музыки через призму собственной жизни. Но книга от этого хуже не становится. Она приобретает особый привкус сопричастности и аромат меняющейся эпохи, сдобренной портвейном в подворотнях и заигранным до предела диском.Конечно, можно упрекнуть Скирюка, что он излагает общеизвестные факты биографий Моррисона, Кейва, Кобейна и при этом говорит о них так, как будто помогал им писать тексты песен и музыку. Но вспомните себя, разве вы сами не спорили с ними в собственной фанатской молодости? Разве вы не превозносили одни песни и плевались от других? И если нет, ваша рокерская молодость прошла зря. Пришло время остановиться и оглянуться. Почему бы не сделать это в компании со Скирюком?[i][b]На грани любви[/i]Шмитт Э-Э. Мечтательница из Остенде. Новеллы.Пер. с франц. Березиной Е., Волевич И., Драницыной Е. и др.СПб.: Азбука-классика, 2009. – 288 [/b]с.Для любителей настоящей литературы писатель, драматург, философ Эрик-Эммануэль Шмитт не нуждается в представлении. Вот и новая книга, несомненно, вызовет большой интерес. Это пять новелл, сочетающих в себе любовную линию с элементами детектива. При этом постоянно ловишь себя на мысли, что сравниваешь Шмитта с Чеховым или Буниным. Настолько по-русскинаписаны эти новеллы.Первая – “Мечтательница из Остенде” – печальная история любви Эммы ван А. “Совершенное преступление” – детективный рассказ с моралью. “Выздоровление”, “Скверное чтение” и “Женщина с букетом” – непростые истории о простых людях.Некоторые критики уже обвинили Шмитта в излишней рафинированности, дескать, он написал книгу для увядших усталых женщин. Но, может быть, это просто непривычный для читателя Шмитт? А его такие вроде бы сверхчувствительные персонажи – это попытка напомнить, в каком черством мире мы живем. И прекрасное рядом, нужно только постараться его заметить.Да, писатель прошел по грани настоящей литературы и бульварного чтива. Но не переступил через нее.

Книжный рынок столицы

[i][b]Ни там ни здесь[/i]Борисова А. Креативщик.М.: АСТ, Астрель, 2009. – 352 с.[/b]Роман “Креативщик” скрывающегося за псевдонимом Анна Борисова автора, по идее, должен был стать одним из главных открытий наступившего года. Видимо, на это рассчитывали издатели, заклеившие рекламой всю Москву. Казалось, что других книг в это время просто не издавали, а если и издавали, то они ничего из себя не представляли рядом со столь интересной и неожиданной книгой. Но прорыва не получилось. Хотя маститые литературные критики и разродились хвалебными статьями, превознося до небес психологические и философские таланты неизвестного автора. Книгу даже ставили в один ряд с “Мастером и Маргаритой”. Рановато. А если точнее, самонадеянно и глупо.И по сюжету, и по исполнению “Креативщик” явно не дотягивает до классики. Он просто никакой. Его можно читать, а можно не читать. Вроде бы, пока листал, было занимательно. А закрыл книгу и тут же забыл, о чем она. А в сочетании с рекламной кампанией это дает эффект обманутого ожидания.Впрочем, и критиков можно понять. После первого романа Борисовой “Там” никто не рассчитывал, что появится второй роман. Настолько провальной была первая книга. И некоторый плюс в сравнении несомненно есть. Но именно в сравнении между двумя работами автора. Как и в первой книге, это набор рассказов, мини-пьес, глубокомысленных размышлизмов с потугой на философичность, объединенных единым героем, тем самым креативщиком, бродящим по Питеру в течение одного дня. Он высматривает разных людей и заводит с ними разговор, представляясь то драматургом, то физиономистом, то даже гештальтретурнистом. При этом после каждой встречи он молодеет, постепенно превращаясь из дряхлого старика в молодого человека-альбиноса. Кто он – Мелкий Бес или птица покрупнее, не объясняется. Претензий на интеллектуальность много. Но еще больше вопросов об авторстве. Называют и олигарха Мамута, и заскучавшего в нимбе гения Акунина. И в том, и в другом случае результат печален. Очередная проходная книга для всеядного массового читателя.[i][b]Жизнь до Оно[/i]Леннон С. Мой муж Джон.Пер. с англ. Валиулина Р.М.: КоЛибри, 2009. – 400 с.[/b]“Битлз”, как и Джон Леннон, у каждого свой. Эта книга написанапервой женой Джона Леннона Синтией. И это не первая, а третья ее книга.Синтия Пауэлл Леннон, первая жена Джона Леннона, на протяжении десятилетий была практически вычеркнута из истории Великолепной Четверки, да и брак их поначалу держался в секрете, потому что менеджер группы Брайан Эпстайн считал, что это может повредить имиджу “Битлз”. Тем не менее Синтия провела рядом с Джоном “десять самых волнующих, необычных, насыщенных событиями лет его жизни” и родила ему сына Джулиана.Они познакомились в художественном колледже, когда ему было 18, а ей 19 лет. Вместе прожили до 1968 года, когда Джон ушeл к Йоко Оно. И весь бум вокруг ливерпульской четверки прошел на глазах Синтии. Одним этим ее воспоминания уже ценны.Некоторые критики говорят, что на всех четырехстах страницах Синтия только и делает, что сводит личные счеты с Джоном и Йоко, которых не простила до сих пор. Это и так, и не так. Конечно, обида сквозит буквально с каждой страницы.Как женщину и мать ее можно понять. Но Синтии удалось вольно или невольно воссоздать атмосферу того времени, настроение и образ жизни великих музыкантов ХХ века. Это взгляд близкого человека. Синтия сама писала в этой книге, будто ее очень удивляет, что Джона все воспринимают как икону и никто не может опуститься до того, чтобы воспринимать его как человека. Это взгляд человека на человека.

Книжный рынок столицы

[b]Сложное – это просто!Хокинг Л. и С., Гальфар К. Джордж и тайны Вселенной. Пер. с англ. Канищева Е.М.: Розовый жираф, 2008. – 336 с.[/b]Эта книга написана нашим гениальным современником, физиком-теоретиком Стивеном Хокингом, который прикован к инвалидному креслу. Это его первая книга для детей, и неудивительно, что написал он ее вместе с дочерью Люсиль и аспирантом Кристофом Гальфаром. Стивен пишет и говорит с помощью синтезатора голоса, подключенного через специальные инфракрасные датчики к его коляске. Он почти полностью парализован из-за редкой наследственной болезни – амиотрофического латерального склероза. Но мыслит здраво – всем бы иметь такой ум – и понимает все, что ему говорят. Его “Краткая история времени” — признанная научно-популярная классика. Он сделал неоценимый вклад в космологию и теорию квантовой гравитации. Однако в наибольшей степени его прославила работа с черными дырами. Это Хокинг доказал, что черные дыры способны не только поглощать, но и излучать материю. А значит, они на самом деле не черные, а скорее серые. Явление, известное сейчас как излучение Хокинга, в частности, объясняет, почему мы не должны бояться мини-черных дыр, созданных Большим адронным колайдером, – появившись, эти сгустки материи сразу же исчезают. В 2009 году Хокинг планирует совершить полет в космос с помощью новой службы космического туризма Virgin Galactic.В Америке эта книга вышла в сентябре 2007-го, этой весной должна выйти вторая часть, к 2010 году — третья. Что радует, в России книга вышла в авторской редакции, с теми же иллюстрациями и цветными вкладками. То есть адаптация к тексту минимальна. Все в нашем издании так, как и было задумано авторами. И хотя некоторые скептики говорят, что книга профессора Кембриджа вредна для научного восприятия мира детьми, которые не так поймут главные посылы, мне кажется, это ошибка. Ведь главное — заинтересовать. А в деталях и тонкостях дети разберутся, они давно уже опередили консервативное мышление некоторых внешне прогрессивных взрослых, которые держатся за свою давно потерянную пальму первенства. И мальчик Джордж — герой книги — прекрасно это доказывает. Джордж любит компьютеры и дружит с девочкой Анни, отец которой ученый, обладатель “Космоса”, самого совершенного компьютера в мире. Он и открывает Джорджу новый удивительный мир космоса, устройство планет и галактик, их рождение и жизнь. Но злодей отправляет ученого в черную дыру. И конечно, Джордж всех спасет, попутно объяснив нам тайны современной науки. Он даже выйдет в открытый космос и поможет ученым спасти мир от глобального потепления.[b]Возвращение легендыКурбан Саид. Али и Нино. Пер. с нем. Гусейнзаде М.М.: Ад Маргинем пресс, 2008. – 336 с.[/b]Очень жаль, что этот роман был заново открыт так поздно. А в России его фактически увидели впервые через 70 лет после первого издания. И каждый найдет в нем что-то свое. Литературоведы уже много лет бьются, пытаясь вычислить, кто же был его настоящим автором. Читатели просто наслаждаются прекрасным языком и романтической, хотя и трагической историей, историки находят в книге подтверждение своим догадкам и замечательные бытовые детали, которые мог знать только очевидец тех событий. Роман вышел в 1937 году в Вене. Того, кто скрывался под псевдонимом Курбан Саид, скорее всего звали Лев Нусенбаум. Он родился в Киеве, юность провел в Баку, в 1926 году принял ислам в турецком посольстве в Берлине, а в начале 40-х умер в нищете в итальянском городке Позитано.Существует мнение, что там он дожидался заказа на биографию Муссолини. “Али и Нино” переведен на 27 языков, его суммарный тираж – 11 миллионов экземпляров. Место действия – Баку. Главная проблематика – сосуществование и противостояние христианского и мусульманского миров. Али – азербайджанец и мусульманин. Нино – грузинка и христианка. И перед этими препятствиями любовь оказывается бессильна, даже после преодоления первых сложностей. Совместная жизнь влюбленных превращается в кошмар на фоне революции, несущей разлуку и смерть.[b]Чужие среди чужихХаген Дж. Ламентации. Пер. с англ. Извековой М.М.: Фантом-пресс, 2008. – 512 с.[/b]Для начала надо объяснить, что большинство толковых словарей дает значение слова “ламентация” как плач и стенания, печальная песнь. И это определение очень соответствует жизни нескольких поколений семьи Ламентов. Дебютный роман англо-американского сценариста Джорджа Хагена уже снискал множество премий и хвалебных отзывов критики. Наверное, сказалась некая доля автобиографичности, добавившая в книгу искренность и доверие читателей. Как и его герои, Хаген провел детство в путешествиях по странам и континентам, что и привело в итоге к полному нежеланию куда-то выбираться впредь. Теперь он закоренелый домосед. Ламенты, белые уроженцы Южной Африки, после долгих мытарств оказываются в Америке, где радужные надежды лопаются как мыльные пузыри. Да и сама семейка очень разнокалиберна по мироощущению и пониманию. А ироничный язык романа делает чтение интересным и познавательным.

Книжный рынок столицы

[b]Грани ГранинаГранин Д. А. Причуды моей памяти.М.: ЗАО Центрполиграф, 2008. – 441 с.[/b]Мемуары не мемуары, записные книжки не записные книжки… Лоскутное одеяло – не то ярко-пестрое, какие шьют деревенские бабушки, а просто лоскутное – с чемто вроде этого, пожалуй, можно сравнить собранные под одной обложкой “причуды” писательской памяти Даниила Гранина. Здесь обрывки литературного анекдота соседствуют с глубокими “размышлизмами”, отсылки к “Блокадной книге” и “Зубру” – с мемуарными фрагментами. Сугубо личное граничит с общественным, высокое – с низким, история – с нашими днями. А все вместе производит сильное впечатление.“Причуды моей памяти” – не просто очень хорошая литература, которая нуждается не просто в прочтении, но и в перечитывании. Это очень интеллигентная в самом лучшем значении этого слова книга, какие сейчас, увы, в большом дефиците. Как и понятие о совести.Среди персонажей – если это слово здесь уместно – академик Дмитрий Лихачев и Ольга Берггольц, Анна Ахматова и Михаил Зощенко, Николай Тимофеев-Ресовский и Дмитрий Шостакович, скульптор Михаил Аникушин и Никита Хрущев. Но еще более подкупает то, что книга Гранина “надысторична” – она “о времени и о себе”. “Самое интересное в жизни – я сам” – и это, наверное, действительно так. И вот это “о себе” – не о внешнем, а о том, что внутри, что на сердце, что неоформленным бродит где-то в сознании, – у Гранина облекается в слова.[b]Бунтарство снова в модеЯнгфельдт Б. Ставка — жизнь. Владимир Маяковский и его круг.Пер. со шведск. Лавруши А. и Янгфельдта Б.М.: КоЛибри, 2009. – 640 с.[/b]В издательстве “КоЛибри” вышла 600-страничная книга шведского слависта Бенгта Янгфельдта. Этот том сразу привлекает внимание и своим объемом, и множеством прекрасных и редких фотографий, рисунков, плакатов и карикатур.Янгфельдт хорошо известен среди славистов как вдумчивый и въедливый специалист, способный препарировать тему без лишней эмоциональности и склонности к ложным сенсациям. Он первым выпустил на русском языке переписку Владимира Маяковского и Лили Брик, написал книгу о выдающемся лингвисте Романе Якобсоне, был многолетним другом и издателем Иосифа Бродского, подготовил исторический труд о Петербурге.Заниматься творчеством Маяковского ученый начал еще в далекой молодости, когда ему было всего 22 года. Он тогда приехал в Советский Союз, чтобы собрать материал для диссертации. Тогда он и наткнулся в библиотеках на “другого” Маяковского, не официозного, а совершенно незнакомого. Янгфельдт познакомился с Лилей Юрьевной Брик, которая, по словам ученого, очень ему помогла в работе и охотно отвечала на вопросы. Конечно, этот материал и сегодня просто бесценен. Но во времена знакомства слависта с Брик на ее имени был негласный запрет, связанный с ее национальностью и событиями в Израиле. И Янгфельдт помогал Брик публиковать воспоминания за границей до самой ее смерти в 1978 году. Сейчас на Западе опять популярна “левая идея”. И книга Янгфельдта вышла как нельзя кстати, чтобы помочь взглянуть на жизнь и смерть знаменитого бунтаря с другой стороны, а не мыслить традиционными шаблонами и представлениями.[b]Эксперимент в кровиПавич М. Бумажный театр.Пер. с сербск. СавельевойЛ. СПб.: Азбука-классика, 2009. – 256 с.[/b]Павич не может не экспериментировать. И никогда не останавливается на достигнутом, что, казалось бы, давно уже может себе позволить. Он все время идет вперед и все время находится в поиске. Вот и новая его книга — это сборник 38 рассказов 38 несуществующих авторов. И каждый из них не просто писатель, а носитель вполне конкретной национальной культуры. Число 38 тоже взялось не с потолка. Все писатели представляют реальные страны, в которых выходили переводы книг Милорада Павича. Таким образом Павич благодарит своих читателей в этих странах, а одновременно пытается познакомиться с литературой всех 38. Россию представляет Екатерина Тютчева. Которой Павич придумал следующую биографию: родилась в Нью-Йорке в семье эмигрантов. К поэту XIX века не имеет никакого отношения. Зато ее хорошо знают в театре по интерактивным пьесам. Что дальше придумал писатель — стоит почитать...

Что нового на книжной полке?

[b][i]Холодно. Теплее![/i]Звезды в снегу. Шедевры поэзии и живописи.М.: АСТ-ПРЕСС, 2008.[/b]Настоящую зиму мы скоро, похоже, совсем забудем. Нет, снег, конечно, идет, даже холодно иногда бывает. Но как-то все не так…Так вот, эта книга, вышедшая в серии “Эксклюзивная коллекция”, – о зиме. Сборник собрал не только лучшие стихи, но и лучших поэтов: Мандельштама, Есенина, Пастернака, Тарковского, Фета, Окуджаву, Робертса, Рильке…Превосходные стихи сочетаются в нем с не менее замечательными картинами Шишкина, Врубеля, Моне, Крыжицкого, Фридриха…Оформлена книга с любовью. Футляр сине-голубых оттенков, покрытый золотым и серебряным тиснением, скрывает звездный, словно усыпанный бриллиантами переплет книги из ткани драгоценной фактуры.[b][i]Секреты Поднебесной[/i]Дельнов А. Китай. Большой исторический путеводитель.М.: Алгоритм, ЭКСМО, 2008. – 848 с.[/b]Книг о Китае написано великое множество.Сразу надо оговориться, что это не академическое издание. Здесь вы не найдете сухих фраз и долгих перечислений. Впечатление, что автор просто переработал историю целой страны, пропустив ее через себя. А потом сел где-то с друзьями и пересказал накопленные знания в собственной, только ему свойственной манере.Особенно интересно будет нашему читателю ознакомиться с главами, посвященными недавней истории Китая, взаимоотношениям с Россией, периоду китайской перестройки, восстанию боксеров (ихэтуаней), в подавлении которого участвовали и российские войска.И на все у автора есть какая-то своя, необычная подковырка, которой он, как правило, заканчивает каждую главу. Книгу обязательно нужно прочитать хотя бы для того, чтобы пробудить в себе интерес к дальнейшему познанию.[i][b]Прошлое рядом[/i]Леонид Парфенов “НАМЕДНИ. Наша эра. 1961–1970”.М.: Колибри, 2009. – 272.[/b]Об этой книге начали говорить задолго до ее выхода.“Книга Леонида Парфенова – это полномасштабная энциклопедия повседневной жизни Советского Союза за последние сорок лет XX века”. Эта издательская аннотация вполне отражает самую суть грандиозной работы Парфенова и его команды.Перелистывая страницы книги, я уверен, многие воскликнут: “А ты помнишь?! Неужели?! А ведь правда!” По словам же самого Леонида Парфенова, книга дает больше возможностей, чем телевизионный эфир. Объем текста раз в пять больше текстов сценариев.Книгу о нашем прошлом Парфенов делал, пользуясь самыми современными технологиями. В частности, он завел блог на livejournal.com, в котором пользователь parfenov_l просил своих читателей присылать ему фотографии и иллюстрации жизни того времени из своих семейных фотоархивов или, скажем, дембельских альбомов. Многие из них можно увидеть в вышедшем томе. И эта работа продолжается.

В Софии прошла 27-я Международная книжная ярмарка

РОССИЙСКАЯ книга вновь покоряет Болгарию. Всю минувшую неделю в Софии продолжался праздник книги – в среду в Национальном дворце культуры болгарской столицы проходила 27-я Международная книжная ярмарка. Наша страна в этот раз выступала как почетный гость ярмарки. Девизом книжной ярмарки были слова “Читаем вместе” (“Четем заедно”).Презентация на книжном форуме стала завершающим этапом года России в Болгарии. И такого, кажется, не ожидали даже сами устроители. Впервые за последние годы книжная ярмарка заняла четыре из семи этажей Дворца. Из 15 тысяч выставленных книг 5 тысяч привезла российская делегация. Всего на Софийскую ярмарку прибывает более 60 издательских и книготорговых компаний. Российская выставочная экспозиция размещалась на площади более 1800 квадратных метров.Помимо отдельных издательских стендов пользовались интересом у посетителей выставки тематические экспозиции и разделы. Например, “Болгария в российских изданиях”, “Россия в болгарских изданиях”, “Мир славянской культуры”, “Православный мир”, “Классическая и современная российская проза и поэзия”, “Молодая литература России”. Неизменно народ собирался у экспозиции уникальных миниатюрных книг. Специальный стенд был посвящен Александру Солженицыну – как раз в эти дни исполнялось 90 лет со дня рождения писателя.После нескольких приветственных слов во время открытия глава российской делегации – заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Григорьев устроил импровизированную пресс-конференцию отечественных писателей, сразу же задав темп всей работе гостей. И круглые столы, и встречи шли непрерывно до самого закрытия.Сюрпризом стал для болгар и десант наших писателей, многих из которых в стране очень любят и постоянно переводят, несмотря на некое охлаждение общего интереса к нашей литературе. Но теперь-то уж этот период закончился.Болгария заново открыла для себя российскую литературу. Причем не классическую, которая и не уходила с книжных полок, а современную.Среди приехавших писателей были Эдвард Радзинский, Эдуард Успенский, Сергей Лукьяненко, Дмитрий Быков, Альберт Лиханов, Сергей Гандлевский, Анатолий Курчаткин, Андрей Лазарчук, Кирилл Ковальджи, переводчик и поэт Сергей Гловюк, Евгений Попов, Сергей Чупринин… Их усилили приданные силы в лице приехавшего к закрытию главы Телеакадемии Швыдкого и тележурналиста и писателя Александра Шаталова.Очень полюбился болгарам и Валентин Постников – сын автора приключений Самоделкина и Карандаша.Оказывается, в Болгарии вышли не только книги его отца, но и переводы девяти книг самого Постникова о приключениях сказочных человечков. Постников и Успенский даже провели открытые уроки в школах.Дмитрий Быков все дни тоже выступал в режиме нонстоп. Настолько эти писатели известны и популярны у наших соседей-славян.На третий день работы ярмарку неожиданно посетил президент страны Григорий Пырванов, под патронатом которого она и проходит. В нашей экспозиции президента Болгарии заинтересовала книга Николая Сванидзе, посвященная Дмитрию Медведеву, которую Григорию Пырванову тут же преподнесли в подарок.После завершения работы ярмарки книжные экспозиции российского Национального стенда по традиции передали в дар софийским библиотекам.[b]София–Москва[/b]

Новинки книжного рынка

ЗА МИГ ДО ПАДЕНИЯ ИМПЕРИИ Мастер Чэнь. Шпион из Калькутты.Амалия и белое видение. М.: Олма Медиа Групп, 2008. – 416 с.Есть книги, которые хочется прочитать как можно быстрее, чтобы узнать, чем все завершится, но читаешь их все равно медленно, растягивая удовольствие. Именно к такого рода литературе относится новый роман Мастера Чэня, или «в миру» – востоковеда Дмитрия Косырева.Полный интриг и любовных страстей мир колониальной Малайзии, почти замершей в ощущении приближающейся Второй мировой войны и распада английской империи. Сюжет тесно переплетен с историей английского влияния на Индию. Хотя сама Индия в романе почти не появляется. Калькутта и Махатма Ганди – некие символы эпохи – древний и настоящий. Ниточка, которая протянулась от прежней Индии к Индии, рвущей цепи зависимости от Британии.Империи, которую никто не мог не то что победить, а просто нанести ей урон. И вот мы видим ее за миг до падения.Это интеллектуальный детектив, где собственно приключенческая часть отнюдь не главное. Это погружение в историю с огромным количеством отсылок и отступлений. Добавьте к этому обилие описаний местной колоритной кухни. Как вкусно все описано! (Так что на пустой желудок читать роман не советую.) А чтобы совсем «добить» читателя, писатель поместил в роман замечательные иллюстрации, которые превосходно передают не только атмосферу самого романа, но и всей эпохи.Да! И еще один сюрприз! Книга написана от лица женщины! Кстати, во время нашей встречи с автором Мастер Чэнь дал понять, что скоро нас ждет продолжение и новая встреча с Амалией.НА МЕСТЕ ОВИДИЯ МОГ БЫТЬ ТЫ Элисон Дж. Певец любви. Пер. с англ.Гордеевой Н. СПб.: Азбука-классика, 2008. – 256 с.Это действительно, пожалуй, один из самых ярких дебютов нового века, как восторженно пишут о книге Элисон зарубежные литературные критики.Это книга о дворцовых интригах и человеческих страстях, страхе и любви, ненависти и вере. О бессмертии, славе и цене этой славы, которая иногда бывает столь высока, что хочется отдать все, лишь бы вернуть потерянное.Довольно смело было написать в наше время роман об Овидии. Хотя кого сегодня удивишь псевдоисторическими романами, наводнившими прилавки? Но эта книга не столько об Овидии, сколько о нас самих. Певец любви Овидий однажды встретил удивительную девушку Ксению, влюбился раз и навсегда и привез ее в Рим. Но поэт непредсказуем. Вскоре возлюбленная стала ему не нужна. Зачем ему простая девушка под ласками цезаря? И это был первый шаг к презрению и изгнанию. И это мог быть любой другой герой, а не Овидий. Но Элисон выбрала его.ОТ ГРЕНЛАНДИИ ДО АВСТРАЛИИ Даймонд Дж. Коллапс. Почему одни общества выживают, а другие умирают.Пер. с англ. М.: АСТ, АСТ МОСКВА, 2008.– 762 с.Американский профессор Джаред Даймонд известен не только как биолог, ученый в других сферах и полиглот (владеет дюжиной языков – в том числе русским и парой наречий из Океании), но и как признанный автор нон-фикшн, лауреат Пулитцеровской премии. Пишет Даймонд легко и убедительно, а главное, интересно. Читателей он отправляет в путешествие по всему миру, свободно перемещаясь между Гренландией и островом Пасхи, Руандой и Австралией. Он не первый, кто пытается найти закономерности гибели одних цивилизаций и выживаемости других, но у него – оригинальный подход. Возможно, не совсем бесспорный, однако заслуживающий самого пристального читательского внимания.

Открылась Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction

В СРЕДУ, 26 ноября, в Центральном доме художника на Крымском Валу открылась юбилейная десятая Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction. В этот раз в качестве почетных гостей на выставке присутствуют издатели Финляндии.Учитывая ситуацию в мире, уместно заметить, что первая ярмарка проходила в год страшного для России кризиса 1998 года. И задумывалась она как возможность немного забыть об экономических проблемах, дать людям шанс вспомнить, что, кроме проблем, есть еще и прекрасные интеллектуальные книги, с помощью которых и можно выжить в этом неуютном мире. Посему устроители считают символичным, что юбилейная ярмарка совпала с мировым кризисом, пережила несколько правительств, атак на культурное пространство выставок в ЦДХ. И вновь помогает людям найти силы и увидеть умное и вечное.На non/fiction можно найти лучшие новые издания в области гуманитарной, образовательной и художественной литературы (в форуме участвует более 250 изданий из 21 страны мира).Здесь немало книг по искусству, дизайну и архитектуре, есть даже специальной стенд «антикризисной» деловой литературы. И много прекрасных детских книг. Особенно отличилось издательств «Розовый жираф», которое предложит в эту субботу детям склеить из бумаги огромного объемного мамонта. А на специально отведенной «Территории познания» юные читатели будут самостоятельно определять, что может представлять собой детский нон-фикшн.Кстати, возникла ярмарка как противопоставление массовым книжным выставкам, а сегодня сама готова превратиться в популярное массовое мероприятие. Как было сказано на открытии, в прошлом году был поставлен рекорд ЦДХ: за день на ярмарку пришло 12,5 тысячи человек! В этом рекорд может и не устоять… Тем более что параллельно с основной программой non/fiction можно будет посетить уже традиционную Книжную антикварную ярмарку, а также выставку «Аромат книжного переплета. Отечественный индивидуальный переплет XIX–XX веков».…По ярмарке бродит политолог Глеб Павловский и многостаночник Артемий Троицкий, писатели, издатели, журналисты, любители хорошей книги вместе высматривают то, что им интересно, внимательно слушая и запоминая. Перед книгой все равны.В этом году в ЦДХ можно будет увидеть французскую писательницу Катрин Милле и Арифа Алиева – сценариста фильмов «Кавказский пленник» и «1612», Леонида Парфенова и Людмилу Улицкую, Юрия Костина и Михаила Лентьева, Александра Гениса и Януша Вишневского... Финский писатель Ханну Мякеля вместе с Эдуардом Успенским будут разговаривать о мировой детской литературе, а Дмитрий Быков и британец Ник Харкэвей обсудят актуальную эсхатологию.Среди специальных проектов ярмарки – фотопроект Сергея Горшкова «Камчатка», фотопроект фонда «Московское время», озаглавленный «Москва советская и несоветская», проект «Кухня Esquire» и даже «Немного другое реалитишоу» из павильона горилл в Пражском зоопарке. До воскресенья включительно и у вас есть время увидеть все это собственными глазами, а потом дома долго шуршать страницами купленных томиков. Ибо, как сказал поэт и депутат Мосгордумы Евгений Бунимович: «В мире наступил кризис, на улице мокро и холодно, темнеет рано. Остается только читать книги!» А за день до начала ярмарки в ЦДХ, тоже по традиции, состоялось вручение наград лауреатам национальной литературной премии «Большая книга». Уже в третий раз. Оно прошло в Пашковом доме, в отреставрированном зале Российской государственной библиотеки.В том зале, где когда-то проходили съемки первого бала Наташи Ростовой.Совет попечителей наградил премией «За честь и достоинство» ($50 тысяч) Александра Солженицына (посмертно). С экрана, установленного в зале, звучали его слова о том, что волновало его всю жизнь: о России и человеке, о душе и предназначении… И зал встал, чтобы почтить память Александра Исаевича. Премию вручил Наталье Дмитриевне Солженицыной ровесник писателя, режиссер Юрий Любимов. Наталья Дмитриевна, поблагодарив совет попечителей, сказала: «Думаю, это известие его удивило бы и опечалило. Он считал честь и достоинство нормой для каждого человека». Она просила перевести премиальные деньги в Общественный фонд Солженицына. Деньги пойдут на поддержание бывших узников ГУЛАГа, на покупку книг для библиотек и на ежегодную литературную премию Солженицына.Бронзовым призером и обладателем миллиона рублей стал Рустам Рахматуллин с книгой «Две Москвы, или Метафизика столицы». Серебряная награда и 1,5 млн рублей достались Людмиле Сараскиной с книгой «Александр Исаевич Солженицын». Председатель жюри Андрей Битов вручил регалии победителя Владимиру Маканину за книгу «Асан» (3 млн рублей). Этой победы ждали многие. В «Вечерней Москве» недавно вышло интервью с Владимиром Маканиным, где мы тоже обмолвились, что – ждем! И надеемся. А потому «Вечерка» с особым чувством присоединяется к поздравлениям победителю.

Новинки книжного рынка

[b]ЧТО НАПРОРОЧИЛИ МАЙЯ [/b]Семенова М., Разумовский Ф. Ошибка «2012». Игра нипочем. СПб.: Азбука-классика, 2008. – 384 с.«Мария Семенова вместе с Феликсом Разумовским начинают фантастический цикл Ошибка «2012». Первый роман «Игра нипочем» намечает тему, задает систему координат и вводит читателя в игру, стержнем которой является апокалиптическое пророчество древних майя, согласно которому существование человечества должно прекратиться в 2012 году» – так новую книгу представляют издатели.Пока вышла только первая часть трилогии. И остается надеяться, что вторая выйдет скоро, пока читатели не успели забыть, что было в начале.Хотя и первую часть читать довольно трудно. Все-таки очень разный язык у Семеновой и Разумовского. И это разностилье не сумел сгладить даже редактор, если таковой вообще был. Стоит заметить, что начало романа, несмотря на обилие специфической терминологии, читается на одном дыхании. Но затем повествование так и не возвращается к ритму, заданному во введении.Нельзя не заметить, что это уже сложившийся дуэт авторов, хорошо знакомый читателям. Так что ждать от них чего-то экстраординарного, наверное, было бы опрометчиво.Разумовский пишет жестко, со знанием дела и места событий. Семенова сглаживает и добавляет мистику и философию с обязательным участием любимых ею собак и лошадей. Ну и вселенский заговор и международные организации с невозможными возможностями тоже присутствуют.А начинается история в Афганистане середины 80-х, когда командир вертолетной группы, старший лейтенант Семен Песцов, получил задачу на облет района Апчикана. Вы узнаете, что может быть общего у доктора технических наук – и у профессионального киллера, у колдуна вуду – и у российского вора в законе, у литератора, пишущего о непознанном в истории и природе, – и у полковника ФСБ, чья семья погибла от рук террористов.Книга полна вопросов. Но ответа на них вы просто не найдете. И совершенно нет уверенности, что ответы обнаружатся в последней части трилогии. Сплошные завязки сюжетов, каждая из которых тянет на отдельную книгу. Может быть, все-таки не стоило торопиться с публикацией одной части совершенно невнятной, хотя и занятной, истории? [b]ЗА ЧТО СИДИТ ХОДОРКОВСКИЙ[/b] Перекрест В. За что сидит Михаил Ходорковский. М.: Известия, 2008. – 192 с.Владимир Перекрест, известный журналист, заместитель редактора отдела расследований популярной газеты, написал книгу на основе своих собственных публикаций об уголовном деле Михаила Ходорковского. Нет сомнений, что книга вызовет многочисленные споры и нападки как со стороны сторонников опального олигарха, так и со стороны его противников. Мнения «за» Ходорковского и «против» разделились примерно поровну еще во время газетного расследования.Перекрест рассказывает, как Михаил Ходорковский заработал первый капитал. Какие преступления – убийства, покушения, которые связаны с компанией «ЮКОС», – фигурировали в деле или могли в нем фигурировать. Каковы были политические амбиции Ходорковского, как он приватизировал огромную часть недр России и попытался приватизировать и всю страну.Журналист не пытался обелить или очернить путь олигарха наверх.Он просто проследил этот путь. А выводы заставил делать нас. Примечательно, что противники газетных публикаций не смогли опровергнуть ни одного из приведенных в газете фактов. Теперь у них есть второй шанс – с книгой в руках.[b]БОККАЧЧО ОТ БИДСТРУПА [/b]Боккаччо Дж. Декамерон. С иллюстрациями Херлуфа Бидструпа. М.: Издательский дом Мещерякова, 2008.Датский художник-карикатурист Херлуф Бидструп нарисовал для «Декамерона» Боккаччо ироничные, фривольные и в чем-то даже вдохновенные иллюстрации.И сделал он это в 1943 году в оккупированной нацистами Дании.200 потрясающих иллюстраций. Там же 65 лет назад эти иллюстрации единственный раз увидели свет. Теперь уникальное издание вышло и в России. В подарочном и очень элегантном виде. Дорого и изысканно. Может быть, даже непривычно для альбомов Бидструпа. Но в соавторстве с Боккаччо более чем оправданно. Это три со вкусом оформленных книги в едином коробе. С шелкографией и бумагой «слоновая кость».Оба автора в представлении не нуждаются. Как и «Декамерон», который просто обязан быть в библиотеке любого образованного человека. Так почему бы не в таком неожиданном варианте? Тем более в классическом переводе Веселовского – блестящего представителя петербургской школы перевода конца XIX века.

Новинки книжного рынка

«ИВАСИ» СДЕЛАЛИ СЕБЕ ПОДАРОК Иващенко А., Васильев Г. Глафира и К°.М.: Октопус, 2008. – 184 с.Для любителей авторской песни эти два имени значат очень много. «Иваси», как чаще всего их называют поклонники, – легенда жанра. Оба закончили географический факультет МГУ и начинали в студенческом театре университета. А потом стали популярными. Несмотря на то что в остальном Алексей Иващенко и Георгий Васильев очень непохожи.Первый после МГУ закончил актерское отделение ВГИКа. Работал в Московском театре-студии киноактера, на киностудии «Мосфильм», в театре «Современная опера». Озвучивал диснеевские мультики. Помните знаменитого Мак-Кряка? Это голос Алексея Игоревича.А Георгий Леонардович окончил еще и экономический факультет МГУ. Потом ушел в бизнес. Руководил крупными инвестиционными проектами (создание системы сотовой связи «Би Лайн»).Наверное, они бы и сейчас часто выступали вместе. Но случилась беда. Их детище, мюзикл «Норд-Ост», стал именем нарицательным – как символ трагедии. После этого они вместе уже почти не выступали.А эта книжка с песнями, рисунками и записками с концертов первый раз увидела свет в 1996 году. И сразу же стала библиографической редкостью. Вот оба автора и сделали себе подарок, выпустив ее еще раз к собственным полувековым юбилеям.ТАРКОВСКИЕ В ЗЕРКАЛЕ СУДЬБЫ Педиконе П., Лаврин А. Тарковские.Отец и сын в зеркале судьбы. М.: Энас, 2008. – 408 с.Это рассказ о двух удивительных людях золотого фонда нашей культуры. Пересказывать их судьбы еще раз – глупо и неуместно. Каждая из них достойна многостраничных исследований и толстенных художественных романов.Зачем же тогда нужна еще одна книга? Все очень просто. Если вам интересны эти люди, то интересны и воспоминания людей, которые долгое время находились рядом с ними. А именно такой подарок судьба преподнесла Паоле Педиконе и Александру Лаврину.Не менее интересно и то, как авторы рассказывают об одной из самых сложных страниц жизни Тарковских: взаимоотношениях отца и сына. Огромное количество фотографий погружает нас в мир этой удивительной семьи, в которой только и могли вырасти настоящие русские интеллигенты.КИТАЙ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК Гриффис У. История Китая для юных.У. История Китая для юных.Пер. с англ. Решетниковой Е. и Михайлина Н. М.: Б.С.Г.-Пресс, 2008. – 437 с.Уильям Эллиот Гриффис – известный американский востоковед, автор многих трудов по истории и культуре Японии, Кореи и Китая, работавший в конце XIX – начале XX века.Любовь к Китаю Гриффис унаследовал от своего деда-моряка, часто посещавшего порт Кантон. Затем будущий писатель и историк-просветитель провел несколько лет на Дальнем Востоке, работая учителем в одной из миссий. Собирая материалы для книги, посвященной истории Поднебесной, автор опирался не только на классические произведения ученыхсинологов, но и на свидетельства своих друзей и знакомых, с которыми встречался на Востоке и у себя дома, в Америке.Книга впервые вышла в свет в 1910 году и впоследствии неоднократно переиздавалась с авторскими дополнениями. К сожалению, на русском языке она публикуется впервые, почти через сто лет. Но от этого не стала менее интересной. У нас почти нет книг о Китае, написанных для детей. История нашего ближайшего соседа, который с каждым годом становится только сильнее, почти не известна российским подросткам. Между тем истории наших стран неразрывно связаны друг с другом, не раз пересекались, а во многом дополняют и повторяют друг друга.Не все в книге американского историка бесспорно. Стоило бы расширить и более подробно дать хронологическую таблицу. Неплохо было бы снабдить книгу вступлением или послесловием российского синолога. Хотя бы для того, чтобы представить и отечественную точку зрения на историю Поднебесной.

Владимир Маканин представил новую книгу «Асан»

Владимир Маканин представил на днях в Москве свой новый роман «Асан», вошедший в короткий список премии «Большая книга-2008». Корреспонденту «ВМ» удалось задать писателю несколько вопросов.Асан – это древнее языческое божество кавказских народов. По одной из версий, оно «родилось» во времена Александра Македонского. Когда его войско загнало кавказцев в горы, те придумали себе героя – Асана, великого полководца, покорителя народов.Действие романа происходит на территории современной Чечни во время обеих военных кампаний. Главный герой – подполковник Александр Жилин (что сразу наводит на аналогии с «Кавказским пленником» Толстого). Жилин делает свой небольшой бизнес: поставляет горючее федералам и боевикам, доставляет грузы, обменивает пленных солдат за небольшой процент с выкупа.– После смерти Солженицына некоторые критики начали говорить, что теперь человеком, являющимся духовной совестью нации, стали вы. Как относитесь к подобным мнениям? И есть ли сегодня потребность в таком мессианстве в стране? – Никакого сравнения с Солженицыным и быть не может. Я – обычный писатель.Наше поколение более-менее обозначило свои вершины достигнутого. И пока ничего другого не ожидается. Так уж сложились звезды, и нам недоступна природа этих литературных процессов. Никто не берет на себя бремя решения вопросов! Слава богу, что был такой Солженицын – со всеми его углами.– Вы написали много сценариев к фильмам. Сейчас Маканин-сценарист почти не виден. С чем это связано? – Я не мыслю себя в работе сценариста. Это всегда полуфабрикат, который не выражает автора целиком.– Ваш новый роман о войне или о человеке войны? – Роман не о войне, а о драме человека на войне. Он пытается остаться человеком в этих условиях. Трагедия в том, что человек на войне гибнет, когда открывает свои душевные шлюзы – он жалеет когото и поэтому сам погибает.Убивающий солдат не может заниматься другим делом.– Откуда вы черпали информацию о чеченской войне для своей книги? – Я знаю о чеченской войне столько же, сколько любой обыватель. Это знание находится в распыленном состоянии – кто-то что-то сказал, где-то прочитал какую-то фразу… Все дело в конденсации.Когда начинаешь всю эту пыль собирать, она, слава богу, слепляется, и получается повесть или роман. Для меня самое важное – достоверно написать драму человека во время любой войны. А написался роман легко, отправной же точкой для его создания послужил случайно услышанный разговор людей, которые занимались провозом бензина для военной колонны на чеченской дороге. Меня поразило, как по-хозяйски спокойно говорили эти люди. Их разговор длился минут семь. В эти минуты у меня и возник весь роман, я понял, о чем он будет и каким.– Для кого написана эта книга? Поможет ли она, на ваш взгляд, тем, кто сегодня приходит с войны? – Возможно, это книга для тех, кто будет затевать следующую войну. А поможет ли она тем, кто уже прошел войну, я не знаю.– В романе есть прямые аналогии с «Кавказским пленником». Вы пошли на эту узнаваемость намеренно? – Конечно, аналогии с Толстым есть. А фамилия Жилин на кавказской войне – это скорее примета и преемственность времен. Нужно же чтото, за что назовут постмодернистом.– Это уже второй ваш роман о войне. О чем будет следующая книга? – Я больше не планирую военных тем. В конце концов, я же не военный писатель! Сейчас у меня возникла потребность написать о женщине как главной красоте нашей жизни. Что я и делаю.[b]Справка «ВМ» [/b]Владимир Семенович Маканин родился 13 марта 1937 в Орске. Окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Литературным дебютом Маканина был роман «Прямая линия» (1965 г.).Автор книг «Безотцовщина», «Солдат и солдатка», «Отдушина», «Ключарев и Алимушкин», «Человек свиты», «Лаз», «Андеграунд, или Герой нашего времени». Лауреат многих литературных премий. [b]ЧИТАЕМ «ВЕЧЕРКУ» ВМЕСТЕ[/b]Нужно ли сейчас писать о «горячих точках»? Михаил СОЛОМЕНЦЕВ, председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики города: – Писать необходимо обо всех событиях, однако главное – правдиво, с подачей всех точек зрения.Тогда эти книги выдержат проверку историей.

Новинки книжного рынка

CВЕТЛАНА СОРОКИНА НАПИСАЛА О СИРОТАХ Сорокина С. Недетские истории.М.: АСТ, Зебра Е, 2008. – 159 с.Известная журналистка и телеведущая Светлана Сорокина предстает на этот раз совершенно с неожиданной для читателя стороны. Если вы рассчитываете, что она расскажет о секретах журналистского мастерства или поделится закулисными тайнами телевидения, если вы надеетесь, что узнаете всю неприглядную подноготную мира «голубого экрана» – вам эта книга совершенно не нужна. Потому что она совсем о другом. Гораздо более важном и серьезном. О наших детях.Это двадцать одна история о детях. В основном, о детях-сиротах.Как рассказывает сама Светлана, началась книга со своеобразных «записок на манжетах». И получиться должна была не книга, а серия документальных фильмов. У нее даже было название – «Сиротская Россия». Но что-то не сложилось. И в итоге осталось огромное количество материалов, практически готовых рассказов. Через некоторое время знакомые показали рассказы издателям. Причем авторство рассказов на тот момент было неизвестно. Потому что Сорокина просто дала их почитать подруге, без всяких планов на публикацию.Редактору очень понравилось, только рассказы все были грустные. И их попросили уравновесить «чем-то хорошим». Тогда Светлана написала еще несколько новелл о дочери Антонине (кстати, удочеренной).Получилась книжка.В РАЗВЕДКЕ НЕ МЕСТО ХВАСТУНАМ Млечин Л. М. История внешней разведки. Карьеры и судьбы. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2008. – 510 с.«Мнение специалистов однозначно: Штирлица не было и не могло быть», – утверждает журналист Леонид Млечин в своей книге, посвященной не рожденным писательской фантазией «рыцарям плаща и кинжала», а вполне реальным, из плоти и крови, деятелям отечественной внешней разведки.Читать о разведчиках всегда интересно. Чего больше в истории нашего разведсообщества – побед или поражений? Об этом никто не сможет, видимо, сказать с полной определенностью. Как верно заметил один из героев книги, разведчики предпочитают не трубить на весь свет об успехах: «Наши удачи становятся известны только тогда, когда мы терпим крупное поражение. Разведка не имеет права хвастаться».Автор прослеживает историю советской и российской внешней разведки, используя в качестве «вех» фигуры руководителей спецслужб – от временно исполняющего обязанности начальника Иностранного отдела ВЧК Якова Давтяна до нынешнего директора СВР Михаила Фрадкова.Возможно, ни одна сфера не окружена таким облаком мифов и вымыслов, как спецслужбы. О некоторых из них идет речь в книге. Автор, к примеру, пытается дать свою версию ответа на сакраментальный вопрос: «Кто вы, доктор Зорге?» Вообще, по прочтении книги может создаться впечатление (дай бог, чтобы обманчивое), что главным врагом отечественных разведчиков в недалеком прошлом были не их зарубежные «коллеги», а свои же властители, которые устраивали кровавые чистки разведсообщества, то такие кадровые перестановки, что проделанная ранее кропотливая работа рассыпалась на глазах.ЭНЦИКЛОПЕДИЯ САРИ Арти Д. Александер «Fashion India». Энциклопедия. Пер. с тамили М. Мунаван. – М.: Издательство «Ниола-Пресс», «РИПОЛ классик», 2009.– 320 с.Удивительно простая конструкция – цельный кусок материи шириной немногим больше метра и длиной от пяти метров и более. И в то же время удивительно сложная – с массой ухищрений по части драпировки, цвета, применения.Вот что такое знаменитое индийское сари, «самая необычная и элегантная одежда с тысячелетней историей, популярная до сих пор».Даже тем, кому никогда в жизни не придет в голову мысль облачиться в сари, могут обнаружить в этой книге массу любопытного.Что же до тех, кто всерьез увлекается этнографией, «Fashion India» для них должна стать настольной энциклопедией. Прикладное значение книги не подлежит никакому сомнению. И касается оно не только рекомендаций по «завертыванию» в сари (причем с учетом региональных традиций – так носят, скажем, сари в штате Карнатака, а так – в Гуджарате). Масса интересного материала по самым различным аксессуарам, которые так органично сочетаются с сари: от браслетов и сережек до пирсинга и татуажа при помощи хны.Какая косметика и какие ароматы сочетаются с сари, как цвета этой одежды влияют на человека… Мало одеться правильно в сари, надо уметь правильно себя вести. Есть этикет сари – и его тайны тоже приоткрывает эта книга. После прочтения которой возникает неодолимое желание отправиться куда-нибудь в Нью-Дели или Мумбаи.

Новинки книжного рынка

ЭПОПЕЯ О СЕБЕ ЛЮБИМОМ Барщевский М. Лед тронулся.М.: АСТ, 2008. – 318 с.Вот за что действительно стоит уважать известного адвоката, до недавнего времени политика, а теперь еще и писателя Михаила Барщевского – это за последовательность. Обещал, что будет продолжение его адвокатских историй, и написал. Обещал, что название второй книги будет «Лед тронулся», так и назвал.Напомним, что предыдущий роман назывался «Защита против, или Командовать парадом буду я!». В новой книге мы встретимся с уже хорошо знакомым адвокатом Вадимом Осиповым, который за это время немного подрос и поднаторел в вопросах защиты.Ему уже 35 лет. Да и период выбран не просто интересный, а знаковый для всей страны – перестройка. Осипов стоит перед выбором: оставаться в России или уезжать в Америку, где ему предлагают выгодный контракт? Остаться с семьей или поверить в новую и страстную влюбленность? Есть ли смысл во всем этом бедламе начинать собственное дело? Что вообще на данном этапе главное, а что второстепенное? Изменился ли смысл жизни и человеческого существования со сменой политической власти в стране? Напомним, что действие в романе происходит на фоне событий августа 1991-го… Для тех, кто постарше, интересно будет заглянуть в собственное прошлое глазами обаятельного героя Михаила Барщевского, для тех, кто помоложе, просто узнать, о чем думали в этот период обычные в общем-то люди, стоящие перед выбором.Барщевский не скрывает, что частично образ Осипова списывал с себя самого. Наверное, поэтому ему так легко и быстро пишется.Да и рассказать есть что. Вопрос только в том, что он зачастую не успевает за собственной мыслью и продолжает думать как адвокат, пытаясь сгладить углы и неприятные моменты истории. Вроде бы все хорошо, но чего-то неуловимо не хватает. Вроде бы читается так, что не оторвешься, а почти ничего не запоминается. Вряд ли автор хотел написать сиюминутный детективчик, чтиво от нечего делать. Возможно, когда будет закончена третья часть этой эпопеи – все сложится. А пока остается легкое разочарование от большого замаха и легкого удара.ЗВЕРСКАЯ СКАЗКА Быков Д., Лукьянова И.О зверьках и зверюшах. М.: Астрель, АСТ, 2008. – 511 с.Дмитрий Быков вместе со своей женой Ириной Лукьяновой написал сказки для взрослых с замечательными персонажами. В его книге живут тихая сапа, липучая мышь, вякля, лежебока перекатная и множество других не менее замечательных персонажей.Как говорит сам Быков, «О зверьках и зверюшах» – это отражение нашей семейной жизни. Зверьки в Бога не верят, а зверюши верят и пытаются зверьков воцерковить и «возверюшить». На мой взгляд, это единственная детская религиозная книга, которую можно читать, не боясь вырастить инквизиторов».И все было бы хорошо, если бы не одно «но». Быков вездесущ.Он фонтанирует идеями и очень торопится их воплотить в жизнь.С одной стороны это прекрасно, а с другой – приводит к тому, что хорошая идея «замыливается». Автор так торопится, что хорошее начало переходит в халтурно сделанное и недодуманное продолжение. К сожалению, от этого не выигрывает ни он сам (только если материально), ни читатель. Может быть, стоит на время остановиться и не выдавать на-гора все, что приходит в голову, в тот же момент? ИЗ АМЕРИКИ ПО-РУССКИ Муравьева И. Любовь фрау Клейст. М.: Эксмо, 2008. – 320 с.Живущая в Бостоне, пишущая порусски прозаик и публицист Ирина Муравьева написала новый роман.Многие ее предыдущие работы хорошо знакомы российскому читателю по публикациям в журнале «Дружба народов». Так уж получилось, что именно в этом журнале Ирину разглядели первыми. Самый популярный роман автора «Веселые ребята» вошел в short-list Букеровской премии 2005 года.Она пишет утонченную женскую прозу на хорошем русском языке. Уже ради одного этого сочетания роман стоит прочитать. Этот роман о любви, жизни и смерти, трагическом несовпадении жизней и страсти, с философскими мотивами, тщательно вплетенными в повествование. К тому же это не один, единый сюжет. Это роман в романе с удивительной полифонией и мелодичностью. Как говорит Александр Кабаков: «Ее творчество – это литература воспоминаний. Это и есть настоящая литература, которая дает иллюзию бесконечности мира».

Новинки книжного рынка

[b]БЫЛИ И МЫ РЫСАКАМИ КОГДА-ТО [/b]Минаев С. Время героев.М.: АСТ, Астрель, 2008. – 223 с.Новая книга автора «ДуXLessа» и его порождений Сергея Минаева, по сути, новой не является. Это сборник рассказов и эссе, написанных еще до нашумевшего романа. И зачем он решил их опубликовать – не очень понятно. Тем более что в Интернете все напечатанное давно уже выложено и свободно гуляет по Cети.Видимо, поэтому и сам автор не торопится рекламировать сборник так же активно, как предыдущие произведения. Это больше похоже на максимализм подростка, который уже чувствует, что нечто может сказать, но кроме нравоучений и брюзжания, мол, были и мы рысаками когда-то, а ноне все не так, ничего не получается. Хотя публицистика все-таки лучше прозы. Особенно про войну. Там чувствуется собственное миропонимание происходящего, еще не зашоренное пиаром и бизнесом. Впрочем, предощущение «ДуXLessа» в рассказах уже чувствуется. Ностальгия замучила? [b]ВСЕ ТОТ ЖЕ ТЕАТР [/b]Стоппард Т. Лорд Малквист и мистер Мун. Пер. с англ.Молчанова П. СПб.: Азбука-классика, 2008. – 240 с.Том Стоппард (Томас Штраусслер) известен в первую очередь как драматург.Причем один из самых известных из ныне живущих. «Лорд Малквист и мистер Мун» – его единственный роман, и это уже достаточный повод для того, чтобы прочитать книгу.Это даже не роман, а намеренная литературная игра. Мистер Мун пишет книгу по всемирной истории и страдает от неразделенной любви к своей супруге. А еще он пишет истории семей для всех желающих.Таковым клиентом оказывается лорд Малквист.Одновременно на улицах Лондона происходят разные несуразности, убийства, похороны Уинстона Черчилля… Но каждое неспроста. Это все тот же театр Стоппарда, на время переместившийся в роман, который написан аж в 1966 году. Читать его нелегко. Действие вязнет в бесконечных диалогах и размышлениях мистера Муна. И вся книга – размышления о судьбе маленького человечка, попавшего в непривычные условия. И выход один – побег. Но и он невозможен.[b]ТАК БЫ ВСЕГДА[/b] Бондаренко А. Ю.Милорадович.(ЖЗЛ) М.: Молодая гвардия, 2008. – 554 с.Его, красивого, энергичного и смелого, называли «русским Мюратом». Генерал от инфантерии граф Михаил Андреевич Милорадович за свою жизнь не раз рисковал жизнью, смерть ходила рядом с ним в войнах с турками и французами, жизнь висела на волоске в дни суворовского Швейцарского похода и в часы Бородинской битвы.Но умереть генералу Милорадовичу было суждено не от османского ятагана или французской картечи, а от русской пули, выпущенной 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Санкт-Петербурге во время декабристского восстания. Почему его так любили солдаты и боготворили молодые офицеры? Не стала ли его смерть причиной поражения декабристов? Очень добротное, написанное хорошим языком жизнеописание русского военачальника – именно такими должны быть все выпуски ЖЗЛ.[b]ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ ПРОТИВ МАШИНОСТРОИТЕЛЕЙ [/b]Ефимов И. М. Грядущий Аттила: Прошлое, настоящее и будущее международного терроризма. – СПб.: Издательский дом «Азбука-классика», 2008. – 368 с.Мощный полемический заряд заложен в книге писателя и философа Игоря Ефимова. Автор, последние тридцать лет живущий за океаном, пытается выявить корни международного терроризма. Его конструкции отчасти могут напомнить идеи Сэмюэла Хантингтона о конфликте цивилизаций. У Ефимова тоже умозаключения строятся на столкновении если не цивилизаций, то цивилизационно-культурных моделей, стоящих на разных уровнях технологического развития.Сначала это конфликт между кочевниками и оседлыми земледельцами, сегодня – между земледельцами и машиностроителями. Не прибегающая к услугам политкорректной вуали, довольно резкая по духу книга Ефимова многим покажется очень убедительной, зато у других вызовет по самым разным причинам мощное отторжение.

Новинки книжного рынка

[b]ЕГО НАГРАДИЛИ СТЕНКОЙ[/b]Гладков Т. Артур Артузов (ЖЗЛ). М.: Молодая гвардия, 2008. – 476 с.Об операциях «Трест» и «Синдикат-2» слышали все. Но мало кто знает о судьбе человека, разработавшего и осуществившего эти операции. Его имя – Артур Христианович Артузов (Фраучи).Один из лучших профессионалов нашей разведки, он долгое время возглавлял контрразведку России. Разоблачил Сиднея Рейли, разгромил движение Бориса Савинкова, под его руководством захватили атамана Бориса Анненкова.Артузов много общался со Сталиным, Дзержинским, Менжинским, Ягодой... Вот Ягода и стал тем человеком, о которого споткнулся даже гений контрразведчика Артузова, сумевшего спасти от репрессий огромное количество наших резидентов.Именно в это время практически одновременно с Артузовым был уничтожен почти весь нелегальный состав разведки. Артузов был делегатом XVII съезда ВКП(б), известного в истории как «съезд расстрелянных». В награду за свою работу и самоотверженность главный разведчик страны получил смертную казнь.Кроме рассказа о самом герое книги Теодор Гладков превосходно описывает эпоху и атмосферу, в которой работала наша разведка. Тут и опыт противника, понимающего, что советской власти все приходится начинать почти с нуля, и внутренние трудности страны, считающей каждую копейку, и, конечно, заключительный период «артузовской эпохи» в разведке – период репрессий и постоянного давления: а вдруг завтра придут за тобой, а вдруг и тебя назовут «врагом народа». Уж кто как не разведчики понимали – арест одного повлечет за собой цепочку репрессий против всех, с кем общался этот человек.[b]ПО РИМСКИМ РЕЦЕПТАМ[/b] Варгас Ф. Дело трех императоров. Пер. с франц. Кулиш Н.М.: Иностранка, 2008. – 272 с.Новый, девятый по счету из переведенных на русский язык детективный роман Фред Варгас в очередной раз не разочаровал.В Риме живут и учатся три француза: их прозвища Тиберий, Клавдий и Нерон. Один из них – сын французского издателя, искусствоведа Анри Валюбера.Брат Валюбера – министр. Издателя убивают, подмешав в коктейль цикуту. Как в древнем Риме. Одно из возможных объяснений – давно назревавший конфликт в семье убитого. Другой предполагаемый след ведет в необъятные, до конца не исследованные архивные фонды Ватиканской библиотеки, где был найден неизвестный эскиз Микеланджело.Французский юрист Валанс, виртуоз сыска, считает, что раскрыл тайну преступления. Однако второе убийство заставляет его взглянуть на дело по-новому. Действие выстреливает как пружина, набирая обороты и сменяя прекрасные античные декорации.[b]ОТКРЫТИЕ ПЕКИНА [/b]Лао Шэ. Под пурпурными стягами. Пер с кит. Воскресенского Д. М.: Восточная литература, 2008. – 200 с.К сожалению, сегодня интереснейшего китайского писателя Лао Шэ (настоящее имя – Шу Шэюй) знают немногие. А между тем книги Лао Шэ хорошо были знакомы советскому читателю.Еще лет 20–30 назад любители фантастики зачитывались его сатирическим романом «Записки о кошачьем городе». Во времена Мао его вынудили отказаться от этой книги. В вышедший недавно сборник вошли незавершенный автобиографический роман «Под пурпурными стягами», в котором воссоздана жизнь Пекина начала XX в., эссе Лао Шэ о себе и своей семье и фрагмент очерка сына писателя — Шу И о последних днях жизни отца. Роман был опубликован в Китае только в 1979 году, через 13 лет после гибели писателя, погибшего от рук хунвэйбинов.Лао Шэ – настоящий сын Пекина, который он любил всем сердцем и с такой же любовью изображал. И в романе вы увидите столицу маньчжурских богдыханов конца XIX – начала XX столетия. Вас ждет настоящее открытие.

Новинки книжного рынка

[b]НА МИННОМ ПОЛЕ[/b] Малявин В. Повседневная жизнь Китая в эпоху Мин. М.: Молодая гвардия, 2008. – 451 с.Так написать эту книгу мог только человек, который полжизни провел в Китае и всю жизнь ему посвятил. Тем более что Китай действительно во многом понятен именно через эту эпоху, которая подвела итоги трехтысячелетнего развития китайской цивилизации.В эту эпоху достигли наивысшего развития поэзия и театр, живопись и архитектура, придворный этикет и народный фольклор. И именно эта же династия – Мин отбросила Китай на несколько веков назад, последствия чего цивилизация переживает до сих пор.В китайской традиции очень важен символизм. Но иногда он оборачивался хоть и утонченным, но всего лишь шаблоном, за которым ничего не стоит. Преодолеть это несоответствие и пытались творцы, ученые и философы династии Мин. Они придумывали новые стили в поэзии и искусстве, бороздили моря и океаны, «одним движением кисти зачеркивали сделанное прежде». И все это под жестким контролем власти, которая не допускала отклонение «от линии партии и правительства».Последующие эпохи стали временем деградации культурных достижений Поднебесной. И причин тому много, начиная от самоизоляции страны. Малявин же сумел в деталях показать, как это происходило и чего Китай лишился.[b]КАК МЫ БОМБУ СВОРОВАЛИ [/b]Шварев Н. Нелегалы внешней разведки.М.: Звонница-МГ, 2008. – 416 с.Вряд ли эта книга станет откровением для тех, кто всерьез интересуется историей советской и российской разведок. Хотя бы потому, что фактически она стала переизданием ранее выходивших книг Николая Шварева, только с небольшими дополнениями и исправлениями.Впрочем, для начинающих историков и всех интересующихся «шпионской» тематикой книга может стать хорошим дополнительным материалом. Тем более что автор действительно хорошо знает то, о чем пишет. Полковник в отставке Николай Шварев много лет проработал во внешней разведке России.Вы узнаете подробности работы и биографий по настоящему легендарных советских разведчиков Григулевича, Скоблина, Ботяна, Быстролетова, Треппера, Воскресенской-Рыбкиной, легендарного «дедушки русского спецназа» Старинова... Немало в книге рассказывается и о том, как «наши люди» украли американские атомные секреты.[b]СЫСК ДЛЯ ДОМОХОЗЯЕК[/b] Ахерн С. Там, где ты. Пер. с англ.Добробабенко Н. М.: Иностранка, 2008. – 496 с.Автор «Р.S. Я тебя люблю» написала женский роман, где реальность очень часто путаешь с фантазией. Новая книга дочери бывшего ирландского премьер-министра о девушкедетективе, которая занимается розыском пропавших без вести людей и в результате пропадает сама.Сэнди Шорт, чье имя переводится с английского как «рыжая», а фамилия как «коротышка», после тяжелого детства, когда над ней постоянно подшучивали, превратилась в брюнетку с ростом под метр девяносто. Розыском она решила заняться еще в детстве, когда бесследно пропала ее школьная подружка. Но работа в полиции не принесла ей удовлетворения, и Шорт стала частным сыщиком. И вдруг она, во время очередного расследования, понимает, что находится в параллельном мире. Там есть многое из того, что пропало у нас. Но и вернуться из этой части мира в наш очень сложно. Дорога работает только в одну сторону.Домохозяйки будут в восторге.

Новинки книжного рынка

[b]БЕЗ ЛОЗУНГОВ И ЯРЛЫКОВ[/b] Леви М. Дети свободы. Пер с франц.Волевич И. М.: Иностранка, 2008. – 464 с.Марк Леви один из самых читаемых сегодня писателей Франции. Однако до недавнего времени большинство читателей знали его только как автора сахарно-сентиментальных романов, что и создало писателю определенный имидж.Новый роман станет настоящим открытием. Пожалуй, об этой книге – одной из немногих – можно сказать, что ее давно ждали, и она обязательно должна была быть написана. «Дети свободы» – история французского Сопротивления, записанная писателем со слов его отца и дяди. Это жесткий, правдивый, временами страшный рассказ о войне, написанный современным, понятным молодежи языком без политических лозунгов и ярлыков, без прикрас и перегибов.Кроме того, эта книга открывает французам, да и не только им правду о том, кто стоял за «французским» сопротивлением, как отблагодарили этих героев, как сложилась их короткая в большинстве случаев судьба.Рассказ идет от лица 17-летнего мальчишки Жанно, такого же юного, как и многие его соратники по борьбе. И среди них почти не было французов – это были дети беженцев от репрессий нацистов по всей Европе: поляки, венгры, евреи, итальянцы… Они организуют теракты в Тулузе и ее окрестностях. Жанно, один из немногих выживших в группе, вспоминает свою историю для жены. «Нужно, чтобы ты поняла исторический контекст», – говорит он ей и объясняет, что вот были плохие немцы и хорошие французы, и евреи, и необходимо было взрывать поезда, трамваи и кафе, где бывали немецкие офицеры. Потом была тюрьма, пытки и казни.А еще здесь есть любовь, которая так и не успевает стать чем-то большим, чем первая юношеская робкая влюбленность.Это французская «Молодая гвардия», о которой забыли, чтобы вспомнить через несколько десятилетий. Потому что о таком нельзя забывать.[b]ФИГУРА УМОЛЧАНИЯ [/b]Ковалев-Случевский К. Юрий Звенигородский. Великий князь Московский.М.: Молодая гвардия, 2008. – 485 с.Юрий Звенигородский? А кто это? Такой вопрос озадачит многих, даже тех, у кого по истории была твердая пятерка. И неудивительно: в списках великих князей Московских (Владимирских) имя Юрия Звенигородского, сына Дмитрия Донского, как правило, выпадает. В чем же дело? Вовсе не в том, что на великокняжеском престоле он находился всего несколько месяцев.«Чтобы человека уничтожить в памяти людей – самый лучший и проверенный способ – полное молчание.Отсутствие сведений, «тишина» – в летописях, в родословных, в письменных и материальных памятниках, наконец, в современных научных трудах и даже средствах массовой информации… Если человека нельзя убить в реальности, если он успел сделать столько, что даже кончина его не может затмить его достижений, то можно использовать фактор времени как способ полного умаления его достоинств». В этом автор жизнеописания князя Константин Ковалев-Случевский видит причины того, что имя Юрия Звенигородского замалчивалось почти до полного забвения.Его называли русским Медичи, он оставил след в русской архитектуре и искусстве, проявил себя как полководец, победивший Волжскую Булгарию. «Таких князей, – пишет автор, – доблестных воинов, образованных знатоков и книжников, покровителей искусств и меценатов, мудрых законодателей… было не так уж много». Вот только исторических источников, повествующих о князе Юрии Звенигородском, до нас дошло совсем немного. И автору приходится выдвигать рискованные гипотезы, тем самым уподобляясь детективу, восстанавливающему по кусочкам мозаику дел давно минувших и воссоздающему портрет князя, практически забытого по злому умыслу его недоброжелателей.[b]ПОД КОЛПАКОМ [/b]Евдокимов А. Ноль-ноль. М.: Эксмо, 2008. – 352 с.Рижанин Алексей Евдокимов стал известен после выхода романа «Головоломка», написанного в соавторстве с Александром Гарросом.Интрига присутствует почти с самого начала. Причем главная отличительная особенность романа – наличие высоких технологий, которые буквально доводят героя до помешательства и одновременно спасают ему жизнь.Некий Виктор спасается от преследования. Он меняет квартиры и дачи, ночуя то у хороших друзей, то у случайных знакомых. Но стоит ему получить sms c двумя нулями, тут же срывается в неизвестность и петляет, как заяц, по Москве и окрестностям, подставляя под огонь своих недавних спасителей. А потом больница, переломы, амнезия.Каждая глава романа – зарисовка наших молодых современников, которые, по мнению главного героя, находятся под прозрачным колпаком тоталитарной системы. А связывает все воедино не только Виктор, но и некий писатель Леха из Риги (почти автор), который своими глубинными монологами придает роману смысл и возводит его в ранг философских.

Новинки книжного рынка

[b]ЛЮБОВЬ – ДЕЛО ТОНКОЕ [/b]Хоссейни Х. Тысяча сияющих солнц.Пер. с англ. Соколова С. М: «Фантом Пресс», 2008. – 480 с.Восток – дело тонкое. Особенно когда речь идет о любви. Новый роман афганского писателя, живущего в Америке, Халеда Хоссейни о силе этого чувства. Юношеская, материнская, жертвенная любовь к людям – все проявления этого чувства найдут свое место в книге.«Тысяча сияющих солнц» – это история двух судеб – Мариам и Лелы. Между женщинами, рожденными на одной земле примерно в одно и то же время, кажется, пропасть. Их разделяют социальное положение, воспитание, отношение к миру. Они должны были бы прожить разные жизни. Но однажды их сводит война. Ужас непрекращающихся сражений, смерть близких людей, страх за детей, одиночество, насилие в семье – все это придется пережить героиням романа. Но добро обязательно победит зло. Несмотря на то что как такового хеппиэнда в романе не будет. Одна героиня обретет счастье, другая ради этого счастья пожертвует жизнью.Картинки бытовой жизни в романе переплетены с зарисовками исторических событий второй половины прошлого столетия.Порой роман напоминает учебник по истории – имена, даты, события автор дает с энциклопедической точностью. Переживания первой любви, разлуки, одиночества в романе «приправлены» отрывками из произведений арабских поэтов, отрывками из Корана. Бытовые эпизоды изобилуют любопытными подробностями о том, что едят, как одеваются и даже как ругаются на Востоке.Написанный хорошим литературным языком роман читается на одном дыхании. При этом читатель вряд ли сможет предугадать развязку. Так что резкие повороты судьбы придется пережить вместе с героинями романа. Тонкая, эмоциональная книга заставит женщин пролить не одну слезу.[b]МАФИЯ КАК ОНА ЕСТЬ[/b] Льюис Н. Достопочтенное общество.Очерки о сицилийской мафии.М.: «Европейские издания», 2008. – 288 c.Перед нами документальное исследование послевоенного становления сицилийской мафии. Без романтических соплей и эмоциональной киношной составляющей. Только правда – жестокая и беспощадная.Вот только деталей маловато. Хотя когда они встречаются – оторваться сложно. Все выверено и проверено досконально. Этот текст был написан и вышел в виде сериала в журнале New Yorker в начале 60-х.Автор же – англичанин Норман Льюис умер в 2003 году на 95-м году жизни. С 1935 года он совмещал любовь к путешествиям с работой в разведке. Кстати, другой писатель-разведчик Грэм Грин – очень высоко оценивал литературные способности Льюиса. А еще писатель был зятем адвоката-мафиози и долгое время сам провел на Сицилии.[b]МЕЖДУ НАРАМИ И ЭФИРОМ [/b]Бакли К. Т. День бумеранга.Пер. с англ. Л. Мотылева – М. Иностранка, 2008. – 608 с.Мир стареет. И рано или поздно окажется перед выбором: продолжать современную социальную и пенсионную политику и тогда полностью обанкротиться, потому что молодежь будет работать лишь на обеспечение стареющего поколения «бэби-бумеров» – тех, кто родился в первые десятилетия после Второй мировой войны. Или же идти на непопулярные меры.Эту коллизию превосходным образом расписал в своем романе Кристофер Тейлор Бакли, автор знаменитой книги «Здесь курят». Его героиня, молодая раскрученная блоггерша Кассандра, предложила Америке убийственно простой способ разрешения этой проблемы. «Чудовищный долг, хиреющая экономика и семьдесят семь миллионов человек выходят на пенсию»): во-первых, пусть молодые откажутся платить налоги, а во-вторых, пенсионерам предложено добровольно уходить из жизни – ради будущих поколений. За эти идеи ей приходится разрываться между судебными преследованиями, тюремной отсидкой, всеобщим признанием и телевизионной популярностью. И во всей этой мутной истории пытаются ловить золотую рыбку дельцы от политики и пиара.Тем более что на носу у них маячат президентские выборы.Зубастая, злая и действительно остроумная сатира на всю американскую жизнь, а более всего на мир политики и паблик рилейшнз – вот что такое «День бумеранга». По-вудхаузовски обаятельные персонажи, помещенные в декорации безжалостной постмодернистской современности, делают черный юмор Бакли особенно убедительным. Здесь есть все – впавший в «просветление» от ЛСД американский одноногий политик с претензиями на место в Белом доме, матерящийся и богохульствующий похабник-президент Соединенных Штатов, даже русские проститутки и вышибалы. Тот еще паноптикум.