Главное

Автор

Светлана Авербух
На встрече с руководством министерства внутренних дел в Твери президент признал, что "в последние годы стало хорошим тоном ругать МВД". "Надо сделать так, чтобы уважение к МВД было на необходимом уровне, как в развитых государствах, это задача всего общества", - цитирует РИА "Новости" слова главы государства. "На тех, кто говорит что-то хорошее о сотрудниках, смотрят как на лжеца или сумасшедшего", - отметил он, добавив, что "в качестве общей линии это неприемлемо". Он подчеркнул, что "абсолютное большинство сотрудников органов внутренних дел - нормальные люди, профессионалы, которые занимаются своим делом за небольшие деньги, берегут покой людей, в горячих точках гибнут". Медведев уточнил, что только в 2010 году при исполнении служебного долга погибли 400 сотрудников органов внутренних дел. По его мнению, "процесс развития МВД - это дорога с двусторонним движением", поэтому и полицейские, и обычные люди должны проявлять ответственность. [i]Фото:[/i][b][i]Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"[/i][/b]
Экс-глава ГУВД Москвы генерал Владимир Пронин, который после увольнения из органов из-за истории с расстрелом людей в супермаркете начальником ОВД "Царицыно" Денисом Евсюковым, работал советником в мэрии Москвы, перешел на работу в госкорпорацию "Олимпстрой", сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы корпорации Александра Костерина. "Владимир Пронин начал работу в корпорации еще в конце июля, он занимается эксплуатацией олимпийских объектов, находящихся в ведении корпорации", - сказала Костерина. Она уточнила, что на работу в Олимпстрой Пронина пригласил президент госкорпорации Таймураз Боллоев. "У Пронина огромный опыт в сфере управления, он управлял такой "машиной", как московское ГУВД", - отметила Костерина. Руководитель пресс-службы уточнила, что Пронин работает непосредственно в Сочи, где и находятся олимпийские объекты.
«Не превратится ли чистый молодой человек, подающий большие надежды, в циничного дядюку отечественной эстрады? Не утратит ли он иллюзии, не развратят ли его слава, успех и деньги? Что с ним будет, когда закроют «Кто хочет стать миллионером?» – задаются вопросом критики. «Он – умный, красивый, богатый, с Пугачевой на дружеской ноге, а Путина совсем не боится», — восхищаются им зрители. «Галкин – это касса», — подводят итог продюсеры.Сам герой нашего времени, похоже, не реагирует или делает вид, что не замечает все вышенаписанное, и идет к своей мечте, как бульдозер: легко, спокойно и уверенно. Мечте? Какой такой мечте? — Да ни о чем глобальном я не мечтаю. Надо уметь жить сегодняшним днем и делать что-то, чтобы завтра жить было лучше. Например, с авторами встретиться, номер придумать, песенку записать. Не бездельничать.Не грызть ногти. Не есть то, что вредно, – острое, соленое, жирное.— Как-то у вас все легко получается: родился в интеллигентной обеспеченной семье, после школы поступил в престижный вуз, потом – в аспирантуру, выступил на сцене студенческого театра – легендарный Борис Брунов пригласил в Театр эстрады, прошел кастинг – стал телеведущим, запел – и сразу с Пугачевой. Так не бывает.— А что, у других иначе? — Считается, что талантливые люди должны страдать, метаться, их должны зажимать, бить… Ну расскажите о каких-то трудностях, в конце концов! — Не зажимали, не били, не страдал, не привлекался. Как пишет очень модный сейчас писатель Коэльо, если ты чего-то очень хочешь, то вся Вселенная будет помогать в осуществлении твоих желаний. Конечно, определенная доля везения есть, но от человека очень много зависит! А о трудностях меня всегда предупреждали.— Кто? — Люди. Когда в 1994 году я пришел в Театр эстрады, те, кто там работал, говорили, как тяжело пробить себе дорогу, через что надо пройти, съесть пуд соли, чтобы чего-то добиться. И когда мои номера вырезали из телевизионных концертов… — А почему вырезали? — Потому, что это были концерты с малым хронометражом и не на самых первых каналах. И, естественно, если их показывали, то без меня: мальчик никому не известен, номер длинный, за него никто не просит.— Зажимали все-таки дарование. Вы сильно переживали? — Постольку поскольку. Не рассматривал я в то время свое занятие эстрадой как будущую профессию. Не было ощущения, что если меня кудато не возьмут, то все рухнет. Я учился, и это была гарантия того, что без работы я не останусь. Сейчас я понимаю, что не дай бог, если бы тогда меня показали по телевизору да еще в хорошее время. С меня бы тут же стали требовать что-то новое, а я тогда еще не был готов. Так что если бы признание пришло раньше, это закончилось бы одним номером и 10-минутной известностью. Считайте, что мне опять повезло.— Почему все ограничилось одним номером? — Опыта не было. А чем ты известнее, тем больше с тебя спрашивают.— Как насчет того, что «сначала человек работает на имя, а потом имя на человека»? — Ну, это до поры до времени.Имя облегчает существование во время каждого выступления: тебя объявляют, и публика уже тебя ждет, она приветлива и доброжелательна, ей не надо доказывать право на свое существование. Но по накатанным рельсам можно двигаться только какое-то время, публика очень капризна и ценит то, что ты делаешь сейчас, а не сделал тогда. И как только артист перестает соответствовать запросам зрителей, они от него отворачиваются.— От кого из популярных артистов публика отвернулась? — Не скажу, не корректно это. Но есть артисты, которым зритель плюнул в лицо, и это может случиться с каждым.— Если бы вы не были телеведущим, вы были бы популярны как пародист? — Конечно, намного меньше.— Означает ли это, что вы зубами-ногами будете держаться за «Миллионера» или какой-то другой телевизионный проект, если «Миллионер» умрет? — Бедный «Миллионер», за что вы его так? У каждого формата свой срок, как долго он продлится, зависит от многого, в том числе и от меня. Я бы никогда не взялся за проект, только для того, чтобы регулярно появляться на экране.— Вы искренне это говорите? — Абсолютно. «Кто хочет стат миллионером?» — хорошая про грамма. О плохой, неинтересной никто бы не говорил и не писал. Мо жет быть, если бы «Миллионера сейчас не было, я бы вообще месяц на четыре исчез с экрана. А зрител бы волновались: где он, куда про пал? — А потом вы бы захотели вер нуться, а некуда… — Ну прямо, будет еще куда.— Неужели вам, образованно му человеку, интересно читать во просы, подготовленные редакто рами? — Во-первых, читать полезно. Во вторых, вопросы редакторы пишу любопытные. И, в-третьих, я их читаю одновременно с человеком, которы сидит напротив, и про себя я с ним со ревнуюсь: кто первый даст правиль ный ответ. А вообще моя задача сродни вашей — раскрыть человека Разве это неинтересно? — Создается ощущение, что вы – такой правильный-правильны и… — Это раздражает. Я знаю очен много правильных людей (все-так вышел из университетской среды), п сравнению с которыми я просто-на просто хулиган. Жалко, что они не н виду.— А коллег ваша правильност не раздражает? — Я не думаю, что они считаю меня таким уж примерным. А вообщ коллег ничего не раздражает, кром чужого успеха.— Вы с кем-нибудь из колле конфликтуете? — Сейчас у каждого второго арти ста есть какой-то враг. Причем о нем человек либо слышать не может, либ только о нем и говорит. И с возрастом у людей враги только плодятся. А меня врагов нет. Вообще. Есть люди с которыми я периодически в чем-т не согласен, есть те, кто предавал, н все равно я с ними здороваюсь, рук протягиваю. Как говорит одна мо родственница, все странные, кто н мы. Так что, если мерить людей п своим меркам, то можно и одному ос таться.— Из-за боязни остаться одно му идете на компромиссы с сове стью? Сбываются предсказани критиков, которые говорят, что быть чистым, интеллигентным и одновременно успешным и попу лярным, невозможно.— Ну, если говорят, значит, пере живают, что уже хорошо. Если стати стику провести, то есть вероятность что я испорчусь. А потом умные люд скажут: вот, был хороший мальчик, а стал… И будут счастливы от своей правоты. Хотя для меня чистый – означает просто вымытый. Слово порядочный я понимаю, интеллигентный – ну более-менее понимаю, хотя себя интеллигентом назвать не могу.— Ваша дружба с Пугачевой не повредила имиджу «чистого мальчика»? — Пугачева тоже очень чистая. Я давно мечтал познакомиться с ней, просто сказать ей: «Здравствуйте».Она — кумир, и интеллигенции в том числе. Поэтому здесь нет никакого противоречия.— Я об этом и не говорю.— Не-ет, вопрос был именно такой: как вы могли? А я вам говорю: выступать с Пугачевой – большая честь.Певец я пока небольшой, но наглость у меня есть: хоть как, но спел.— Мама вами гордится? — Вроде довольна. Во всяком случае, мне приятно, что у нее есть возможность похвалиться успехами сына перед подругами.— Вы помните свой первый заработанный рубль? — Когда я еще учился в школе, то родственники дарили мне на дни рождения деньги. И за несколько лет скопилось где-то 170 долларов.Я их вложил в «МММ», и когда уже считал себя обладателем 340 долларов, «МММ» приказал долго жить.Это было первое мое финансовое потрясение. А что касается заработанных денег, точно не помню, думаю, долларов 20 за какое-то выступление.— Вы вообще свои гонорары не помните? — Невыплаченные помню очень хорошо. Кстати, вопросы про деньги задают только у нас. На Западе про гонорары не спрашивают.— А про личную жизнь спрашивают? — Жениться пока не собираюсь.Девушка есть.— Давно? — Сейчас скажу, я считаю. Год и два месяца.— Она блондинка, брюнетка? — Этого я не афиширую. [b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b] Родился 18 июня 1976 года в Москве. Родители - Наталья Григорьевна Галкина, кандидат физико-математических наук, работает программистом; Александр Александрович Галкин, был генерал-полковником, возглавлял Главное управление бронетанковых войск. Максим окончил факультет лингвистики РГГУ, учится в аспирантуре и пишет диссертацию «Соотношение стилистических систем оригинального и переводного текстов». Ведущий телевизионной игры «Кто хочет стать миллионером?» Пародист.Певец. Знает французский, немецкий и английский языки. Любит читать фантастику и французскую классику. Любимая еда – картофельное пюре с курицей.Ценит в людях преданность, порядочность, верность, чувство юмора. Ненавидит –неверность, непорядочность, предательство, равнодушие.
Маленькое сообщение: 3-летний мальчик умер от переохлаждения, оставленный матерью в пустой квартире. Еще информация: суд приговорил к 15 годам лишения свободы мать, регулярно избивавшую и добившую наконец 2-летнюю дочь. Статистики, сколько детей сбегает из дома из-за жестокого обращения взрослых, сколько «родителей» сдает своих детей в аренду попрошайкам, нет. В официальных документах таких детей называют «социальными сиротами», их количество, по некоторым оценкам, приближается к 5 миллионам. И, несмотря на все усилия властей, оно и не думает сокращаться. Потому что на месте выбывшего тут же появляется следующий.Известно, что женский алкоголизм и наркомания практически неизлечимы. Также известно, что женщины-алкоголички рожают столько детей, сколько даст Бог. Бог им почемуто детей посылает регулярно, причем каждый последующий ребенок дебильнее предыдущего... Один из волонтеров, работающий на западные деньги с безнадзорными детьми рассказал, что однажды он пришел в дом к такой вот матери-героине (в смысле и детей много, и на героине с водкой сидит крепко). В процессе разговора выяснилось, что контрацептивные таблетки она, конечно, пить не будет, а вот спираль за бутылку поставить себе разрешит. И вот волонтер ходит со своей программой контрацепции социально неблагополучных женщин по начальственным кабинетам, где от него шарахаются и говорят… конечно же, о правах человека и о том, что у государства денег на эту программу нет. О правах человека лучше поговорить с директорами детдомов, многие из которых мечтают о насильственной стерилизации таких женщин. А вот о финансах позвольте порассуждать налогоплательщикам. Как ни цинично это звучит, но выгоднее не допустить рождения несчастного и никому не нужного ребенка, чем потом содержать его в приюте. А еще позже – в тюрьме, потому что, опять-таки по статистике, 90% безнадзорных детей уходят в криминал.…«Мать», которая насмерть забила свою двухлетнюю дочь, была осуждена во многом благодаря свидетельству соседей. Они подтвердили, что регулярно видели девочку с жуткими синяками и кровоточащими ранами на лице, но… не вмешивались.Крик замерзающего трехлетнего малыша тоже не привлек внимание соседей – они привыкли к тому, что ребенок все время плачет. Судить людей – большой грех, но, черт возьми, почему, почему мы пишем во все инстанции, когда шумят соседи, вызываем участкового, если громкая музыка мешает нам спать, и не обращаем внимания на ребенка, спящего под лестницей, затыкаем уши, слыша крик: «Мамочка, не бей меня!»? Когда 8-летняя дочка моих знакомых, живущих в Лондоне, в школе пожаловалась подругам, что вчера мама ее шлепнула, в тот же день к ним домой пришла учительница. И, наплевав на неприкосновенность частной жизни, предупредила родителей, что еще одна жалоба – и ребенка у них отберут. Выводы делайте сами.
Год назад на страницах «ВМесте» Татьяна Васильева рассказывала о том, как городские власти взаимодействуют с общественными организациями столицы. Недавно в структуре правительства Москвы появился Комитет общественных связей, и сегодня Татьяна Алексеевна – председатель этого Комитета. – Татьяна Алексеевна, означает ли создание Комитета общественных связей то, что московское правительство осознает важность и значимость общественных инициатив, рассчитывает на помощь и поддержку «простых» людей? – Конечно. Ведь за последние годы общественный сектор столицы практически сформировался, он приобрел вес и значимость, с общественным мнением считаются и исполнительная, и законодательная власть. Юрий Михайлович Лужков традиционно в начале года встречается с представителями ветеранских организаций, обсуждает с ними развитие городского хозяйства, реализацию городскими властями Закона о ветеранах. Кроме того, инициатива многих общественных организаций находит свое отражение в городских программах. Так что активное развитие третьего сектора тоже способствовало созданию отдельного структурного подразделения в правительстве города, которое призвано осуществлять координацию взаимодействия общественности и власти.– Чем создание Комитета «грозит» нам в моральном и материальном плане? – Думаю, общественный сектор вправе рассчитывать на более активное взаимодействие с властями всех уровней – от районных управ, префектур до профильных комитетов, управлений, департаментов. Уже создан и работает Городской консультативный общественный совет, постоянно проходят «круглые столы», в дискуссиях рождаются интересные идеи по самым разным направлениям – детскому движению, реформе ЖКХ, экологии, культуре. Это позволяет донести мнение общественности до профильных комитетов правительства, с одной стороны, а с другой – привлечь общественность к решению городских программ, таких, например, как «Молодежь Москвы», «Мой двор, мой подъезд», «Дети улиц» и других.– Общественные организации получают деньги от правительства Москвы? – Материальная поддержка, которую оказывает наш комитет, конечно же, помогает работе общественников, но, если говорить образно, на каждые вложенные 10 копеек мы получаем отдачи на рубль. Ведь в общественные организации входят люди, которые хотят решить какие-то проблемы. В первую очередь, безусловно, свои – инвалидов, многодетных и так далее. Но, решая свои проблемы, они помогают всему обществу в целом. Разве нам не выгодно, что инвалиды из какого-то микрорайона Москвы будут получать помощь от общественной организации? Или дети пойдут не на улицу, а в спортклуб, будут не бродяжничать, а заниматься творчеством под руководством инициативных общественников? – Есть статистика по общественному движению США и Канады: первое место там занимают экологические организации, второе – те, кто занимается помощью осужденным, третье – сообщества, напоминающие наши товарищества собственников жилья. Вы можете назвать самые привлекательные для наших общественников сферы деятельности? – У нас так исторически сложилось, что по активности, да и по количеству, первое место занимают ветеранские организации: их сейчас в Москве чуть меньше 2 тысяч – городские, окружные, районные. Вторые – это общественные организации инвалидов, которые также появились в нашей стране еще в советские времена. Очень активны организации, которые объединяют людей, как говорится, льготных категорий – чернобыльцев, многодетных, репрессированных. Эти люди объединились в организации, чтобы бороться за свои права, льготы, которые они должны получать по закону. Однако они не только ждут, что для них сделают государственные структуры, но и сами организовывают нужные и добрые дела для многочисленных членов своих организаций.– Какая, на ваш взгляд, ниша не заполнена, в чем сейчас нуждается общество и что готово поддержать московское правительство? – Сегодня становятся более активными детские организации. Москвичи задумываются о будущем своих детей и чувствуют, что их обеспокоенность разделяет власть. У нас немало и экологических организаций. Причем отрадно, что в них работает молодежь, которая сама, без подсказки сверху, занимается природоохранной деятельностью, экологией города. К сожалению, пока не проявляют должной активности жилищные организации – я имею в виду объединения собственников, нанимателей жилья, те, кто по условиям жилищной реформы должен в первую очередь быть заинтересован в улучшении состояния своего дома, двора, подъезда.– Судя по эволюции общественных организаций, мы стали жить лучше. Ведь если раньше люди объединялись, чтобы было легче адаптироваться к рыночным уловим, то теперь они задумываются о будущем.– Конечно! Вообще наша страна отличается от других тем, что за короткий промежуток времени мы проходим то, на что у остальных уходят десятилетия. Швеции 30 лет понадобилось, чтобы общество поняло: необходимо часть государственных проблем передать в руки общественных организаций, которые могут не хуже, чем государство, их решать. У нас же формирование гражданского общества идет семимильными шагами… – Что общественники заберут у государства в ближайшее время? – Дело не в том, чтобы забрать, суть – во взаимодействии. Государственных чиновников общество нанимает для того, чтобы они выполняли определенные функции по жизнеобеспечению города, а оценку их деятельности люди определяют в ходе выборов. Положительная – работай дальше, отрицательная – извините. Но если граждане только наблюдают и оценивают, то активного развития не происходит. А вот когда общество вместе с властью занимается тем, чтобы устроить свою жизнь наилучшим образом, вот тогда идет развитие гражданского общества. Если вернуться к статистике, то в цивилизованных странах до 30% общего объема проблем, связанных с социально уязвимыми слоями населения, решают некоммерческие, общественные организации. У нас тоже этот процесс уже идет.– Среди руководителей общественных организаций больше мужчин или женщин? – Подводя итоги прошлого года, в Доме общественных организаций мы собрали актив. И (просто бальзам на мое сердце!) увидели, что во главе организаций больше стало молодежи – и юношей, и девушек. Стало больше и мужчин-руководителей.– Это хорошо? – Безусловно. Дело в том, что женщины во все времена пытались решить какие-то проблемы, маленькие ли, большие. Мужчины и молодежь раньше к общественной деятельности относились скептически. Сегодня же они увидели, что общественная организация – это сила, развитие третьего сектора имеет перспективы.– Чего бы вы хотели пожелать читателям «ВМесте», всем москвичам? – Чтобы тот дефицит доброты, который возник из-за более жестких условий жизни, нестабильности, неустроенности, мы сумели преодолеть своим сердцем. Я думаю, что человек только тогда может развиваться и чувствовать в себе силы, когда он делает что-то хорошее, когда он наполнен добротой по отношению к другим. Если он злится, завидует, он разрушает самого себя, и это разрушение настолько велико, что он уже не в состоянии сам, без помощи добрых людей, выйти из этого клинча. Я бы хотела пожелать всем, чтобы рядом с каждым из нас были добрые люди, которые могли бы нам помочь в трудные минуты. И чтобы мы сами не боялись растратить себя, отдавая доброту своим ближним. Если у нас это получится, то мы будем жить гораздо лучше.[b]«ГРИБНОЙ ПЛОВ» от Татьяны Васильевой[/b]Потушить на растительном масле грибы: шампиньоны или белые, подосиновики, подберезовики (можно мороженые), отдельно пассировать репчатый лук и морковку. В толстостенную сковороду положить отваренный заранее рис, тушеные грибы, лук, морковь, потушить несколько минут на маленьком огне, добавить грибной бульонный кубик, консервированную кукурузу, горошек, свежие помидоры. Когда блюдо будет готово, сковороду снять с плиты, добавить майонез (майонеза должно быть много!), зелень и все хорошо перемешать.
Начало репортажа было готово заранее: «Женщины средних лет, одетые в основном в черные кофты, толпились у входа в студию. Большинство были знакомы друг с другом: в качестве «зрителей в студии» они кочуют из передачи в передачу, благо каждый канал почитает долгом иметь одно-два-пять ток-шоу, на которых обсуждается… легче сказать, что не обсуждается. Через несколько минут дверь откроется, женщин пригласят в студию, и они будут бороться за кресло, которое, по их мнению, чаще всего будет попадать в кадр».Увы и ах, заготовка на 100% соответствовала действительности. Среди женщин в черном выделялись несколько мужчин, немного девушек и с десяток женщин в красно-белом.— Я постоянно записываюсь на разные передачи, — охотно отвечает на вопрос «зачем вам это надо?» пенсионерка Лида. – Пенсия маленькая, в театр или кино не сходишь, а тут людей знаменитых вживую увидишь, с людьми пообщаешься, да и по телевизору себя увидеть приятно.Пока Каменская, она же ведущая, она же актриса Елена Яковлева, приходит в себя от съемок предыдущей «Что хочет женщина» (в день записываются 2-4 передачи), зрителями в студии занимается «главный по аплодисментам» – профессиональный актер.[b]ТАЙНА ЖЕНЩИНЫ НОМЕР РАЗ[/b] Именно сейчас, когда зрители смеются над рассказами из жизни Фаины Раневской и Рины Зеленой, их и снимают. Крупный, общий и средний планы. Потом эти кадры подмонтируют в качестве перебивок к действу в студии. Затем следует запись аплодисментов. Люди старательно бьют в ладоши, понимая, что участвуют в производственном процессе. Через сорок минут всем говорят «спасибо» и… Яковлеву – в студию! Тема сегодняшней передачи – «Язык тела». Приглашенные звезды: фигуристы Илья Авербух и Ирина Лобачева. А вот и главные герои: раздетый до трусов преподаватель актерского мастерства во МХАТе Владимир и одетая в джинсы и блузку стриптизерша Анна.Владимир, демонстрируя высокое искусство тела, танцует и в порыве страсти разбивает стекло, которым покрыт пол в студии. Пока уборщикимужчины пылесосят, Яковлева произносит греющую душу женской аудитории фразу: «Этот «язык тела» знаком всем хозяйкам, приятно, когда на нем говорят мужчины». После этого она объясняет зрителям, что стекло положено специально, потому что так пол лучше смотрится в кадре, а разбивается оно впервые за все время существования программы.Наконец порядок в студии восстановлен, и в игру вступает Анна, призванная, по-видимому, олицетворять собой низкое искусство вообще, и тела в частности. Разговор перетекает в русло «легко ли быть стриптизершей», что вызывает оживление и зрителей, и фигуристов, и ведущей. Придя к выводу, что стриптизом занимаются не от хорошей жизни («А куда идти девочкам, которые больше ничего не умеют?» – вопрошает директор ночного клуба. «Полагаю, учиться», – отвечает Яковлева. «А мне стриптиз не нравится», – замечает Авербух), первая часть программы завершается. Анна, несмотря на просьбы зрителей, танцевать не стала – на государственном канале в дневное время стриптиз не показывают.[b]ТАЙНА ЖЕНЩИНЫ НОМЕР ДВА[/b] Елена Кац, руководитель программы «Что хочет женщина»: — Темы в программе могут быть любые, ведь женщина болтает с подружками абсолютно обо всем. К сожалению, наибольший зрительский интерес вызывает то, что находится ниже пояса. Но мне не хотелось бы, чтобы программа была посвящена только этому. Поэтому мы стараемся в яркой обертке (например, название «Язык тела» привлечет всех) подать что-то более интеллектуальное, заставляющее думать. Хотя программа наша, как и другие дневные ток-шоу, в первую очередь развлекательная.Зрители на трибунах потихоньку раздеваются – два часа под софитами выдержать нелегко, и разминают затекшие ноги. На смену первым героям приходят другие – актриса театра мимики и жеста глухонемая девушка Светлана и психолог Наталья.Светлана, которой доступен только язык жеста, танцует… и опять разбивает стекло на полу. Опять появляются уборщики, аудитория скучает, а один из операторов просто-напросто спит. Хотя, говорят, бывает, что операторы во время съемок плачут, а однажды один из камерменов после особо душещипательной программы так растрогался, что подарил своей жене цветы безо всякого повода. Сегодня великая сила искусства вряд ли подвигнет кого-то на такие подвиги, но, может быть, заставит здоровых людей, жалующихся на все и вся, задуматься, почему они чувствуют себя несчастными, а Светлана себя – нет.Из рассказа психолога Натальи мы узнаем всем известные вещи: когда женщина хочет понравиться, она поправляет волосы, когда начальник задумался, он трет лоб, а скрещенные ноги и руки символизируют закрытость и неуверенность. Елена Яковлева подводит итог четырехчасовым съемкам, которые превратятся в сорок минут эфирного времени: «Женщине не всегда нужны слова, она может говорить жестами, походкой и даже зонтиком — и будет услышана.Смотрите нас на канале РТР».Сотни лет философы и поэты выясняют, чего же хочет женщина.И сотни лет не могут найти ответа на этот вопрос. Так что читайте умные книжки, внимательно смотрите по сторонам и внутрь себя, может быть, именно вы разгадаете загадку женской души и станете последним героем программы «Что хочет женщина».[b]СОВСЕМ НЕ ТАЙНА, А СОВЕТЫ [/b]1. Если вы хотите стать зрителем в студии, позвоните по телефонам 125-7783, 125-7815 — и вас пригласят на запись программы.2. Не приходите на съемку в черном, в белоснежном, в одежде в мелкую клеточку и мелкую полосочку.3. Желательно заранее знать тему передачи, чтобы еще дома сформулировать вопрос и задать его на съемках. Если вопрос будет по делу, его не вырежут при монтаже, а вас покажут по телевизору не только хлопающим в ладоши.4. Если вы стали участником интересной или поучительной истории, попали в нетипичную ситуацию, смело звоните по вышеприведенным телефонам. И не исключено, что в следующий раз писать мы будем про вас.
[b]Вот и закончился наш конкурс. Всем москвичам, принявшим в нем участие, – спасибо. С авторами опубликованных писем редакция свяжется в ближайшее время и пригласит на вручение призов в мэрию Москвы.[i]4-я Тверская-Ямская[/b][/i]Осень 1943 года. Мы с мамой возвращаемся домой из эвакуации. Я знаю, что где-то под Москвой погиб мой отец, политрук истребительного отряда, заброшенного в тыл врага…На вокзале нас встречают его сестры. Они плачут. Протягивают ко мне, шестилетней, руки, а я их боюсь – так они худы.Москва видится мне серым суровым городом с заклеенными бумажными полосками стеклами. Окна вечерами должны быть плотно зашторены – дворники строго следят за этим. Мы живем в самом центре – в кирпичном доме на 4-й Тверской-Ямской. В нашей коммуналке очень холодно, и перед сном мама гладит простыни горячим утюгом.На 5-й Тверской-Ямской (теперь – улица Фадеева) находится эвакогоспиталь 5016 (сейчас – имени Бурденко), мама туда устраивается на работу в бюро пропусков. Меня девать некуда, поэтому я каждый день хожу на работу вместе с ней. Помню приезд в госпиталь самого Бурденко, который требует от персонала стерильной чистоты и проверяет наличие пыли своим белым платком.Дети войны, мы сами шили себе тряпочных кукол, играли во дворе в лапту, казаки-разбойники, штандер, 12 палочек. Играли все вместе, дружно, не разбираясь в национальностях и доходах родителей.Но вот окончилась война. В семьи возвращаются отцы, деды, сыновья.Мама грустит, меня жалеют соседи. В уведомлении написано, что отец пропал без вести в декабре 1941 года. Куда был заброшен отряд, мы выясняли всю жизнь. Ответы на запросы были однообразны: сведений нет. Отец, отдавший свою жизнь за Родину, стал моим «флагом». Я хорошо училась, занималась спортом, участвовала в художественной самодеятельности.Помню, на углу 5-й Тверской-Ямской и улицы Горького была булочная с очень мягким хлебом, особенно вкусны были французские булочки, которые потом стали называться городскими. А дальше – в сторону Белорусского вокзала – был маленький кондитерский магазинчик, где продавали дешевые и вкусные конфеты «Китайские фонарики», а также чудное печенье в красивой коробке «Петифур».Одежду в те времена мы носили не новую, перелицованную. Портные и сапожники покупали у государства лицензию и работали на себя. Очень у нас, подростков, ценились тапочки на лосевой подметке и парусиновые тапки. Если последние были белыми (высший шик!), то их чистили зубным порошком.Сейчас внуки не могут понять, как это – получить в подарок на день рождения одно пирожное и быть счастливой, а самым лучшим лакомством считать воблу. Видимо, в молодости даже самая малость воспринимается как счастье, а впереди – надежды на лучшую жизнь.[b]ПАВЛОВА М. Б.[i]Школьный Слава[/b][/i]Впервые я увидел Славу Ростроповича за два года до начала войны, когда поступил в детскую музыкальную школу Свердловского района, которая располагалась на Пушкинской площади в глубине двора между зданием кинотеатра «Центральный» и старым зданием газеты «Известия». Ростропович тогда учился на 4–5 курсах.Надо сказать, что по современным понятиям эта школа была элитной, поскольку располагалась в центральном районе, где в основном проживали дети высокопоставленных и хорошо обеспеченных родителей. В некотором роде она даже соперничала с ЦМШ: преподавание было на очень высоком уровне, чему способствовал тщательно подобранный педагогический состав; учащиеся всех курсов также проходили через различные отборочные конкурсы – как правило, это были интеллигентные дети с хорошими музыкальными данными. В школе даже стажировались учащиеся из консерватории. Так, к моему педагогу С. И. Безродному регулярно приходили на консультации два Игоря: первый – его сын, второй – сын Давида Ойстраха. Руководство школы ими всегда гордилось. Также гордились и Ростроповичем, так что эти «три кита» составляли довоенную славу школы.Ростропович был худым, бледным мальчиком, очень скромно одетым. Когда он выступал на концертах, рубашка была застегнута на все пуговицы.Я никогда не видел его среди сверстников или малышей играющим после или перед занятиями. Сосредоточенный, он проходил в классную комнату или концертный зал, не вступая в разговоры с окружающими. Я думаю, что эта сосредоточенность была вызвана не какой-то особенностью его характера, а тем, что он уже выбрал свой путь, где преобладала «святая к музыке любовь». Более того, я никогда не видел Славу смеющимся или даже улыбающимся. Такое сложилось впечатление, что свой смех и обворожительную улыбку он долго сохранял и таил в себе и лишь много лет спустя выплеснул их наружу. Может быть, такая замкнутость объяснялась воспитанием, ведь его отец преподавал в нашей школе и делал все возможное, чтобы сын превзошел его в мастерстве.Как бы то ни было, Слава Ростропович был «козырной картой» на всех праздничных и отчетных концертах. Основным его «коньком» в то время был «Полет шмеля», который он неоднократно исполнял. Зал всегда с нетерпением и в абсолютной тишине ждал чуда. На сцену выходил мальчик, усаживался, поправлял инструмент, и наступала довольно продолжительная пауза до первого прикосновения смычка. Словно он впервые исполнял эту вещь, а затем каждый раз произведение звучало только одному ему присущим образом, без каких-либо нюансов по отношению к предшествующим исполнениям, как будто оно было предназначено композитором только для него, а он старался не исказить содержание.За многие годы я неоднократно слышал это произведение в исполнении различных солистов и инструментов, начиная с балалайки и кончая симфоническими оркестрами, но так как исполнял Слава Ростропович, не слышал никогда…После войны наша школа уже не могла оправиться, а вскоре и снесли само здание.[b]ТОЛЧЕНОВ Олег Вениаминович, 70 лет [/b]
[b]В редакцию пришло письмо. Читательница Полякова встала на защиту женщин-москвичек, которые круглый год продают-продают-продают нам помидоры, яблоки или кофты со штанами.[/b][i]«Хотелось бы привлечь внимание к вопросу об условиях труда на многочисленных рынках наших женщин—москвичек, оставшихся без средств к существованию. Посмотрите, у станций метро или на рынках с утра до ночи стоят женщины и продают все, что привозится в Россию. А поодаль стоят надсмотрщики из ближних зарубежных южных стран: отбирают выручку, распоряжаются товаром. Эти женщины для них — никто, они нигде не числятся работающими, у них нет зарплаты и стажа работы, которые позволили бы им получать в старости пенсию, позволяющую хоть както сводить концы с концами. Московские женщины работают на хозяев, которые плюют на наше трудовое, налоговое и прочее законодательство. Эти рабыни трудятся с 8 утра до 8 вечера, без выходных и праздников, без оформления трудовой книжки, без отчислений в Пенсионный фонд. Они и не слыхивали о существовании ИНН, они не видят своих детей, не делают с ними уроки, не ходят с ними на прогулки, они не помнят, что такое отпуск и встречи с друзьями… Эти женщины стоят по 12 и более часов у прилавков, чтобы в конце дня из милостивых рук эксплуататора-работодателя получить 100—150 рублей…»[/i]Около станции метро «Петровско-Разумовская» есть рынок. Подхожу к первой попавшейся продавщице – молоденькой девчонке «славянской национальности» и жалобным голосом прошу познакомить меня с хозяином-кровососом на предмет работы. Девчонка испытующе смотрит на меня и говорит приблизительно такой текст: «Да у тебя «вышка» ([i]т.е высшее образование[/i]. – [b]С.А.[/b]) на лбу написана. Нам такие не треба». Украинка? Ну да, из славного города Яремчи, что на западе Украины. Окончив школу, рванула в Москву на заработки. Регистрации, естественно, не имеет, но милиция ее не трогает: на рынке, с ментами договаривается хозяин.Медкнижку тоже сделал хозяин. И вообще она им довольна – платит аккуратно, 250 рублей в день выходит («у себя, на Украине, я точно столько не заработаю!»), с сексом не пристает, и… (это уже не ко мне) не пойти ли мне отсюда, пока она охрану не вызвала.Попытка устроиться на работу еще на двух рынках – Преображенском и у станции метро «Сокольники» тоже окончилась ничем. Хозяев опять-таки не устраивало то, что я – москвичка. Ну что ж, позвоню по объявлению из «Рук в руки», в котором «требуются продавцы на лоток.Срочно». Первый вопрос на том конце провода… правильно: «вы – москвичка?» Получив утвердительный ответ, интересуются, зачем мне нужна работа с ненормированным рабочим днем на улице за 5–6 тысяч рублей в месяц минус «усушка-утряска» продукции? Песню о том, что я – инженер, уволенный по сокращению штата, денег нет, а детей кормить надо, прерывают советом обратиться в Центр занятости населения своего округа (там москвичи могут получать пособие по безработице, пройти курсы повышения квалификации и, кстати, хранить трудовые книжки) и бросают трубку. Наученная горьким опытом, звоню по другому объявлению, но представляюсь уже иногородней девушкой со средним специальным образованием, без московской регистрации и медкнижки. Регистрацию и книжку мне обещают сделать за три дня, все удовольствие, если я – россиянка, будет стоить около 2000 рублей, если из ближнего зарубежья – то в полтора раза дороже. Трудовой договор со мной заключать никто не собирается, поскольку его надо регистрировать в органах местного самоуправления и платить за меня налоги. И в конце концов, мне нужна работа или нет?Продавщицу-москвичку мне все-таки удалось найти… в моем же доме. Соседка Алла до перестройки работала продавцом в госмагазине. Когда ее булочную «перепрофилировали», начала сдавать комнату. Третьим ее постояльцем оказался Эльмар, предложивший тряхнуть стариной и вновь встать за прилавок.– К русским женщинам у покупателей доверия больше, – говорит он. – Поэтому мы их и нанимаем. Честно скажу, человека с высшим образованием я не возьму – много претензий, лучший продавец – или молоденькая девочка, которая всего боится, или безработная женщина под 40 – ей терять уже нечего. Обычно мы берем иногородних, помогаем снять комнату на двоих-троих: знаем, где они живут и что с товаром не убегут, потому что – некуда. А москвички – это исключение, Алла просто человек хороший.Алла работаетбез трудового договора по 10–11 часов в день. Но она довольна: сфера деятельности – знакомая, денежка – идет, хозяин – не обижает. И она отнюдь не собирается подавать на Эльмара в суд, хотя он нарушает не только постановление правительства Москвы, но и Трудовой кодекс.Какой Трудовой кодекс, спросите вы, если с Аллой не заключен трудовой договор? Не удивляйтесь.По словам Натальи Пановой, начальника отдела консультирования и правовой защиты Московского городского центра «Защита», вне зависимости от того, был ли оформлен трудовой договор или нет, согласно 67-й статье Трудового кодекса он считается заключенным с того момента, когда Алла приступила к работе с ведома и по поручению работодателя. А это значит, что на работника распространяются все положения Трудового кодекса: работа 40 часов в неделю, оплата сверхурочных, больничные, отпуска и так далее.Теперь понятно, почему хозяева рынков предпочитают брать на работу иногородних или «ближних» иностранцев? Да потому, что они живут в Москве на птичьих правах, нарушают законы и больше, чем своих работодателей, боятся милиции и других контролирующих органов.[b]P.S.[/b] Как сообщили «ВМ» в пресс-службе ГУВД Москвы, в столице число работающих «нелегалов» составляет примерно 600–700 тысяч человек. В основном это граждане Вьетнама, Украины, Молдавии, Азербайджана, Армении, Турции, Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. С 15 июля по 1 октября сотрудниками Управления по делам миграции ГУВД было проверено 50 объектов, в том числе 12 рынков.Наибольшее количество административных нарушений выявлено на оптовых рынках «Лужники» и «Черкизовский».[b]Наша справка[/b][i]Работу рынков и, соответственно, торговцев регламентирует постановление правительства Москвы от 3 июля 2001 года за номером 580-ПП «Об упорядочении рыночной торговли в г. Москве и утверждении правил работы рынков». Оно, в частности, гласит, что продавцы во время работы обязаны иметь при себе паспорт (а иногородние – еще и регистрацию и документ, разрешающий им работать в Москве) и медицинскую книжку. Если продавец – наемный работник, то при нем должен быть либо приказ о приеме на работу, либо трудовой договор, подтверждающий его право осуществлять торговую деятельность.[/i]
«За час я смогу поговорить в лучшем случае с десятью москвичами. Не могли бы вы записать вопросы тех, кто хочет со мной пообщаться, заранее, я на все отвечу?» — спросила Щвецова.Мы смогли. Два часа до приезда первого заместителя мэра в правительстве Москвы Людмилы Ивановны Щвецовой в редакцию на «горячую линию» мы принимали звонки читателей. Возмущенные, жалобные и очень личные. Людей волновали их конкретная пенсия, пособие, квартира или вклад в банке. Жаль только, что первому заму пришлось отвечать на вопросы, которые, по идее, могли решить чиновники районного уровня.Итог «горячей линии» — более 50 москвичей решили свои насущные проблемы.[i][b]Мое здоровье[/i]— Здравствуйте, Владимир Александрович вас беспокоит. Мне, инвалиду 2-й группы, участнику обороны Москвы, не выписывают в поликлинике нужные лекарства, бинты, мази, хотя они есть в льготном списке! Приходится все покупать за свои деньги, в среднем выходит на 500 рублей в месяц![/b]— Владимир Александрович, послушайте меня, пожалуйста, и передайте это своим врачам. Полгода назад мы с председателем Комитета здравоохранения господином Сельцовским приняли решение, по которому все, подчеркиваю, все, лекарства, независимо от того, есть они в льготном списке или нет, инвалидам войны выписываются бесплатно. Все врачи об этом знают…[b]— Они говорят: «Наверху решили, пусть там и выписывают».[/b]— Рецепты оплачиваются московским правительством, которое выделяет средства специально для нужд инвалидов войны. Если врачам это надо разъяснить, то я сама этим займусь. Номер вашей поликлиники?— Диагностический центр № 3. А правда, что его собираются закрыть?— Закрывать этот центр не планируется. А с выпиской вам лекарств я разберусь.[b]Из ответа председателя Комитета здравоохранения Москвы А. П. Сельцовского[/b]: [i]«Яковлев В. А. 1926 года рождения получает необходимое клинико-лабораторное обследование и лечение с учетом состояния здоровья и рекомендаций врачей-специалистов. Только за 9 месяцев этого года Яковлеву В. А. в аптечном пункте поликлиники отпущено медикаментов (в том числе мазей) и изделий медицинского назначения (в том числе бинтов и салфеток) на сумму более 15 тысяч рублей. Фактов отказа врачами выписки нужных лекарств не установлено. Вопрос обеспечения медицинской помощью Яковлева В. А. остается на контроле Управления здравоохранения Юго-Восточного административного округа».[/i][b]— Людмила Ивановна, врачи говорят, что им премии не выписывают, если они назначают больным дорогие лекарства из льготного списка. И это не только в нашей поликлинике № 21, это повсюду![/b]— Скажите врачам, что Швецова лично вам объяснила: выписка того или иного льготного лекарства зависит только от здоровья пациента, а не от цены препарата. Лишать врачей премий за назначение дорогостоящих средств не имеют права! Хотя, можетбыть, вам кажется, что дорогой препарат вам поможет, а врач считает по-другому и просто не находит показаний для его выписки? Оставьте, пожалуйста, ваш телефон, я дам поручение выяснить ваш вопрос.[b]Из ответа председателя Комитета здравоохранения Москвы А. П. Сельцовского[/b]: [i]«Левинак П. И. 1936 года рождения, инвалиду 2-й группы, учитывая рекомендации специалистов ЦИТО им. Н. Н.Приорова, на основании данных консультации травмотолога-ортопеда, клинико-экспертной комиссии городской поликлиники № 21 принято решение о выписке и бесплатном отпуске препарата Альфа ДЗ Тэва. Вопрос своевременного обеспечения Левинак П. И. необходимой медицинской и медикаментозной помощью остается на контроле Комитета здравоохранения».[/i][b]— Почему в Москве не расширяется список льготных лекарств? Я — инвалид по общему заболеванию, 300 рублей на лекарства трачу.[/b]— Как это не расширяется? Практически каждый год мы добавляем в этот перечень все новые и новые препараты.Московский льготный список лекарств и так самый большой в России — более 400 препаратов, инвалидам войны вообще отказа ни в одном лекарстве быть не должно. Если вам показаны лекарства, не входящие в льготный список, тогда поликлиническая комиссия принимает решение, выписывать вам их или нет.[b][i]Мое пособие[/i]— Людмила Ивановна, как вы думаете, можно ли накормить ребенка на 260 рублей в месяц?[/b]— Как я понимаю, ваш вопрос риторический. В чем проблема?[b]— Дело в том, что моя дочь — мать-одиночка, получает пособие на ребенка — те самые 260 рублей. Она работает медсестрой, зарплата у нее сами понимаете, какая. Нельзя ли увеличить пособие хотя бы до прожиточного минимума?[/b]— Размер ежемесячного пособия на ребенка установлен федеральным законодательством и, к сожалению, увеличению в зависимости от материального положения семьи не подлежит.Матери-одиночки получают 140 рублей в месяц. А 120 рублей доплачивает город. Попробуйте обратиться в вашу районные управу или управление социальной защиты. Я думаю, вам смогут там оказать материальную помощь.[b]Наша справка[/b]: [i]Ежемесячное пособие на ребенка может быть назначено, если среднедушевой доход семьи не превышает величину прожиточного минимума(во втором квартале этого года минимум составил 2642 рубля 63 копейки). Для назначения пособия необходимо предоставить в РУСЗН паспорта родителей, заявление установленной формы с указанием дохода семьи, свидетельство о рождении ребенка и справку с места его жительства. Документы, подтверждающие доход, не требуются. Размер ежемесячного пособия составляет 70 рублей. Ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им полутора лет (500 рублей) назначается и выплачивается по месту работы одного из родителей.При рождении ребенка всем матерям-москвичкам положена единовременная выплата в размере 1300 рублей.[/i][b]— Здравствуйте, я — бывший военный врач, беженка из Баку, там погибла во время погромов практически вся моя семья. Сейчас живу на улице Матросова, в нашем доме много таких, как я. И нам сказали, что с 1 октября беженцы не будут получать пенсию. На что, как жить?![/b]— Я знаю ваш дом и его жителей. Вам должны оформлять все пособия, паспорта, вы обладаете всеми гражданскими правами, но только после того, как оформите российское гражданство. Давайте сделаем так: к вам подъедут мои представители и на месте разберутся. Вы много трудились и заработали себе пенсию.[b]Из справки Комитета социальной защиты населения Москвы[/b]: [i]«Проживающие во временном жилом фонде «Востряково» граждане по своему статусу являются лицами без гражданства. Учитывая, что оформление российского гражданства либо вида на жительство требует времени, выплата пенсий всем иностранным гражданам и лицам без гражданства продлена до 01.02.2003 года».[/i][b]— Меня зовут Валентина Владимировна. В 1997 году я вышла на пенсию по старости, потом меня перевели на пенсию по инвалидности. Теперь я не получаю доплат за 80-летие. Что мне делать?[/b]— Валентина Владимировна, дело в том, что по действующему законодательству пенсионную «надбавку» в связи с 80-летием может получать только тот, кто вышел на пенсию по старости. Вы все посчитайте и решите, что вам выгоднее — оставаться на пенсии по инвалидности или перейти (а вы имеете такое право) обратно на пенсию по старости. А вообще, как вы себя чувствуете, как ваши дела?[b]— Спасибо, живу потихоньку. Так мне в собес обращаться за перерасчетом или куда?[/b]— Да, в районное отделение соцзащиты. Или его сотрудники сами вам позвонят.[b]Из справки Комитета социальной защиты населения Москвы[/b]: [i]«Королевой В. В. даны необходимые разъяснения, и решен вопрос о ее переводе на пенсию по старости и об установлении базовой части пенсии в более высоком размере».[b]Мое жилье[/i][/b][b]— Здравствуйте, Людмила Ивановна. Вопрос у меня такой: у отца, ветерана труда, большая задолженность по квартплате, потому что с 1995 года он платит за коммунальные услуги, как написано в Федеральном законе «О ветеранах», — 50%. А в Москве этот закон действует с 1997 года. Спишут ли ему задолженность за два года?[/b]— Да. Списание задолженности за жилищно-коммунальные услуги по льготным ставкам до введения в столице Закона «О ветеранах», если она не востребована через суд, производится через три года.[b]— Я звоню от имени жителей дома на проспекте Маршала Жукова, 66. У нас 25 квартир были признаны негодными для жилья, отселили всего 14 квартир, остальными никто не занимается.[/b]— Вам предлагали другое жилье?[b]— Да, но предложенная жилплощадь нас, да и не только нас, не устраивает.[/b]— Хорошо, я дам поручение разобраться с вашим домом.[b]Из ответа руководителя Департамента муниципального жилья и жилищной политики П. В. Сапрыкина[/b]: [i]«Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в СЗАО в 2001 году осуществляло отселение жителей из 25 инсоляционных квартир с указанного адреса. Всем жителям была предложена жилая площадь в домах-новостройках на территории округа. Жители 14 квартир дали согласие на предложенную жилую площадь, жители 11 квартир отказались от переезда по разным причинам. В настоящее время завершается строительство домов, расположенных вблизи дома № 66 по проспекту Маршала Жукова, и необеспеченным семьям будет предложена жилая площадь в соответствии с действующим жилищным законодательством».[/i][b][i]Моя жизнь[/i]— Здравствуйте, хоть я человек достаточно молодой, у меня вопрос, связанный с пенсионной реформой. Скоро пенсии будут начисляться, исходя из среднего заработка, а у меня зарплата — 4 тысячи рублей…[/b]— Сочувствую, на такие деньги жить в Москве тяжело, так что, думаю, не только пенсионная реформа вас волнует. А сколько вам лет, кем работаете, есть ли у вас семья?[b]— Мы с женой врачи, есть ребенок, на троих выходит около 9 тысяч рублей в месяц.[/b]— Я недавно разговаривала с мэром, который очень внимательно следит за тем, какие зарплаты получают москвичи. Мы стараемся помочь горожанам, работающим в социальной сфере: в прошлом году бюджетники стали получать на 30% больше, а врачам вообще на 50% увеличили московскую надбавку. В этом году тоже обязательно прибавим. Но, к сожалению, не все от нас зависит.Экономика наша, сами знаете, оставляет желать лучшего. Вы — человек молодой, с профессией, нужной людям. Многие ваши коллеги работают на нескольких ставках, берут ночные дежурства. Подумайте, чем вы себе можете помочь. Хочется надеяться, что до того как вы выйдете на пенсию, вы сможете получать более высокую зарплату. Удачи вам и вашей семье![b]Л. И. Швецова — после звонка[/b]: [i]А ведь у него еще не худший вариант — у нас 23% москвичей живут ниже прожиточного минимума, получают еще меньше, чем этот врач. В основном это люди, работающие в социальной сфере, — льгот у них никаких нет, а зарплаты мизерные. Грустно советовать врачу, учителю или библиотекарю работать на нескольких ставках, чтобы выжить, но пока другого выхода нет.[/i][b]— Людмила Ивановна, я — мама десятилетнего мальчика, он занимается хоккеем в спортивной школе, мечтает о большом спорте. Говорят, что из-за нехватки денег с января все спортивные школы закроют. Это идиотизм — бороться с преступностью и одновременно выталкивать тысячи подростков на улицу![/b]— Дыма без огня, конечно, не бывает, но информация не совсем верная. Просто последние несколько лет частичное финансирование профсоюзных детско-юношеских спортивных школ осуществлялось за счет средств Фонда социального страхования. С января будущего года деньги на эти цели в бюджете фонда не предусмотрены. Поэтому правительство России предложило Госкомспорту, Федерации независимых профсоюзов и ФСО профсоюзов «Россия» совместно с руководителями регионов решить вопрос о финансировании деятельности спортивных школ. В Москве 75 детско-юношеских спортшкол, которые являются профсоюзными. Сейчас правительство города ищет деньги для их дальнейшей деятельности. Цена вопроса — около 350 миллионов рублей. Я уверена, что школы не закроются — именно потому, что руководители города идиотизмом, как вы сказали, не страдают.[b]Л. И. Швецова — после звонка[/b]: [i]Меня очень порадовал этот вопрос. Женщина не за себя беспокоится, а, как раньше говорили, «за державу» ей обидно. За всю страну не скажу, но в Москве мы никого на улицу не выгоним! Благодарим пресс-секретаря Л. И. Швецовой Александра Ивановича Пудина за помощь при проведении «горячей линии».[/i][b]НАША СПРАВКА[/b][i]Записаться на личный прием к первому заместителю мэра в правительстве Москвы Л. И. Швецовой можно по телефону[b] 924-31-85[/b].Адрес для писем и обращений москвичей: ул. Тверская, д.13[/i]
Ажиотаж вокруг семьи Лисенковых вполне объясним — не каждый день и даже не каждый год в нашем городе рождаются четверни. Мальчик, девочка, девочка и еще раз девочка. Один килограмм 430 граммов, один килограмм 380 граммов, один килограмм 330 граммов и один килограмм 310 граммов. Последний раз подобное было аж в 1999 году. И вот четверня XXI века вступила в жизнь.Детей назвали Василий, Мария, Катерина и Лиза. По словам родителей, Вася и Лиза похожи на папу — такие же спокойные, а Маша и Катя — на маму, шустрые и активные.УЗИ сначала показало тройню, и будущий папа слегка расстроился: столько детей — и ни одного мальчика. На двадцатой неделе беременности жены его «успокоили»: будет у вас мальчик, будет. Четвертым.Потенциальные родители пошли в жилищный отдел своей управы «Гольяново», чтобы узнать, могут ли они претендовать на дополнительную площадь — вроде бы многодетным семьям она положена, все-таки растить в однокомнатной квартире четверых не очень удобно.Там сказали: «Перестаньте надеяться на чудо». Они и не надеялись, привыкли рассчитывать только на себя и к своему будущему родительству отнеслись вполне ответственно. Ведь беременность была долгожданной, а дети — желанными.«Семь лет мы жили для себя, — рассказывает Алла корреспонденту «ВМ». — Работали, занимались спортом, отлично отдыхали. Денег больших нет, но «Жигули» на подержанную иномарку все-таки поменяли. У Павла в роду были тройняшки, так что я знала, что могу быть беременна не одним ребенком, но четверня… Всех вырастим, постараемся воспитать достойными людьми, помогут — хорошо, нет — сами справимся».Чудом было то, что все дети родились и что, тьфу-тьфу-тьфу, врачи 8-й горбольницы, где выхаживают новорожденных, дают благоприятные прогнозы, обещая выписать их, когда малыши станут весить хотя бы 2— 2,5 килограмма. Чудом стало то, что первый заместитель мэра Людмила Швецова сообщила им, что Юрий Лужков распорядился выделить теперь уже многодетным родителям новую квартиру. «Мы планируем дать вам квартиру к тому времени, когда детей выпишут из больницы, — сказала Швецова, поздравляя маму с папой. — Мы очень рады за вас и хотим, чтобы как можно больше детей рождалось у таких ответственных родителей. Я буду следить за тем, как идут у вас дела, патронировать вашу семью».Мама Алла действительно покоряет своей рассудительностью и спокойствием: «Надеюсь, что ребята будут здоровыми, уверенными в себе, что каждый из них станет личностью, будет иметь свое мнение и любить маму с папой так же, как их любим мы».«Вечерка» присоединилась ко всем поздравлениям и пожеланиям новым москвичкам и москвичу и напросилась в гости к Лисенковым. Нас пригласили. Месяца через два. Надеемся, в новую квартиру.[b]РОДИТЕЛИ:Мама[/b] – Алла Лисенкова, коренная москвичка, учитель химии и биологии, до рождения детей работала менеджером в одной из частных клиник. Считает, что не в деньгах счастье, самое главное — чтобы малыши были здоровы.[b]Папа[/b] – Павел Лисенков, родился в Минске, вырос в Москве, работает инженером на фирме, шеф которой, узнав о таком прибавлении в семействе, обещал прибавить зарплату. Павел, по его словам, «уже не в шоке, уже счастлив».[b]Справка «ВМ»[/b][i]- По существующим нормам, Лисенковым положена жилая площадь не менее 108 кв. метров, то есть 4—5-комнатная квартира.- В позапрошломгоду в Москве родилось 8 тройняшек, в прошлом — 15, «четверняшек» не было.- Официально признанный лидер в рождении детей — крестьянка Васильева, жившая в восемнадцатом веке. Она родила 16 двоен, 7 троен и 4 четверни.- С 1999 года рождаемость в Москве повысилась на 13%.[/i]
[b]Большинство москвичей прекрасно знают, что такое ТЭФИ, – первые лица ведущих российских телеканалов награждают друг друга «мужиками, раздирающими грудь», мило общаются между собой, а мы на все это смотрим по телевизору. Сегодня национальной российской телепремией награждены практически все любимые народом программы и ведущие, а некоторые и не по одному разу. О Евразийском телефоруме и Евразийской телевизионной академии (ЕАТА) знают гораздо меньше.[/b]А ведь осенью в Москве уже в пятый раз соберутся профессиональные телевизионщики всего постсоветского пространства и в течение нескольких дней будут обсуждать проблемы русскоязычного телевидения, придумывать новые совместные проекты, открывать московской публике неизвестные таланты из регионов России и стран СНГ и, естественно, награждать победителей.. Профессиональное жюри Телефорума возглавит Дарига Назарбаева, президент телекомпании «Хабар», дочь президента Казахстана.О том, зачем нужна Евразийская телеакадемия, что интересного будет на Телефоруме и кто за все это платит, корреспонденту «ВМ» рассказывает [b]Валерий РУЗИН, президент Евразийского Телефорума, вице-президент ЕАТА[/b].[b]– Валерий Давыдович, не секрет, что российское или, вернее, столичное, телевидение всегда было сильнее, чем телевидение региональное или республиканское. Телефорум был создан для того, чтобы столичные мэтры учили своих коллег уму-разуму? Или для того, чтобы столичные телепрограммы заполнили постсоветское телевизионное пространство?[/b]– Думаю, правда и то, и другое, а истина состоит в расстановке приоритетов. Когда мы только начинали, главным было продвижение российских программ в страны СНГ и Балтии. Мы из-за своего имперского прошлого часто стесняемся русского языка, своей русскоязычной культуры. Правильно сказал Чингиз Айтматов, выступая в Алма-Ате на Евразийском медиафоруме, что русский язык — дар истории, а русская культура содействовала прогрессу многих других стран и народов. Может быть, кто-то от этого морщится, но что поделаешь? Пусть морщатся, но я считаю, что мы должны, как Франция, Германия, Польша и другие страны, пропагандировать свой язык, свою культуру, в том числе и через такое мощное средство коммуникации, как телевидение. Тем более, что в республиках потребность в хороших русскоязычных программах огромная.Раньше представителям и наших региональных телекомпаний, и русскоязычных телекомпаний стран СНГ важно было побывать на мастер-классах мастеров нашего телевидения, которые работают прежде всего в Москве. Сегодня это не самое главное.[b]– А что главное?[/b]– Если во времена Советского Союза телевизионное пространство связывали идеология и административные ресурсы, то сейчас, слава богу, этого нет. Сейчас профессионалов телевидения из разных стран и регионов объединяют три вещи: творческое общение, профессиональное общение и бизнес.Получить это им помогают наш Телефорум и созданная в прошлом году академия.[b]– Евразийская телеакадемия, конечно, звучит красиво. Но у теледеятелей из Киргизии, например, или Якутии иные технические и финансовые средства, чем, допустим, у телевизионщиков Москвы или Питера. Можно ли их объединять? Одно дело – Телефорум, где можно встретиться, поговорить и разойтись. А другое дело – академия, где, как я понимаю, все равны[/b].– Мы в Москве просто не знаем, что делают за Садовым кольцом. Именно поэтому возникла Академия – у профессионалов была очень сильная потребность в объединении, они захотели встречаться не раз в год, на Телефоруме, а чаще. Например, в этом году под эгидой Академии был проведен цикл семинаров по теории и критике ТВ «Homo «Medeus»: человек, обожествляющий Медиа», в которых приняли участие Анатолий Лысенко, Сергей Муратов, Игорь Масленников, другие профессионалы ТВ, которые неизвестны широкому зрителю, но чье мнение очень ценится в нашем сообществе. Выходит ежемесячный журнал для телепрофессионалов «Телефорум». Весной в Алма-Ате на первом общем собрании Академии мы поставили перед собой задачу создать новое высшее учебное заведение – Евразийский институт телевидения и радио.[b]– Зачем? Разве мало у нас факультетов журналистики?[/b]– Факультетов журналистики много, а «комплексных» телевизионных институтов вроде ВГИКа для киношников нет.[b]– Этот институт будет в Москве, в регионах или за границей?[/b]– Пока найти качественных преподавателей можно только в Москве.[b]– Что вы вкладываете в это понятие?[/b]– Люди, достигшие высокого профессионального уровня и ставшие одними из телевизионных лидеров в своих странах. В республиках, регионах есть яркие личности, хорошие профессионалы. Но для того чтобы создать институт, нужны профессиональные творческие школы, нужны традиции. Это все есть пока только в Москве, это преимущество Москвы, и мы должны его использовать.[b]– По большому счету, вы собираетесь привить русскую школу телевидения независимым государствам.Ваши коллеги, особенно из стран Балтии, не обижаются на такую точку зрения?[/b]– Если, допустим, латыши будут учиться в Москве, то потом они будут делать замечательное латышское телевидение. Если они при этом будут знать хорошо русский язык и русскоязычную культуру, их возможности будут неизмеримо выше. В чем проблема?[b]– На месте нашей федеральной власти я бы вас поддерживала всеми руками и ногами.[/b]– Лучше, конечно, деньгами. А если серьезно, то пожаловаться на интенсивную поддержку трудно. Но хотя бы не противодействуют, и то спасибо. Правда, мы очень хорошо взаимодействуем с Министерством иностранных дел. А вот правительство Москвы помогает серьезно, за что мы ему очень благодарны. Там понимают, что, поддерживая форум, тем самым поддерживают имидж Москвы как столицы Евразии. Кроме того, по идее столичного правительства, в рамках Телефорума мы проводим специальный конкурс «Москва глазами друзей» – фильм, сюжет, программа о Москве.[b]– Кто может участвовать в этом конкурсе?[/b]– Любой профессионал как из регионов, республик СНГ, так и представитель московской телекомпании. Главное, чтобы было хорошо и интересно сделано. В прошлом году, например, призом был отмечен четырехсерийный документальный фильм Татьяны Донской «Москва в 41-м». После форума его показали практически все ведущие российские каналы.[b]– А что вообще получает победитель вашего форума: деньги, известность, предложения о работе?[/b]– В первую очередь победитель получает признание профессионалов – своих коллег. Ну и поскольку Телефорум – это не только церемония награждения, а, главное, напряженная рабочая неделя, то все участники могут общаться, устанавливать связи, контакты, чему-то учиться сами, чему-то научить других.[b]– Все ли республики бывшего СССР участвуют в форуме?[/b]– На сегодняшний день участие не принимает только Туркмения.Видимо, политическая ситуация в республике такова, что их представители не хотят или не могут приехать в Москву, хотя мы регулярно их приглашаем. Но пока приходят только сотрудники посольства.[b]– Номинации Телефорума отличаются от номинаций Российской телеакадемии?[/b]– У нас нет номинации «информационная программа», «репортер», «ведущий», просто потому, что невозможно сравнивать информационного ведущего или информационную программу украинского канала 1+1 и казахского канала «Хабар», ОРТ или национального телевидения Узбекистана. Хотя я мечтаю представить панораму информационной жизни региональной России, возможно, вместе с Российской академией мы сможем это сделать.[b]– У вас нет антагонизма?[/b]– Нет. Академия российского телевидения— это национальная академия, которая награждает национальной премией. А мы – академия межнациональная. Кстати, многие телеакадемики России стали и академиками ЕАТА, президентом которой является Анатолий Лысенко. Да и председателем жюри первого Телефорума был Владимир Познер.[b]– Сколько членов в ЕАТА?[/b]– Более 100. В состав академии входят все победители Телефорумов, рекомендованные ими профессионалы из регионов и стран, ну и, конечно, люди, вклад которых в развитие ТВ огромен и всеми признан, например, Виталий Манский, Александр Роднянский, Анри Вартанов, Ирена Лисневская, Дарига Назарбаева и многие, многие другие.[b]– А почему среди членов Академии нет руководителей федеральных российских каналов?[/b]– Не хочется, чтобы в академии были свадебные генералы. Хотелось бы, чтобы наша академия была творческой. Конечно, сегодня каждый руководитель центрального телеканала – крупнейшая творческая личность, достоиная быть в любой телевизионной академии. Если будет с их стороны такое желание, то мы будем рады. Хотя руководители наших крупнейших каналов своим доброжелательным профессиональным отношением к проблемам телевидения и так оказывают нам поддержку. Ну а потом в состав президиума ЕАТА входит руководитель канала «ТВ-Центр» Олег Максимович Попцов, один из самых авторитетных людей на Российском телевидении.[b]– Последний вопрос: чем интересны Телефорум, Евразийская телеакадемия простым москвичам?[/b]– Во-первых, когда мы побуждаем создавать качественные программы о Москве, мы тем самым утверждаем статус нашего города как столицы Евразии, которая является центром творческого притяжения профессионалов телевидения, что работает на имидж Москвы и России.Во-вторых, работа академии, работа Телефорума способствует повышению уровня телепрограмм, их разнообразию, появлению новых интересных проектов, от чего выигрывает телезритель. А что значит появление нового телепроекта? Это – появление новых рабочих мест.[b]НАША СПРАВКАНоминации творческого конкурса V Евразийского телефорума[/b]:[i]«Телепортрет: лица времени» – репортаж, программа, фильм о современнике, чья жизнь, поступки, творчество общественно востребованы, реализованы в пространстве Евразии и говорят о нем как о носителе идей многонационального сообщества;«Преодоление» – репортаж, программа, фильм об умении обрести себя в трудной кризисной социально-экономической, психологической ситуации, об адаптации к новой реальности;«Партнерство» – публицистическая, аналитическая программа, фильм, репортаж о настоящем и перспективах СНГ;«Культура, история, наука, туризм…» – репортаж, программа, фильм об истории или культуре народов Евразии;«Над чем смеемся» – юмористические и сатирические программы и передачи, отражающие общность и различие национального юмора;«Разговор со зрителем» – ток-шоу;«Быстрее, выше, сильнее!» – программа о спорте и спортсменах;«Игры, в которые играют люди…» – телевизионная игра;«До 12 и старше…» – программа для детей и юношества;Телевизионный игровой фильм, сериал;Специальный конкурс «Москва глазами друзей».[/i]
[b]Меньше месяца назад мы напечатали подборку материалов, объединных заголовком «Хроника скользящего москвича», в которых наши корреспонденты рассказали о состоянии дворовых территорий и дорог в разных концах Москвы. Чаще всего, как выяснилось, сломать руку или ногу москвичи рискуют в Центральном административном округе, реже всего – в Южном.[/b]Газету мы разослали в префектуры и районные Управы. Первые отклики уже поступили. Но самое приятное – меры приняты. Уже на следующий день после выхода газеты, во дворе дома по улице Правды, 11/13, появилась снегоуборочная техника (но только на одинь день). Жителям Зоологической улицы теперь, слава богу, не придется «осторожно ползти по снегу и льду, хватаясь за решетку зоопарка, либо медленно «стекать» на проезжую часть, по которой утром и вечером несется поток машин»…Ниже публикуются официальные ответы.[i]В ответ на публикацию газеты «Вечерняя Москва» от 4 февраля 2002 года сообщаю вам, что 5 февраля были приняты оперативные меры по уборке от снега и наледи дворовой территории и тротуара, ведущего к проспекту Маршала Жукова.За неудовлетворительную организацию работ по уборке закрепленных территорий Административно-технической инспекцией округа были выставлены штрафные санкции Государственному унитарному предприятию Объединенной дирекции единого заказчика «Хорошево-Мневники и Строгино».В настоящее время территория находится в удовлетворительном состоянии.Со стороны префектуры установлен контроль.[/i][b]Префект Северо-Западного административного округа В. А. КОЗЛОВ[/b][i]Префектура ЮВАО получила ваши статьи от 4 февраля 2002 года. По фактам, указанным в материалах, своевременно были приняты меры.[/i][b]Заместитель префекта Юго-Восточного административного округа А. В. СКОРОСПЕЛОВ[/b][i]Управа района Коптево рассмотрела материалы номера газеты о неудовлетворительной уборке снега и наледи тротуаров и проезжей части улицы у дома № 3 по 3-ему Новомихалковскому проезду и сообщает, что тротуары и проезжая часть 3-го Новомихалковского проезда от снега и наледи очищены. К подрядной организации, допустившей срыв графика уборки применены штрафные санкции.[/i][b]Глава Управы Г. С. РОДИОНОВА[/b][i]Районная Управа Нижегородского района рассмотрела материал номера и сообщает, что факты, изложенные в статье, имели место. В настоящий момент территория (3-я Карачаровская ул., дом 2, корпус 1 и дом 4, корпус 1) приведена в надлежащее состояние, качество уборки контролируется ОАТИ ЮВАО и ГУП ДЕЗ. Руководство подрядной организации предупреждено о персональной ответственности за некачественную работу и недопущении впредь подобного.[/i][b]Глава Управы Нижегородского района Н. А. ВОДЯНОВ[/b][i]Районная Управа Пресненского района рассмотрела материалы номера. Критика по уборке территорий по адресам: ул. Баррикадная и Богословский пер. д. 12 признана правильной и эксплуатационные организации ответственные за уборку территории взяты под особый контроль.[/i][b]Заместитель главы Управы Ю. В. ИЛЬИНСКИЙ[/b]
[b]100% уважения к своему городу испытывают около 7,8% москвичей. Именно столько состоятельных горожан, как сообщил на вчерашней пресс-конференции начальник Управления городского заказа столицы Владимир Стрельбицкий, в январе заплатили за коммунальные услуги полностью. Правда, в эти проценты входят и те, кто и раньше по действующему законодательству платил за все сполна, то есть собственники двух и более квартир.[/b]По словам нового первого заместителя мэра в правительстве Москвы, руководителя Комплекса городского хозяйства Петра Аксенова, власти города не ставят никаких сроков по введению обязательной стопроцентной оплаты для тех, чей среднедушевой доход больше 8,5 тысячи рублей (таких, кстати, в столице насчитывается целых 32%).Впрочем, по мнению городских начальников, неправильно сводить реформу только к повышению оплаты. Горожанам предложено создавать товарищества собственников жилья (ТСЖ), самим нанимать подрядные организации, создавая тем самым конкуренцию в сфере коммунальных услуг. Мы же с вами можем (и должны) приобретать «приборы учета энергии, воды и других ресурсов»; словом, стать хозяевами в доме.На «шкурный вопрос» корреспондента «ВМ»: «Что делать, если большинство жителей дома не захочет создавать ТСЖ? И как в этом случае 2—3 «сознательных» жильца смогут почувствовать все прелести конкуренции обслуживающих их дом организаций?» — Петр Николаевич ответил: — Насильно загонять в ТСЖ мы никого не станем. Люди должны понять, что это выгодно в первую очередь им самим.Судя по тому, что сегодня в Москве, где приватизировано более половины квартир, действует всего лишь 659 ТСЖ, а число семей-неплательщиков (только по муниципальному жилому фонду!) достигло 756 тысяч, реформа ЖКХ будет отложена на неопределенный срок.
[b]«Пресс-центр мэрии сообщает: за одни только сутки сотрудники милиции задержали 15 автомобилей, в которых были обнаружены товары, запрещенные к вывозу из Москвы. Это винно-водочные, табачные, кондитерские изделия, сливочное масло, а также парфюмерия и другие промышленные товары».[/b]В конце 91-го года подобные заметки, как вести с фронта, печатала «Вечерняя Москва» и другие газеты. В столице были введены талоны на сахар, водку и табак. Москвичи отоваривались по карточкам покупателя.Шуршащие бумажки под названием деньги не переходили из рук в руки – пустые полки магазинов не радостно встречали потенциальных покупателей. Уже уехал в Израиль Михаил Козаков, а в Америку – Елена Соловей. И не по политическим мотивам, а потому что их детям нужны были молоко, яйца и творог. Для оставшихся горожан самыми желанными гостями и лучшими друзьями стали деревенские родственники. В лексикон жителей столицы прочно вошли слова «достали» (в смысле отстояли очередь и все-таки купили полкило колбасы) и «выбросили» (также отстояли очередь и все-таки купили полкило сыра).Газеты пугали власть народным бунтом и требовали отпустить цены. Новый, 1992 год москвичи, как и все «дорогие россияне», встретили с новыми ценами. Полки магазинов постепенно начали заполняться товарами.Однако первоначальная радость сменилась шоком – ценники на товары иногда менялись по нескольку раз в день.Сегодня, 10 лет назад, Борис Ельцин подписал указ о свободе торговли. Любому юридическому или физическому лицу разрешалось торговать в любом удобном месте. Москва превратилась в одну большую барахолку – граждане вышли на улицы и стали торговать всем – от колбасы до нижнего белья. Деньги на глазах превращались в светлое будущее.Позже появились первые «коммерческие магазины». Одеваться в них считалось верхом крутизны, а польским «Амаретто» можно было соблазнить практически любую девушку…Сегодня, 10 лет вперед, мы, отягощенные выбором между десятками сортов сыра и колбасы в «простом» магазине («вы мне порежте тоненько грамм этак двести»), негодующие на бесконечную рекламу прокладок и памперсов (как без них туго, наверное, знает каждая женщина), и думать забыли о тех временах.Нам кажется, что так было всегда. Теперь в дефиците (еще одно словечко из недалекого прошлого) – только деньги… Много денег… Желательно, зеленых. И это желание более чем понятно.Но думая с ностальгией о светлом прошлом, хоть иногда, хоть изредка вспомните себя десятилетней давности и пустые полки магазинов…
Сколько вы платите за квартиру? Сто, двести, пятьсот рублей? Моя соседка, живущая в трехкомнатной квартире, платит… двадцать четыре рубля. В месяц. «Фантастика, такого не бывает», – скажете вы и будете не правы. По документам соседка – одинокая пенсионерка-инвалид, нуждающаяся в уходе. Ей положены субсидия плюс «мэрская» надбавка к пенсии, льготные лекарства, бесплатная путевка в санаторий и продуктовые наборы к празднику.То, что она живет с семьей сына, который сдает свою квартиру, никого не волнует. Еще ее внучка учится в Англии. Учебу оплатил сын – бюджетник, работающий в ГИБДД. Эмоции работающих москвичей, получающих 4–5 тысяч рублей в месяц, которым не положены никакие льготы и которым надо накормить, одеть и выучить своих детей, понятны. А еще у всех перед глазами примеры других, действительно одиноких, пенсионеров, живущих только на пенсию, и усталость от разговоров про социальную справедливость…[b]Будет ли город поддерживать (и надо ли это делать) не только, как принято говорить, социально незащищенные слои населения, но и всех москвичей? Станет ли всем нам лучше жить?[i]О зарплате и льготах[/i]— Людмила Ивановна, иногда складывается ощущение, что большая часть москвичей имеет какие-то льготы – коммунальные, медицинские, образовательные. Не много ли это, не создаем ли мы иждивенцев, живущих за счет налогоплательщиков?[/b]— Наверное, никто не будет спорить, что есть люди, которых государство обязано защищать, которые без помощи просто не выживут. Я говорю в первую очередь о пожилых людях, инвалидах, детях. Они просто не в состоянии работать и зарабатывать! Но кое в чем вы правы. У нас сейчас насчитывается более 240 различных льготных категорий. Но не всем, кому положено, эта льгота действительно нужна – например, у меня есть дачный участок, а мне дают путевку в санаторий.[b]— Но если мне льгота положена по закону, я от нее никогда не откажусь![/b]— К сожалению, не вы одна. Но лучше одному выплатить денежную компенсацию, а другому дать путевку. Сейчас прорабатывается вопрос об отмене некоторых льгот и замене их деньгами. Причем, делать это следует очень аккуратно – люди настолько напуганы тем, что государство уже не раз что-то забирало, ничего не давая взамен, что мы пойдем на отмену льгот только при 100%-ных гарантиях денежной компенсации.[b]— А что делать тем, кому ни льгота, ни денежная компенсация не положены, кто за все платит по полной программе? В редакцию часто приходят такие письма: жена работает в социальной сфере, муж на производстве плюс подрабатывает, двое детейшкольников, на всех – около 5–8 тысяч рублей, живут с родителями,перспектив улучшить жилищные условия никаких, одеться-обуться не могут, с голоду не помирают, и ладно.[/b]— Не буду оригинальна, если скажу, что одна из важнейших проблем нашего общества — это проблема заработной платы. Причем эта проблема не только экономическая, но и социальная. Ведь низкие заработки порождают социальную бедность тех, кто, по идее, не относится к социально незащищенным категориям. По статистике, 23,8% москвичей живут ниже прожиточного минимума! В нормальном обществе все, кроме стариков, инвалидов и многодетных, должны сами зарабатывать себе на жизнь и, более того, помогать государству за счет своих налогов обеспечивать малозащищенныхлюдей. Но в «нормальном обществе» на заработную плату идет около 55–65% регионального валового продукта, а в России этот показатель равен 21%. Сами посчитайте, насколько наша зарплата не соответствует мировым нормам и сколько отсюда вытекает проблем экономических, социальных да и нравственных, когда молодые здоровые люди вынуждены жить за пределами прожиточного минимума, чувствуя себя социальными иждивенцами.[b]— Классический вопрос – что делать?[/b]— Если говорить о проблеме повышения заработной платы, то далеко не все зависит от городских властей. Мы знаем, что зарплата бюджетников в два раза ниже, чем в среднем по городу. Но пока в стране не будет выработана разумная политика в этом вопросе, мы с мертвой точки не сдвинемся.В Москве намного раньше, чем Трудовой кодекс, был принят Закон «О городском минимуме оплаты труда». Там, конечно, не устанавливался размер минимальной оплаты труда (мы не имеем на это право), но был прописан механизм переговоров между городским правительством, профсоюзами и союзом предпринимателей. Сейчас согласно новому Трудовому кодексу минимальная заработная плата не должна быть ниже прожиточного минимума в стране. В программе московского правительства на этот год записано, что с января городской минимум оплаты труда равняется 1100 рублям, а с сентября – 1270 рублям. Плюс так называемые московские надбавки. В прошлом году московские медработники получали на 46% больше, чем их коллеги в регионах, а учителя, другие социальные работники вообще на 58%.[b]— Но ведь в Москве и цены выше, и жизнь дороже…[/b]— Но и возможностей заработать больше! При поддержке правительства Москвы активно развивается малый и средний бизнес, который дает многим людям второй заработок. Конечно, в идеале учитель не должен думать, где бы подзаработать, а полностью должен сосредоточиться на свой работе в школе. Но, к сожалению, людям приходится заниматься поиском дополнительного заработка — почти миллион человек в нашем городе имеют вторую занятость в малом бизнесе, а сколько оказывают услуги частным образом — подсчитать невозможно.Тем не менее наш долг сделать так, чтобы за очень важную для общества работу достойно платили. А пока этого не происходит, мы вынуждены придумывать различные надбавки и льготы. Ведь именно из тех 42% городского бюджета, которые идут на социальную сферу, выплачиваются надбавки к зарплатам врачам и учителям. И из этих же денег мы оплачиваем школьные завтраки всем младшеклассникам, бесплатное питание детям до года и лекарства до трех лет, доплаты за детские сады – в муниципальных садиках родители платят за ребенка 150 рублей, а кормят, поят и занимаются с ним на 1600 рублей в месяц… Еще из «социальных» средств финансируется строительство новых и ремонт уже построенных школ, больниц, учреждений культуры. Так что все эти деньги, можно сказать, идут в доход каждой московской семьи.[b][i]О квартплате[/i]— Людмила Ивановна, в последнее время «Вечерка» получает много писем, авторы которых — наемные работники, получающие за свой квалифицированный труд 12–15 тысяч в месяц. Эти инженеры, менеджеры, преподаватели считают себя средним классом. Одна из самых «больных» тем – реформа жилищно-коммунального хозяйства. Общее мнение такое: мы только-только начали честно платить налоги и вот теперь оказались «под колпаком». Теперь благодаря правительству, которое почему-то решило, что богатые – те, кто зарабатывает 8,5 тысячи рублей на человека, о наших заработках будут знать не только ДЕЗовские бухгалтера, но и соседи. А как же налоговая тайна? Никто не против платить за свое жилье, но несправедливо работающим в поте лица на двух-трех работах оплачивать коммунальные услуги полностью, а безработному пьянчужке получать субсидию. Как быть с теми, кто получает зарплату «черным налом»? И вообще – настоящие богатые живут в элитных домах и давным -давно платят за обслуживание 3–5 долларов за метр.[/b]— Хочу сказать сразу: в первую очередь реформу жилищно-коммунального хозяйства и ДЕЗы, и другие городские службы должны понимать не столько, как повышение оплаты для участников этого процесса, а сколько как повышение уровня обслуживания жизнедеятельности домов. Видимо, мы не достаточно хорошо объяснили людям, что повышение оплаты должно быть связано с предоставлением другого уровня услуг, их качества и разнообразия.Теперь чтокасается оплаты. Вы правильно подняли вопрос о налоговой тайне – раскрывать ее никто не имеет права, поэтому налоговики никому ничего не сообщают. Просто в конце января всем жителям, не получающим субсидию, в почтовые ящики опустят два квиточка. На одном будет написано, сколько платить за квартиру по существующим ныне расценкам, на другом – сколько при 100%-ной оплате услуг. Те, чей бюджет не позволяет оплачивать 100%, хотя бы будут знать, какую дотацию они получают от государства за свое жилье.Очень важно, что впервые мы предложили самим жителям решить, по какой схеме им платить. Но я вас уверяю, в Москве достаточно много людей, для которых не имеет значения, платить за квартиру 500 или 1000 рублей. В течение полугода они должны сами для себя решить, стоит ли и дальше довольствоваться относительно маленькой квартплатой и разваливающимся коммунальным хозяйством, или следует все-таки заплатить полностью и потребовать соответствующих услуг. Городские власти с помощью психологов, социальных и коммунальных работников изучат мнение москвичей. Может быть, не сразу, но мы найдем правильный путь для того, чтобы спокойно и справедливо провести реформу в городе.[b]— В конце 90-х был принят закон о госслужащих. По нему госчиновники – как действующие, так и вышедшие на пенсию – платили 50% за коммунальные услуги. В конце прошлого года Лужков подписал распоряжение, что не только чиновники, но и члены их семей за жилищно-коммунальные услуги могут платить 50%. Почему же, пропагандируя реформу ЖКХ, вы для нас говорите одно, а для себя готовите совсем другое?[/b]— Я знаю, что в общественном сознании сложился стереотип: чиновники живут не по средствам, да еще и льготы всякие имеют. Глупо отрицать, что некоторые из них живут не только на зарплату. Единственное, что я могу сказать: если вашим читателям известны такие факты (только доказательные!), пишите в мэрию, я обещаю, что по каждому такому случаю будет проведена проверка.Но большинство московских чиновников, работающих в управах, префектурах, других городских структурах, – люди также социально необеспеченные. Возьмем среднюю должность — консультанта. Посмотрим, что он имеет: 2340 рублей — его оклад, 40% от оклада (1215 рублей) — надбавка за классный чин (будем считать, что консультант имеет стаж работы на госслужбе 15 лет и у него 8-й классный чин), 1422 рубля — надбавка за выслугу, 570 рублей — за особые условия, то есть ненормированный рабочий день. Получается 5347 рублей без вычета налогов. Негусто. Но мы взяли работника с 15-летним стажем госслужбы! А что делать молодому и способному чиновнику? У него не будет таких надбавок за выслугу и классный чин. Это почти 2 тысячи рублей долой. Останется 3 тысячи с небольшим «грязными».[b]— Но ведь согласно реформе ему и так полагаются субсидии, как и другим малообеспеченным категориям москвичей. Зачем же выделять чиновников в отдельную группу?[/b]— Госслужащие во многих странах мира имеют льготы – иначе на не очень высокооплачиваемой работе хорошие кадры не удержать. Что касается городских чиновников, так сказать, высшего звена, то многие из нас приняли для себя решение — платить за «коммуналку» все 100%. Так что я и за себя, и за сына буду платить полностью.[b]— Давайте перейдем к более приятной теме, также волнующей «средних» москвичей. В чем суть программы «Молодой семье — доступное жилье», когда она заработает?[/b]— Сегодня эта программа, инициатором которой выступил Юрий Михайлович Лужков, уже вынесена на рассмотрение правительства. Она рассчитана на девять лет. Первый этап — 2002–2004 годы. Планируется ежегодно выделять участки земли под жилищные застройки и, сверх той нормы, которая уже имеется, построить порядка 3,5 тысячи квартир. Причем «молодежные» дома будут сдаваться в эксплуатацию уже с инфраструктурой — спортивным залом, детской игровой комнатой, прачечной, интернет-клубами.Молодая семья, получив бесплатно или арендовав такую квартиру, причем за умеренную плату (а она не будет выше рыночной), сможет пользоваться всей инфраструктурой. На втором этапе, в 2005–2010 годах, мы уже будем создавать систему долгосрочных жилищных сбережений, развивать все формы поддержки городом права молодых семей на жилище, в том числе и бюджетное кредитование для покупки квартиры.[b]— Кто сможет участвовать в этой программе?[/b]— Мы рассчитываем на три группы молодых семей. Первая группа — очередники, сейчас в очереди на улучшениежилищных условий стоят 15 тысяч молодых семей. Вторая – те, кто на очереди не стоит, но имеет менее 18 кв. метров на человека. И третья — те, кто имеет помещения сверх социальной нормы, но хочет улучшить свои условия.Первая группа, понятно, получит жилье бесплатно. Для второй и третьей групп будут, к примеру, предусмотрены ссуды. Причем бюджетные ссуды в целях повышения рождаемости могут «погашаться» при рождении ребенка. Например, вы взяли у государства ссуду на 10 лет, купили 100-метровую трехкомнатную квартиру. Родили ребенка – деньги за 18 метров можете не возвращать. Еще один ребенок – минус еще 18 метров и так далее. То есть трое детей – полквартиры город дает вам бесплатно.Еще мы думаем о включении в эту программу молодых людей с социально значимыми профессиями. Например, молодую семью выпускников медицинских вузов, работающих в городском здравоохранении, молодых учителей и так далее.[b]— Кого вы считаете молодой семьей и когда программа начнет действовать?[/b]— Конечно, я бы хотела, чтобы и мою семью тоже считали молодой. Но, увы, это только мое желание. В Концепции программы четко написано: «Молодая семья – постоянно проживающая в Москве семья в первые три года после заключения брака (в случае рождения детей – без ограничения продолжительности брака), при условии, что оба супруга не достигли 30-летнего возраста, а также неполная семья с детьми, в которой мать или отец не достигли 30-летнего возраста». Я надеюсь, что вскоре эту программу правительство и мэр утвердят. И уже в этом году 3,5 тысячи молодых семей смогут принять в ней участие.[b][i]О бесплатном образовании…[/i]— Как вы считаете, уровень образования в районных школах повысился или понизился по сравнению с советскими временами? И действительно ли большинство специалистов ушло в платные школы?[/b]— Уровень московского образования очень высокий. И это, поверьте, объективная оценка – ученики наших школ побеждают на Олимпиадах, получают медали, поступают в вузы. Сложившийся педагогический коллектив со своим творческим почерком, методическими наработками в большинстве случаев, по моему мнению, может дать ребенку лучшие знания, нежели школа, где родители платят сотни, а то и тысячи долларов в год. Хотя, безусловно, в платных школах детей лучше кормят, присматривают за ними, там и интерьеры красивее, и классы поменьше. Но хорошие бытовые условия не гарантируют хороших знаний.[b]— Проводились ли какие-то исследования теневого образования? Сколько денег уходит у москвичей на «подарки» учителям, на репетиторов?[/b]— Мое глубокое убеждение, что в общеобразовательной школе можно учиться и получить аттестат, не платя ни копейки. С поступлением в вуз сложнее.Недавно я попросила группу ученых проанализировать теневую сторону социальной сферы. В эту проблему надо вникнуть не только для того, чтобы бороться, но и для того, чтобы выровнять ситуацию там, где это можно сделать. Может быть, легализовать какие-то вещи, поставить на контроль.[b][i]…и платном лечении[/i]— Может быть, тогда стоит признать, что и медицина у нас потихоньку превращается в платную – в районных поликлиниках нет нужных специалистов или огромные очереди, чтобы попасть на прием. Сдать анализы – тоже проблема. Остается идти к платным докторам.[/b]— При всем наличии теневого сектора в здравоохранения я не могу согласиться, что медицина в городе платная. Сколько бесплатных операций с применением дорогих лекарств, высоких технологий делают наши врачи не только москвичам, но и жителям Подмосковья, России, стран СНГ! Знаю, что в некоторых стационарах больных просят принести свои лекарства. Это – нарушение закона. За исключением тех случаев, когда больному предлагается выбор — лечиться тем, что есть в больнице, или купить более эффективный, но и более дорогой препарат. То, что пациенты благодарят врачей после оказания помощи – это есть, и всегда было. Если человека пролечили, а он может дать деньги на приобретение какого-то аппарата, штор или еще чего-нибудь для больницы – что ж, спасибо ему.Что же касается поликлинического обслуживания… Не знаю ни одного случая, когда бы москвичу отказали в помощи. Наша беда, головная боль — нехватка специалистов. Ну не идут молодые врачи работать за 3 тысячи рублей, держимся за счет пенсионеров. Медицинские кадры, их подготовка, закрепление — важнейший вопрос.[b]— Так все-таки при платной медицине лечат лучше – новыми препаратами, хорошим уходом и так далее. И в платной палате приятнее лежать, чем в бесплатной.[/b]— Да я не против платной медицины. Она должна быть. Хочешь потратить 500 долларов и провести исследование в платной поликлинике – заплати и проведи. Это и для бюджета города хорошо, и для человека выходит дешевле, чем в Швейцарии. Качество обслуживания может быть разным: есть деньги – лежи в палате с телевизором, холодильником и так далее. А вот качество лечения должно быть одинаковым. Просто можно назначить новейший дорогой препарат, а можно более дешевый аналог. Результат должен быть один – человек выздоровел.[b]— Людмила Ивановна, сейчас ввели новый налог на лекарства, они станут еще дороже. Сохранятся ли бесплатные лекарства для льготников, не будет ли сокращен список жизненно важных препаратов?[/b]— Естественно, нас очень беспокоит повышение цен на лекарства. Поэтому в бюджете уже заложены дополнительные деньги на то, чтобы сохранить и льготные рецепты, и отпуск препаратов в больницы.К сожалению, не сможем расширить список жизненно важных препаратов – он и так сейчас самый большой в России, включает 352 наименования. Я, честно говоря, больше переживаю за тех, кто не лежит в стационарах, и не относится к льготникам, но вынужден довольно часто пользоваться лекарствами. Будем работать с крупнейшими фармацевтическими компаниями, ориентировать их на расширение социальных программ для москвичей.[b]— На кого будут рассчитаны эти программы?[/b]— Думаю, мы поможем тем москвичам, у кого достаток ниже прожиточного минимума.
[b]Когда Николай Губенко был еще не политиком, а режиссером, он снял замечательный, тонкий и лиричный фильм о жизни в доме престарелых. «И жизнь, и слезы, и любовь» – так называлась эта кинолента. «Контингент» этого дома был напоен, накормлен и обихожен, а Жанна Болотова в роли главного врача выглядела воплощением понимания и сочувствия к нуждам пожилых людей. Тем не менее закончить свои дни даже в таком, по-киношному красивом, богоугодном заведении, согласитесь, хочется не многим.[/b]Но еще больше пожилые люди боятся стать обузой для своих близких, которые, разрываясь между работой, своей семьей и уходом за слабыми и немощными, вместо любви к престарелым родственникам потихоньку начинают испытывать раздражение, «отягощенное» чувством долга.Таких семей немало. По опросу, проведенному Научно-исследовательским институтом труда и социального страхования среди жителей Москвы, абсолютному большинству стариков (73,4%) необходима постоянная медицинская помощь и различные реабилитационные услуги, 40% горожан ухаживают за своими близкими самостоятельно, 30% перекладывают часть забот на плечи других членов семьи, 14% справляются с помощью посторонних. А каждый десятый лучшим выходом из ситуации считает отдать пожилых членов семьи в дома престарелых, больницы, другие специализированные социальные учреждения. Словом, согласитесь, проблема. Как ее решить?[b]Сделка-сиделка[/b]Нанять сиделку или помощницу-компаньонку, если, конечно, есть деньги, сейчас в Москве легко. Но деньги нужны немалые.Минимальная стоимость сиделки, которая только кормит уже готовым обедом и дает лекарства, составляет около 500 рублей за три часа. Если у сиделки-компаньонки есть медицинское образование, то расценки, разумеется, повышаются, работа в выходные дни и праздники также увеличивает стоимость услуг. Поэтому многие москвичи предпочитают нанимать круглосуточную сиделку с проживанием – особенно это актуально для лежачих больных. Если постараться, то за 250—300 долларов в месяц можно найти иногороднюю женщину без всякого образования, которая будет ухаживать за пожилым человеком. Плюсов здесь несколько. Во-первых, пожилой человек всегда находится под присмотром, во-вторых, все его капризы и прихоти (ведь с возрастом характер, как известно, портится) исполняете не вы, а нанятая вами сиделка, что, несомненно, улучшает микроклимат в семье. Минусов, правда, тоже предостаточно, и зависят они в первую очередь от того, каким человеком окажется тот, кто будет ухаживать за вашим стариком. Совет здесь один – помните, что за плату можно обеспечить только уход, а забота и любовь деньгами не измеряются, и пожилые люди ждут этих чувств от своих близких.[b]Свой среди своих[/b]Итак, решение проблемы для тех, у кого есть деньги, но нет времени ухаживать за близкими, казалось бы, найдено. Но что делать тем, у кого родственники нуждаются не просто в уходе, а в постоянном медицинском наблюдении – ведь в больницах больше месяца пожилых стараются «не держать»? Или как быть, если присмотр за пожилым родственником требуется только на две-три недели раз в полгода? Ведь найти сиделку на время своего отпуска или командировки практически нереально.То, что такие вопросы возникают у многих москвичей, первыми поняли коммерсанты. И предложили ответ – платные дома престарелых. Конечно, их назвали красиво – геронтологические центры, «дом улыбок», «дом надежды», но сути эти поэтические названия не меняют.Сейчас в ближнем Подмосковье работает несколько таких центров, существует и один негосударственный дом престарелых в Москве. Например, геронтологический центр по Дмитровскому шоссе рассчитан на 40 человек. Там одно-, двух-, трехместные палаты со всеми удобствами, круглосуточный медицинский патронаж, пятиразовое питание.Работают в этом центре и своего рода массовики-затейники, которые организуют всевозможные экскурсии, руководят кружками по интересам и вообще проводят культмассовую работу. Словом, обычный пансионат санаторного типа, только для пожилых. Принимают туда хоть на неделю, хоть на год – только плати. День проживания – в зависимости от набора услуг – стоит от 25 долларов. И в подобные дома, особенно летом, есть даже пусть небольшая, но очередь.Исходя из этого, правительство Москвы приняло постановление о создании в конце этого года в Зеленограде первого городского платного пансионата.Официально он именуется очень длинно – «специальный жилой дом повышенной комфортности для престарелых граждан и инвалидов, предназначенный для временного и постоянного проживания престарелых граждан, супружеских пар и инвалидов с оплатой стационарного обслуживания и дополнительных социальных услуг».– Это обычный 9-этажный дом, в котором будут 73 полностью меблированные квартиры (68 однокомнатных и 5 двухкомнатных), – говорит заместитель генерального директора государственного унитарного предприятия «Моссоцгарантия» Елена Лебедева. – Только на первом этаже будут столовая, химчистка, ремонт обуви, парикмахерская, прачечная, кулинария, актовый зал, библиотека, тренажерный зал, сауна, кабинеты ручного труда. Там будет даже бассейн! А из медицинских услуг – круглосуточное дежурство врачей, кабинеты аромотерапии, фитотерапии, иглорефлексотерапии, психотерапии, барокамера, «соляная пещера», отделение водолечения…Но сколько будет стоить такая вот «сказка для пожилых», Елена Валентиновна пока точно не знает. Дело в том, что разные люди требуют от такого пансионата разного набора услуг – кому-то необходимо, чтобы с его родственником неотлучно находилась персональная сиделка, еду доставляли прямо в квартиру, а массаж и кардиограмму делали по три раза на день. А кому-то достаточно знать, что близкие люди живут обычной жизнью, но в случае необходимости всегда могут обратиться к врачу. Поэтому и обслуживание клиентов-пациентов решили разделить на три категории: вип, люкс и полулюкс.Однако, как удалось выяснить корреспонденту «ВМ», минимальная стоимость проживания в этом доме, судя по всему, составит около 300 долларов в месяц, максимальная – 1500 у. е.[b]А если даром?[/b]Иду в Департамент социальной защиты города Москвы. Там меня заверяют: ни один пожилой москвич не останется без внимания и заботы городских властей.Конечно, в первую очередь это касается одиноких граждан. Конечно, придется собрать всевозможные справки. Но услуги будут практически бесплатны.[b]– Кто может рассчитывать на бесплатное обслуживание? [/b]– спрашиваю я главного специалиста управления организации нестационарного обслуживания и оказания различных видов помощи Департамента соцзащиты Елену Петрову.– На социальное обслуживание на дому могут рассчитывать одинокие и одиноко проживающие пенсионеры и инвалиды, которые либо полностью, либо частично утратили возможность себя обслуживать. Обратите внимание на формулировку – «одиноко проживающие». Она означает, что у человека могут быть близкие родственники, но они живут на другом конце Москвы или долго находятся в командировках, или, даже если живут рядом или в одной квартире, просто не хотят заботиться о своих близких. К ним все равно прикрепят соцработника, правда, только после того, как комиссия из Центра социального обслуживания (ЦСО), или районного управления социальной защиты населения убедится в том, что пожилому человеку действительно некому помочь.[b]– Какие документы необходимо представить?[/b]– Чтобы «встать на обслуживание в ЦСО» понадобится личное заявление пенсионера или инвалида, справка из ДЕЗа о том, с кем проживает человек, справка из поликлиники, в которой медики подтвердят, что у пожилого человека нет противопоказаний к надомному обслуживанию (психических, неврологических, туберкулезных заболеваний) и что он в нем нуждается. И все.[b]– Как будет происходить обслуживание стариков?[/b]– Два-три раза в неделю к пожилому москвичу будет приходить социальный работник, приносить продукты, лекарства, купленные, правда, на деньги самого пенсионера, оплачивать коммунальные платежи, сопровождать в поликлинику и так далее. Кроме того, практически в каждом ЦСО (а всего их 119 – по числу муниципальных районов Москвы) есть отделение дневного пребывания, где в течение месяца можно наслаждаться горячими обедами, участвовать в культмассовых мероприятиях, заниматься лечебной физкультурой и посещать различные кружки.[b]– Как попасть в такие отделения?[/b] – Чтобы там отдохнуть, необходимо написать заявление и предоставить справку от врача, в которой будет написано, что человек может их посещать. Наши отделения пользуются большой популярностью, поэтому, к сожалению, отдыхать там столько раз в году, сколько хочется, вряд ли получится – есть очередь. Но раз в году каждый пенсионер, прикрепленный к своему ЦСО, имеет право на посещение отделения дневного пребывания.[b]– В городе есть дома престарелых. Сколько их?[/b]– Их в городе существует целая сеть – 9 пансионатов для ветеранов труда и инвалидов 1–2-й групп по общему заболеванию и 16 психоневрологических пансионатов. В которых есть и медицинский уход, и питание, и развлечения. Стоимость содержания одного человека в месяц обходиться государству в 6–8 тысяч рублей. Пенсионеры и инвалиды размещаются в 1–2-местных номерах. Даже одежду – и ту выдают бесплатно. Так что для некоторых людей нормальная жизнь – с чистыми простынями, четырехразовой едой, медицинскими процедурами, в таких домах только начинается.Слова Елены Валерьевны подтверждает заместитель начальника отдела стационарных учреждений Департамента соцзащиты Нина Абрамова.– У нас не дома презрения бедных и никому не нужных стариков, а пансионаты. В психоневрологических интернатах – 4-местное размещение, в пансионатах для ветеранов труда и инвалидов есть двухместные и даже одноместные номера. Лежачие пожилые люди находятся в отделениях милосердия с усиленным медицинским наблюдением. А какие концерты, какие мероприятия им там устраивают! Не случайно, что у нас даже очереди в некоторые пансионаты есть – если бы было плохо, разве люди стремились бы туда попасть? [b]– И кого же туда принимают?[/b]– В пансионаты принимают как одиноких граждан, так и имеющих близких родственников, но насильно отправить туда пожилого человека (если он не признан судом недееспособным) никто не имеет права. Поэтому надо написать личное заявление в районное управление социальной защиты (РУСЗН) с просьбой принять в такой пансионат, предоставить медицинскую справку о состоянии здоровья. Потом комиссия РУСЗН выдает заключение о необходимости размещения в учреждении либо на временной основе – в течение 6 месяцев, либо на постоянной. Если через полгода человек понял, что он хочет жить в пансионате постоянно, то он выписывается из своей квартиры (которую, если она приватизирована, может завещать или продать) и прописывается на постоянное место жительства в пансионат. За проживание пенсионеры платят 75% своей пенсии, 25% остается у них «на руках».[b]Что лучше?[/b]Конечно, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Но еще лучше быть человеком. И по отношению к своим старикам, и по отношению к своим детям. Кстати, согласно опросу НИИ труда и социального страхования, 28,1% москвичей согласились бы отдать своих родственников на постоянное проживание в пансионат. Большинству посторонняя помощь по уходу за стариками требуется время от времени, но отдавать их они никуда не собираются. Даже в суперкомфортабельный пансионат.
[b]Недели две тому назад я позвонила по заветному телефону. Фамилия, имя, отчество, “какие проблемы беспокоят?”, и вот я плутаю в районе метро “Текстильщики” в поисках центра. Двухэтажное здание бывшего детского садика делят между собой службы занятости и психологической помощи. Вежливый охранник провожает на второй этаж в регистратуру – предъявляю паспорт с московской пропиской, заполняю анкету (те же ФИО, семейное положение, московский адрес, жалобы) и отправляюсь в холл – ждать приема. Не успела толком оглядеться – евроремонт, ковры, мягкая мебель, телевизор – как уже зовут в “кабинет”. Комната, в которой я должна рассказывать о своей горькой доле, точь-в-точь такая, как в фильмах: неяркие обои, ковролин, два кресла, между которыми – низенький журнальный столик. На нем – пачка бумажных салфеток.[/b]– Часто у вас тут плачут? – спрашиваю “моего” психолога-консультанта, которую, согласно бейджу, зовут Леонтьевой Галиной Викторовной.– Бывает. Что вас беспокоит? Пытаюсь начать и с ужасом понимаю, что не могу. Не могу вот так просто вывалить незнакомому человеку все, что накопилось в душе. Поэтому несу какую-то мешанину из проблем друзей и знакомых.– Вы кто? – спрашивает психолог. Репортаж под рубрикой “Испытано на себе” с треском проваливается. Да, Галина Викторовна, да, уважаемые читатели, я хотела как лучше – узнав, что в городе действует бесплатная психологическая служба, решила понять и написать о том, как она работает. Но не с “парадного подъезда”, а, так сказать, “изнутри”, для чего и вошла в образ внешне благополучной, но замученной жизнью жительницы мегаполиса. Потому что, по данным последних опросов, только 10% москвичей ощущают себя счастливыми, более 40% – “живут в состоянии постоянного напряжения”, а значит, срываются на родных, друзей, да и просто окружающих. И, наконец, около 15% горожан требуется срочная психологическая помощь.– Конечно, у вас, как и у всех людей, есть проблемы, но обратиться за помощью вы еще внутренне не готовы, – говорит Галина Викторовна. – Так сложилось, что у нас к психологу обращаются тогда, когда ситуация становится нестерпимой. А зря – ведь в психологии, как в медицине, лечение лучше начинать в самом начале, когда вы чувствуете, что что-то не так, что-то вас беспокоит. Психолог не оценивает ваши поступки и мысли, никогда ничего не будет за вас решать, его задача – помочь человеку разобраться в самом себе.Чтобы разобраться в самой себе, я, пожалуй, приду в другой раз – без диктофона и блокнота. А пока ежевечерне практикую прием в модной ныне технике НЛП, о которой мне рассказала Галина Викторовна. Итак, садитесь на стул или кресло, расслабляетесь и вспоминаете тот “звездный час”, когда вы были счастливы. Потом представляете вызванную в памяти картинку в виде фильма на большом экране, всматриваетесь в каждую деталь – где вы, в чем одеты, кто или что вас окружает, проникаетесь тем своим ощущением и стараетесь его сохранить. Помогает, честное слово![b]Валерий ШАТИЛО, заместитель директора Московской службы психологической помощи населению[/b]:– В неделю мы принимаем 20 человек, консультативный сеанс длится два часа и начинается с выяснения проблем. Человек рассказывает, что его беспокоит, психолог слушает и, при помощи специальных вопросов, как мы говорим, определяет “запрос”. Иногда проблема становится понятной быстро, иногда надо минут 40, чтобы понять, что человека действительно волнует. После этого начинается процесс работы над проблемой. Он может закончиться в течение первой встречи, а может продолжаться и на последующих сеансах. Методик, которые мы используем, очень много, и выбор зависит от того, что волнует человека.Это могут быть и телесно ориентированные техники, и медиативные, и гештальт-терапия, и психодрама, и психоанализ, и так далее. Иногда в консультировании используют тесты, но только для диагностических целей, поскольку они достаточно ярко позволяют увидеть картину взаимоотношений. Сегодня практически всеми психологами используется многовариантный подход в выборе терапии, который в первую очередь направлен на проблему. Поэтому говорить о том, какая техника лучше, какая хуже, бессмысленно. Мы, когда привлекали сотрудников, решили: это должны быть специалисты в области семейного консультирования, те, кто работает в сфере детско-родительских отношений, пограничных состояний (депрессии, фобии); специалисты, которым под силу проблемы общения. Не случайно ведь еще при записи человека спрашивают, какая у него проблема, и записывают на прием к тому психологу, который на ней специализируется. Если при разговоре психолог-консультант выясняет, что запрос был неверен, он может пригласить для консультации коллегу.Задача психолога-консультанта – открыть перед человеком некие перспективы, отличные от тех, которые он видел для себя сам. То есть помочь увидеть свою проблему как бы со стороны, оказаться не внутри, а вовне, помочь сделать анализ поведенческого, эмоционального отношения человека к проблеме и тем самым найти решение. Именно помочь. Потому что решение человек должен принять для себя сам и отвечает за него он тоже сам.За те несколько месяцев, что мы работаем, мы убедились, что наша служба необходима москвичам. Жизнь такова, что сегодня обращение к психологу становится все более обыденным делом. Да, в городе есть так называемые отраслевые службы психологической помощи. Например, при Департаменте федеральной государственной службы занятости по Москве есть Центр профориентации и психологической поддержки безработных. Есть психологи, работающие в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты. Но все они работают с какойто одной проблемой. А первоочередная задача нашей службы – сделать психологическую помощь доступной обычному человеку. И вторая – экстренная психологическая помощь, то есть создание городской службы, куда можно обратиться за психологической помощью очевидцам и жертвам терактов, техногенных катастроф и тому подобных явлений. В следующем году по постановлению правительства города в каждом округе откроются наши филиалы. А потом думаем открыть амбулаторный центр и в пригороде Москвы.[b]Адрес Московской службы психологической помощи[/b]: [i]2-й Саратовский проезд, 8, корпус 2. Телефон (прием только по предварительной записи!): 960-81-75[/i].Все, больше не могу! Начальники, близкие, и даже ребенок – достали. Все чего-то требуют, хотят от меня, и все – быстро-быстро. А еще зима, будь она неладна, кажется вечной, и никак не закончится. Утром – темно, днем – темно. Подруги, верные спутницы юности, так же замотаны и с теми же жалобами – не задушевные разговоры по вечерам, а непреходящий стон в телефонной трубке. “Пора к психологу, – решаю я, насмотревшись западных фильмов. – Вот кто поможет выжить в большом городе”. Пора-то пора, но платить пятьсот-тысячу или более рублей за “разговор” – это, знаете, как-то… Ментальность еще не та. Видимо, поэтому для таких, как я (с проблемами, но без больших денег), при Комитете по делам семьи и молодежи Москвы и создана бесплатная служба психологической помощи.Подавляющее большинство обратившихся в Московскую службу психологической помощи населению имеет высшее или среднее специальное образование. Соотношение мужчин и женщин – 25 к 75%. Более половины обратившихся – от 30 до 45 лет, около 15% – от 18 до 29 лет, остальные – старше 55 лет. На первом месте у женщин стоят семейные проблемы (измены, разводы и т.д.), далее следуют родительские и детские проблемы, сложности во взаимоотношениях с внешним миром, различного рода страхи, утраты. У мужчин на первом месте также семейные проблемы, страхофобии, проблема невостребованности, сексуальные проблемы, связанные с психологией.
Еще каких-нибудь 15 лет назад для абсолютного большинства советских людей 14 февраля был самым обычным зимним днем. Однако с развитием «глянцевой журналистики» журналы и телеканалы (сначала под рубрикой «Их нравы») стали печатать заметки и показывать сюжеты о праздновании Дня всех влюбленных на Западе. Потом подключились частные предприниматели, быстро понявшие всю выгоду предоставления согражданам покупки плюшевых сердечек, конфет и прочей праздничной мелочовки в качестве Акта Безусловной Любви, и в результате мы имеем то, что имеем. В школах проводятся «Праздники Дружбы», когда валентинками обмениваются даже младшеклассники, ночные клубы в крупных городах готовят особую праздничную программу, а по федеральным каналам крутят праздничные концерты.[i]– Молодые люди восприняли этот праздник как «свой» во многом потому, что когда человек пребывает в состоянии влюбленности, в большинстве случаев он готов кричать об этом на весь мир, – считает [b]социопсихолог Галина ВЕРЕТЕННИКОВА[/b]. – А в этот день публично проявлять свои чувства не только не возбраняется, а наоборот, поощряется и даже, я бы сказала, навязывается: «все нормальные люди делают так». Выражать свои чувства и дарить подарки «без повода» большинство наших людей не умеет, и с этой точки зрения 14 февраля – очень удачная дата: Новый год уже прошел, до 8 Марта еще далеко, 23 февраля большинством если и воспринимается в качестве праздника, то только как праздника государственного, а не личного. Опасность, на мой взгляд, состоит в том, что люди, ощущающие себя одинокими, в этот день могут чувствовать себя обделенными. Причем обделенными любовью не конкретных Пети, Васи или Марины, а всего человечества.Но, с другой стороны, во время празднования Нового года неуютно себя чувствовало до 20% россиян – плохо было трудоголикам, которые не знали, чем себя занять, тем, кто вообще не любит шумных празднеств или не хочет, как они говорят, принимать участие в «массовом психозе». Но из-за этого же никто не называет Новый год чужеродным праздником и не предлагает его отменить.Я считаю, что ко всем праздникам, в том числе и ко Дню святого Валентина, надо относиться спокойно, без особого предвкушения и ажиотажа. Например, женщина четко знает, что ее муж не любит или не умеет дарить подарки. Зачем же их ждать, изводя и себя и его «намеками»? Наверняка, если копать глубже, проблема будет не в подарках как таковых, а в разном отношении к жизни, в том, что оба хотят переделать друг друга, не хотят уступать.Ведь если мужчина знает, что его жене важны эти цветы, неужели их так сложно ей подарить? Кстати, насколько я знаю, Валентинов день подразумевает взаимные подарки и поздравления, и неважно, кто первым – мужчина или женщина – признается в своей любви… И еще: неплохо бы всем любящим помнить, что букетно-конфетная стадия, как ее называют, имеет свое начало и свой конец, она, при благоприятном стечении обстоятельств, превращается в нечто иное, иногда совсем неосязаемое. И даже если сейчас вам дарят «сердечки» и поют серенады, а через три-пять лет этого делать не будут, это вовсе не означает, что любовь ушла.[/i]Кстати, на Руси уже много веков праздником не влюбленных, а возлюбленных супругов считается 8 июля (25 июня по старому стилю), когда празднуется Успение преподобной мученицы Февронии и благоверного князя Петра.Итак, они любили друг друга и в жизни, и после смерти. Приняв монашеский постриг с именами Давид и Евфросиния, супруги завещали положить их в одном гробу, заранее приготовив гробницу с тонкой перегородкой. Скончались они в одно мгновение 8 июля, но в нарушение завещания их положили в разных гробах и в разных закрытых храмах. На следующий день они оказались в одной гробнице. Снова люди пытались разлучить их, но наутро тела супругов опять были вместе. По народному поверью считается, что тот, кто повенчается 8 июля, будет жить в любви долго и счастливо. Чудотворная икона святых Петра и Февронии с частицей их мощей находится в храме Малого Вознесения (улица Большая Никитская, дом 18). Считается, что, если помолиться у этой иконы, в семье будет мир и покой.[b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b][b][i]По преданию, Валентин, давший празднику свое имя, жил в III веке н. э. в римском городе Терни. По одним данным, он был простым христианским священником, по другим – имел ранг епископа. Легенды гласят, что молодойи образованный священник помогал всем страждущим писать признания в любви, мирил поссорившихся и дарил цветы молодым супругам.Арестовали Валентина якобы за то, что священник тайно венчал легиoнеpoв римского императора Юлия Клавдия II, запрещавшего солдатские браки из-за того, что женитьба плохо сказывается на воинском духе. Кoгда Валентин cидел в тюpьме, oн, по легенде, влюбилcя в cлепую дoчь cвoегo надзирателя и иcцелил ее. Пеpед казнью oн ocтавил ей пpoщальную запиcку, которую подписал: «Твой Валентин».Создание первой «поствалентиновской валентинки» приписывается Чарльзу, Герцогу Орлеанскому (1415 год), сидевшему в это время в одиночной камере. Поскольку ему было очень скучно, то герцог развлекался тем, что писал любовные послания собственной жене. Однако наибольшего расцвета валентинки достигли к восемнадцатому веку. Именно тогда День святого Валентина как праздник влюбленных стал отмечаться в Европе и в США. Теперь валентинкой называют поздравительные открытки в виде сердечек, с наилучшими пожеланиями, признаниями в любви, предложениями руки и сердца или просто шутками, которые не подписывают, и получающий должен сам догадаться, от кого они. Кроме того, влюбленные дарят друг другу розы (считается, что они символизируют любовь), конфеты, другие предметы с изображениями сердец, целующихся птиц и Купидона.[/i][/b]
[b]Борис ЕФИМОВ,старейший художник-карикатурист:[/b]Святыни оскорблять нельзя![b]Борис НЕМЦОВ,член Федерального политсовета СПС:[/b]Обижать верующих не стоит, и не имеет значения, верят они в Христа или в Мухаммеда. Но действия исламских экстремистов запредельны. Карикатура сделана не Датским государством, она опубликована в свободной датской газете. К ней и нужно предъявлять претензии. А хулиганские действия исламских экстремистов зачастую поддерживаются властями их государств.[b]Виктор АНПИЛОВ,лидер движения «Трудовая Россия»:[/b]Карикатуры на Мухаммеда меня лично не трогают, нам это трудно понять. Но реакция арабов совершенно адекватная. Говоря о холокосте, замечу, что перед войной все народы равны и страдают от нее в равной мере. Но в Европе говорят и помнят только о холокосте, во всем обвиняя СССР. А теперь пусть разбираются между собой, только бы без крови.[b]Марат ХИДИЯТТУЛИН,30 лет,автослесарь:[/b]Я привык считать себя мусульманином, хотя признаюсь, что последний раз в мечети был лет пять или шесть назад. Так жизнь сложилась. И я не стал бы выходить на улицу, бить стекла и жечь чужие посольства только потому, что кто-то когда-то нарисовал карикатуры на пророка Мухаммеда.Если человек ничего в жизни не чтит и не читает, кроме Корана, его легко оскорбить и обидеть. А те, кто устроил из этого шоу с погромами, – те, по-моему, еще меньше мусульмане, чем я.[b]Валентин ФЕДОРОВ,зам. директора Института Европы РАН:[/b]Действия всегда вызывают противодействия. В данном случае и то и другое подлежит осуждению. Если брать длительную перспективу, то положение Европы нельзя назвать благоприятным. В столкновении цивилизаций она проиграет.[b]Ровшан АЛИЕВ,азербайджанец,родился и живет в Москве:[/b]Мне кажется, что кто-то просто очень хочет начать «большую войну за веру». Мне непонятно: если мусульмане на Ближнем Востоке считают, что христиане их оскорбили, то почему они предложили устроить конкурс карикатур на холокост? Я изучал историю и знаю, что любой нации есть чем гордиться и есть чего стыдиться. То, как сейчас ведут себя молодые арабы в Бейруте, – это как раз то, чего стыдятся.[b]ХОДЖА,таджик,гастарбайтер:[/b]Если бы наш сельский мулла сказал, что надо наказать датчан за оскорбление ислама, я бы пошел. Мулла – он умный, он много книг читал, он все знает про пророка Мухаммеда. А датчанам никто не давал права сравнивать его с террористом[b]Марина ИГНАТЬЕВНА,прихожанка храма Ильи Пророка:[/b]С одной стороны, я понимаю чувства верующих, мне бы тоже было неприятно, если бы кто-то оскорбил нашего Бога. На улицы я бы, может, и не вышла – возраст не тот, но если бы батюшка благословил, подписала бы письмо протеста. А вообще мусульман я боюсь, они какие-то агрессивные.Что касается карикатур на евреев, то это просто бесстыдство какое-то.[b]Наум МИХАЛОВИЧ,инвалид Великой Отечественной войны, подписчик «Вечерки»:[/b]Мне больно и обидно, что опять во всем виноваты евреи, а холокост – это выдумка. Когда я был на фронте, в деревне под Одессой, у меня фашисты вырезали всю семью: старенькую маму, сестру с тремя детьми только потому, что они были евреями.[b]Борис («пусть моя фамилия будет Рабинович»),40 лет:[/b]Недавно услышал такой анекдот: «Демократия – это когда вам объявляют священную войну, живя на вашей же территории». Так я могу ответить на вопрос о карикатурах на пророка. Что же касается их ответного шага – конкурса карикатур на темы холокоста, то, как мне кажется, это просто проба европейского сообщества на «вшивость». Так же, кстати, и Гитлер начинал.[b]Владимир ПЛИСС,руководитель Департамента общественных связей Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России:[/b]Мы считаем, что любое оскорбление религиозных чувств, в какой бы форме оно ни выражалось, просто недопустимо. Что же касается «конкурса» карикатур на тему холокоста, то надо сказать, что в течение очень длительного времени в ряде мусульманских стран антисемитские карикатуры уже печатались, это стало обычным делом.Как мы к этому относимся? Для нас, как для любых нормальных людей, картинка, на которой изображена еврейская девочка Анна Франк, погибшая в концлагере, лежащая в постели с Гитлером, выглядит кощунством. На мой взгляд, дело не в противоречии ислама и иудаизма или ислама и христианства, а в использовании религиозных различий в политических целях.
[b]Как считает министр финансов Кудрин, при сохранении тенденции старения населения страны к 2015 году соотношение доходов работающего и пенсионера станет еще хуже и составит 20%. Именно поэтому, по мнению главы Минздравсоцразвития Михаила Зурабова, может возникнуть необходимость повышения пенсионного возраста.[/b]Пока, несмотря на вышеприведенные страшные цифры, правительство устами первого вице-премьера Дмитрия Медведева заявляет, что повышения пенсионного возраста в ближайшее время не предвидится. Более того, к 2007 году обещают удвоить зарплату бюджетникам, и в тех же пропорциях увеличить пенсии. Но что в действительности придумают выходцы «советских университетов» покажет время. Единственное, что мы можем, – объяснить (если они сами этого не понимают) власть предержащим, что пенсия – это не подачка старикам, а деньги, которые государство обязано выплачивать людям, трудившимся на его благо.17 января в нашей газете на полосе «Человек и общество» была опубликована статья А. Петуховой «Пенсионная арифметика», в которой пенсионерка рассказывала, как она живет на 3000 рублей пенсии в месяц. Там же было опубликовано письмо Е. Денисовой, считающей, что содержать пенсионеров должно не столько государство, сколько взрослые дети. Самые интересные отклики на эти материалы мы публикуем сегодня. Если вам есть что сказать о пенсионной системе в России, поделиться своим «опытом выживания» или будущими «пенсионными» планами, [i]пишите в «Вечерку» (на конверте делайте пометку «Социум»)[/i]. Нам важно знать ваше мнение.[b]ЭТУ СМЕШНУЮ ПЕНСИЮ МЫ ЗАРАБОТАЛИ![/b]Думаю, таких пенсионеров, как я, не очень много, но проблема есть. Принадлежу к работающим пенсионерам, причем занимаюсь любимым делом, без которого трудно представить мою жизнь (работаю в этой сфере с 1972 года, а общий непрерывный трудовой стаж 45 лет). Десять лет назад, когда специалисты оказались никому не нужны, сама организовала свою фирму. В ней трудятся 5 человек. Я горда, что обеспечила работой помимо себя еще четырех человек, заодно передавая им свой опыт.Звезд с неба не хватаем, налоги платим, зарабатываем на жизнь без излишеств. Наше государство время от времени говорит, что хорошо бы поднять планку возраста ухода на пенсию. Мол, тогда не нужно бы работающим гражданам страны отдавать свои деньги пенсионерам на их пенсии. Недавно наш президент упомянул о том, что нужно бы как-то поощрять работающих пенсионеров. Это верно, очень верно. Но почему мы, работающие пенсионеры-москвичи, не получаем доплаты от города (не очень эти доплаты велики, но все же)? Моя пенсия ниже, чем у моих коллег, которые сидят дома. Кто-то считает, что такие, как я, и так имеют что-то от своей работы. Извините, это две разные вещи, как говорится. Я заработала свою пенсию годами добросовестного труда. Это мой город, и в нем я работала весь трудовой стаж.Зачем заглядывать в мой карман и считать, что я еще и зарплату имею? Да, имею, но плачу с зарплаты налоги! И не малые, скидок нет. Если бы государство заботилось действительно о своих гражданах, оно бы поощряло таких пенсионеров-предпринимателей снижением ставки налогов, какими-то льготами. И еще. Совершенно неправильно, на мой взгляд, утверждение, что ныне работающие сограждане содержат армию пенсионеров (слышу об этом часто)! Таким образом, у молодого поколения воспитывается негативное отношение к старшим. И кому-то хочется, чтобы их не было, этих стариков. Вот тогда, видимо, все заживут хорошо! Запомните – пенсия это не подачка престарелым гражданам! Они тоже были молоды, они работали и ЗАРАБОТАЛИ ее, эту смешную пенсию, своей жизнью.Они отрабатывали ее когда-то как бы в долг тому же государству. Не секрет, что люди в советское время получали заниженную зарплату, не соответствующую своему трудовому вкладу (по сравнению с той же заграницей).И не подачка это – а свои, заработанные денежки. И гордиться должны пенсионеры своей жизнью, своим опытом, своей пенсией, а не прятать глаза долу. И не рыскать по помойкам, и не собирать бутылки.У нас пенсионер – синоним бедняка. А это не должно быть так, не должно.[b]С уважением,Татьяна АлексеевнаМЫ БУДЕМ СОБИРАТЬ СВОЮ ПЕНСИЮ В БАНКУ[/b]Госпожа Е. Денисова ратует за то, чтобы дети содержали нас, стариков, в старости. Это ли не безнравственность? Я родила двоих детей не для того, чтобы они меня содержали в старости. Я родила детей потому, что я их любила, хотела оставить после себя и мужа частичку нас, хотела подарить кому-то свою любовь, поделиться теми знаниями, которые у меня накопились. Но совсем не с целью извлечения прибыли от своих детей.А если бы, не дай Бог, мои дети были больны и сами бы нуждались в социальной помощи, мне что же, следовало сдать их в детский дом, потому что они не смогли бы содержать меня? Для того чтобы мне хорошо жилось в старости, я работала, приносила пользу обществу, и за тот свой труд общество мне сегодня должно. И оно должно отдавать свои долги, если оно в нравственном плане здорово.Мои родители ушли на пенсию еще при советской власти. У мамы была пенсия 132 рубля, у отца – 120. Они вполне прилично жили на одну пенсию, а вторая шла на сберкнижку.Найдите мне сегодня пенсионера не из числа «политической элиты», а рядового врача, водителя, педагога, токаря, кто мог бы жить на одну пенсию? Почему наша «элита» считает, что 60 лет – глубокая старость? Разве мы не хотим ходить в театры, ездить отдыхать, покупать косметику? Разве мы многолетним трудом не заработали этого права на достойную, а не нищенскую жизнь.Мы с мужем 16 лет отработали на Севере, в Сургуте. Моя пенсия на сегодня вместе с выплатой как инвалиду второй группы и так называемыми «лужковскими» – 2851 рубль. Я осваивала новое месторождение, во время сна у меня волосы примерзали к стене… Муж привез справку с Севера, что в Пенсионный фонд перечислено на его счет около 800 тысяч рублей. Пришло очередное «письмо счастья» из Пенсионного фонда – на его счету 35 тысяч рублей. Я посчитала пенсию, которую он предположительно будет получать, – 190 рублей. Вот такая пенсия ему «светит» после 16летней работы на Севере при его «белой» зарплате в 1000 долларов США ежемесячно. И я спрашиваю господина Зурабова: будем ли мы платить взносы в ваш Пенсионный фонд? Нет.Содержать вас, господа чиновники, не будем. Сегодня это поняли мы, завтра поймут все остальные. Мы будем собирать свою пенсию в банку.P.S. Этим летом мне удалось побывать в Германии у друзей – этнического немца из России. Он отработал в Германии всего 10 лет. Вышел на пенсию, которая составляет 750 евро.В городке, где он живет, однокомнатная квартира с коммунальными услугами обходится в 120 евро в месяц, на питание, ни в чем себе не отказывая, он расходует 200 евро. На остальные деньги он содержит автомобиль, ездит по стране и в Россию, покупает одежду, развлечения и т. д. Прикиньте, нашим депутатам в прошлом году подняли зарплату на 30%, а пенсионерам пенсию – на 12%, бюджетникам зарплату – на 15%. Пенсия депутата – 80% от его зарплаты, у всего остального «быдла» – по коэффициенту, не более… Нравственность – на высочайшем уровне! Так что я восхищаюсь всеми – от депутатов до президента.[b]Подписываться не будуНЕ ВСЕ ТАК ПЛОХО, КАК У МАДАМ ПЕТУХОВОЙ[/b]Из статьи «Пенсионная арифметика» я сделал вывод, что некоторые люди имеют склонность прибедняться и при этом подчас говорить неправду или полуправду. Возникает вопрос, почему размер пенсии мадам Петуховой всего 3000 рублей? А где доплата малоимущим («лужковская надбавка») или не хватает трудового стажа? А может, она была занята на самых неквалифицированных работах? За квартиру автор заплатила 1200 рублей. Почему? У нее многокомнатная квартира? Или там прописано много людей, которые прописаны, но живут в другом месте? Конечно, в этом случае о жилищной субсидии можно и не мечтать. По московским меркам, если доход москвича не превышает 7000 рублей в месяц, то ему уже полагается эта самая субсидия. Вот и получается: что-то здесь не соответствует действительности.Мы живем вдвоем с женой. Оба пенсионеры, ветераны труда. Каждый получает около 4000 рублей. На оплату квартиры получаем субсидию. И нам хватает на скромную жизнь. И пенсионная жизнь нас устраивает прежде всего своей свободой. Да и возможностей сейчас больше, лишь бы здоровье не подводило. Конечно, кто-то сидит перед домом на лавочке и обсуждает свою несчастную жизнь, а я считаю, что жить нужно активно и в пенсионные годы. Надо быть оптимистом, ведь в жизни так много интересного.Почти во все музеи вход для пенсионеров бесплатный, в театры тоже можно получать льготные билеты, и даже в Консерваторию попасть не проблема.Кроме того, существуют еще библиотеки. А уж самым несчастным в церкви или каких-нибудь благотворительных организациях можно получить пищу бесплатно или какую-нибудь другую помощь. Кроме того, через собесы малоимущим и одиноким людям помогают бытовой техникой – нашей дальней родственнице недавно, например, дали стиральную машину. В прошлом году все наши знакомые пенсионеры (ветераны труда или инвалиды), кому по показаниям было необходимо лечение, получили бесплатные путевки в санаторий. Короче, все не так плохо, как у мадам Петуховой.[b]Аскольд Борисович ТАРУСИН,73 года,неработающий пенсионер[/b]
[i]Еще два года назад зарплата в $1000 в месяц считалась в Москве очень и очень приличной. Сейчас же, часто вне зависимости от образования и профессионального опыта, требуют не менее полутора тысяч плюс «соцпакет» и бонусы. Объяснение простое: жизнь подорожала, хочется ездить отдыхать за границу, обновить гардероб, купить новую машину и вообще «жить на уровне». Практически каждый знает знакомых знакомых, которые получают за свою работу «бешеные бабки». Чего им это стоит, правда, не разглашается. Так и рождается комплекс неполноценности, зависть к приезжим, «блатным» и прочим «счастливчикам». А ведь старую истину «хорошо там, где нас нет» никто не отменял.[/i][b]Частный извозчик[/b]…400, 500, 700… Именно столько рублей требовали «частные извозчики», чтобы довезти меня с улицы Петровка до Сокольников. Я все понимала: жуткий январский мороз не способствовал человеколюбию, но позволял отлично заработать. Однако не до такой же степени! И когда водитель «Жигулей» согласился ехать «за двести», я его посчитала чуть ли не бессребреником.– Трудно было завести машину на таком холоде? – я не знала, как выразить свою благодарность водителю-спасителю.– А я ее и не глушил. Сутки уже катаюсь.Движимая любопытством, я начала расспрашивать дальше. Оказалось, что Славе 33 года, он живет в Рязани и вот уже три года раз-два в неделю на двое-трое суток приезжает в Москву «бомбить», то есть работать. Образования у него никакого нет, то есть он, конечно, окончил ПТУ («мне было все равно куда поступать»), получил профессию токаря, но по специальности никогда не работал – невыгодно, да и не хотелось.– Выезжаю часов в десять, – рассказывал Слава. – Первого клиента беру еще на МКАД, а потом езжу по Москве и работаю, что называется, «от тротуара». Москву знаю как свои пять пальцев: сразу после армии здесь жил – занимался бизнесом «купипродай». Около четырех часов еду на обед – есть очень хорошее бистро рядом с метро «Курская», туда ходят все окрестные милиционеры и многие водители-частники и таксисты. Причем там, как на водопое во время засухи, и «менты», и водилы взаимно вежливые, стоят в общей очереди. Дальше – опять работа, часов до 3–4 ночи. У меня уже есть и постоянные клиенты. Например, я везу домой поваров-корейцев одного московского ресторана, девочек, работающих в клубах. Такса – 250 рублей в час. Потом надо поспать. Обычно я паркуюсь в одном тихом дворике за Ярославским вокзалом, раскладываю сиденье и сплю часов до 11 утра. Просыпаюсь – и в «Макдоналдс», почистить зубы, позавтракать. Дальше опять работа. Ну а через двое суток – домой.Самые «хлебные» дни, по словам Славы, вечер пятницы – вечер воскресенья. Москвичи едут в гости, клубы и рестораны, расслабляются и поэтому денег на «извозчика» не жалеют. В месяц за 16 рабочих дней «чистыми» (то есть вычитая затраты на содержание машины, бензин, «обеды» на работе, штрафы – все бывает! – гаишникам и так далее) у него выходит от 40 до 60 тысяч рублей. Чего хватает не только на содержание неработающей жены и двух маленьких дочек, но и на ремонт в квартире, покупку новейшей бытовой техники и летний отдых в Ялте. Сейчас Слава думает о покупке еще одной квартиры в Рязани – недвижимость лишней не бывает.Карьерные устремления и перспективы у Славы таковы: лет пять он еще собирается поработать в таком режиме. А потом, может быть, откроет свой магазин и палатку в Рязани. Или получит какое-нибудь выгодное предложение от своих постоянных пассажиров, число которых, кстати, все время растет. Словом, он готов работать везде, где платят деньги. О том, престижна или нет его работа, он не задумывается. Правда, хочет, чтобы его дочки получили высшее образование и в дальнейшем работали «в чистом месте».[b]Комментарий специалиста[/b]:– Помочь найти работу таким людям, как Слава, с одной стороны, очень просто, а с другой – сложно, – говорит [b]Наталья МИЗУЕВА, специалист одного из кадровых агентств Москвы[/b]. – Просто – потому что у него нет никаких амбиций, то есть он готов практически на любую работу, ему не важны должность и социальное положение в обществе. Однако Славе и таким, как он – «лицам без определенных профессий», – все же стоит уже сейчас задумываться о будущем, когда здоровье уже будет не то, и захочется относительной стабильности. Попробовать, допустим, себя в качестве менеджера по продажам, проще говоря – продавца, причем неважно чего. Но продавца не в магазине, а в крупной фирме, занимающейся оптовыми поставками. Конечно, сначала он устроится на должность помощника с небольшой зарплатой, ну а дальше все будет зависеть от него, потому что в таких компаниях карьерный рост зависит не столько от наличия или отсутствия диплома, сколько от конкретного результата.Хорошие менеджеры по продажам могут, учитывая проценты, получать и до трех тысяч долларов в месяц. Еще можно посоветовать Славе все-таки пойти на курсы, например, водителей.Времени они отнимут немного, но с «корочкой» он все-таки будет больше котироваться на рынке труда. Спрос на ответственных и профессиональных персональных водителей сейчас достаточно высок, да и зарабатывают они весьма и весьма прилично.[b]Бедные богатые «головы»[/b]Директору отдела по связям с общественностью крупной компании Наталье 35 лет. Окончив школу с серебряной медалью, она легко поступила сначала на журфак МГУ, а потом и в аспирантуру. Работать начала еще на третьем курсе – сначала как практикантка (то есть бесплатно и вне штата), потом доросла до стажера, специалиста, координатора и так далее. Практически каждый карьерный взлет сопровождался переходом на новую работу. Сейчас Наталья зарабатывает около 2,5 тысячи долларов в месяц, имеет хороший социальный пакет, в который входит медицинская страховка, служебный автомобиль, бесплатные обеды на работе, и думает: то ли еще раз сменить работу, перейдя на более высокую зарплату, то ли «уволиться к чертовой матери, потому что сил уже никаких не осталось».– Рабочий день у меня не нормирован, – рассказывает Наташа. – То есть на работу я в любом случае должна приходить к 9.30 утра (за опоздание – штраф), а уходить – как пожелает начальство. Обязательны командировки: обычно не реже чем раз в месяц. Больничные брать запрещено, отпрашиваться по своим делам – я вообще не понимаю, что это такое. В отпуск, не больше чем на 2 недели, я могу пойти только тогда, когда и руководство. И вообще, я к своему руководству «пристегнута», всегда должна быть у него «под рукой». На такие «мелочи», как «прослушка» нашей службой безопасности рабочего телефона и просмотр рабочей электронной почты, а также обязательный дресс-код для всех сотрудников, я уже давно внимания не обращаю, хотя иногда хочется выпендриться и прийти не в строгом костюме, а в банальных джинсах и свитере. Но главное – мое руководство относится к своим сотрудникам как к хорошо оплачиваемым рабам: высказывать собственный взгляд на проблему нельзя, проявлять инициативу излишне, думать иначе, чем начальство, просто опасно. В то же время вся ответственность за выполнение даже неправильного, на мой взгляд, решения лежит на мне. Надоело! Но в других конторах, как я знаю, еще хуже.Своего 9-летнего сына Наташа практически не видит, его воспитывают ее родители. А еще она недавно развелась. Официальная причина – мужу надоела постоянно работающая жена. Неофициальная – «сильный пол» не мог простить своей супруге, что она зарабатывает больше него и поэтому не относится к нему с должным почтением и восхищением.[b]Комментарий специалиста[/b]:– Такие, как Наталья, ищут работу либо с помощью кадровых агентств, специализирующихся именно на работниках такого профиля, либо, что чаще, их просто-напросто переманивают в другие фирмы, – объясняет Наталья Мизуева. – Причем они четко понимают: работодатель так просто платить большие деньги не станет, он вытрясет за свои «тысячи у. е.» не только мозги, но и душу. А это означает для работника практически полное отсутствие личной жизни.Многие топ-менеджеры, особенно это касается женщин, в определенном возрасте все-таки выбирают семью (отсюда, кстати, и дефицит женских кадров в руководстве практически любой компании). После ухода, особенно если простой оказался длительным, вернуться на прежние позиции практически невозможно – все места заняты, а на ухудшение своего прежнего социального и материального статуса большинство «топовиков» соглашаются крайне редко.[b]САМЫЕ ВОСТРЕБОВАННЫЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ (ПО ДАННЫМ КАДРОВЫХ АГЕНТСТВ):[/b]- [i]Менеджеры, то есть управленцы[/i]. Требуются во всех отраслях экономики и производства. Необходимы: высшее базовое образование, знание иностранного языка, профессиональный опыт минимум от года, готовность к командировкам. Средняя зарплата – от 30 тысяч рублей в месяц плюс соцпакет. Знание второго иностранного языка повышает зарплату примерно на 20%, диплом МБА приветствуется, наработанные связи ценятся высоко.- [i]Квалифицированные рабочие[/i]. Хороший плотник, каменщик, краснодеревщик или токарь вполне может зарабатывать не менее 45 тысяч рублей в месяц.- [i]Инженеры[/i]. В России потихоньку оживают производства, «западники» строят новые заводы, и высококвалифицированных кадров катастрофически не хватает.- [i]Продавцы[/i]. Розничные, оптовые – всякие. Зарплата – от 15 тысяч рублей и выше. В эту же категорию входят коммерческие директора (зарплата – от 2,5 тысячи долларов в месяц).[b]КЕМ РЫНОК УЖЕ ПЕРЕНАСЫЩЕН:[/b]Юристами.Маркетологами и рекламистами.Бухгалтерами и аудиторами.Брокерами и финансовыми аналитиками.[b]НАДО ЛИ ВАМ МЕНЯТЬ РАБОТУ?[/b][i]Прежде чем рассылать свое резюме в кадровые агентства и различные компании в надежде поменять уже имеющуюся работу на более денежную, психологи советуют честно ответить самому себе на следующие вопросы[/i]:- Все ли, кроме зарплаты, устраивает вас на этом месте службы? Есть ли здесь творческий и профессиональный потенциал, довольны ли вы своим социальным статусом?- Человечен ли ваш начальник? (По данным медиков, те, кто работает с начальником-самодуром, унижающим и постоянно ругающим подчиненных, серьезно рискуют заболеть сердечно-сосудистыми заболеваниями.) Хорошие ли отношения в коллективе?- Компенсируется ли ваша «маленькая» зарплата такими бонусами, как свободный график, продолжительный отпуск, отсутствие (или наоборот – кому как нравится) длительных командировок, льготный кредит? Есть ли у вас на работе «социальный пакет», соблюдается ли Трудовой кодекс?- Личная жизнь и т. д., хобби, дети, возможность распоряжаться собственным временем для вас важнее, чем деньги?[b]Если вы хотя бы на один из этих вопросов ответили «да», еще раз подумайте: может быть, ваша работа не так уж и плоха. И оплачивается она соответственно затрачиваемым на нее усилиям.[/b]
[i]Легко ли найти работу в столице? Неужели права «остальная Россия»: москвичи «зажрались», работать не хотят и не умеют, и скоро в городе «рабсила» будет состоять сплошь из мигрантов? О ситуации на столичном рынке труда рассказывает [b]начальник управления Федеральной государственной службы занятости населения по городу Москве Сергей ДУДНИКОВ[/b][/i].– Официально зарегистрированных безработных в городе сейчас около 34 тысяч человек, то есть менее 0,6% всего трудоспособного населения, причем эта цифра не меняется уже много лет, – рассказывает Сергей Валентинович. – По методике Международной организации труда (МОТ) безработица в Москве выше, но не намного, где-то 60–65 тысяч человек.[b]– Ну, это, как говорится, «малая толика». И все-таки почему есть разница в подсчетах?[/b]– Потому что мы регистрируем только тех, кто к нам обращается, а по мотовской методике безработица определяется путем опросов. К человеку могут подойти на улице и спросить: «Вы безработный?» – «Да, потому что я хочу со своей работы уйти в другое место. Здесь мне мало платят». И его записывают в безработные. Другое дело, что у нас достаточно много так называемых скрытых безработных. Это и те, кого отправили в неоплачиваемый отпуск, и те, кому не выплачивают вовремя зарплату, и даже те, кто работает на двух работах.[b]– Почему?[/b]– Да потому что в том месте, где у него лежит трудовая книжка, он не выкладывается полностью. В идеале человек должен работать на одном рабочем месте. Но уровень оплаты его труда должен быть таким, чтобы заработанных денег ему хватало для достойной жизни.[b]– Достойная зарплата в Москве сейчас какая?[/b]– Сейчас средняя зарплата по Москве – 17 тысяч рублей в месяц.[b]– Почему же в вашем банке вакансий предлагают работу на пять-десять тысяч рублей?[/b]– У нас сейчас 153 тысячи вакансий, из них всего 10% с уровнем зарплаты ниже прожиточного минимума. Но надо понимать, что, например, работа на 4,5 тысячи рублей в месяц зачастую подразумевает либо низкоквалифицированный труд, не требующий особых навыков, образования, либо неполную занятость, гибкий график. А недавно у нас была вакансия (правда, она моментально «ушла») на 5 тысяч долларов в месяц.[b]– Кому же и где столько платят?[/b]– Начальнику цеха на одном из столичных заводов.[b]– Почему при таком количестве свободных рабочих мест только в вашем банке данных, не считая вакансий кадровых агентств, в Москве все-таки есть люди, которые не могут найти работу?[/b]– Так называемых профессиональных безработных, тех, кто не хочет и никогда не будет работать, среди наших клиентов, думаю, всего процентов 10. Вторая группа – это те, кто потерял работу по специальности и кому не хватает профессиональных навыков и умений для того, чтобы найти новую работу. Они отстали от жизни, новых технологий. И задача службы занятости в том и состоит, чтобы помочь такому человеку, направить его за счет бюджетных средств на курсы повышения квалификации, а потом подороже «продать» работодателю. Третья группа безработных – профессионалы, с нормальным образованием и востребованной специальностью, которые, потеряв работу, просто не знают куда идти. Такой человек приходит в службу занятости, и мы тут же находим ему работу. По нашей статистике до 40% обратившихся находят работу в течение первых 10 дней.[b]– По закону «О занятости в РФ», прежде чем пригласить на освободившееся место трудового мигранта из ближнего или дальнего зарубежья, работодатель обязан предложить через вас эту вакансию москвичам.[/b]– Да, закон говорит, что приглашать иностранных работников можно только тогда, когда невозможно на эти должности трудоустроить жителей того субъекта Федерации, где находится предприятие. Поэтому, получив заявку работодателя на разрешение привлечь мигрантов, мы сначала пытаемся предложить эту работу москвичам. Например, вы – директор строительной фирмы. И просите разрешение на то, чтобы привезти на свою стройку, допустим, 20 штукатуров из-за рубежа. Мы смотрим по своему банку данных и говорим вам: стоп, у нас есть москвичи-штукатуры, возьмите сначала их.[b]– А я как работодатель предложу им зарплату в семь тысяч рублей, от которой они, естественно, откажутся.[/b]– Может быть, откажутся, а может, и нет. Работодатель, кстати, тоже имеет право отказать в работе тем, кто приходит к нему по нашим направлениям… Если служба занятости не в состоянии помочь работодателю найти работников-москвичей на вакантную должность с той зарплатой и с тем графиком работы, которые заявлены, мы выдаем заключение о целесообразности привлечения иностранной рабочей силы. Кстати, ни один город мира, тем более крупный, не обходится без трудовой миграции. Она необходима.[b]– Почему?[/b]– Потому что есть профессии, которые для москвичей непрестижны. Уборщик помещений, водитель большегрузного автомобиля, младший медицинский персонал, различные строительные специальности. Много постоянно незанятых вакансий руководителей разного уровня, есть открытые позиции по инженерным специальностям.[b]– Неужели они тоже непрестижные? Или зарплата там для москвичей маленькая?[/b]– Зарплата нормальная. Нет свободных кадров. Даже так скажу: на эти вакансии – кадровый голод.[b]– Верно ли, на ваш взгляд, утверждение, что в Москве работы «завались», и тот, кто не может устроиться, просто-напросто ленив, нелюбопытен и не умеет работать?[/b]– По счастью, мы живем в городе, который динамично развивается, и здесь все время появляются новые рабочие места. Ответственно заявляю: в нашем городе любой москвич, который хочет и может работать, не останется без места. Другое дело, насколько его устроит зарплата, условия работы и организации производства. Хотя у людей требования, конечно, завышены. Человек только-только окончил институт или его квалификация не соответствует современным требованиям, а он ищет работу не меньше чем на 30 тысяч рублей в месяц. Почему? Да хочется ему так. Конечно, такой человек работу будет искать очень долго.[b]АДРЕСА РЕСУРСНЫХ ЦЕНТРОВ:Центральный административный округ[/b]: ул. Новослободская. д. 46, стр.1 (ст. метро «Новослободская», «Менделеевская»), тел. 97248-70;[b]Восточный административный округ[/b]: ул. Щербаковская, д. 20/24 (ст. метро «Семеновская»), тел.: 369-46-23, 369-24-67;[b]Юго-Восточный административный округ[/b]: ул. Верхние Поля, д. 3, стр. 2 (ст. метро «Братиславская»), тел. 349-19-98; Южный административный округ: ул. Липецкая, д. 9 (ст. метро «Царицыно»), тел. 328-85-27;[b]Северо-Западный административный округ[/b]: ул. Свободы, д. 61, корп. 2 (ст. метро «Сходненская»), тел. 497-68-44;[b]Зеленоград[/b]: Зеленоград, корпус 1818, тел.: 533-08-55, 533-06-20.[b]СПРАВКА «ВМ»[/b]В шести Центрах занятости населения административных округов Москвы работают ресурсные центры, в которых каждый москвич, ищущий работу, может бесплатно получить следующие услуги:[i]- самостоятельно искать вакансии с помощью Интернета, справочной литературы, СМИ;- разместить свое резюме на ведущих работных сайтах, а также разослать его в кадровые агентства Москвы и кадровые отделы предприятий; создать адрес своей электронной почты;- пройти индивидуальное профориентационное и психологическое консультирование у специалиста;- принять участие в групповых консультациях по технологии поиска работы, тренингах по отработке навыков самопрезентации, в сеансах релаксации для улучшения психоэмоционального состояния.[/i]
[b]В магазине приключилась беда – кончилась красная икра, а также семга и лосось в банках. Это случилось накануне Нового года в самом обычном продуктовом магазине на окраине Москвы. Менеджер орал на продавцов, продавцы – на покупателей, которые требовали порезать шейку, карбонат и сыр по 300 граммов каждый, а я, стоящая в очередиза ветчиной в 5 часов вечера 31 декабря, радовалась тому, что стоны о нашей бедности сильно преувеличены и «простые» граждане могут купить то, что раньше было доступно лишь избранным.[/b]Такая же тихая радость посетила мою обезумевшую от предпраздничного магазинного марафона голову, когда в ГУМе на первой линии просто одетая женщина не моргнув глазом выложила 18 тысяч рублей за платок, обшитый по краям соболиным мехом. И когда диспетчер одной из фирм, специализирующихся на вызове Дедов Морозов и Снегурочек на дом, в сердцах бросила: «Три с половиной тысячи рублей стоит вызов, хотя вчера еще за две заказать можно было. Завтра цену опять поднимем, чтобы народ остановить, хотя вряд ли это поможет». Вопрос вопросов – неужели только 6% богатых москвичей давились в очереди за карбонатом? Только 6% осаждали компьютерные салоны и магазины мобильных телефонов, чтобы купить «приличный» подарок? И не моргнув глазом выкладывали этот несчастный прожиточный минимум за 20-минутный визит Деда Мороза? Я в это не верю, потому что у богатых свои проблемы – у них жемчуг мелкий. А вот у нас, хоть жемчуга и нет, щи очень даже непустые. И не надо меня забрасывать камнями – мол, жизни не знаю, страшно далека от народа. Знаю, потому что и сама – народ. Который раздражается, видя тысячедолларовые костюмы на «слугах народа», далек от тех, кто одевается в бутиках Столешникова переулка, а Рублевка кажется вообще другой планетой.Однако хорошим тоном считается «болеть за всю державу»: «пусть у меня пенсия 4,5 тысячи рублей, зарплата у сына – 15 тысяч, но ведь есть люди, которые получают 1600, а на это прожить невозможно». Согласна, невозможно. Но ведь вы, конкретно вы, на эти деньги и не живете. И сосед ваш не живет, и знакомый, и друг детства. Так какого, извините, черта вы ноете? А если знакомый знакомых перебивается с хлеба на воду, получая 1600 рублей, то поделитесь с ним своими 300 граммами колбасы. Праздники все-таки, Святки! А впереди – старый Новый год.
[b]В нашей редакции потихоньку складывается новая традиция: накануне Нового года вот уже второй раз подряд на «вечерочный» чай с бубликами и разговор по душам к нам приходит постоянный автор газеты, первый заместитель мэра в правительстве Москвы Людмила Швецова.[/b]В этот раз, поставив на стол коробку конфет, Людмила Ивановна с ходу объявила о… подарке-конкурсе для наших читателей и их детишек.– А я ведь только что у Деда Мороза была, – сказала Людмила Ивановна. – Смотрела, как устроился дедушка в своей московской усадьбе в Кузьминском парке. Думаю, ему понравился и дом, в котором есть специальная комната, где можно встречаться с ребятами, и здание почты, и ледовые скульптуры, которые сделали наши дети. Дед Мороз уже превратил обычные вещи в волшебные. Например, если подержишься за перила мостика, у тебя появятся новые друзья, а дотронешься до мельницы – в новом году будешь веселым и здоровым. Так что если дети ваших читателей в зимние каникулы побывают в этой усадьбе (вход свободный), то увидят массу всего интересного. А если напишут письмо в редакцию о том, что видели, то авторов лучших писем, я обещаю, Дед Мороз пригласит к себе в Великий Устюг на проводы зимы.[b]Валерий ЕВСЕЕВ,главный редактор:– Спасибо, Людмила Ивановна, за ваше предложение, уверен, что наши читатели с удовольствием на него откликнутся. А вообще, много детей пишет Деду Морозу?[/b]– Уже получено миллион двести тысяч писем! Я не знаю, кто еще получает такое количество посланий. Мне рассказывали, что чаще всего дети пишут о своей семье, просят помочь родителям, бабушке-дедушке. Конечно, пишут и о том, что хотели бы получить в подарок к Новому году – билеты на елку, сладости, мобильники, компьютеры, в общем, фантазия безгранична. И на каждое письмо будет ответ Деда Мороза, потому что детям надо отвечать всегда. «Социальные» письма, то есть те, в которых рассказывается о проблемах со здоровьем, жильем и так далее, мы стараемся брать на контроль, помочь не только словом, но и делом.Кстати, Дед Мороз очень просит тех, кто ему пишет письма, обязательно указывать свой обратный адрес. А то он хочет сделать подарок, но не может – не знает, куда его посылать.[b]Жанна АВЯЗОВА,заместитель главного редактора, редактор отдела городской политики:– Что вам больше всего запомнилось в этом году? Какие события вы можете назвать плохими, а какие – хорошими?[/b]– Думаю, всех нас потрясли природные катаклизмы, которые произошли за рубежом: ураганы, цунами и в результате гибель людей – мы умеем сопереживать чужому горю. Ну а самым главным событием для нашей страны, я считаю, было празднование 60-летия Победы. И важно, что эту дату мы отмечали вместе с участниками войны – живыми свидетелями тех лет. Московское правительство организовало в этом году «Эшелон Победы», в котором ветераны, молодежь, представители общественных организаций проехали по местам боев. И я была потрясена, когда на каждой железнодорожной остановке, даже там, где не было запланировано никаких мероприятий, к ветеранам подходили люди с цветами, словами благодарности. Кстати, мы проехали по целому ряду городов Белоруссии и Украины. 12 тысяч человек пришли на митинг в Керчи, 17 тысяч – в Севастополе… И когда кто-то говорит, что 60-летие Победы праздновали по указке, я думаю: какая ерунда, как можно по команде выражать свои чувства?[b]Валентина ПЬЯНКОВА,заместитель редактора отдела городской политики:– В сегодняшнем номере нашей газеты на вопрос об антисобытии года большинство отвечавших признали таковым монетизацию льгот…[/b]– Давайте не будем сейчас о грустном. Вы знаете, как московское правительство было против поспешного принятия этого закона, как мы сражались за то, чтобы в него были внесены серьезные изменения. И после того как Москва и некоторые другие регионы выступили со своими замечаниями, удалось добиться, чтобы, к примеру, ежемесячные денежные компенсации были повышены почти в два раза, чтобы субъектам Федерации, которые хотят и могут это сделать, разрешили вести свою политику социальной поддержки по отношению к инвалидам и к ветеранам. В бюджет города нам пришлось внести серьезные поправки, отказаться от некоторых инвестиционных программ, чтобы выделить дополнительно 27 миллиардов рублей на поддержку москвичей-льготников. Поэтому в столице монетизация прошла достаточно спокойно. Москвичи ничего не потеряли, а некоторые льготники даже выиграли. И, кстати, я благодарю вашу газету за своевременную и точную информацию, которую получали ваши читатели, ведь люди больше всего волнуются, когда что-то недопонимают, в чем-то не уверены. В результате нашей работы от социального пакета в городе на 2006 год отказался лишь каждый пятый москвич-льготник...[b]– Насколько нам известно, это самая низкая цифра по стране.[/b]– В среднем по России отказались от соцпакета где-то около 40% льготников. Поменьше, чем в Москве, отказов, по-моему, в Ханты-Мансийском округе, а в Петербурге деньги выбрали 63%, в Подмосковье – 45%. Что такое 23% московских «отказников»? Честно говоря, мы это планировали, потому что в нашем городе среди льготников есть довольно большое количество людей, которые не получили даже социальную карту москвича. Они находятся постоянно за городом, либо за пределами страны, либо живут в обеспеченных семьях. Хотя, конечно, среди них есть и недовольные тем, как прожили год с соцпакетом. Поэтому я считаю, что если говорить о 122-м законе, то Москва в целом достойно прошла этот непростой путь форс-мажорных обстоятельств.[b]Екатерина МОРОЗОВА,корреспондент отдела писем:– Тем не менее критических писем в газету приходит немало.[/b]– Это понятно. Так, в подвешенном состоянии находится вопрос, связанный с реализацией обязательств по автомобилям для инвалидов. Вы знаете, что с 1 января 2005 года людей перестали ставить на учет и вообще решать эту проблему. Думаю, это несправедливо, потому что среди инвалидов очень много тех, кто находится в работоспособном возрасте. Для них автомобиль – единственная возможность передвигаться, профессионально и социально адаптироваться. Кроме того, есть инвалиды, которые встали на учет до 1 января этого года. В Москве таких 10 954 человек, из них – 7 878 участников войны, остальные – это инвалиды по заболеванию, в том числе и трудоспособного возраста. Что делать с ними? В уходящем году на всю страну для закупок автомобилей для инвалидов из федерального бюджета выделили 393 миллиона рублей, из них москвичам оплачено всего 398 машин. На следующий год в федеральном бюджете запланированы такие же деньги… А ведь мы еще обязаны по истечении 7 лет менять старые машины на новые. И из городского бюджета по новому федеральному законодательству тратить деньги на приобретение автомобилей для инвалидов мы на сегодняшний день не имеем права. Юрий Михайлович Лужков неоднократно обращался по этому поводу и к председателю правительства России, и к министру Зурабову. Мы бьем во все колокола, но, к сожалению, этот вопрос до сих пор не решен. Вторая проблема, которая также пока не решена, касается средств реабилитации.Дело в том, что список приспособлений, медикаментов, предметов ухода за инвалидом, который был в Москве до 2005 года, гораздо шире, чем тот, который предложили на федеральном уровне. Естественно, инвалиды-москвичи недовольны и требуют вернуть хотя бы то, что было.Проблемой остается и квотирование рабочих мест для инвалидов. Раньше на 30 рабочих мест на предприятии одно предоставлялось инвалиду, и если предприятие не могло предоставить место работы инвалиду, оно вносило соответствующий денежный взнос на создание спецпредприятий для инвалидов. Сегодня эта норма увеличена до 100 человек и государство, похоже, забыло об обязательствах этой нормы…[b]Андрей СЕМЕШОВ,руководитель информационного агентства:– Сильно ли вырастут в будущем году тарифы на услуги ЖКХ?[/b]– Для тех, кто входит в категорию малоимущих, никаких проблем с оплатой жилья не будет. Больше платить станут те, кто получает хорошую зарплату.[b]Светлана АВЕРБУХ,ведущая раздела «Человек в обществе»:– Людмила Ивановна, давайте все-таки вернемся к Новому году. Правду ведь говорят, что все мы родом из детства. С каким сказочным персонажем у вас ассоциируется Юрий Михайлович Лужков, кем вы видите себя?[/b]– Неожиданный вопрос! Сегодня меня, например, Дед Мороз назвал в присутствии большого количества не только детей, но и взрослых, своей мамой. Потом решил, что на маму я, видимо, все-таки, не тяну, и назвал своей внучкой. Что же касается Юрия Михайловича, я думаю, что если и есть у Деда Мороза брат, то это наш мэр. Потому что он в каком-то смысле, конечно, Дед Мороз: сильный, трудолюбивый, умеющий жить по-доброму и с желанием это добро делать. Думаю, к Юрию Михайловичу можно «примерить» многих сказочных персонажей, кроме Емели, конечно, потому что кто-кто, а наш мэр на печи никогда не лежит.[b]– На ваш взгляд, Собака будет добрее к москвичам, чем Петух?[/b]– Собачки, они добрые – это точно. А вообще, мы подошли к 2006 году с очень хорошими стабильными результатами, которые дают нам задел на будущий год. И можно спрогнозировать более или менее спокойный год, если нам какого-нибудь очередного форс-мажора не добавят вроде 122-го закона. Конечно, мы со всем справимся. Но зачем лишние испытания? Людям так хочется пожить в состоянии равномерного, позитивного движения, спокойствия и уверенности в своем будущем.[b]Елена КАРПЕНКО,корреспондент отдела ТВ и светской жизни:– Людмила Ивановна, можете рассказать нашим читателям, какое главное блюдо будет у вас на новогоднем столе? Рецептом каким-нибудь поделитесь? Говорят, вы хорошо готовите…[/b]– Я за то, чтобы на любом праздничном столе была картошка. У меня всегда на ура проходит блюдо, которое я называю «Паруса надежды». Берется картошка с кожурой, лучше продолговатая, розовая такая. Она тщательно моется, разрезается вдоль, чтобы получились две лодочки, и немного просаливается. Потом на каждую «лодочку» я кладу маленький пластик чеснока и маленький тонкий кусочек сала, (лучше украинского), скалываю это зубочисткой и отправляю все это в духовку. В духовке картошечка эта печется, подрумянивается, сальце выплавляется и поднимается, как парус над зубочисткой, чеснок дает прекрасный запах. Гарантирую: когда вы поставите на стол такую картошку, гости забудут и про гусей, и про индеек, и даже про салат оливье. Вообще я считаю, что любой продукт, пусть самый простенький, если к нему относиться с уважением и творчески его готовить, становится за столом самым главным. А «Паруса надежды» у каждого могут и должны быть свои...[b]ОТ РЕДАКЦИИ:[/b][i]Если ваши дети хотят принять участие в конкурсе, который предложила Людмила Швецова, то до 17 января пришлите в редакцию (Москва, ул. 1905 года, дом 7, газета «Вечерняя Москва») впечатления о посещении московской усадьбы Деда Мороза в Кузьминском парке. Рисунки и фотографии с комментариями также рассматриваются. На конверте делайте пометку «Дом Деда Мороза».Лучшие письма будут опубликованы, а их авторы поедут в Великий Устюг! С наступающим Новым годом! Счастья, удачи и надежды вам, уважаемые и дорогие наши читатели![/i]
[b]Человеку, выросшему в семье, трудно представить, что такое не иметь в большом мире друзей и знакомых. А между тем у выпускников детских домов все обстоит именно так. Они не представляют, откуда берутся продукты и как приготовить себе еду, как потратить полученное пособие, чтобы его хватило на месяц, им трудно устроиться на работу, создать семью, то есть житейских проблем возникает масса.[/b][i]Этот материал создавался при помощи тех людей, которые уже приглашали в гости воспитанников детских учреждений не только из Москвы и Московской области, но и из других городов.Кто и почему приглашает в гости Мне кажется, что основная причина приглашения детей в семью – сопереживание, сочувствие, жалость и желание принять посильное участие в судьбе ребенка-сироты, помочь ему.Кто-то испытывает потребность в общении (прежде всего люди, у которых свои дети выросли и живут отдельно) или желание, чтобы собственные дети пообщались с другими детьми.Но прежде чем принять решение о приглашении ребенка к себе домой, вне зависимости от мотивации честно ответьте на вопросы: любите ли вы ходить в гости и принимать у себя гостей? Вы рады гостям или терпите их присутствие, чтобы сделать приятное члену семьи? Дело в том, что если вы и члены вашей семьи не переносите внешнего вмешательства, предпочитаете камерные, избирательные отношения, тогда не стоит экспериментировать с гостевым режимом. Он не для тех семей, которые с трудом переносят внешнее вмешательство, ведут замкнутый образ жизни.[/i][b]А детям это зачем?[/b]Пребывание в семье дает возможность воспитаннику, живущему несколько лет в замкнутом пространстве, увидеть другой мир, или, как говорят специалисты, социализироваться. А еще дети поймут, что о них можно заботиться.Однако у многих, кто в принципе не против взять к себе на день-два детдомовца, возникают беспокойство и моральные терзания: их тревожит, что дети болезненно переживают возврат в учреждение и не понимают, почему их не берут в семью насовсем. Однако понять, что в жизни могут быть не только радостные, но и грустные моменты, нужно любому ребенку – без расставаний нет встреч, без потерь нет находок, без грусти не будет и радости. Да и кроме того, не каждый детдомовец стремится остаться в семье насовсем: ему трудно расстаться с друзьями, с которыми вместе рос, с привычной обстановкой, едой. А вот новые впечатления, знакомство с новыми людьми для каждого из них – в радость.[b]Его возраст и привычки[/b]В гости могут идти дети, которые понимают, что это временная мера, понимают, что их не могут оставить в семье навсегда, а при возвращении в детский дом способны справиться с чувством переживания, временной утраты, смириться с ситуацией и принять ее. Поэтому лучшие гости – это детдомовские дети старше 7 лет. С ними интересно общаться, разговаривать, привлекать к совместным делам. Разумеется, бывают исключения, сердцу, как говорится, не прикажешь. Но если вы хотите, чтобы ребенок быстрее освоился в вашей семье, и если вы не имеете в отношении него далеко идущих планов, то лучше приглашать воспитанника постарше.И еще – не надо пытаться сразу осчастливить многих и приглашать в гости большое количество детей. Все «воспитательные» моменты в этом случае могут пойти насмарку из-за того, что дети фактически и у вас дома останутся в детдомовской среде – со своими друзьями, со своими стандартами группового поведения. Исключение – братья-сестры примерно одного возраста. Их разлучать (даже для гостей) не стоит, тем более если они привязаны друг к другу.Как показывает опыт, до поездки в гости взрослый и ребенок должны обязательно познакомиться друг с другом в детском доме. Можно поиграть или позаниматься с ребенком, помочь в выполнении какого-то задания, выйти на прогулку в лес или погулять по городу, пригласить в кафе.Наиболее объективную информацию о ребенке, его семье, статусе, родителях дадут директор и воспитатель. Они же расскажут и о его увлечениях, привычках (в том числе и вредных), навыках, умениях.[b]Как подготовиться к приему ребенка?[/b]Прежде чем вы заберете своего питомца в гости, уясните – эти дети вам ничем не обязаны. Вы берете их к себе в гости потому, что именно у вас есть такая потребность. Поэтому ждать от них сиюминутных благодарностей, внимания к вашей персоне и к вашим домашним не стоит. Ведь к вам придет ребенок, практически не имеющий опыта нормальной жизни в семье. И такому опыту обучить должны его вы. Это будет долго и сложно, но если вы готовы взвалить на себя подобную ношу – держитесь до конца. Еще раз спросите себя, надо ли вам это. Если надо, то будьте готовы заниматься ребенком долго и не бросать его при первых трудностях.[b]В гостях как дома[/b]О том, что ребенок находится у вас только в гостях, скажите ему сразу. НИЧЕГО НЕ ОБЕЩАЙТЕ! Бывает так, что сердобольные взрослые на вопрос: «А вы меня заберете к себе навсегда?» – начинают отвечать: «Да, возможно, но только не сейчас, а потом». Вот когда это «потом» наступит, тогда и нужно говорить об этом.Познакомьте вашего гостя с домом: покажите все комнаты, объясните назначение каждой из них. Отдельно покажите спальную и ванную комнаты, расскажите, кому какие вещи принадлежат. Очень важно сразу установить правила игры, принятые в вашей семье.Например: у нас в доме не ругаются, у нас принято говорить «спасибо», «пожалуйста», если что-то просят. Без спросу ничего не берут, заботятся друг о друге. Важно акцентировать внимание на каких-то особо примечательных для вашей семьи ценностях, чтобы потом не оказалось, что разбита ваза, доставшаяся в наследство от любимой прабабушки. Расскажите ребенку о ценности этой вазы невзначай, таким образом включив его в семью, давая понять, что вы не считаете его чужим, доверяете ему семейные секреты и традиции. Может, он, конечно, забудет, заигравшись, а может, и будет поосторожнее.Не ленитесь повторять – убери носки, сложи аккуратно свою одежду, помой руки и т. д. и т. п. У многих детдомовцев и таких элементарных навыков нет. (Впрочем, чего греха таить, и домашние дети зачастую об этом с большим удовольствием «забывают».) А еще учтите, что у воспитанников детских домов довольно расплывчатое представление о собственности и ценности вещей. Поэтому не удивляйтесь, если подаренная вами дорогая игрушка в этот же день может оказаться сломанной. Не исключено, что вы можете столкнуться и с воровством. Причем это может быть и элементарное отсутствие воли, и привычка к тому, что «все вокруг общее, а значит, и мое», и клептомания.Не надо думать, что все визиты будут наполнены сплошной радостью. Будут и проблемы. Но ведь ваша задача в том и состоит, чтобы сделать жизнь ребенка чуть более комфортной и научить его тому, чему в детском доме он никогда не научится.[b]Об удовольствиях и подарках[/b]Они должны быть заслуженными. А не даваться просто потому, что «ты бедная сиротка из детского дома». Почитай, прежде чем играть на компьютере; помоги мне, прежде чем усаживаться перед телевизором; выучи стишок, если хочешь получить игрушку в подарок, – такими нехитрыми предложениями можно учить ценить удовольствия. Вряд ли вам удастся избежать походов в магазины, да и ребенку полезно там побывать, чтобы видеть и учиться обращаться с деньгами, знать, что значит дорого, дешево, что такое деньги и откуда они берутся. Но, собираясь в магазин, сразу же договаривайтесь, зачем вы туда идете, что собираетесь купить, какой суммой располагаете.Самое интересное, что сами дети к такой постановке вопроса привыкают мгновенно и резко перестают выпрашивать. Иногда, конечно, высказывают какие-то пожелания (дети все-таки!), но уже без истерик и обид.[b]Как правильно прощаться[/b]При расставании у ребенка, естественно, возникает вопрос, доведется ли еще раз побывать у вас в гостях. Он может спросить об этом напрямую, а может и постесняться его задать и убежать не оглядываясь. Если вы хотите продолжать общение, скажите ребенку, как вы это будете делать, как часто будете звонить или приезжать. И сдерживайте свое слово. Не предавайте ребенка![i]Svetlana.Averbuh@vm.ru[/i]
[b]Что скрывать, москвичей «вся остальная Россия» недолюбливала всегда. Хотя бы за то, что в советские времена на столичные прилавки хоть изредка, но выбрасывали колбасу, а, допустим, в Саратове этого счастья за 2.20 вообще не видели. И если в середине-конце двадцатого века Москвой пугали иностранцев, то москвичей пугали провинцией: плохо учишься в институте – распределим в «тьму-таракань», будешь вести антиобщественный образ жизни – вышлют за 101-й километр...[/b]Когда рухнул «железный занавес», многие активные и пробивные москвичи стали уезжать в Нью-Йорк и Париж, а самые пробивные провинциалы в массовом порядке прибывать в столицу своей родины. И теперь, по неофициальным данным, коренных москвичей (в третьем поколении) в Москве – всего-то 10–15%, еще 40–50% – москвичи во втором поколении, остальные – недавно прибывшие. Как они относятся к своей новой родине? Психологи считают, что у многих из них проявляется «комплекс провинциала»: с одной стороны, они боятся выглядеть смешными (не так говорят, не так себя ведут), их раздражает большой город с его расстояниями и круглосуточным движением, с другой – они злятся и завидуют. Почему, скажите на милость, кто-то просто по праву рождения имеет и столичную квартиру, и работу, за которую по российским меркам платят колоссальные деньги? А умный и предприимчивый человек только потому, что он родился в провинции, должен все это «выгрызать» зубами? По-своему они, конечно, правы.Только вот злость, как кажется мне, коренной москвичке, направляют не по адресу. Ну не виноваты мы в том, что здесь родились и живем. Не виноваты, что в Москве есть работа, а в других городах нет, что средняя зарплата у нас 15 тысяч рублей, а пенсия с городскими доплатами близка к прожиточному минимуму. С другой стороны, москвичи-старожилы уверены, что именно из-за приезжих в Москве дорожают квартиры, переполнены школы и детские садики, а традиции и обычаи маленьких городков постепенно становятся обычаями столицы.На форуме интернет-газеты gazeta.ru недавно разгорелась жаркая дискуссия – «бились» коренные столичные жители и «понаехавшие». Причем и те и другие по российским меркам вполне прилично устроились в этой жизни. Неужели к следующим выборам москвичи будут делиться не только по «пятому пункту», но и по графе в паспорте «место рождения»? Ниже приводятся мнения «диспутантов».[i][b]Между Москвой и провинцией – пропасть[/b][/i]Не знаете вы жизни, сидя у себя в Москве. Вы не подозреваете, что почти всюду в российских школах есть третьи смены, а у родителей зачастую не во что одеть своих детей и не на что купить им карандаши. Что зарплата в 5000 рублей может быть верхом мечтаний. Что для подавляющего большинства населения из провинции даже мысли о хорошем образовании для детей немыслимы – какая там учеба в Москве, когда все общежития сданы черт знает кому, а стоимость обучения в год равна зарплате лет за 10 обоих родителей.Я летом был всего в 450 км от Москвы, в 150 км от Вологды, в деревнях, где никогда не было проводного электричества, где нет радио, ибо в 80-х годах все столбы упали и сгнили, где по ТВ ловится лишь Первый канал и то только в хорошую погоду. Где нет никакой работы, потому что все леспромхозы разорены именно московскими финансовыми группами, нет медицинской помощи и социальной защиты.И вас есть за что ненавидеть тем, кто живет как в каменном веке. И я очень хорошо понимаю их точку зрения и отношение к вам как носителям всего чуждого и плохого, что стало с современным обществом. И хватит писать о пашущих, как ломовые лошади, москвичах – я таких не видел, уверяю вас. Разве что бумагомаратели в офисах пашут по 12 часов, перекладывая бумажки да сплетничая, получая денежки из нефтяной трубы и не принося никакой пользы своей стране.[b]Олег[i]Кто владеет Россией?[/b][/i]Обвинять в своих бедах кого-то с этими бедами несвязанного – любимое занятие примитивистов с периферии. «Людям платят мало, потому что все заводы скуплены московскими группами». С этим трудно поспорить, любая финансовая группа, становясь крупной, становится и московской. Какие в народе на слуху фамилии, кто «владеет да заправляет» Россией? Сплошь московские олигархи: коренной москвич Роман А., родившийся в Саратове; Алексей М., москвич, родившийся в Ленинграде; да и Виктор В., родившийся в городе Дрогобыче, само собой, иначе как москвичами быть не могут, поскольку другие в том городе не рождаются. «В 150 км от Вологды, в деревнях, никогда не было проводного электричества». Ну, тут все ясно, если нет электричества – значит, выпили москвичи. В 80-х все столбы сгнили и упали, потому что москвичи, подонки, не приехали и не вкопали новые… В общем, все просто: хороший = немосквич, плохой = москвич. Нерадивые власти и олигархи – москвичи однозначно довели страну. Хоть и родились, да и большую часть жизни вне Москвы провели. Делали зло – значит, москвичи, а если кто добро и творил, то только в момент впадения в состояние «немосковскости».[b]Герман,москвич со стажем[i]Крутитесь, и у вас все будет[/b][/i]А провинция сама по себе жить не пробовала? Вот деревни там без электричества, и все такое – а за что им это дать? Наработают – получат, не наработают – так и будут с керосинками жить... Или ждут, когда москвичи придут и поделятся? Ну хоть что-нибудь можно делать самим? Да хоть картошку выращивать на прокорм, птицу-зверя добывать... И не рассказывайте мне, что «скупили», и все такое. Кто продал-то? Кто это все прощелкал? И нечего на москвичей пенять! Надо провинциалам начинать со своих депутатов, сэров, пэров, мэров. Просто выходить на улицы своих городов и требовать.[b]Юрий[i]Эти люди – гордость страны[/b][/i]По-хорошему Москва – это срез всей России. Все же признаю, что много приезжих (еще при СССР их было много в 8-миллионной Москве, а сейчас в 15-миллионном мегаполисе с областью – и того подавно). В Москву едут люди пассионарные – остальные дома сидят. Вот и получается – в одном городе собрались пассионарии всей страны, и страна их дружно ненавидит, приписывая им совсем не очевидные обвинения.Обычно для любой страны наличие пассионариев – это надежда. А Россия опять свой путь выбирает – ненавидеть людей, которые могли бы быть гордостью страны...[b]Leto[i]Мы пашем как ломовые лошади[/b][/i]Раньше мы ненавидели проклятых капиталистов, которые хотят нам зла. Теперь все ненавидят москвичей, которые довели страну до разрухи. Но разрешите заметить, что в правительстве и Государственной думе, которые разваливали СССР, проводили реформы и ввергли страну в кризис, сидят отнюдь не москвичи, а депутаты со всей огромной страны. И выбирали их не москвичи (коих, к слову сказать, ох как мало осталось в Москве), а те самые несчастные жители глубинок. Потому что ловились на сказочные обещания, потому что не хотят думать о будущем страны. Так, простите, в чем виноваты коренные москвичи, которые пашут, между прочим, гораздо больше, чем 8 часов рабочего времени, чтобы прокормить своих детей и семью? Везде хорошо, где нас нет. Недавно ко мне в гости приезжали родственники из небольшого уральского городка.Приехали с таким же настроением, как у большинства россиян– да вы тут «зажрались». Но, посмотрев на то, как мы впятером живем в двухкомнатной квартире, пашем, как ломовые лошади, и едим не красную икру, они изменили свое отношение и поняли, что по всей стране большинство людей живут одинаково трудно. Кто-то беднее, кто-то богаче, но трудно всем. А отождествлять кучку богатеев, оккупировавших Москву, со всем ее коренным населением по крайней мере глупо и нечестно.[b]Евгения[i]Все звезды – из глухой провинции[/b][/i]В высших эшелонах власти москвичей никогда не было и нет. Обычный москвич – это все тот же таксист, водитель «скорой помощи», медсестра в больнице, клерк в офисе. Предполагать, что каждая вторая москвичка и есть именно та Ксюша Собчак, которая то ли из Питера, а то ли из преисподней – это и есть унылый провинциализм. Все телезвезды – из глухой провинции, что они наглядно ежедневно демонстрируют. Это, ребята, наш народ, и нечего на Москву всех собак вешать. Действительно, возможностей в Москве, да и вообще в крупных городах, побольше. Но все-таки вы видите только то, что бросается в глаза. Большинство москвичей много и без особого успеха работают, пенсионеры получают весьма похожую на остальные регионы пенсию, ездят по выходным на свои 6 соток и не имеют Интернета, чтобы вступать в демагогические споры по поводу своей статусности.[b]Artem[i]Научитесь себя уважать[/b][/i]Подобными противопоставлениями мы не кого-то другого загоняем в гетто, мы сами идем туда стройными рядами. Начните с себя. Жизнь плохая, тяжелая у бабушек? А у вашей бабушки хорошая, легкая? А ваша заслуга в этом есть? Дорого учиться в заборостроительном институте, преподы взятки берут? А вы не пробовали не совать деньги кому попало за свое ничегонеделание? И так далее. И тогда вы поймете, что дело не в том, где географически вы будете так себя вести, а насколько вы сможете хоть чуть-чуть изменить свою жизнь. И, самое главное, научитесь себя уважать настолько, чтобы не сваливать свои проблемы (материальные, психологические) на депутатов, руководителей государства, москвичей/немосквичей и других людей не вашего круга. А жизнь, она вообще злая. Везде. Всегда.[b]Kritikanka[/b][b]ОТ РЕДАКЦИИ[/b]: [i]Что думаете по этому поводу вы, наши читатели? Есть ли разница между коренными москвичами и теми, кто приехал в столицу недавно? Почему нас не любят в провинции? Кого вообще можно считать москвичом? [b]Пишите в «Вечерку» с пометкой «Социум».[/b]Нам важно знать ваше мнение.[/i]
[i]22 ноября в публикации «Хватит врать!» нашим читателям был задан вопрос: зависит ли их отношение к человеку от его «пятого пункта»? Судя по откликам, проблема «иных» волнует многих. Причем чем больше в письмах грамматических ошибок, тем нетерпимее отношение к «разным прочим». К счастью, таких писем меньшинство. Большинство с различными экивоками и извинениями признает: да, есть проблема, ее надо решать и решать быстро. Как? Давайте думать вместе. [b]Пишите в «Вечерку», на конверте делайте пометку «Социум».[/i][/b][i]Ниже – строки из уже поступивших откликов.[b]Иммигранты должны вести себя прилично[/b][/i]Да, теперь я обращаю внимание на национальность тех, кто меня окружает, а ведь раньше не обращал. Однако жизнь, а точнее, сами люди чужих национальностей, особенно пришельцы из Азии, с Кавказа, своим поведением заставили меня изменить мое к ним отношение. Но не потому, что у них другой цвет кожи, а потому что они не только ведут себя иначе, но и стараются заставить меня принять их поведение за норму.Они навязывают нам свою культуру (вернее, бескультурье). Нам не надо было бы опасаться наплыва иммигрантов, если бы к нам ехали приличные люди других национальностей. Поэтому не надо перекладывать вину за недружественное отношение к иммигрантам на русских! В народе в старину говаривали: «Тот гость дорогой, который торопится домой».Сегодня в России для ее нынешней и будущей безопасности следует принять закон, строго регламентирующий приток иммигрантов. Ежегодно устанавливать квоты и не стесняться переходить с рядом стран на визовый режим. И не надо слушать тех крикунов, которые выпендриваются перед Западом, призывая нас быть святее Папы Римского.Так что согласен с «Вечеркой»: хватит врать. Пора смотреть на происходящее объективно и не обманывать ни себя, ни других.[b]Л. А. Ошин[i]«Хорошим» надо помочь устроиться[/b][/i]Мое отношение к человеку не зависит от его «пятого пункта». Оно зависит от того, хороший это человек или плохой. В каждой нации есть и те, и другие. Я думаю, что принимать мигрантов надо не сразу, а на год, например. По работе узнать, что это за человек, а потом продлить срок его пребывания в стране, можно на всю жизнь. А если удастся установить, что он – «плохой», выслать и раньше «испытательного срока». У нас, например, двор убирают приезжие дворники. Работают отлично. Таким надо помочь устроиться.[b]М. С. Романов[i]Мы вынуждены прятаться по углам[/b][/i]Вот вам простой пример: в этом году в Подмосковье яблоки девать было некуда, но поскольку рынки держат южане, там они продавались за 250 рублей килограмм. А наших бабушек, которые предлагали яблоки по 10–15 рублей, менты гоняли. Так что мы, хозяева, вынуждены прятаться по углам.Мы не националисты, но когда в детском саду 40% детей-мусульман и воспитательница-мусульманка, да еще и по-русски плохо говорит, то, извините меня, стоит, наверно, задуматься.[b]Пенсионерка Лидия Борисовна[/b]
[i]«Будут ли мне выплачивать надбавки на уход? Почему не повысили пенсии инвалидам?» Честно говоря, приглашая Игоря Куприяновича Сырникова на «горячую линию» с нашими читателями, мы ожидали множество подобных звонков. Но результаты превзошли самые смелые ожидания. За час «главному защитнику» москвичей позвонили более 40 человек. На редакционный пейджер пришло около 100 вопросов, сообщений, пожеланий. Мы публикуем лишь наиболее часто встречающиеся вопросы. Все остальные переданы Игорю Куприяновичу. Он обещал разобраться и помочь.[/i][b]— Игорь Куприянович, здравствуйте. Я — инвалид 1-й группы, мне 92 года, трудовой стаж более 55 лет. Почему мне платят пенсию 1508 рублей? Это меньше, чем у других.[/b]— Здравствуйте, как вас зовут? [b]— Леонид Наумович.[/b]— Леонид Наумович, судя по сумме, вы являетесь получателем двух пенсий, исчисленных с применением индивидуального коэффициента. По закону общая сумма двух пенсий не может превышать средний заработок по стране более чем на 20%. Сейчас средний заработок — 1257 рублей. Так что вам начислили все правильно.[b]— Игорь Куприянович, Воробьева беспокоит. Объясните мне, почему люди, проработавшие более 40 лет получают как те, которые едва натянули 20 лет стажа или вообще всю жизнь лузгали семечки у подъезда? [/b]— Вы не совсем правы. Размеры государственных пенсий очень четко зависят от стажа и заработка. Например, максимальная пенсия с учетом индивидуального коэффициента пенсионера у женщины, имеющей стаж 20 лет, составляет 553 рубля, а при стаже 40 и более лет — 754 рубля. Пенсионеры, вообще не имеющие трудового стажа получают социальные пенсии в размере 393 рублей.Другое дело, что город доплачивает таким людям. Согласитесь, прожить на 500 рублей в Москве невозможно. Поэтому мы постоянно повышаем так называемую «социальную норму». Вот с 1 августа увеличили с 850 до 1000 рублей неработающим пенсионерам с высоким заработком. И с 800 до 900 рублей — остальным неработающим пенсионерам.Сверх «социальной нормы» по-прежнему будут начисляться все предусмотренные федеральным законодательством повышения, а также надбавки на уход и иждивенцев.[b]— Игорь Куприянович, говорит Степанова Людмила Владимировна. Я — работник РЭУ. Скажите, я смогу получать пенсию с доплатами полностью и при этом работать? [/b]— Людмила Владимировна, к сожалению, вы можете получать только свою пенсию без городских доплат, то есть 439 рублей.[b]— Но это же мизер! [/b]— Понимаю, но в бюджете города не так много денег, как хотелось бы. Городские доплаты в период работы сохранены для инвалидов 1 и 2-й групп и пенсионеров, которые трудятся нянечками, медсестрами, уборщицами, гардеробщиками в бюджетных организациях. Кстати, дежурные по подъезду тоже получают и зарплату, и пенсию, и городскую доплату.[b]— А мне-то что делать? Уходить с работы? [/b]— Людмила Владимировна, решать, конечно, вам. Но, не исключаю, что будет принято решение о возможности выплаты городских доплат отдельным категориям работников коммунального хозяйства.[b]Вопрос с пейджера: «Моя жена имела в прошлом и позапрошлом году инвалидность 2-й группы. И работала, чтобы увеличить стаж до полного, хотя зарабатывала всего 200 рублей в месяц. В этом году ей дали инвалидность 1-й группы. Мы обратились в собес для увеличения пособия. Там сказали, что пособие увеличат, но вычтут 2 тысячи рублей, так как она в прошлом и позапрошлом году работала и не сообщила об этом. Как вы считаете, это справедливо?» [/b]— Ваша жена должна была известить органы социальной защиты о том, что она работает. Пенсионер, в том числе и инвалид, обязан вернуть переплаченную сумму пенсии. Но мы, чтобы не ухудшать и без того незавидное материальное положение работающих инвалидов 1 и 2-й групп, пошли на то, чтобы не удерживать переплаты по городской доплате. Так что, насколько я понимаю ваш вопрос, переплату по пенсии надо будет вернуть, а городскую доплату — нет. А вообще, напишите мне письмо по адресу: г. Москва, Серебряный пер., д. 2. Сырникову. Или звоните по телефону 291 34 78. Разберемся.[b]— Здравствуйте. Я — подписчик «Вечерней Москвы». Игорь Леонидович. В предыдущем вашем интервью читал о том, что в этом году планируется увеличение компенсации инвалидам войны на транспортные расходы и на путевку… [/b]— Да, Игорь Леонидович, действительно у нас такой разговор был, и мы планировали увеличить компенсационные выплаты на транспортные расходы: на бензин, ремонт и техническое обслуживание. Но на сегодняшний день средств в бюджете города не оказалось, и такого увеличения произвести нам не удалось.[b]— А то, что в три раза цены выросли… [/b]— И цены считаются, и прожиточный минимум мы считаем, и при малейшей возможности увеличиваем доплаты. Вся беда в том, что сейчас меняется система налогового законодательства, непонятно, сколько будут оставлять денег регионам. Поэтому обещать, что компенсации увеличим в будущем году я вам не могу.[b]— Здравствуйте. Я — матьодиночка. Скажите, пожалуйста, когда нам будет повышено пособие? [/b]— Пособие на детей до 18 лет должно выплачиваться из средств федерального бюджета, его размер определяет федеральное законодательство. А Москва еще и доплачивает 65 рублей. Конечно, это очень мало. Но и эти небольшие пособия в России регулярно платят только в четырех регионах...[b]— Добрый день. Инвалид войны, ранение получил на фронте, потом 50 лет работал... Мне раз в два года положена путевка в санаторий. Но врачи говорят, что ездить лечиться мне надо ежегодно.[/b]— Здравствуйте. Как вас зовут? [b]— Петр Николаевич. Я, правда, очень больной человек. Дети деньгами помочь не могут. А компенсация — всего 700 рублей...[/b]— Петр Николаевич, я вас прекрасно понимаю. Но средств в городском бюджете на предоставление ежегодных путевок нет. Одна путевка стоит от 5 до 6,5 тысячи рублей. По закону деньги на лечение инвалидов войны должны поступать из федерального бюджета, а в действительности оплачивает все только Москва.Мы можем в год давать только около 30 тысяч путевок, 100 тысяч человек стоят на очереди. Вы обратитесь ко мне в комитет, мы постараемся что-то для вас сделать.[b]Вопрос с пейджера: «Я — инвалид 2-й группы, пенсионер.Имею право поехать на лечение бесплатно. Но «Аэрофлот» билеты не дает. Кто несет ответственность за невыполнение закона?» [/b]— Да, инвалиды 1 и 2-й групп имеют право бесплатного проезда один раз в год к месту лечения и обратно железнодорожным, речным, автомобильным и воздушным транспортом. С этим никто не спорит, но билеты дают крайне неохотно. Например, сотрудники авиакомпаний мотивируют свой отказ в предоставлении льгот отсутствием финансирования из федерального бюджета. Я знаю, что сейчас Минтруд разрабатывает проект постановления правительства России об утверждении порядка возмещения расходов по льготной оплате проезда для ветеранов и инвалидов.[b]— Алло, меня зовут Анастасия Михайловна. Я — социальный работник, раньше мне полагался бесплатный проезд на транспорте, выдавалась сумка на колесиках — был такой рабочий инструмент. Теперь — нет.[/b]— Вы забыли про спецодежду.[b]— Я сама не могу купить это.[/b]— Сейчас мы немножко поправили положение с проездными билетами — стали выплачивать всем социальным работникам по 200 рублей в месяц. А в связи с подорожанием транспорта, думаем, как увеличить эту сумму. Что же касается сумки... Вы вправе требовать, чтобы сумка у вас была, а также были куртка и обувь. Перечень спецодежды предусмотрен распоряжением мэра. В каком центре соцобслуживания вы работаете? [b]— Я не хочу говорить.[/b]— Ладно, потребуйте от своей администрации, чтобы начальник окружного управления обратился ко мне, в Комитет социальной защиты.[b]Вопрос «Вечерней Москвы»: — Игорь Куприянович, только по-честному, какой должна быть пенсия, чтобы нормально жить? [/b]— Я считаю, что можно уложиться в 2,5 тысячи рублей. Не могу сказать, что человек будет хорошо жить, но... Он будет, скажем так, жить рационально. Но — жить. Хотя «федералы» считают, что прожиточный уровень пенсионера — 1001 рубль...[b]— Вы ведете прием населения. С чем чаще всего к вам приходят люди? [/b]— Со всем приходят. Хотя многие вопросы вполне можно было бы решить в районных управлениях социальной защиты — у нас там грамотные специалисты работают.Приходят инвалиды за транспортом. «Дай машину. Я что-то стал плохо ходить.» Ему 87, из дома давно не выходит, ко мне его дети еле привели: «Давай, дед, иди. Требуй свое». Вы знаете, по нашим оценкам, только 4% пожилых людей, получивших автомобиль, им пользуются. А так — отдают детям, внукам... А город это оплачивает.Очень многие просят установить или усилить группу инвалидности. У кого из пожилых людей нет болячек? А лекарства дорогие. Инвалидам или скидка положена, или их вообще бесплатно дают... Разговор в редакции «Вечерней Москвы» давно закончился. А на наш пейджер продолжают поступать сообщения. «Игорь Куприянович! Я — пенсионерка. Перезвоните мне, пожалуйста...» Редакция благодарит пресссекретаря Комитета социальной защиты населения Москвы Анну Шаповалову за помощь в подготовке материала.[b]Справка «ВМ» [/b][i]В соответствии с федеральными нормативными актами, городской бюджет финансирует предоставление льгот по оплате жилья и коммунальных услуг 2 млн. человек, по бесплатному лекарственному обеспечению — 1 млн. человек, по бесплатному проезду на городском транспорте — 2,4 млн. пенсионеров. Свыше 1 млн. москвичей в соответствии с решениями правительства Москвы пользуются льготой по оплате телефона (инвалиды 1 и 2-й групп, одинокие пенсионеры, лица, награжденные медалью «За оборону Москвы»). За счет бюджета города предоставляется и часть льгот, возмещение расходов по которым отнесено к федеральному бюджету, — компенсации за неиспользованную санаторную путевку, на транспортное обслуживание, бесплатное протезирование и т. д.[/i][b]Справка «ВМ» [/b][i]В настоящее время число получателей городской доплаты до условной «социальной нормы» достигло 1,74 млн. человек, или 73% всех пенсионеров города. Расходы городского бюджета на эти цели составляют 483 млн. рублей в месяц. Для самых малообеспеченных пенсионеров размер городской доплаты почти в 2 раза превышает размер государственной пенсии, в среднем каждому пенсионеру дополнительно выплачивается по 215 рублей.[/i][b]Справка «ВМ» [/b][i]Три миллиона москвичей имеют различные льготы. Больше половины получают несколько видов доплат. В этом году на реализацию «Закона о ветеранах» и «Закона о социальной защите» выделено 11,4 млрд. рублей. Из федерального бюджета Москва получила 85,2 млн. рублей.[/i][b]Досье «ВМ» [/b][i]Сырников Игорь Куприянович — 61 год, женат, имеет сына.Специальность — врач-психиатр. С 1992 года возглавляет Комитет социальной защиты населения Москвы. За это время в городе были открыты детские приюты, центры социальной адаптации семей с детьми, отделения реабилитации для инвалидов, социальные гостиницы, дома ночного пребывания, бюро медико-социальной экспертизы.[/i]
[b]Если продолжать делать вид, что национального вопроса у нас не существует, к власти на вполне законных основаниях могут прийти ультранационалисты. Которые, расправившись с «иными», обязательно возьмутся за «своих». Так, как показывает история, происходит всегда и везде.[/b][i]Не надо лукавить: предвыборный ролик партии «Родина» «Очистим Москву от мусора» имеет очень приблизительное отношение и к мусору как таковому, и даже к приезжим. «Озабоченные» национальным вопросом правильно понимают поставленную задачу: «мусор», «приезжие» – это лица определенной национальности. Таких «озабоченных», судя по всем социологическим опросам, и в Москве, и в России становится все больше и больше. И они далеко не всегда – люмпены, считающие, что только и именно «чужаки» мешают им занять «место под солнцем» и вообще хорошо жить.[/i]– Я понимаю, что судить или не принимать других только исходя из их национальности, – фашизм, – рассказывает Ирина, руководитель кредитного департамента одного из московских банков, то есть человек, обремененный и высшим образованием, и успешной карьерой. – Я родилась и выросла в районе Гольяново, который всегда считался спальным и рабочим. Поэтому хорошо знаю, что такое пьяные компании в темной подворотне, женские крики из соседней квартиры: «Спасите, убивают!», постельное белье, которое бывшие деревенские жители по старой привычке сушили во всех дворах, обычная школа, где нормально учиться считалось среди одноклассников «западло». Но сейчас этот район похож не просто на деревню, а на деревню в осаде. Когда я приезжаю к родителям в гости, то стараюсь дойти быстро до подъезда – не хочу слышать, что кричат вслед смуглые мужчины, даже в дневное время фланирующие по улицам кучками. Мне неприятно видеть гуляющих в московском дворе десяток мам в домашних тапочках на босу ногу и в каких-то халатах, которые абсолютно никак не реагируют на то, что их дети обижают других в песочнице. А когда подходишь к ним, чтобы сделать замечание, в лучшем случае слышишь «не понимаю», в худшем – они все вместе начинают что-то шипеть и размахивать руками. Поэтому во дворах сейчас в основном играют дети, которые вообще не говорят по-русски, остальных можно заметить очень редко. Моя мама раньше ходила на рынок, последний год она туда ни ногой. Потому что, когда она указала продавцу определенной национальности, что он ее обвесил, тот полез на нее (пожилую женщину!) с кулаками. А когда мама подошла к милиционеру, тот сказал, что связываться он ни с кем не собирается. В общем, сейчас я занимаюсь продажей родительской квартиры – они мечтают уехать из этого района в другой именно из-за того, что хотят жить в Москве, а не в кишлаке или ауле. Но стоит наша «трешка» столько, что этих денег не хватит даже на двухкомнатную квартиру в нормальном районе. Риелторы говорят, что на цену влияет пугающий многих потенциальных покупателей «национальный состав» района.Слушать монолог Ирины, моей бывшей одноклассницы, мне было очень больно и страшно. Потому что ни Ира, ни ее родители никогда не были ксенофобами и раньше не делили людей по национальному признаку. Потому что большинство читателей нашей газеты, люди вполне интеллигентных профессий – нынешние и бывшие врачи, менеджеры, бухгалтеры, журналисты, инженеры разных, подчеркиваю, абсолютно разных, национальностей, обсуждавших проблемы образования ([i]см. «ВМ» от 30.08.2005 года[/i]) – считают главной бедой московских школ не поборы, а приезжих. Причем именно в том значении, которое вкладывается в это слово в предвыборном ролике, – лица определенных национальностей.Да и я сама, вся толерантная и демократичная, когда искала школу для своего сына-первоклассника, робко спрашивала директоров: «Сколько у вас учится… э-э-э… тех, кто не знает русский язык?» И с этим проклятым вопросом: «Почему нас вынуждают становиться расистами (ведь по-другому, как ни старайся, это не назовешь)?» я обратилась не к политологам или чиновникам, которые произносят правильные и гладкие речи о «дружбе народов», а тоже к бывшему однокурснику, азербайджанцу по национальности, приехавшему 18 лет назад покорять столицу из российского региона – Дагестана.– Я не незаконный мигрант, а россиянин и москвич, – ответил мне Эмиль. – Но мне все время дают понять, что я чужак. После журфака МГУ я работал в газете, брал интервью у «звезд», нашей, так сказать, элиты. И однажды услышал, как одна из этих «сливок общества» поинтересовалась у моего редактора, нельзя ли к ней прислать на интервью не этого «черного», а какого-нибудь «нормального» журналиста.Коллеги, которые, кстати, лично ко мне хорошо относились, постоянно писали в своих заметках «лицо кавказской национальности изнасиловал девочку, пырнул ножом москвича». Но никогда я не видел заметок вроде «славянин удушил старушку, чтобы забрать ее «гробовые» или «лицо русской национальности зарубил топором собутыльника той же национальности». Людям вдалбливается в головы, нарочно или нечаянно, что преступники – это те, кто «черный». А помнишь, когда в Москве в одном из домов произошел взрыв из-за утечки бытового газа, первое, что сказал высокий милицейский чин еще до выяснения причин, было: «Эпицентром была квартира, в которой жили кавказцы». И наплевать, что они погибли, в сознании людей все равно отложилось, что во взрыве были виноваты именно они.Я уже не говорю о постоянных проверках документов. Сержант, живущий в Москве без году неделя, путающий прилагательное с существительным, явно меньше меня знакомый с русской культурой и литературой, считает себя выше и лучше меня только на том основании, что я «азер», а он «представитель великой нации». При любом «усилении» ко мне домой приходит милиция – «проверить обстановку». Сейчас я вместе с братьями занимаюсь бизнесом – так чиновники искренне считают, что мы должны им «давать на лапу» больше, чем русские, – ведь мы все очень богатые и вообще пришлые.Кстати, жена брата в последнее время вообще не ходит со своим ребенком в городскую детскую поликлинику. Потому что там от людей в очереди она слышит такое, что… честное слово, хочется им всем дать в морду за оскорбление. Надеюсь, примеров достаточно? Вы сами – и люди, и власть – не даете нам стать «своими», постоянно напоминая, что мы люди второго сорта. И если я еще имею возможность общаться с нормальными людьми и понимаю, что не все русские – националисты, то мои соотечественники, работающие на рынках и других грязных работах, сталкиваются только с сержантами и хамами. Обиды копятся и не забываются, если один «азер» ничего не может сделать, то три – это уже страшная сила.[b]– Если все так плохо, зачем же тогда сюда приезжать?[/b]– Затем, что детей кормить надо, а в Дагестане, да и в Азербайджане нет работы. Полгода назад мы искали водителя на бетономешалку с зарплатой двадцать тысяч рублей. Москвичей найти не смогли – для кого-то работа грязная, кто-то не хочет на дорогу тратить два часа, а кто-то – работать под «черными». Взяли своего. Сейчас он снимает квартиру (кстати, для славян снять «однушку» стоит процентов на 30% дешевле, чем нам), скоро перевезет сюда семью. И его дети, плохо говорящие по-русски, уж извини, пойдут в школу и садик…Почему некоторые районы Москвы становятся гетто? Да потому, что люди снимают квартиры рядом с местом работы – рынками, промзонами. А по вечерам общаются друг с другом, отдыхают так, как привыкли. Не приучены наши работяги ходить в театры и на концерты классической музыки.[b]– Но объясни, почему, отдыхая, надо оскорблять женщин, а работая, их обвешивать и обсчитывать? Почему ваши дети такие агрессивные, чуть что – лезут в драку?[/b]– Банальную вещь повторю: университетов они не кончали. А от скотской жизни и отношения окружающих как к «второсортным» можно стать только животным. Лично я считаю, что мужчина не может оскорбить женщину ни при каких обстоятельствах, что вести себя надо так, как принято в данном городе, стране, обществе. А тех, кто этого не понимает, надо наказывать – вне зависимости от размера носа и разреза глаз.Мы и сами не заметили, как, увлекшись разговором, стали противопоставлять «ваших» – «нашим». Вовремя остановились И решили: хватит врать! Пора признать, что в нашем обществе деление по национальному признаку было всегда: и в царской России (империя и национальные окраины), и во времена «советского интернационализма» (пресловутый «пятый пункт»), и особенно теперь. И надо или честно сказать, что государство и граждане признают превосходство титульной нации над всеми остальными, и тогда действительно «Россия – для русских», «русские – всё, остальные – ничто» (правда, есть опасность, что всегда найдутся те, кто «руссее» других). Или обществу пора потребовать от власти не разговоры о толерантности вести, а действовать. Например, обязать сержантов вместо привычной проверки документов у лиц «не той» национальности пресекать хамство славян, кавказцев и прочих «шведов». Объяснить с помощью закона, что на улицах города нельзя мусорить, во дворах – резать баранов, хлестать водку и устраивать по ночам дискотеки. Говоря о незаконных мигрантах, иметь в виду не только приезжих с Кавказа и из Средней Азии, но и Украины – правила въезда в страну должны быть едины для всех. Поскольку русский язык является государственным, брать в школу детей, которые могут воспринимать учебу именно на этом языке, а тем, кто его не знает, устраивать «уроки русского» – бесплатно или за минимальную плату, попутно обучая правилам поведения в большом европейском городе… Пока мы с Эмилем искали и не находили ответов на вечные вопросы «Что делать?» и «Кто виноват?», оказалось, что есть люди, которые уже все для себя решили. По телевизору показали ролик «Очистим наш город от грязи-2».Теперь там уже не московский дворик, а парижский, но год назад. Герои – те же: раздражающей национальности и «истинные французы», да и призыв такой же – «очистим». Вывод тоже напрашивается сам собой: если бы тогда французы все «очистили», сегодня бы Париж не горел. Россия, сделай свой выбор… Утешает только то, что боязнь властных санкций и неодобрение СМИ заставили переделать дворик с московского на парижский. Все-таки не все на нашей Родине уроды. Россия, сделай свой выбор![b]ОТ РЕДАКЦИИ[/b]. [i]А как вы, наши читатели, оцениваете сложившуюся ситуацию? Действительно ли все так запущено и страшно? Обращаете ли внимание на то, какой национальности люди вас окружают? Зависит ли ваше отношение к человеку от его «пятого пункта»? В общем, давайте думать вместе – «что делать?» и «кто виноват?». Пишите в «Вечерку» с пометкой «Социум». Нам важно знать ваше мнение.[/i]
[i]В одной из французских газет в рецензии на спектакли театра было написано: «Ангел или демон, удивительная Светлана Врагова… свободна. Ее театр, отмеченный «литературой абсурда», – это ее форма протеста против глупости и авторитарности». В том, что критик на 100% прав, я убедилась лично. Когда Врагова говорит, с ней хочется, иногда даже против собственных убеждений, во всем соглашаться. Ее жесты завораживают, а потрясающе правильная русская речь, которая сейчас все больше и больше превращается в недоступную роскошь, околдовывает.[/i][b]– Сохранилась ли сегодня, на ваш взгляд, русская, российская интеллигенция? И можно ли ее считать совестью нации?[/b]– Своим вопросом вы попали в самое мое больное место. Ведь в России интеллигент занимался всегда тем, что улучшал жизнь народа, протестовал против его порабощения, хамского угнетения, выступал за чистоту духа и души, задавался вопросами нравственного ощущения самого себя в обществе. Вот что такое был интеллигент. А сейчас для всех главное – деньги, и плевать, что на московских вокзалах погибают дети, что грудничков выбрасывают на помойку… Произошел духовный глобальный кризис. Сегодняшние ценности разрушают сильного, гармоничного, красивого человека. Они создают урода. И то, что делает и как ведет себя интеллигенция после 91 года, не поддается описанию, это нечто невообразимое. У нас нет интеллигенции, остались социальные служащие.[b]– Но ведь именно вы, интеллигенция, поддерживали Ельцина, боролись с советской властью.[/b]– Я тоже до 93 года, до расстрела парламента, кричала вместе со всеми: «Ельцин – наш президент!» Потому что надоели партийные собрания, тирания, маразм вождей. Но я и представить себе не могла, что пройдет эта приватизация, этот экономический переворот, людей начнут обманывать на каждом шагу. Да, именно интеллигенция привела страну к этой демократии в кавычках. Но ведь никто ж не понимал, что будет завтра. Интеллигенция всегда немножечко подслеповата, она в очках.Сейчас у меня есть свой театр, который я очень люблю, а в советское время мои спектакли запрещали, и я даже была какое-то время безработной, но мне сегодня… плохо. Ведь я думала, что жить мы все будем по-другому…[b]– Но вам есть, что поесть, где жить, у вас – любимая работа. У многих этого нет. Из-за вас, извините.[/b]– Да, я с вами совершенно согласна. Искупаем вину, как можем. Остановили вот, слава богу, театральную реформу. И вовсе не из-за того, что мы, главные режиссеры, не могли бы обойтись без репертуарного театра, а потому, что она несла России духовную гибель. Народ бы лишился этого уникального, эксклюзивного, нигде в мире не существующего, заложенного еще Елизаветой театра. Ведь репертуарные театры сохраняют целостность страны, русский язык, культуру, не дают народу превратиться в толпу. А нас всего этого хотели лишить. Я считаю, что многие чиновники в российском правительстве разрушают страну. Они говорят, что в России никогда ничего хорошего не было, давайте начнем все с нуля, будем как Германия, Англия. Они не понимают, что страна наша – удивительная, с великой культурой, традициями, которые надо не разрушать, а собирать и поддерживать.[b]– Социологи утверждают, что наше общество сейчас относительно стабильно. Не боитесь ли, что своими высказываниями вы вновь «раскачаете лодку»?[/b]– Я скажу так: не надо никого вешать или стрелять. Но надо эволюционным путем внедрять в правительство людей, настроенных созидать, а не разрушать. И не надо говорить про диктатуру, потому что Путин не диктатор, по человеку видно. А если этого не сделать, то к власти придут фашисты. Россия – это пирамидальное государство, наверху всегда должен стоять фараон, царь, император, как хотите, только сильный, а не слабый, которого чиновники боялись бы как огня.[b]– Вы согласны с утверждением, что цивилизация и культура во все времена находились в конфликте друг с другом?[/b]– Это аксиома: цивилизация порождает варварство. Потому что она механистична. Цивилизация очень упрощает жизнь человеку и одновременно не оставляет ему времени на познание самого себя. В Америке считают: все, что не приносит денег – бесполезно, не нужно. А ведь все самое ценное и культурное денежного дохода не приносит. Культура – это локомотив, который везет за собой мир, а цивилизация – это только пристяжные вагоны. Если наоборот: цивилизация – локомотив, а самый последний вагон – культура, то крушение этого поезда неминуемо.[b]– Что может заставить меня после тяжелейшего рабочего дня идти в театр или на выставку, если я хочу расслабляться в обнимку с телевизором?[/b]– Вас, может быть, ничто уже и не заставит, а в провинции репертуарные театры, концерты классической музыки, выставки собирают аншлаги. Не надо думать, что все вокруг – люмпены, которым нужны только глупые развлечения. И если в театральных залах пустые места, это означает, что не «люди перестали ходить в театр», а там плохо работают режиссер, актеры.Те, кто хочет сохранить в себе человека, должны читать хорошие книги, ходить в театры, консерваторию. Я убеждена, что первичной должна быть культура, все остальное – экономика, производство – потом. А некоторые люди во власти, заинтересованы в том, чтобы было наоборот, потому что средними людьми легче управлять, легче творить беззаконие.[b]– Вы подписали письмо против Ходорковского…[/b]– Нет, я подписала письмо, в котором говорилось, что беззаконные действия должны быть наказаны. Знаете, что еще в 95 году автоматчики «Менатепа» заняли дом, в котором я жила. Я была тогда на даче, а они ворвались в мою квартиру и дочиста ее ограбили. За меня вступились очень важные люди, и мне за счет банка купили другую квартиру, извинились, но только потому, что меня было кому защитить. За моих соседей заступиться было некому…[b]– Может быть, с вашей позицией многие бы согласились, если бы глава «ЮКОСа» не был бы в тюрьме.[/b]– Когда я подписывала, то об этом не думала. Наверное, это было неправильно.[b]– Вас часто «покупали»?[/b]– Нет. Никогда. Потому что знали, что это бесполезно.[b]– А как вы относитесь к богатым людям?[/b]– Хорошо. Потому что богатство – это тоже труд, они умеют делать то, чего не могу я. Мне противны те, кто ворует, нуворишей не люблю. А вот Форда, который пересадил весь мир на свои автомобили, а начинал с нуля, обожаю.[b]– Я читала, что он дико эксплуатировал своих рабочих…[/b]– Этого я не знаю. Я знаю, что Форд своим личным трудом создал машину, а значит он созидатель.[b]– Как вы относитесь к бедным?[/b]– Бедные бывают разними. Есть бедные – пьяницы и наркоманы, это уже люди больные, их надо лечить, и мне таких жалко. А есть те, кто ничего не хочет делать, но всем завидует. Их я просто не понимаю. Я и сейчас небогатый человек, а раньше была просто бедной, мы вдвоем с мужем жили на 100 рублей. Я тогда работала в Театре имени Пушкина, ставила спектакли, и… сдавала бутылки. У меня была одна юбка, одна кофта, а ели мы картошку с селедкой. Но мы ведь жили – книги читали, друзей принимали, на премьеры ходили.[b]– Вы когда-нибудь говорили или думали о России как об «этой стране»?[/b]– Никогда. Я нигде бы не могла жить, кроме как в моей стране, в нашей стране. Я очень люблю Россию, просто помешана на литературе XIX века. Я часть своего народа, без которого не могу жить.[b]ДОСЬЕ «ВМ»[i]ВРАГОВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА[/b], народная артистка России, художественный руководитель театра «МодернЪ». Окончила режиссерский факультет ГИТИСа (мастерская народного артиста СССР Ю. А. Завадского). Свой первый спектакль «Весенние перевертыши» по повести В. Тендрякова поставила в Кировском театре юного зрителя будучи еще студенткой. После окончания института стала работать в Московском драматическом театре имени А. С. Пушкина. Первой в Москве осуществила постановку пьесы сибирского драматурга Романа Солнцева «Ждем человека», в которой «рабочий класс был явлен не гегемоном, а послушным стадом». Власти по идеологическим соображениям дважды не принимали спектакль, после существенных изменений он был принят, но не надолго задержался в репертуаре. Спектакль был снят, а договор с режиссером расторгнут. Два года Врагова была без работы, пока в 1981 году ее не пригласили в качестве режиссера в Новый драматический театр. В 1986 году М. Н. Царев передает Враговой свой последний курс Театрального училища имени М. С. Щепкина, на основе которого в 1988 году был создан театр-студия «На Спартаковской». Первый спектакль театра – «Дорогая Елена Сергеевна» Л. Разумовской.В 1995 году Врагова выпускает программный спектакль «Катерина Ивановна» Л. Андреева, сделанный в стиле русского модерна. В том же году театр был переименован в «МодернЪ» – название, которое более соответствовало направлению театральных поисков художественного руководителя. Сегодня в репертуаре театра сложнейшие психологические пьесы как русской так и зарубежной драматургии: С. Мрожек «Счастливое событие», Л. Андреев «Катерина Ивановна», А. Сухово-Кобылин «Расплюевские веселые дни», Р. Ибрагимбеков «Петля», А. Казанцев «Старый дом».[/i][b]ОТ РЕДАКЦИИ[/b]: А что вы думаете о нашей интеллигенции? Надо ли ей каяться, и если да, то за что? Кого вообще можно назвать современным русским интеллигентом? Пишите в «Вечерку», на конверте делайте пометку «Социум».
[b]Как ни посмотришь биографию известного, успешного и состоятельного москвича, – 9 из 10, что в паспорте в графе «Место рождения» стоит название не столицы нашей Родины, а какого-нибудь другого города, поселка или даже деревни (навскидку: культура и искусство – Юрий Любимов (Ярославль), Михаил Жванецкий (естественно, Одесса); очень большие деньги – Роман Абрамович (Саратов), Анатолий Чубайс (г. Борисов); власть – действующий, прошлый и позапрошлый президенты (соответственно – Петербург, Екатеринбург, Ставрополь).[/b]Мой бывший однокурсник, приехавший много лет назад в Москву с 30 рублями, живший все студенческие годы в университетской общаге, сейчас владеет фирмами (многими), имеет дома в разных частях света (тоже много) и несколько жен. Да и все другие «провинциалы» нашего курса, кстати, поголовно оставшиеся в Москве, не бедствуют. А вот бывшие мальчики-мажоры в большинстве своем живут плохо: работы мало или нет, денег соответственно тоже, да и с семьей большие проблемы.«Неверно считать, что все провинциалы удачливые и работоспособные, а москвичи – нет, – говорит социопсихолог [b]Галина ВЕРЕТЕННИКОВА[/b]. – Просто в Москву издавна приезжали самые активные, самые способные и самые энергичные люди. Выжить в чужом городе – без родных, друзей, крыши над головой могут только они. А, как известно, эти качества и приводят к успеху в жизни. Те провинциалы, которые ими не обладают, просто в столицу не приезжают или в ней не приживаются и уезжают к себе домой. У коренных москвичей перед приезжими есть пусть маленькая, но фора – квартира, родители, которые всегда нальют тарелку супа; в конце концов, образование в столичных школах лучше, чем в провинциальных. А значит, у москвичей больше шансов поступить в институт.В результате многие рожденные в столице обладают высоким профессионализмом, деловой хваткой, энергией, необходимой в сегодняшней жизни, и они тоже успешны. Просто они растворяются в тех коренных, которые по своему характеру или складу ума не могут так «активничать» (ведь слабых всегда больше, чем сильных). А уезжать им некуда, они ведь живут в своем родном городе, поддерживая миф «все приезжие – успешны и не дают коренным москвичам проявить себя».В интернет-газете gazeta.ru недавний москвич Евгений рассказывает, почему он приехал в столицу и как ему здесь живется. Его личный опыт вызвал оживленную дискуссию, которую нам показалось небезынтересным предложить вниманию читателей «Вечерки». Итак, слово Евгению.[b]Приехал в Москву и хорошо зарабатываю [/b]В полемике на темы «Москва/Россия», «МГУ/ПТУ», «Богатые/Бедные» и т. п. меня постоянно удивляет одно и то же – почему отзывы идут исключительно с двух противоположных сторон: или от москвичей – экс-эмгэушников, «рубящих» баксы пачками, или от злобно-разочарованно-завистливых провинциалов, не сумевших построить успешную жизнь. И при этом изначальные постулаты одни и те же: в Москве все по блату и за бабки, в остальной России – лопатой, в мороз и дерьмо. Поэтому хочу рассказать о себе, может, кому и поможет в жизни.Итак, изначально я москвич (точнее, из ближнего Подмосковья). Но! Не спешите сразу клеить ярлыки, потому как в возрасте 6 лет в 1979 году я оказался в маленьком поселке на строительстве великой магистрали, а именно на БАМе. Мамочку мою позвало туда горячее комсомольское сердце. А точнее, длинный рубль, который в те времена можно было заработать только на таких вот комсомольских стройках. Ехали мы туда на три года, а остались на десять. В 1989-м мать вернулась в Подмосковье. Но одна, потому как я на тот момент уже капитально в том поселке оброс корнями, а именно – имел работу монтера путей и виды на семью.К тому же пришла пора поступать в институт, ибо служить совсем не хотелось. Поступил. В ТИАСУР (Томский институт АСУ и радиоэлектроники).Таким образом, к 1995 году я имел в активе 23 года жизни, семью, двух детей-крох, высшее техническое образование, работу оператора ПК и квартиру за 7000 километров от столицы в поселке, в котором снег шел с сентября по май включительно. В течение пары следующих лет мы с семьей поняли один четкий и конкретный факт: отсюда надо выбираться. БАМ разваливался, народ нищал, все вокруг банально спивались (я и сам был очень к этому близок). Вопрос: куда? Ответ напрашивался сам собой: в Москву. Приезжая к матери в отпуск, я несколько раз пробовал устроиться по специальности. Неудачно. Уже наступил1999 год, будущее рисовалось весьма мрачно.Как-то в феврале в телефонном разговоре мать обмолвилась, что у ее знакомой на работе открылась вакансия компьютерщика. Но фирма иностранная, генеральный директор бывает редко, и через три дня вопрос будет закрыт, так как он надолго улетит в Германию. И тут я решил: «Все, блин! Или сейчас, или так и сгнию в тайге дальневосточной».Взял отпуск, влез в долги, купил билет на самолет, прилетел, успел, собеседовался, прошел исключительно по окладу, так как других идиотов работать в Подмосковье сисадмином за 120 баксов в месяц наш генеральный скряга-немец не нашел.Через два месяца я привез семью. Сняли квартиру, на которую уходило 40 у. е. На остальные 80 жили ВЧЕТВЕРОМ. Точнее, выживали. Например, одной курицы нам хватало на три блюда и на два дня – жена крутилась как могла. Выпить пива позволяли себе только если удавалось сэкономить рублей 20 из заданного недельного бюджета.Продукты покупали по субботам на уже расписанное на неделю вперед меню – это чтобы лишний раз в магазин не ходить и не соблазняться… Но жили и верили, что просто надо работать, и если уж мы смогли вырваться из мрачных задворков нашей Родины, то и здесь прорвемся. Сейчас я работаю директором Департамента ИТ. Имею хороший оклад, сытую семью, квартиру вот год назад оформил по ипотеке. При этом горжусь, что все это заработал честно, только своим трудом. И еще. В 1995 году я мечтал просто о нормальной жизни.Прошло 10 лет, и теперь у меня есть другая мечта – увидеть, как в нашей стране нормально смогут жить все. Жутко хочу оказаться тем самым обычным средним классом, который все мы можем наблюдать в многочисленных американских фильмах. Мне не нужно много денег, лишь бы не бояться за свою старость и за будущее детей. И ради этой цели тоже просто надо хорошо работать. Не только на себя, но и немножко на свою страну. Ведь если мы перестанем считать чужие деньги, пытаться побольше украсть, откатить, обмануть – это не сможет не сказаться на нас самих.[b] Евгений[/b]».[b]ИНТЕРНЕТ-МНЕНИЕ Слава богу, что вовремя уехали [/b]«Не в Москве и не в дерьме» – реалия для меня и десятков моих друзей и однокашников, теперь живущих в Штатах и Канаде. Точно так же занимали деньги на билет, экономили первое время. Теперь, по прошествии двух (трех, пяти) лет, у всех шестизначные зарплаты, собственные дома, и дети – в хороших школах. И при этом все работают по специальности, на которую обучались, занимаются любимым делом и уверены в завтрашнем дне. Да, забыл сказать: все учились в Москве, некоторые ее ненавидят, другие любят. Но все согласны в одном: слава Богу, что вовремя оттуда уехали. [b]Андрюха».Это – типичный случай [/b]«Вот так все в Москву и перебираются – очередной типичный случай, а кто-то так же – в Америку за возможностями. Хоть бы кто рассказал, как превратил медвежий угол в Уссурийской тайге в Мекку технологии или туризма. [b]Толян».Все должны быть лягушками[/b] «Вы, кто заочно всех немосквичей считает паразитами, пытались сами обосноваться в столице? Нет? Отчего же? Если вы не пытались сделать свою жизнь лучше, то за что же вы нас так ненавидите? За что вы ненавидите тех, кто вырвался из погибающей провинции и приехал в Москву, чтобы обеспечить достойную жизнь себе и своим детям? Что же теперь москвичам завидовать-ненавидеть жителей Лондона или Женевы? Или мне лично ненавидеть своих ровесниц Ксюшу Собчак и Аню Курникову? Успокойтесь и наслаждайтесь жизнью, а если поводов для наслаждения недостаточно, то… работайте. Как та лягушка в кувшине с молоком. [b]Мила».Такие не пропадут нигде [/b]«Вот только такие и построят новую Россию. Если она их не вытолкнет, как когда-то меня, точно так же с двумя маленькими детьми рванувшего в неизвестность – в Америку, в никуда, ни к кому, без ничего. И так же считали деньги, и так же в магазин ходили раз в неделю, и так же экономили на пиве. Только работали не по специальности… Таких людей, как вы, уже много в России, точнее, в Москве – она притягивает как место, где много денег и возможностей. Среди моих московских клиентов более 50% родились не в Москве, а у меня вип-обслуживание для небедных. У приезжих только два варианта – или выжить, или сдохнуть. А жить-то хочется... А если, Евгений, станет тошно в Москве – перебирайтесь в Штаты, вы и здесь не пропадете. [b]Брек-с-Брайтона».В люди выводят связи [/b]«Опять же!!! «Как-то мать обмолвилась…» Как всегда, в люди выводят связи, а наличие упорства и трудолюбия стоит лишь на втором месте формулы успеха. [b]Horn».Моя свадьба стоила 40 миллионов долларов![/b] «Тоже мне, история успеха! Я приехал в Москву из Гомеля в 1989 году со ста рублями в кармане, а теперь – долларовый миллиардер. Только на свадьбу потратил около 40 миллионов долларов. [b]Андрей М».Провинция провинции рознь[/b] «А вся провинция вам зря не угодила. Например, Рязань – крупный город с прекрасным нефтеперерабатывающим заводом и кучей других производств. Народ не бедствует. Знаю – сама из Рязани. [b]Ира».Из таких и состоит столица [/b]«Именно из таких десяти миллионов и состоит Москва. И автор, в общем-то, не виноват, что свои деньги он зарабатывает в Москве, а не в Томске, поскольку наше родное правительство заинтересовано не в диверсификации капиталовложений, а, наоборот, в их концентрации в одном месте. Ведь так намного проще взятки грести. Слава».[b]От редакции: А что вы думаете об этой дискуссии? Нам очень хочется узнать ваше мнение.Пишите в «Вечерку» с пометкой «Социум».[/b]
[i]Рожать или не рожать – с одной стороны, личное дело каждой женщины. С другой – в это «личное» лезут все кому не лень: депутаты и министры (у них демографический кризис), потенциальные бабушки и дедушки (этим хочется внуков, но нянчиться с ними в большинстве своем они не собираются), мужья и любовники («надо же хоть что-то оставить на Земле после себя») и даже уже оребяченные подруги («пусть тоже помучается»).Но женщины стойко стоят на своем: если рожать, то максимум одного-двух детей, и попозже, попозже.Почему? Опрос, проведенный корреспондентом «ВМ» среди москвичек – типичных представительниц среднего класса, находящихся в самом детородном возрасте (от 23 до 40 лет), показал, что желание или нежелание родить ребенка зависит от материальных, моральных и социальных причин.[/i][b]Деньги – всему голова [/b]«Когда наш уважаемый президент подает как большое достижение решение увеличить пособия на 200 или даже 2000 рублей, мне хочется его спросить: представляет ли он себе, сколько вообще стоит ребенок, – возмущается 29-летняя Оксана. – Только на приданое малыша нам пришлось потратить около 30 тысяч рублей, причем вещи и кроватки-коляски были куплены не в магазинах, а на рынках. «Бесплатные» роды обошлись в тысячу долларов. Я, конечно, знала, что после рождения ребенка доход семьи будет меньше, но не настолько же! Он сократился ровно в два раза – ведь я теперь не получаю зарплату, а расходы возросли раз в пять: одни врачи чего стоят».Конечно, ребенок «стоит» столько, сколько готовы и могут потратить на него его родители.Но уже, хотим мы того или нет, у нового поколения москвичей сформировался свой «стандарт» трат на дитя: платное ведение беременности и родов (от 30 до 70 тысяч рублей), «приданое» – от 30 тысяч рублей, платные врачи первого года жизни – около 25 тысяч рублей, «баночное питание» и памперсы – от 4 тысяч рублей ежемесячно. Дальше больше: няня от 500 долларов в месяц, развивающие группы и/или «подготовка» к школе от 2000 рублей в месяц, одежда – от 1500 рублей раз в три месяца. А еще надо покупать игрушки с книжками, водить ребенка в театры и на выставки, платить тем же врачам… С наступлением школьного возраста прибавляются расходы на «вступительный взнос» и ежемесячные «добровольные пожертвования» хорошей школе. Не успеешь оглянуться – пора платить репетиторам, с надеждой «поступить» ребенка в пока еще бесплатный институт.Согласитесь, даже при одном перечислении предстоящих трат ребенок кажется роскошью, которую не каждый себе может позволить. Что уж говорить о втором или третьем «бриллианте» семьи. А ведь мы даже не заикались о «квартирном вопросе» – нормы современной жизни требуют, чтобы у детей была своя, отдельная от родителей комната… Радует то, что люди, требовательно относящиеся к себе и своему жизненному продолжению, ничего не ждут и не просят от нашего государства. Они только недоумевают. «Почему я, на протяжении нескольких лет зарабатывающая около тысячи долларов и платящая с этой суммы налоги, уходя в декрет, могу получать не больше 13 тысяч рублей в месяц, и то не год или два, а всего 140 дней? – отвечает на мой вопрос «Какой помощи она ждет от государства?» 30летняя Оксана. – Не надо нам копеечных пособий, этих подачек, отдайте то, что мы сами заработали».«Увеличение пособий, – поддерживает ее 25-летняя Алена, – на мой взгляд, приведет к тому, что рожать много детей станут те, кто больше ничего не умеет делать. Как хорошо: родил ребенка – получил 8 тысяч – сдал этого ребенка в детдом – родил следующего. Я, конечно, утрирую, но если государство хочет, чтобы дети появлялись в нормальных семьях, у ответственных родителей, то надо не пособия увеличивать, а социальную политику менять».[b]Не надо подачек – пусть государство займется своим делом! [/b]«Если бы у нас были муниципальные детские сады, работающие не до пяти, а до 8 вечера, с маленьким количеством детей в группе и профессиональными воспитателями… Если бы в муниципальных поликлиниках работали высококлассные врачи, а в школах – внимательные педагоги… Если бы поступление в институт зависело только от знаний, а не денег, а армия не была бы столь ужасна и от нее не надо было бы «отмазывать»… Если бы государство не бесплатно, нет, а с помощью уменьшения налогов или низких процентов за кредит помогало купить квартиру, то я бы родила не одного, а целых трех богатырей!» – мечтает 31-летняя Ирина.«Государство требует от нас «воспроизводить население», потому что ему нужны работники, – говорит Оксана, – но что оно требует от себя? У нас, может быть, и есть контролирующие органы, но что они сделают, если им пожаловаться на то, что работодатель не выполняет Трудовой кодекс и открытым текстом заявляет: «У нас больничные по уходу за ребенком брать нежелательно»? Куда может пойти беременная женщина, если ее уволили с работы за эту беременность? Наше государство, кажется, всерьез считает, что на три-четыре тысячи рублей в месяц можно жить – иначе давно бы уже подняли прожиточный минимум именно до прожиточного минимума, а не называли бы нищих людей «малообеспеченными». Поэтому я считаю, что государству я ничего не должна, и ребенок мой ему тоже ничего не должен».Так что же получается: мы бы «родили от всех, кого любили», дай нам много денег и социальные гарантии? – Среди мам, приводивших на развивающие занятия в наш центр своих детей, мы провели мини-тест, – рассказывает социопсихолог Галина Веретенникова. – Спросили: с чем у вас ассоциируется слово «ребенок»? Более 70% ответили: расходы, ответственность, жертва, обуза.Причем все эти женщины очень любят своих детей, готовы ради них если не на все, то на многое.Дело в том, что, как бы мы ни относились к политикам, предлагающим для увеличения рождаемости в стране посадить женщин, условно говоря, «на кухню» и запретить аборты, в чем-то они правы. Наша сегодняшняя жизнь настолько быстротечна, что даже годовое выпадение из нее оборачивается для женщины карьерным спадом. А чем выше уровень образования, тем важнее для женщины карьера. Кроме того, традиционный для наших бабушек и дедушек институт брака, который во многом строится на экономической и моральной зависимости жены от мужа, сейчас ослаб именно из-за того, что женщины получили возможность самореализоваться вне семьи и дети уже не являются скрепляющим фактором, а также «страховкой» на старость. Планирование беременности тоже дало женщине определенную свободу. И свободные, экономически самостоятельные, интеллектуально развитые женщины в большинстве своем абсолютно не хотят попадать в зависимость от кого-либо – даже от своих родных и любимых детей. Одного ребенка женщина родить еще соглашается (хотя сейчас все больше и больше появляется семейных пар, которые вообще не планируют рожать детей), потому что в нашем обществе бездетные все еще считаются людьми в чем-то ущемленными, а вот двоих – это уже перебор.[b]Страна победившего социализма [/b]Норвегию часто называют страной победившего социализма. Там тоже есть нефть и Стабилизационный фонд. Там тоже правительство стимулирует рождаемость. – Кажется, что в Осло (столица Норвегии) детей сейчас больше, чем взрослых, – рассказывает Наташа, вышедшая «туда» замуж два года назад. – Как правило, женщины рожают даже первого ребенка после 30 лет. К этому времени они уже твердо стоят на ногах, имеют дом или квартиру (пусть и в кредит), на работе тоже сделали неплохую карьеру. Работодатели относятся к уходу в декретный отпуск стоически, главное – предупредить заранее, чтобы уход не был неожиданностью.Всем родившим положен годовой декретный отпуск с сохранением почти полной зарплаты (в среднем почти 3,5–4 тысячи евро после уплаты налогов, которые в Норвегии могут, в зависимости от заработка, достигать больше трети зарплаты). И в декрет здесь уходят практически все. Однако и цены в Осло – не московские: обычная коляска стоит около 500 евро, пустышки – 4–5 евро, молочные смеси – от 10 евро за банку. Пособие на ребенка составляет 120 евро в месяц для полных семей и 250 евро – для одиночек (кстати, в основном норвежцы живут в гражданских браках). Детские сады или ясли стоят около 700 евро в месяц, но если родители не отдают ребенка в сад, то им государство выплачивает ежемесячное пособие в размере 500 евро.Когда женщина решает вернуться на работу, работодатель обязан, при ее согласии, направить ее на курсы повышения квалификации, чтобы она могла, как и раньше, на равных котироваться на рынке труда. Причем рабочий день строго ограничен – аврал не аврал, но если в контракте написано, что работа заканчивается в 17.00, ровно в пять часов вечера на рабочих местах никого нет. Медицинскую помощь и ребенку, и взрослым покрывает страховка, причем стандарты этой помощи сравнивать с нашими муниципальными больницами и поликлиниками просто смешно.Но главное, что меня поразило, – это отношение к рождению ребенка отцов и всего общества в целом. Женщина с маленьким ребенком абсолютно не чувствует себя чужой на празднике жизни. Например, в кинотеатрах идут специальные киносеансы, когда родители смотрят обычное «взрослое» кино, но с приглушенным звуком и при специальном свете, чтобы можно было видеть спящего ребенка. Практически во всех фитнес-центрах есть специальные программы для занятий женщин с детьми, а в ресторанах – детское меню и детские стульчики.А отец, не принимающий участие в уходе за ребенком, не делящий пополам с женой заботы о нем, воспринимается обществом как тяжелобольной человек.Согласитесь, дай бы нам такую жизнь – мы бы нарожали! Однако в Норвегии на одну женщину в среднем приходится… 1,7 ребенка. Видимо, все-таки не в деньгах и социальных гарантиях истина.Кстати, по прогнозам специалистов Госкомстата России, к 2016 году прирост населения прогнозируется в Чечне, Дагестане, Ингушетии и Тыве. Самое же большое сокращение население ожидается в Ивановской, Смоленской, Рязанской, Калужской, Новгородской областях, Санкт-Петербурге и Москве.[b]ОТ РЕДАКЦИИ: [/b][i]И все-таки, от чего зависит рождаемость? Что надо сделать, чтобы вы, ваша дочка или внучка родили не одногодвух, а трех и более детей? И надо ли что-то делать? Ждем ваших откликов в среду, 19 октября, с 10.30 до 11.30 по телефону 259-83-91 (доб. 225).Или пишите в «Вечерку» с пометкой «Социум».Нам важно знать ваше мнение.[/i]
[b]За постперестроечные годы мы благодаря стараниям политологов и социологов твердо усвоили – основой благополучия России является средний класс. Эту, говоря научным языком, «динамично развивающуюся социальную группу», казалось бы, исследовали уже со всех сторон: ее влияние на экономику, политику, на социальное устройство нашего общества. Ее мировоззрение и нравственные ценности уже ни для кого не являются секретом. Специалисты исследовательского холдинга «РОМИР-мониторинг» и маркетингового агентства «Эксперт ДАТА» пошли дальше, разбив весь «средний» класс на кластеры или подгруппы, взяв за основу деления «середняков» возраст.[/b]Самых молодых представителей среднего класса, чей возраст – 18–23 года, назвали «кадетами» (доля «кадетов» в массиве всего среднего класса составляет 8,3%, во всем населении России – 12%). «Сменой» стали те 24–30-летние молодые люди (доля в среднем классе – 19,2%, во всем населении России – 13%), которые по всем показателям готовы вот-вот переместиться в «ядро» среднего класса. А «ядром» в свою очередь являются люди от 30 до 38 лет (22,1% в «среднем» классе, 14% относительного всего населения). «Прослойкой» ученые назвали 38–43-летних (13,2% и 11% соответственно). Самые многочисленные 43–50-летние «середняки» (25% в своем классе и 15% от всего населения) получили название «зубры». Ну а «старая гвардия» обозначает 51–60-летних россиян (12,2% «средних» и 35% от объема возрастных групп по всей стране).[b]«Кадеты» готовы учиться[/b] Мужчин, как выяснили социологи, среди «кадетов» значительно больше, чем женщин (60% к 40%). Они, как правило, люди несемейные и в большинстве имеют среднее и среднее специальное образование. В брак намерены вступить от 23 до 29 лет и иметь при этом 2,3 ребенка. Более трети из них (это самый высокий показатель среди остальных групп) считают, что супружеские измены в семье допустимы.Почти все они хотят иметь свой бизнес, но пока работают по найму и считают, что работа поможет им достичь успеха в будущем, впрочем, готовы поменять ее, как только найдут что-то более интересное. «Кадеты» по сравнению с остальными группами материально хуже обеспечены, но их материальное положение растет быстрее, чем у остальных, и они уверены, что и дальше их благосостояние будет неуклонно повышаться.Сбережений у них пока почти нет, а те, что есть, «хранятся в шкафу». В будущем потратить свои сбережения «кадеты» хотят на автомобиль, путешествия и образование. Банковскими услугами они не пользуются, квартир не покупают, правда каждый четвертый из них планирует в течение трех лет переехать в новую квартиру. Отличительная черта «кадетов» в том, что они больше всех тратят денег на свое образование.«Кадеты» любят питаться вне дома, часто покупают одежду, ходят по кинотеатрам, просматривают в большом объеме новые фильмы и слушают много новых музыкальных дисков, но читают мало, предпочитая общение в барах, кафе, ночных клубах (не забывая заниматься спортом). «Кадеты» ценят волю и энергию, важнее всего для них достижение успеха в жизни, политически они довольно пассивны, доверяют только президенту и церкви. Они считают себя православными, верят в Бога, но в церковь не ходят.[b]«Смене нужны квартиры»[/b] В этой группе также (правда, уже незначительно) преобладают мужчины. Половина из них – люди семейные, и предпочтительное количество детей для них составляет те же 2,3 ребенка на семью. К супружеским изменам «смена» относится менее терпимо, чем «кадеты». Образование в этой группе у двух третей высшее, почти все работают по найму, но желание иметь свой бизнес такое же сильное, как у «кадетов». Среди них уже можно встретить руководителей низшего звена и заместителей начальников. Работа для них – это средство обеспечивать семью, хотя успех в будущем для них тоже важен. Большинство «сменовцев» готовы поменять работу на более интересную и чаще, чем «кадеты», сетуют на недостаток свободного времени. Материально «смена» обеспечена лучше «кадетов», благосостояние их растет быстрее, чем в других группах (но медленнее, чем у «кадетов»), и они больше других уверены в его дальнейшем росте.Сбережений у них немного, и в будущем многие из них хотят потратить эти средства на квартиру (самый высокий показатель среди всех групп). Банковскими услугами «смена» пользуется мало, а если вкладывает, то «короткие» деньги. На питание «смена» тратит больше «кадетов», на одежду – меньше. Не так часто, как «кадеты», ходит в кинотеатры, смотрит меньше новых фильмов, зато чаще всех остальных групп (за исключением «старой гвардии») читает. В этой группе довольно высокий уровень затрат на образование, и «смена» считает, что в ближайшее время эти расходы возрастут. Более других человеческих качеств «смена» ценит ответственность, главное для них – «заработать много денег» и достичь успехов в жизни. Они политически неактивны, доверяют только президенту, верят в Бога и чаще «кадетов» ходят в церковь.[b]Ядро хочет отдыхать [/b]В этой центральной группе мужчин несколько больше, чем женщин, большинство из них люди семейные, но супружеские измены одобряет ровно половина «ядра». Три четверти в группе имеют высшее образование, треть (и это высший показатель среди всего среднего класса) ведет собственный бизнес. Большинство «ядра» являются руководителями различных уровней, работа для них – источник достойного заработка и возможность реализовать свои способности. Может быть, поэтому большинство «ядра» не думает о смене работы и имеет меньше других групп свободного времени.Материально «ядро» обеспечено лучше всех групп, благосостояние их растет, хотя и не так быстро, как у «смены» и «кадетов», однако они больше других уверены в его дальнейшем росте.Эта группа имеет денежные сбережения и в большей степени доверяет банкам, чем предыдущие группы, причем у них наиболее крупные суммы вкладов.В будущем многие из них хотят потратить эти средства на отдых или покупку автомобиля (самый высокий показатель среди всех групп, при том, что в этой группе больше всего владельцев автомобилей). На питание «ядро» тратит умеренно, на одежду – больше остальных групп. В кино, на концерты ходят нечасто, новые фильмы смотрят периодически, довольно много читают и время от времени посещают бары, ночные клубы. В этой группе также считают, что в ближайшее время их расходы на образование возрастут. Более других человеческих качеств «ядро» ценит ответственность. Они также готовы прикладывать все усилия, чтобы «заработать много денег». «Ядро» политически неактивно, но считает, что нужно дать свободу частной инициативе и что улучшение благосостояния народа произойдет не скоро.[b]Прослойка не думает о смене работы[/b] Эта группа в возрастном отношении является поколением middle life crisis (кризис среднего возраста), среди них незначительно преобладают женщины. В этой группе высок процент не состоящих в браке, большинство считают измены в семье недопустимыми, две трети «прослойки» – с высшим образованием. В группе (кроме «старой гвардии») самый высокий показатель тех, кто не хочет иметь собственный бизнес, при этом многие работают независимо – группа занимает по этому показателю второе место после «ядра».Большинство «прослойки» – это ведущие специалисты или служащие умственного труда.Они воспринимают работу как средствообеспечения семьи, и большинство из них не думает о смене работы.Материально «прослойка» по сравнению с другими группами обеспечена средне, большинство считает, что благосостояние остается на прежнем уровне, но рассчитывает, что «в следующем году оно немного улучшится».Судя по ответам, эта группа имеет больше сбережений, чем другие, и объемы их вкладов являются наиболее крупными. Среди них самый высокий процент тех, кто хочет эти сбережения потратить на образование.На питание представители этой группы тратят больше, чем представители из группы «ядро», на одежду – несколько меньше. В кинотеатры «прослойка» ходит не очень охотно, предпочитает ходить в театры, на концерты, в музеи и довольно много читает. Бары, ночные клубы и рестораны реже них посещают только представители «старой гвардии». Наиболее высоко ценимым человеческим качеством в группе считается порядочность. Они более политически активны, чем предыдущие группы, в большей степени выступают за патриотическую идеологию и полагают, что необходимо устранить разрыв между бедными и богатыми.Среди них также больше, чем в других группах, людей, которые считают, что отношения между людьми сегодня спокойные и дружелюбные.[b]Зубры боятся старости [/b]Это самая многочисленная группа в массиве, женщин в ней несколько больше, чем мужчин, три четверти из них люди семейные, причем в семьях зачастую проживают четыре и более людей, большинство из них к супружеским изменам относятся отрицательно. Две трети имеют высшее образование, в основном работают по найму, желание иметь свой бизнес по сравнению с другими группами невысокое.Большинство «зубров» являются в основном руководителями низшего звена, ведущими специалистами либо специалистами, работа для них – источник достойного заработка и возможность реализовать свои способности. Большинство «зубров» не думают о смене работы. Материально «зубры» обеспечены лучше «прослойки», благосостояние их растет не высокими темпами, но среди них самый высокий процент (кроме «старой гвардии») тех, кто считает, что в будущем материальное положение может ухудшиться. Эта группа имеет денежные сбережения, которые хранятся как дома, так и в банках. В будущем многие из них хотят потратить эти средства на отдых или образование (по-видимому, более молодых членов семьи). У них практически нет намерения переехать в новую квартиру или купить автомобиль. На питание и одежду «зубры» тратят умеренно. В кинотеатры ходят реже остальных, предпочитая концерты и музеи, новые фильмы смотрят нечасто. Читают они не чаще других групп, крупные покупки делают редко.Более других качеств «зубры» ценят порядочность. Они более других групп (кроме «старой гвардии») убеждены, что государство должно предоставлять социальные гарантии своим гражданам. Политически их можно назвать активными (по сравнению с предыдущими группами), они считают, что необходимо устранить разрыв между бедными и богатыми, чаще других склонны думать, что отношения между людьми сегодня напряженные и враждебные, а также что равенство не менее важно, чем свобода личности.[b]Старая гвардия копит деньги [/b]Женщин и мужчин в этой группе поровну, три четверти состоят в браке, многие из них считают, что детям надо материально помогать, к супружеским изменам относятся отрицательно.Две трети имеют высшее образование, в основном работают по найму, желание иметь свой бизнес (сравнительно с другими группами) высказывают редко. По числу руководителей различных рангов «старая гвардия» уступает только «ядру». Работа для них – возможность обеспечивать семью, и менять работу большинство «гвардии» не собирается. Материально «старая гвардия» обеспечена на среднем уровне. Среди этих людей больше, чем в других группах, тех, кто считает, что в будущем их материальное положение может ухудшиться. Эта группа имеет денежные сбережения, которые хранятся как дома, так и в банках. Эти сбережения в будущем респонденты хотят оставить в неприкосновенности, «на всякий случай». У них практически нет намерения переехать в новую квартиру или приобрести автомобиль. На питание «старая гвардия» тратит немного, новую одежду покупают редко. Почти не ходят в кинотеатры, предпочитая театры, концерты и музеи, редко смотрят новые фильмы и читают больше других групп.Более других качеств «старая гвардия» ценит порядочность, ответственность и трудолюбие, они более других групп убеждены, что государство должно предоставлять социальные гарантии своим гражданам. Политически они наиболее активны и считают, что необходимо устранить разрыв между бедными и богатыми. Среди них больше, чем в других группах, атеистов, но также и тех, кто посещает религиозные службы.[b]Неча на зеркало пенять [/b]Если верить социологическому зеркалу, то придется признать: сейчас женщине в нашей стране труднее работать и зарабатывать хорошие деньги, чем во времена советской власти. А также тех, кого перестройка застигла в самом расцвете (30–40 лет), к нынешней жизни адаптировались лучше женщины, а не мужчины. Иначе чем объяснить, что среди «кадетов», «смены» и «ядра», то есть молодых групп среднего класса, мужчин больше, чем женщин, а у более старших средних практически полное (с незначительным «женским» перевесом) половое равенство.Возраст вступающих в брак «социально активной части населения», как бы ни стимулировало государство материально молодую семью, судя по настроениям людей, будет расти. Причем семейные отношения, вероятнее всего, будут свободными – измены считают допустимыми более половины молодых «середняков». Радует, что, несмотря на измены, молодые готовы рожать, причем, учитывая сегодняшнюю демографическую ситуацию в стране, относительно много – 2,3 ребенка на семью.Также, вероятно, будет расти спрос на квартиры, увеличится число платных образовательных и медицинских услуг, поскольку «середняки» готовы и морально, и материально за все это платить. Видимо, будет развиваться музыкальная и киноиндустрия, а вот самой читающей страной в мире нам больше не быть, поскольку молодые тратят деньги на кино, клубы и рестораны, но не на книги. Уже сейчас «середняки» задыхаются от нехватки свободного времени, и, судя по всему, число трудострессоголиков будет только расти. Утешение же люди будут находить в религии, и когда со «сцены» сойдут атеисты, принадлежащие к группам «старая гвардия» и «зубры», число «средних» верующих может достичь абсолюта. Впрочем, все это – только прогнозы, поскольку и «кадеты», и «смена», и даже «ядро» еще могут поменять свои предпочтения и в сфере семейной жизни, и в выборе досуга, и в политических пристрастиях. Неизменным останется, видимо, только одно – и это демонстрируют все без исключения группы среднего класса – желание и стремление приложить максимум усилий для того, чтобы «заработать много денег».
[b]Как попасть во власть – Меня зовут Ирина Петренко. Правда ли, что Юрий Лужков создал отряд молодежи по типу движения «Наши», чтобы они поддержали его список перед выборами в Мосгордуму? [/b]– Вы, наверно, имеете в виду проект «Гражданская смена»? Вот что я могу по этому поводу сказать: в середине сентября на заседании городского правительства мы обсуждали, как нам работать с молодежью и студентами в Москве. Несмотря на то что в городе действуют и Закон «О молодежи», и другие молодежные программы, было принято постановление, в котором говорится, что необходимо развивать молодежный туризм, предпринимательство, надо принимать дополнительные меры для усиления взаимодействия молодежных организаций и правительства города. Месяцем раньше было принято решение о создании «Гражданской смены». Смысл проекта в том, чтобы политики, бизнесмены, чиновники, деятели культуры, которые достигли определенных профессиональных высот, могли поделиться опытом и высказать свою гражданскую позицию тем, кому сейчас 18–19 лет.Эти профессионалы будут читать публичные лекции в вузах и на выездных семинарах, будет создан клуб «Гражданская смена». На выездных семинарах у нас уже выступили Никита Михалков, Михаил Леонтьев, Федор Бондарчук, Владимир Соловьев. Даже по перечисленным персоналиям ясно, что у них разные точки зрения на те или иные проблемы и молодые люди сами вольны выбирать, какая им ближе. На семинарах можно задавать вопросы и получать ответы о жизни, стране, долге, чести, совести. А что касается политики… Юрий Михайлович, предвосхищая все вопросы, на том же заседании правительства сказал так: политикой должны заниматься политические партии, а наша задача заниматься с молодежью, повернуть власть к молодежи, а молодежь заинтересовать во власти. У нас, и это не секрет, мало молодых кадров. Неохотно идут ребята в органы власти.[b]– Мне кажется, все хотят стать начальниками.[/b]– Вот и не все. Если хотите, приходите к нам.[b]– Правда? [/b]– Я говорю на полном серьезе. Позвоните в наш комитет по телефону 680-64-79 или зайдите на сайт kdsm.mos.ru, посмотрите наши проекты. Если чемто заинтересуетесь – приходите, умные толковые и молодые люди намвсегда нужны.[b]– Олег Евгеньевич? Здравствуйте. Недавно прочитала в «Вечерке», что правительство Москвы обсуждало какую-то программу дополнительной помощи молодежи. Скажите, пожалуйста, зачем нашей молодежи помощь? Ведь они – здоровые и сильные люди, пусть идут работать и сами себе помогают. Когда я была студенткой, извините, нам никто не помогал.[/b]– Вы примерно в каких годах были студенткой? [b]– Двенадцать лет назад.[/b]– А я был студентом двадцать лет назад. И без помощи государства я, как и многие другие, вряд ли бы состоялся. Ведь это государство дало бесплатное базовое среднее образование, в институте была стипендия, на которую можно было прожить, и выплачивало ее тоже государство. Государство находило возможности и считало целесообразным помогать с поиском рабочего места во время учебы студента. Я благодаря своему Бауманскому институту каждое лето работал в стройотряде. Потом студотрядовское движение развалилось, и только три года назад мы его восстановили в виде городского штаба студенческих отрядов… Безусловно, многое зависит от самого молодого человека, его семьи, окружения. Но не надо сбрасывать со счетов и государство с его мощными возможностями именно в части здравоохранения, образования, занятости. Мне бы хотелось, чтобы молодой человек больше ощущал помощь города.[b]– В виде материальной дотации «за возраст»?[/b] – Думаю, важнее пособия в 100–300 рублей иметь нормальный рыночный механизм решения жилищной проблемы или получения хорошего заработка. То есть мне кажется, что молодые люди ждут от города, да и от страны в целом создания таких условий, при которых они, рассчитывая на свои силы и имея небольшую поддержку государства, не просто выживут, а смогут реализоваться и добиться всего, чего они хотят. Скоро правительством России будет рассматриваться доктрина государственной молодежной политики. Но вы понимаете, слово «доктрина» говорит само за себя: речь опять пойдет о направлениях работы. А мы на заседании московского правительства предложили конкретные меры. Мы хотим, чтобы были установлены льготные кредиты для молодых, чтобы продавались по льготным ценам турпутевки по стране и так далее. Мы говорим молодежи: вы – наше будущее, а это будущее нам не верит, поскольку наши слова расходятся с делами. Так что если вы подключитесь к решению молодежных проблем, я был бы вам чрезвычайно признателен. Звоните и приходите в комитет, наш адрес – проспект Мира, дом 20, строение 1. Войдете в рабочую группу, которая разрабатывает новые проекты. Нам нужны нормальные, реальные люди, у которых есть интересные идеи, а не только чиновники, которые пишут то, что им говорят. Это искреннее приглашение.[b]Что положено семье – Меня зовут Никита Новиков, я очередник программы «Молодой семье – доступное жилье» с 2004 года, живу в Восточном округе. Сотрудники нашей префектуры никакой информации о том, сколько нам стоять на очереди, не дают. Я понимаю, что желающих много, что у очередников более ранних годов преимущество, что в год на округ по этой программе приходится по 300 квартир. Просто хотелось бы знать, работает еще программа или нет, и сколько и чего нам ждать? [/b]– Программа реализуется, она не заморожена, не свернута и не закрыта. Уже 7200 молодых семей получили возможность улучшить свои жилищные условия: купить по льготной цене или арендовать квартиру. Другое дело, что очередь очень медленно идет, потому что, вам правильные цифры назвали, в год для молодых семей выделяется около 3000 квартир, грубо говоря, по 270–300 на каждый округ. А молодых семей-очередников, у нас 25 тысяч. У вас есть дети? [b]– Да, девочке 2,5 года и еще одной девочке 1,5 месяца.[/b]– У вас не проблемные дети, все слава богу? [b]– Да-да.[/b]– Тогда вот что я вам посоветую. Во-первых, напишите в комитет на мое имя письмо и изложите в нем свою проблему. Во-вторых, попробуйте позвонить в городское агентство реализации жилищных займов и субсидий и узнайте там о социальной ипотеке… [b]– Сергей Александрович вас беспокоит. Я хотел бы узнать о порядке предоставления путевок многодетным семьям на юг. Он изменился, или таких путевок сейчас вообще уже не существует?[/b] – Путевки на юг существуют. Порядок их предоставления утвержден городской Комиссией по организации отдыха детей, подростков и многодетных семей. Вы ведь о летнем отдыхе говорите? [b]– Да. У меня шестеро детей. И шесть лет назад мы всей семьей ездили в Дагомыс. Сейчас же в префектуре мне предлагают путевки только на половину моей семьи, а хочется поехать всем вместе.[/b]– Сергей Александрович, у вас наверняка дети разного возраста. Скажите, сколько сейчас старшему, сколько младшему? [b]– Сейчас двое детей совершеннолетних, в следующем году еще одному ребенку исполнится 18 лет. Но я хотел узнать, как вообще с путевками дела обстоят? Мне сказали, что их больше не выдают.[/b]– Путевки остались, и более того, их количество каждый год увеличивается. Но мы считаем, что ездить должны разные люди и разные семьи. Но «очередь», поставим ее в кавычки, должна быть прозрачна. То есть вы, например, должны заранее знать, что как многодетная семья можете воспользоваться путевками, допустим, раз в три года. И соответственно свой отдых планировать. Напишите заявление о предоставлении вашей семье путевок, отнесите его в префектуру, только не летом, а немного ранее, например весной.[b]Центр правовой и информационной помощи молодежи «Выбор» – телефоны: 8-499-740-37-00, 8-499-740-34-12 (звонок бесплатный).Центр труда и занятости молодежи «Перспектива» – телефоны: 190-16-05, 158-03-91.Московский городской штаб молодежно-студенческих отрядов – телефон 350-34-46.Агентство по реализации жилищного займа и субсидий (программа «Молодой семье – доступное жилье») – телефон 229-69-50.Московская служба психологической помощи населению – телефон 173-09-09.Городской центр «Дети улиц» – телефон 201-76-91.СПРАВКА «ВМ»[/b] [i]Олег Евгеньевич Пильщиков читает все, абсолютно все письма, которые приходят в комитет на его имя. А потом часто сам звонит написавшему, чем порой пугает людей, не привыкших к такой манере поведения чиновников. А еще, видимо, сказывается комсомольская выучка, внимательно выслушивает все предложения, пожелания и проблемы «трудящихся» и, тут уже выучка человеческая, принимает их к сведению. Может быть, поэтому Закон «О молодежи», одним из разработчиков которого был Пильщиков, – один из самых работающих и эффективных законов нашего города.За час, отведенный на «горячую линию» у нас в редакции, Олег Евгеньевич успел обстоятельно поговорить-поспорить с десятком москвичей.Тем же, кто звонил, но не дозвонился, однако по-прежнему неравнодушен к молодежно-семейным проблемам, остается написать или позвонить в комитет и ждать ответного звонка от его председателя. Или… устроиться в этот комитет на работу.[/i]
[i]Многие, в том числе и очень уважаемые в обществе граждане, считают, что количество детей, находящихся в детских домах, у нас не уменьшается потому, что чиновникам это просто невыгодно. Ведь детдомовцы – это занятость педагогов и воспитателей, бюджетные деньги, выделяемые на каждого воспитанника, здания, в конце в концов. В Москве, к счастью, думают по-другому. «У каждого ребенка должна быть семья», – говорит Любовь Селявина, заместитель руководителя Департамента образования города Москвы, руководитель направления социальной защиты и семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Так что станет ли меньше детдомовцев, зависит только от нас.[/i][b]– Какая, на ваш взгляд, наиболее приемлемая форма устройства детей-сирот в семью? И вообще надо ли передавать детдомовцев в семьи?[/b]– Однозначно, надо. Потому что каждый ребенок, и вообще каждый человек, должен иметь семью, – говорит Любовь Константиновна. – Ведь нормальную семью не заменит никакой, даже самый хороший, распрекрасный детский дом. А семья… Это и душевная теплота, это – мама, которая всегда поддержит, к которой можно прийти и с горем, и с радостью. Не зря у нас говорят: не та мать, что родила, а та, что воспитала. Поэтому мы, в том числе и с помощью средств массовой информации, стараемся пробудить в людях желание навсегда или временно взять такого ребенка в семью, обогреть его, дать те азы семейного воспитания, которые в дальнейшем ему помогут в жизни. Я считаю, что для семейного устройства хороши все формы. Предпочтительнее, конечно, усыновление, но могут быть и опека, и приемная семья, и патронат. Гостевой режим тоже хорош, хотя некоторые говорят: «Ребенок привыкает, а потом ему приходится возвращаться в детский дом». Но ведь все дети любят бывать в гостях, здесь главное, чтобы ребенку и психологи, и администрация учреждения все правильно объяснили, сказали: да, ты не будешь жить в этой семье, но у тебя появятся друзья, которым ты при желании сможешь написать, позвонить, обратиться с какой-то проблемой. Также наши специалисты работают с семьями, которые хотят взять ребенка, – учат, как с ним обращаться, что сказать, как себя вести. И люди откликаются. Например, директор одного детского дома, который работает с патронатными семьями, недавно мне сказала: « У меня практически всех детей с патроната перевели на опеку». То есть их служба так поработала с людьми, что они готовы взять ребенка не на временное, а на постоянное пребывание.[b]– Сколько детей брали на патронат, допустим, в 2001 году, когда эта форма устройства детей в семью только начинала развиваться, и сколько сейчас желающих?[/b]– Если не считать тех семей, которые работают с детским домом № 19 ( а он – пионер в этом деле), то в 2001 году у нас было 12–13 патронатных семей на всю Москву. Сейчас уже более 60 детей находятся на постоянном патронате, а еще более двухсот – на временном, то есть люди берут деток на субботу-воскресенье, на каникулы, ездят с ними отдыхать.[b]– Зависит ли, на ваш взгляд, желание взять ребенка от материального положения семьи? Или все-таки главное – что у человека в голове, в сердце, в душе?[/b]– Трудно на этот вопрос ответить однозначно. Не зря говорят: бедность – мать порока. С другой стороны, бедняк лучше понимает бедняка. Ведь сироты – это бедные люди. Бедные не в материальном смысле, а духовно, потому что они родились уже ненужными своим родителям. Думаю, что детей в большинстве своем берут люди, которым важно помочь ребенку, у которых доброе сердце, не равнодушное к детскому горю. Ну и, конечно, они рассчитывают свои силы, в том числе и материальные: есть ли возможность накормить, одеть-обуть еще одного ребенка или нет.[b]– Какое, на ваш взгляд, должно быть у человека, который приглашает ребенка в гости, социальное положение? Его возраст, материальное положение, женщина ли это или мужчина?[/b]– Я думаю, что в данном случае возраст здесь не помеха, ведь есть люди пожилые, но очень мобильные. Которые с удовольствием будут ходить с ребенком по выставкам, в кино, в театр, к тому же исходя из своего жизненного опыта, знаний они смогут его многому научить, о многом интересно рассказать. Так что дело не в возрасте, дело в желании. Хотя, конечно, мы не дадим ребенка тому, кто хочет получить бесплатную прислугу. «Мне поговорить не с кем, да и стакан воды подать некому», – это не вариант. Ну и определенный достаток (не богатство, а хотя бы в пределах прожиточного минимума) в семье тоже должен быть.[b]– Важны ли жилищные условия? Допустим, семья – мать, отец, двое детей, – живущая в двухкомнатной малогабаритной квартире, хочет пригласить ребенка в гости. Ей позволят это сделать?[/b]– Я думаю, что при гостевом режиме необязательно придерживаться жилищных норм.[b]– А если потом эта семья захочет взять ребенка под опеку, ей из-за нормативов смогут отказать?[/b]– Я думаю, нет. Потому что приемный ребенок как сирота все равно потом будет иметь право на свое жилье.[b]– Какие трудности, я не имею в виду сбор документов, поджидают приемных, патронатных, гостевых родителей? К чему надо быть готовым морально, психологически? Есть ли у вас школа подготовки приемных родителей и нужна ли она?[/b]– Хороший директор детского дома, прежде чем отдать ребенка, обязательно будет, в том числе и с помощью психологов, готовить потенциальных родителей к этому шагу, да и потом, после устройства в семью, ребенка не бросит. Еще при учебно-методическом центре у нас существует родительская школа (ул. Шаболовка, д. 48). Но вообще у нас в законе не прописано, что прежде чем принять ребенка в семью – временно или постоянно, – надо пройти обучение. И на самом деле, это плохо. Одного желания мало, надо ведь еще и научиться любить постороннего тебе человека. Поэтому я часто уговариваю людей, которые хотят усыновить детей-негрудничков не торопиться, взять сначала ребенка на патронат. Ведь должно возникнуть родство душ, духовная близость. А если их нет, то зачем мучить и себя, и ребенка? Так что с этой точки зрения гостевой режим очень важен – вы приглашаете ребенка в гости, ничего ему не обещаете, устанавливаете с ним контакт. Если вы привязались друг к другу – слава Богу, если нет, то никакой трагедии для ребенка не происходит: он не чувствует себя «бракованным», возвращаясь в детский дом, ведь никто и не обещал, что эти тетя и дядя станут его родителями.А что касается моральных и психологических трудностей, то да, они будут, и надо к ним быть готовым. Например, ребенок привык к детдомовской пище, которая, конечно же, более однообразная, чем домашняя. Попал в семью, и … Ничего не ест. Отпихивает тарелку, разбрасывает еду по полу. Это, кстати, реальный случай: женщина усыновила мальчика, месяц с ним конфликтовала из-за еды, а потом решила отменить усыновление. Целая трагедия и для нее, и, главное, для мальчика. А все из-за того, что у нее не было элементарного терпения и психологического подхода к ребенку. Ну дайте вы сначала ребенку ту еду, к которой он привык, а потом постепенно переходите на другой рацион. Ну не обижайтесь, что ребенок не оценил ваших стараний по приготовлению обеда, что не знает цену дорогим вещам и игрушкам, а рвет их и ломает. Он просто привык к другому образу жизни, который отличается от вашего. Очень важно, чтобы человек, который принял ребенка в семью, видел в нем личность.[b]– Даже в годовалом?[/b]– Даже в годовалом. Ведь ребенок в какой-то степени уже сформирован, у него есть привычки – и хорошие, и плохие. Надо очень кропотливо и долго работать с ребенком, чтобы отучить его от того, что вам не нравится и привить ему, как вы считаете, правильные нормы поведения. Бывает и так, что 5–6-летний ребенок, не говоря уже о подростке, просто не воспринимает новую семью, плачет, старается из нее убежать. Потому что нет контакта или потому, что помнит своих кровных родителей, которые для него, что бы они ни вытворяли, все равно – самые лучшие. Так что опять же у приемных родителей должно быть колоссальное терпение, чтобы потихонечку «приручить» этого ребенка. И здесь патронат дает массу преимуществ перед другими формами семейного устройства, потому что с такими семьями работает специальная служба, в которую входят и психологи, и педагоги, и врачи.[b]– При гостевом режиме люди могут воспользоваться этой службой? Бесплатны ли все эти консультации?[/b]– Конечно, ведь гостевой – это тот же патронат, только кратковременный. И конечно, консультации всех специалистов абсолютно бесплатны.[b]– Не боитесь ли вы, извините за цинизм, что при широкой пропаганде устройства детей в семьи, когда люди узнают, что при патронате платят пособия, идет трудовой стаж, а каждый сирота может получить отдельную квартиру, детей будут брать в семьи для решения своих личных проблем?[/b]– Естественно, сколько умов, столько, как говорят, и мыслей. Но в данном случае органы опеки и попечительства и патронатная служба существуют для того, чтобы отслеживать отношения патронатного воспитателя с ребенком. И если они видят, что все, что платится, уходит только на самих патронатных воспитателей, что ребенку в семье плохо, то, естественно, ребенок может быть взят из этой патронатной семьи.[b]– Такие случаи были?[/b]– Нет, таких случаев не было. Ведь я уже говорила, что люди у нас в большинстве своем очень хорошие. Конечно, степень риска существует, но ведь волков бояться – в лес не ходить.[b]– Куда надо обращаться, чтобы взять ребенка в семью?[/b]– В наш региональный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, или в органы опеки и попечительства по месту жительства.[b]СПРАВКА «ВМ»[/b][i]- На 1 сентября 2005 года на учете в региональном банке состоят 5885 детей-сирот. Из них 1488 детей находятся в домах ребенка системы здравоохранения, в детских домах и школах-интернатах Департамента образования Москвы – 2994 ребенка, в учреждениях Департамента социальной защиты населения – 1245 воспитанников, в негосударственных учреждениях – 128 человек.- За прошлый год на учет в региональном банке данных поставлено 213 кандидатов на усыновление – граждан России. Примерно такое же число граждан было принято органами опеки и попечительства. В 2004 году под опеку передано 1950 детей, только 4,3% из них – посторонним гражданам, остальные остались в семьях родственников.- Проанализировав пожелания граждан, обратившихся в региональный банк данных, специалисты пришли к выводу, что большинство детей-сирот не смогут обрести новую семью, поскольку «наиболее востребованными» являются дети в возрасте до 5 лет (в региональном банке данных детей до пяти лет – 1577 человек (23%).- По инициативе Департамента образования в 10 образовательных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, созданы уполномоченные службы по патронатному воспитанию. К 1 июля 2005 года зарегистрировано 128 семей патронатных воспитателей, в которых воспитывается 152 ребенка.[/i]
[i]«Фраза «Все мы родом из детства» и про меня, и не про меня. Не было у меня детства, того, что бывает у всех. Сладкого, веселого, беззаботного, с Мамой и Папой. Кажется, что помню себя совсем маленьким, только что родившимся, понимающим, что меня оставляют в роддоме. Я спрашиваю глазами: как мои дела? Что-то белое, которому неловко смотреть мне в глаза, все причитает: Мама придет, мама придет... Белое уже знает, что мать не придет...По вечерам в нашем детдоме стоял ор. Орали все дети, от мала до велика. Просто на работу вышла нянечка. Помню, как няня повадилась ходить ночью к кочегару. А в качестве профилактики нашей бессонницы она использовала игровую резиновую лопату. Мы покорно откидывали одеяла, а головы прятали под подушки – шла «дубаска». Лопата была такая жесткая – тогда не делали мягких, жаль… Проведя профилактическую работу, няня, довольная, уходила на всю ночь. А за окном темень, ветер, деревья скребутся лапами-ветками в окна… Страшно. А позвать некого. Надеяться только на себя мы приучались в самом младенчестве… Кормили одним и тем же: суп, макароны с картошкой, кисель с белым хлебом. Съедали все до крошки. Воспитатели грозились, приходилось подчиняться. А куда денешься с подводной лодки? Иногда даже сейчас ловлю себя на том, что ем, как собака у будки: глотаю быстро, давлюсь кусками.Зато я всеяден, что в наше время, в общем-то, приветствуется. Каша? Давай кашу. Компот? Согласен и на компот… Без разницы. Так легко потом детдомовцам на «зоне» – все равно чем живот набить. Нас словно готовят для такой жизни.Учителя относились к нам равнодушно, оценки чаще всего выставлялись под конец четверти или года. И «тройка» была самой хорошей и желанной. Нет, конечно, мы учились, но как-то вяло, не усердствовали. Зачем? Кушать и так дадут, спать есть где. Не выгонят же за плохую учебу.В детском доме мы не только учились, но и работали. Но научить трудиться по-настоящему нас так и не научили. Там так извратили понятие ценности труда, что повзрослевшим детдомовцам идти работать просто уже не хотелось. Многие искали иные пути и находили – в тюрьме ведь тоже кормят бесплатно… Нас (младших) определили в бригаду по уборке свинарника, а ведь могли еще послать пилить дрова, грузить уголь, копать огород… Старшие в этом не участвовали, в их обязанности входило радостно гонять нас на работу. Средние следили за нами. Они тоже свое уже отработали и готовились стать старшими. Так потом было везде и всегда, работники детских домов понимали, что управлять младшими удобно с помощью старших, которые когда-то ведь тоже были младшими и прошли через тот же горький опыт. Потом я с этим столкнулся в армии, «дедовщина» не стала для меня открытием, но к чему такой опыт семилетнему мальчику или девочке, оказавшимся под опекой государства? Как-то к нам в детдом приехали киношники с «Мосфильма». Собирались снимать кино о прошлом веке. Мы практически все подходили на роли детей бедняков. Режиссер так и говорил: «С глазами у детей все нормально, будем снимать».[/i]Это отрывки из книги Александра Гезалова, которая так и называется – «Соленое детство». Автор – один из тех немногих детдомовцев, который смог не потеряться в этой жизни, сейчас он руководит Карельской региональной общественной организацией «Равновесие», помогает и детдомовцам и тем, кто вышел из казенного дома. И пусть сегодня в детских домах в отличие от советских времен в большинстве своем есть и игрушки, и одежда, и книжки, пусть опять-таки в основном воспитатели и нянечки не используют резиновую лопату в качестве «профилактики», глаза у современных детдомовцев все равно «бедняцкие». А детство у них по-прежнему – «соленое».«Вечерняя Москва» совместно с Департаментом образования, проектом «К новой семье» и газетой для приемных родителей «Ау! Родители!» начинает цикл материалов, посвященных семейному устройству детей-сирот. Потому что ненормально, чтобы в одном из самых успешных и цивилизованных городов России было столько сирот. Потому что в нашем городе есть те, кто может и хочет взять ребенка в семью.Когда мы в редакции только начали заниматься этой темой, то с удивлением узнали, как много у нас тех, кто уже стал или в ближайшее время станет приемными родителями, тех, кто так или иначе помогает, не получая взамен ничего материального, детдомовцам. Все эти люди – разные по характеру (у иных он очень даже тяжелый), возрасту, социальному, материальному положению и семейному положению. У многих есть свои кровные дети, а у некоторых – даже и внуки. Всех их, пожалуй, объединяет одно – они помогают не потому, что им плохо, а потому что им – хорошо. Не потому, что есть недостаток любви, который можно восполнить за счет сироты, а потому что этой самой любви – избыток, которым хочется поделиться. А еще все они любят людей и не воспринимают жизнь как череду препятствий, то есть по натуре – оптимисты.Как считает кандидат психологических наук, специалист по семейному устройству детей-сирот Галина Красницкая, прежде чем принять решение о приглашении ребенка к себе домой, надо честно ответить себе на вопросы: любите ли вы ходить в гости и принимать у себя гостей? Дело в том, что если вы и члены вашей семьи не переносите внешнего вмешательства, предпочитаете камерные, избирательные отношения, тогда не стоит экспериментировать с гостевым режимом. Он не для тех, кто с трудом переносит внешнее вмешательство и ведет замкнутый образ жизни.[i]Желание «облагодетельствовать сироту» и жалость к бедняжкам – поверьте, не причина брать ребенка ни на гостевой, ни на патронат, ни под опеку. Ребенка берут, как говорят опытные, с холодной головой и горячим сердцем. Разобраться в себе, истинных причинах своего желания вам помогут в организации, которая объединяет приемные семьи – [b]проект «К новой семье»[/b] (телефон [b]424-01-93[/b], сайт в Интернете [b]http://innewfamily. narod.ru[/b]). Пообщаться с приемными родителями в режиме прямого диалога можно в конференции «Приемный ребенок» (сайт в Интернете [b]http://www.7ya.ru[/b]). Если вы хотите поделиться своими мыслями по поводу семейного устройства детей-сирот, то пишите в «Вечерку» с пометкой «Социум». Нам важно знать ваше мнение.[/i]
[b]9.00 [/b]Кабинет Людмилы Ивановны на Тверской, 13. Почти все пространство занимает стол буквой «П». Швецова во главе, по бокам — руководители подразделений, среди которых три женщины — Комитет образования, Комитет по делам семьи и молодежи и Управление загсами. Начинается еженедельная «летучка»_— оперативное совещание руководителей подразделений социального комплекса. Руководители департамента докладывают о состоянии дел, хвалятся успехами, мягко говорят о неудачах.Швецова настойчиво интересуется проблемами и ставит задачи на следующую неделю — провести противоэпидемическую комиссию (наступает грипп!) и совещание по школьным каникулам.Потом она рассказывает, что, кажется, нашла инвесторов, что целевые программы развития социальной сферы обязательно должны учитывать интересы города, а не только сторонних организаций. Любимая фраза Швецовой: «Нам надо развязать узелки». Мне кажется, что некоторые «отцы и матери города» лучше бы восприняли указание «разрубить узел» немедленно и без обсуждений.Господина Сапрыкина (Департамент муниципального жилья) вызывают к телефону — на проводе сам Лужков. Остальные руководители пытаются заполучить мэра на открытие горнолыжных склонов, встречи с Дедом Морозом и в госпиталь для инвалидов. Совещание заканчивается в 10 часов.Людмила Ивановна — в туфельках и накинутом пальто — бежит к машине. Она опаздывает на встречу «Союзу женщин России — 10 лет», где должна зачитать приветствие Юрия Михайловича. Я несусь за ней, думая, как буду объяснять охране, что мне тоже надо в машину к первому «вице». Но охраны никакой нет. Только шофер предупредительно распахивает дверцу — садитесь, пожалуйста.[b]Разговор в машине — Людмила Ивановна, почему вас, относительно недавно пришедшую в «московскую команду», назначили первым вице-премьером? Может быть, Лужков решил, что если в российском правительстве есть вице-премьер — женщина, то и в Москве должна быть женщина? [/b]— Я почти на сто процентов убеждена, что Лужков никогда в жизни не назначил бы человека по признаку пола. Я думаю, что он предложил мне возглавить этот участок, потому что наблюдал за моей работой в комитете.[b]— Вы помните, что вам сказал Лужков, когда приглашал на эту работу? [/b]— Он сказал, что доверяет этот участок и надеется, что я с таким же интересом, как и прежде, буду работать и получу хорошие результаты.[b]— Говорят, что вы испытываете серьезное противодействие со стороны «министров-тяжеловесов», которые долго работали с Валерием Павлиновичем Шанцевым и теперь по любому вопросу обращаются напрямую к нему. Эти ваши подчиненные, по слухам, очень недовольны вашим назначением, а некоторые и претендовали на должность первого «вице». Как вам с ними работается, почему вы никого не увольняете? [/b]— У меня было право внести любые кадровые предложения мэру, но я посчитала неразумным начинать работу с «чистки». Еще год назад я сама возглавляла один из комитетов социального комплекса, поэтому хорошо знаю тех, с кем я работаю теперь уже в другом качестве.А то, что мои коллеги советуются с Валерием Павлиновичем (с которым у нас уважительные, ровные отношения), у меня ревности не вызывает. Тем более я знаю, что многих с Шанцевым связывают дружеские, человеческие отношения... Другое дело, когда какие-то документы без проработки со мной показываются вице-мэру. Я считаю, что на него «вешается» дополнительная работа, которой должна заниматься в первую очередь я. Еще не люблю, когда критика высказывается не в глаза (естественно, меня есть за что критиковать), а кому-то другому.Но, по-моему, это всем нормальным людям не нравится.[b]— Мне кажется, что вы — человек очень мягкий, терпеливый. Может быть, мужчине было бы легче управлять таким количеством народа? [/b]— Я не знаю, легче или сложнее, но те методы, которые используют женщины, зачастую более эффективны, нежели крик или стук кулаком по столу. Один подчиненный мне как-то сказал: «Людмила Ивановна, лучше бы вы сказали все слова, которые есть в ненормативной лексике, чем ТАК на меня посмотрели». По своему опыту знаю, что почти все, и мужчины в том числе, понимают не только грубые слова, но и другие методы.[b]10.10На этот час назначена встреча в Союзе женщин России.[/b]«Союзу женщин России», если кто не помнит, однажды удалось в нашей патриархальной стране набрать на выборах в Госдуму около 10% голосов. Однако через четыре года страна «опомнилась», и политики-женщины в Думу не прошли. Но остались на политической сцене. С десятилетием женщин пришли поздравить Валентина Матвиенко (от правительства РФ), Светлана Горячева (от Госдумы), Михаил Мень (от правительства Московской области) и Людмила Швецова (от правительства Москвы).В зале сидели боевые подруги российского и московского вице-премьеров «по социалке» — выходцы из ЦК комсомола, Комитета советских женщин, бывшие секретари райкомов и горкомов.Те, кому повезло в этой жизни (например, Екатерина Лахова), были хорошо одеты, стройны и с «мобильниками» в руках. Те, кто не смог пристроиться ни в государственную, ни в окологосударственную структуру, выглядели по-другому: с классической «халой» на голове, в стиранных мохеровых свитерках и с «жемчужными» бусами на шее.После протокольных приветствий Швецову обступили женщины с просьбами, пожеланиями и просто напоминаниями о себе. За тридцатиминутный перерыв Людмила Ивановна успела попить чаю и побеседовать с заместителем федерального министра труда Кареловой о новом порядке начисления детских пособий («У нас полгорода нуждаются в этих деньгах. Зачем людей заставлять стоять в очередях — справки составлять! Богатые пособия все равно не берут»), обсудить с Менем идею создания в Лобне музея танка Т-34 и решить вопрос об издании книги по правам женщин. Как я узнала позже, вопрос о детских пособиях был решен положительно, и все московские мамы по-прежнему без всяких справок будут получать деньги на детей.[b]12.40Швецова уезжает в здание мэрии на Новом Арбате.Разговор в машине — Людмила Ивановна, как рассказали мне близко знающие вас люди, 1992 год был для вас очень тяжел. Сначала вы были полгода без работы, потом умер муж... В это время Лахова с Федуловой формировали депутатские списки «Женщин России», куда вас не включили, хотя, я знаю, многие представители женских организаций предлагали вашу кандидатуру. Как вам удалось подавить обиду, ведь считается, что женщины по натуре очень мстительны? [/b]— Да, и Лахова, и Федулова меня прилично знали, были в курсе моей работы и в Комитете женщин, и в Кабинете министров. Кроме того, с Алевтиной Васильевной Федуловой мы давно знакомы семьями и домами... Но когда они создавали свои списки, туда действительно меня не пригласили. А я не настаивала и не обиделась.Я считаю, что сейчас моя роль в женском движении в том, чтобы служить неким мостиком между существующими женскими организациями. Мы должны быть особенно чувствительны к тому, чтобы не укреплять стереотип «женщины никогда не поддержат друг друга». Если переругаются «властные» мужчины, это никого не заденет, если переругаются две женщины... Допустим, пришла бы я в Комплекс, а в то время была бы уволена женщина-руководитель.Вы представляете, что говорили бы люди? [b]13.05[/b]Не успев раздеться, Людмила Ивановна выслушивает доклад секретаря Лены: кто звонил, по какому вопросу, какие встречи планируются на завтра. В это время я осматриваю кабинет. Он явно больше «Тверского» (два кабинета для Швецовой — производственная необходимость: первую половину недели она работает на Тверской, вторую — на Новом Арбате). Посередине — большой кактус, на который, как шутят сотрудники аппарата, Людмила Ивановна вызывает нерадивых работников. На стене — репродукция «Подсолнухов» Ван Гога (любимые цветы Швецовой), на столе — куча бумаг и телефонов АТС-1, 2 и с простой надписью «мэр», к которой приклеена игрушка — гусеница с ленточкой «с любовью».Позади кабинета — комната отдыха со столом, покрытым клеенкой, диваном и фотографиями Швецовой на стенах. Здесь мы будем обедать.Обед Людмиле Ивановне как первому вице-премьеру приносят в кабинет. Но платит она за него сама. А стоит это... За маленький кусочек рыбки с вареной картошкой — 40 рублей, за кусочек черного хлеба — 31 копейку. Ей-богу, в нашей редакционной столовой и дешевле и вкуснее. За свой обед пытаюсь заплатить сама, но Швецова тверда: за гостей платит хозяин. Да и зарплата позволяет. Она у первой женщины города (со всеми надбавками) — целых десять тысяч рублей.Людмила Ивановна звонит сыну Алеше — как дела, поел ли, сходил ли к дедушке в больницу? Так я узнаю, что отец Швецовой тяжело болен.Обеда не получается — бесконечно звонит телефон. Людмила Ивановна кому-то обещает дыхательные аппараты, кому-то — дополнительное финансирование.Попытка Людмилы Ивановны съесть салатик не удается. Она отвечает на мои вопросы.[b]— Мне всегда казалось, что первый вице-премьер должен разрабатывать стратегию социальной политики города, а не работать завхозом.[/b]— А я думаю, что концептуальность мышления и конкретность действия друг без друга невозможны. Сейчас у нас появились дополнительные источники финансирования, и я вспомнила о тех объектах, где у меня были кое-какие долги. Я в свое время была в госпитале ветеранов Великой Отечественной войны и поразилась тому, что в реанимации на 20 коек всего 2 дыхательных аппарата. Сейчас я нашла возможность купить такие аппараты.Еще хочется купить в диагностические центры хотя бы по одному аппарату, который измерял бы содержание кальция в костях. В Филатовской больнице создается центр детской кардиохирургии, там не хватает нескольких элементов оборудования... Короче, моя душа не будет спокойна, пока эти вопросы не будут решены. В это время приходит машина.Швецовой надо в соседнее здание — дом правительства — на заседание комиссии под руководством Валентины Матвиенко.Сегодня эта комиссия рассматривала проекты трудового кодекса с точки зрения женщины. Людмила Ивановна предложила включить в кодекс пункт о налоговых льготах для работодателей, принимающих на работу женщин, понятие «надомный» труд и повысить роль профсоюзов.На заседание комиссии меня не пустили: дом правительства — режимный объект. И я остаюсь в кабинете Швецовой разговаривать с ее секретарем Еленой Поздняковой.Лена знает Людмилу Ивановну почти двадцать лет — работала секретаршей еще в ЦК комсомола. «Только не надо писать, что Людмила Ивановна «перетаскивает» своих людей, — говорит Лена, боясь, что о начальнице плохо подумают. — Лет пять я с ней не работала, а потом мы случайно встретились, ей нужен был секретарь, и она меня позвала».Лена и Людмила Ивановна, как мне кажется, в чем-то похожи — обе улыбчивые, эмоциональные и, на первый взгляд, открытые. У обеих — удивительная способность при ответе на конкретный вопрос говорить обо всем. Лена говорит одновременно по двум телефонам, наблюдает за мной (что правильно — мало ли в какую бумажку подгляжу) и собирает документы для синего чемодана Швецовой. Об этом чемодане мне рассказывал чуть ли не каждый первый сотрудник аппарата.Все не прочитанные за день бумаги, письма москвичей, газетные вырезки и т.д. и т.п. складывают в чемодан, и вечером Людмила Ивановна забирает его с собой домой. У руководителей это называется «работа с документамиё.Еще документы собирают в большую черную сумку — это так называемый походный вариант.Когда Швецова едет на машине с одного мероприятия на другое и стоит в «пробках» («мигалка» ей, как, впрочем, и другим членам московского правительства, не положена), она разбирается с этими бумагами. Но сегодня изза бесконечных интервью «Вечерней Москве» сумка так и не была раскрыта и вечером присоединится к чемодану.— Лена, видели ли вы Людмилу Ивановну в бешенстве? — Нет, я даже не знаю, что это такое.[b]16.00[/b]В четыре часа Людмила Ивановна возвращается и готовится ехать поздравлять с 70-летием Московский государственный лингвистический университет (бывший институт имени Мориса Тореза). Приветствие от Лужкова просматривается на ходу.Несколько телефонных звонков (слышу: «Почему мне не доложили? Объявите вы наконец выговор за волокиту!»), быстрое припудривание носа и — вперед, в машину.[b]Разговор в машине — Как я поняла, вы выделяете женщин в категорию слабозащищенных граждан. Но справедливо ли это, можно ли предоставлять человеку льготы по половому признаку? [/b]— Согласитесь, не зря проблема положения женщин считается одной из глобальных проблем современности, не зря ООН создала Конвенцию по правам женщин и контролирует ее. Почему получается так, что в школе и в институте девочки учатся лучше, чем мальчики, а потом мужчины в своем профессиональном развитии опережают женщин? Это происходит в тот момент, когда женщина реализует свою детородную функцию, когда она становится матерью. А ведь это нужно не только женщине, ее мужу, семье — воспроизводство населения в первую очередь нужно всему обществу. Я не считаю женщину с ребенком социальным инвалидом, просто думаю, что государство должно защищать право женщины быть матерью и профессионалом одновременно.[b]— Людмила Ивановна, но ведь ваш маленький сын не помешал вашей карьере. Более того, на повышение в Москву вы переехали тогда, когда ребенку было всего три года. А ведь и отпуск по уходу был год, да и о налоговых льготах для работодателей, предоставляющих места для женщин с детьми, никто не заикался.[/b]— Я в каком-то смысле была сумасшедшей женщиной, потому что совмещать семью и работу очень тяжело. Это были, конечно, бессонные ночи. Плюс у нас не было памперсов, стиральных машин, надо было доставать продукты. Но я не одна такие подвиги совершала, многие работали и растили детей. Но ведь есть разные типы женщин.[b]— Может быть, пусть выживает сильнейший? [/b]— Не волнуйтесь, излишней помощи от государства женщины не дождутся. А у нас сейчас 70% безработных — женщины.[b]17.00[/b]Торжественный вечер по случаю 70-й годовщины со дня основания Московского государственного лингвистического университета.Гардеробщица Колонного зала Дома союзов, едва увидев Швецову, расплывается в улыбке, что-то шепчет ей на ухо и сует в руки маленькие вязаные салфеточки. Оказывается, несколько месяцев назад женщина пожаловалась Людмиле Ивановне на то, что в префектуре ее семью не ставят в очередь на квартиру. Швецова обратилась в префектуру с просьбой разобраться в ситуации, там подумали и решили, что поставить в очередь эту коренную москвичку все-таки можно. Вопрос, почему районные чиновники не могли сами разобраться в ситуации, остается без ответа. Людмила Ивановна в зале президиума общается с Примаковым, Боосом, другими важными персонами.Через несколько минут она уже на сцене. Поздравляет университет с 70-летием. Честное слово, почему мы можем восхищаться, например, Хиллари Клинтон, и не видеть женщину в своем отечестве? Молодая, стройная, улыбчивая, говорящая без бумажки (я-то знаю, что это экспромт). Зал дружно аплодирует.Многие, кажется, хлопают искренне.После поздравления Людмила Ивановна стремительно одевается и бежит в машину — через двадцать минут надо быть в концертном зале «Россия» на балу московских спортсменов.[b]Разговор в машине [/b]Разговора на этот раз не получилось. Швецова просматривает документы, готовясь к очередному выступлению-поздравлению, звонит по «мобильнику» своему секретарю, да и просто немного переводит дух. Мне откровенно плохо — десятки человек, промелькнувших за этот день, стоят перед глазами, живот бурчит от голода, да и поток информации надо бы «переварить».При подъезде к «России» Швецова собирается — на лице появляется приветливая улыбка, усталости как не бывало.[b]18.00-20.00Бал московских спортсменов.[/b]Я всегда думала, что концерт — это отдых. Может быть, но только не для Швецовой и не сегодня.Во-первых, опять надо выступать. Во-вторых, после семиминутной речи вместо пения Кобзона Людмила Ивановна слушает Льва Борисовича Кофмана, председателя Комитета по физической культуре и спорту...В восемь вечера за Швецовой приходит машина, в которую заботливая секретарша Лена положила синий чемодан и черную сумку с документами. Людмила Ивановна уезжает в больницу к отцу. В десять вечера она, возможно, будет дома.За содействие в подготовке материала редакция выражает благодарность пресс-секретарю Л. И.Швецовой Пудину Александру Ивановичу.[b]Досье «ВМ»[/b][i]Родилась 24 сентября 1949 года в Алма-Ате в семье военнослужащего. В 1973 году окончила Харьковский авиационный институт по специальности «инженер-механик по самолетостроению». После окончания института работала в ОКБ имени О.К. Антонова (Киев).С 1975 года — на комсомольской работе: секретарь райкома, заведующая отделом научной молодежи, секретарь ЦК ЛКСМ Украины.С 1981 по 1989 год — секретарь ЦК ВЛКСМ, Председатель Всесоюзной пионерской организации. С 1989 по 1992 год — заведующая отделом секретариата Верховного Совета СССР, председатель Комитета по делам семьи и женщин Совета Министров СССР. После распада СССР — на общественной работе. Позже работала в коммерческой структуре советником по связям с общественностью. С апреля 1994 года — председатель Комитета общественных и межрегиональных связей правительства Москвы. 21 января 2000 года была назначена первым вице-премьером правительства Москв — руководителем социальной сферы. Кандидат политических наук. Семейное положение: вдова, сыну — 22 года.[/i][b]Политические взгляды [/b]— социал-демократические.Отрицательно относится к «экстремистам всех мастей».Самым «сильным» политиком считает Юрия Лужкова.[b]Жизненное кредо: [/b]стремление к гармонии, в том числе в общественной жизни, через повышение в ней роли женщин.[b]Любимые поэты: [/b]Шекспир, Пушкин, Маяковский, Дементьев.[b]Любимые писатели [/b]— Бунин, Лондон, Васильева (одна из лучших подруг Швецовой).[b]Любимые композиторы: [/b]Чайковский, Моцарт, Рахманинов.[b]Любимые цветы [/b]— подсолнухи.Из «домашних» дел выбирает готовку. «Высший пилотаж» — супы, пироги, пельмени, плов.[b]С 31 января по 16 декабря 2000 года Л. И. Швецова провела: [/b]совещания, заседания, конференции, форумы - 370 торжественные церемонии, вечера, открытия и другие мероприятия представительского характера - 325 деловые встречи, беседы, посещения объектов Комплекса социальной сферы - 97 рабочие встречи - 443 Оборот документов составил - 23362 (без обращений граждан).[b]В сферу деятельности Л. И. Швецовой входят: [/b]Департамент муниципального жилья и жилищной политики, Комитет по культуре, Комитет физической культуры и спорта, Комитет общественных и межрегиональных связей, Комитет труда и занятости, Комитет образования, Комитет социальной защиты населения, Комитет по делам семьи и молодежи, Комитет здравоохранения.
[b]Квадратные метры всегда доставались москвичам потом и кровью. В советское время, чтобы «получить» квартиру, надо было работать на одном и том же предприятии, иметь хорошие отношения с руководителем, не злить партком и местком, и долго-долго стоять в очереди, чтобы получить заветные квадраты в «хрущевке».[/b][i]Помните, в фильме «Москва слезам не верит» несостоявшаяся свекровь главной героини выговаривала ей: «Мы свое пожили в коммуналке, а вы на все готовое хотите прийти. Живете в общежитии, ну и живите». Сейчас, если вы живете в общежитии или в однокомнатной квартире на пятерых, вас, возможно, поставят в бесплатную очередь «на жилье».Лет так на двадцать. Ну а если ваша семья хочет жить отдельно от родственников, или иметь вместо «однушки» «трешку» просто потому, что стандарты жизни изменились, то выход (если вы не олигарх или «телезвезда») один – брать кредит на покупку квартиры.По данным [b]руководителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы Петра САПРЫКИНА[/b], ипотечным кредитованием занимаются около 600 банков и других организаций. Однако с 2000 года в столице выдано всего 18 тысяч ипотечных кредитов (по всей России – 40 тысяч). Почему?[/i][b]А у вас есть антиквариат?[/b]Такой вопрос задал мне Александр, ипотечный брокер, готовый за сумму от 500 долларов до 3–4% от размера кредита (в зависимости от сложности вашего случая), проконсультировать и помочь любому желающему взять ипотечный кредит в банках столицы. Потому что процентные ставки, срок кредита и его сумма зависят не только от размера вашей зарплаты и возраста (чем больше первая и меньше второй – тем лучше), но и от того, сколько у вас иждивенцев, движимого и недвижимого имущества, наличия богатых (бедных) родственников, перспектив карьерного роста, а также привычек. Например, курение или, не дай бог, пристрастие к алкоголю, как просветил меня Александр, может отрицательно сказаться на сумме и процентах по кредиту, поскольку есть опасность, что заемщик заболеет, потеряет работу и не сможет выплатить долг целиком. А вот привычку отдыхать за границей, в одном банке могут посчитать признаком перфекционизма, а в другой – расточительством. И вообще, точную сумму выплат, пока не вляпаешься в кредит, определить невозможно; надо быть готовой к тому, что итоговая стоимость квартиры может быть в 1,5–2 раза больше заявленной.Александру я не поверила, а зря. Самостоятельный «обзвон» банков позволил отбраковать тех, кто дает ипотеку или максимум на 10 лет, или под 18% годовых в рублях и 13% годовых в валюте, или с первоначальным взносом от 30% стоимости квартиры. Остановилась на банке, в рекламе которого значилось: первоначальный взнос – от 10% стоимости квартиры, проценты – 9,9% годовых в валюте.– Чтобы точно сказать, сколько мы дадим вам денег и под какой процент, надо принести официально заверенную справку с места работы о заработной плате, ответить на вопросы нашей анкеты и консультанта, – вернула меня к реальности девушка из выбранного банка. – Мы же не зря пишем в рекламе не точную сумму, а «от». Как правило, минимальный процент по ипотеке дается на большую сумму, но на короткий срок, да и зарплата у вас должна быть не меньше тысячи-полутора долларов в месяц. Еще учтите, что мы берем комиссию за открытие ссудного счета (1% от суммы кредита однократно), плюс 1% от остатка ссудного счета, ну и по мелочи набежит еще долларов 500 – на проверку титула приобретаемой квартиры, на аренду депозитария, проверку подлинности купюр и так далее.Само собой, обязательно страхование вашей жизни и трудоспособности, риска повреждения приобретаемой квартиры, а также ее юридической «чистоты» в страховой компании, с которой мы сотрудничаем. Это обойдется в 2% от стоимости кредита в первый год, а дальше все будет зависеть от того, какая у вас останется ссудная задолженность.Моя голова, обремененная только гуманитарным, а не экономическим образованием, пошла кругом. Единственное, что я поняла: платить надо много, зарабатывать еще больше, а ипотечные брокеры не зря едят свой хлеб. Александр, довольный тем, что потенциальный клиент к нему вернулся, начал просвещать дальше: оказывается, «забракованные» мною банки попали в «черный список» зря. Если банк, например, требует первоначальный взнос от 30% стоимости квартиры, то там могут быть привлекательные проценты по кредиту, а страхование жизни, трудоспособности и квартиры (это – для всех кредитов обязательно) может стоить меньше.Если проценты по кредиту относительно большие, то срок выплат может быть не 20 лет, а все 30, могут дать не ту сумму, которая соответствует моей зарплате (негласное правило – месячная зарплата в рублях равна сумме кредита в долларах), а большую и так далее. Так что я должна определиться, какую квартиру хочу купить, и тогда он быстренько подберет подходящий именно мне кредитный продукт. И тут… все кончилось. Поскольку квартиру я хотела купить в «хрущевке» (не потому что они нравятся, а потому, что голодать ради более престижных «квадратов» не хочется), ипотечный кредит ни один банк ни под какие проценты мне не даст. Оказывается, банки, дающие кредит, и оставляющие у себя под залогом купленную квартиру до полной его выплаты, не считают пятиэтажки «ликвидным товаром».[b]Приезжай и покупай![/b]«Я получаю 1000 долларов в месяц, муж примерно столько же, сыну 6 лет. Живем вместе с родителями в трехкомнатной квартире. Конечно, хочется иметь свою жилплощадь, но… Мы не можем взять кредит: если потеряем работу или что-то с нами случится, кто будет расплачиваться? А если решимся, то половину дохода придется, чтобы быстрее расплатиться, отдавать за кредит. Может быть, в абсолютных цифрах остающиеся на жизнь 30 тысяч рублей в месяц на троих и большая сумма, но как посчитаешь: за садик – плати, за врачей – плати, поесть – надо, в отпуск съездить – тоже не помешает, одеваться-обуваться – необходимо. На что?» «Можно, наверно, «лечь трупом», взять кредит, а потом за него расплачиваться. Ребенка «бросить» в муниципальный сад на пятидневку, питаться кашей, одеваться в секонд-хенде, убиваться на работе за каждую копейку и экономить, экономить, экономить… Но я лично хочу жить!»«Не представляю 10–20 лет жизни (причем в самом расцвете!) в режиме жесткой экономии. Может быть потому, что только недавно перестала это делать – мужу повысили зарплату, а я вышла из декрета на работу. Я счастлива, что могу купить новые сапоги не тогда, когда старые развалились, а когда мне этого просто хочется, что могу детей сводить в парк и покатать на каруселях (минимум 500 рублей за один поход на двоих), а не объяснять, что просто гулять попарку гораздо интереснее… Да и не хочу я платить за квартиру в два раза больше того, чем она стоит – итак цены безумные…»Это – мнения представителей так называемого московского «среднего класса» (по российским меркам просто богачей, получающих от 30 тысяч рублей в месяц), которых я попросила на одном из интернет-форумов ответить на вопрос «Почему вы не берете кредит на квартиру?»– К нам приходит много народу на бесплатные консультации по ипотеке, – рассказывает начальник отдела ипотечного кредитования одной из самых известных риелторских фирм Москвы Игорь Никифоров, – поскольку желающих улучшить свои жилищные условия – тысячи. Но если не считать тех, кто из-за финансовых причин просто не может претендовать на кредит (маленькая зарплата, нет первоначального взноса), то можно сказать, что кредиты берут либо москвичи, которые довольно долго снимают жилье, либо те, кого «достало» жить вместе с близкими родственниками. Москвичи, которые живут отдельно в собственной малогабаритной квартире и хотят ее продать, чтобы купить большую, как правило, ипотечный кредит не берут. Причины разные: боятся, не хотят переплачивать, но, главное, думаю, в том, что их просто «не допекло». То есть жить, условно говоря, мужу, жене и двум разнополым детям в двухкомнатной квартире сложно, но можно. Люди, зарабатывающие около двух тысяч долларов в месяц, менее охотно берут кредит, чем те, кто зарабатывает тысячу. Мы им, конечно, объясняем, что даже при такой зарплате накопить на квартиру в столице невозможно, но они, видимо, на что-то надеются. Те, чей доход от трех тысяч долларов, за консультацией по ипотеке практически не обращаются, впрочем, как и те, чей доход около 15–20 тысяч рублей. Зато ипотечные кредиты очень популярны у приезжих, причем условиями кредита интересуются как те, у кого зарплата составляет те же 15–20 тысяч рублей, так и те, кто зарабатывает больше двух тысяч долларов в месяц.– Не зря есть поговорка «берешь чужие деньги, а отдаешь свои» или выражение «ну, ты хочешь все и сразу, так не бывает», – считает психолог Лариса Манукян. – В большинстве своем поколение 35–45-летних воспитано на том, что жить в долг – плохо, а и для интеллигентного человека просто неприлично.Кроме того, многие представители среднего класса только-только оправились от дефолта, родили детей, хотят жить без стрессов. А приезжие, как правило, решительнее, чем москвичи: уже одно то, что они приехали в большой и чужой город, закрепились в нем, нашли хорошую работу, говорит о многом.Поэтому им психологически легче решиться на кредит. Да и бытовые обстоятельства этому способствуют: в столице у них – только съемная квартира, а у москвича пусть плохая, но собственная крыша над головой все-таки есть. А еще оптимисту легче жить взаймы, чем пессимисту. Человеку, относительно безалаберному, проще, чем человеку дотошному, выясняющему каждую мелочь и приходящему в ужас, когда что-то не соответствует его представлениям.Кстати, поколение 20–30-летних уже совсем другое: они живут не мечтами, а настоящим, привыкают к тому, что копить – бессмысленно, а брать в кредит то, что тебе хочется – удобно. Статистики подсчитали, что сегодня до 40% бытовой техники приобретается в кредит, появились по-настоящему кредитные пластиковые карточки…Если будут нормальные финансовые условия, то ипотека будет развиваться: поколение, которое не боится жить в долг, готово к активной жизни.[b]Брать или не брать?[/b]Если на этот гамлетовский вопрос вы пока не можете ответить, а обстоятельства заставляют, можно применить простейший психологических ход: взять лист бумаги и разделить его ровно пополам: на одной половине написать все плюсы (для вас), а на другой – минусы кредита. Например, так:[b]ПЛЮСЫ[/b]:- Возможность оплачивать собственную квартиру, а не арендовать чужую, поскольку проценты по кредиту сопоставимы с месячной арендной платой (сейчас аренда средней однокомнатной квартиры стоит 450–500 долларов в месяц, двухкомнатной квартиры – 600–700 долларов в месяц);- Выгодное вложение средств, поскольку цены на недвижимость постоянно растут;- Кредит дается на длительный срок, размер ежемесячных платежей (проверьте договор!) не должен изменяться ни в связи с инфляцией, ни в случае повышения рыночной стоимости квартиры;- Получение налоговой льготы на весь срок ипотеки;- Если вы вдруг не сможете платить за кредит, не забывайте – у вас есть страховка;- Юридическую чистоту квартиры проверяет банковская служба безопасности;- Квартира застрахована на случай наводнения, пожара и т. д.;- Возможность улучшить свои жилищные условия в достаточно короткий срок.[b]МИНУСЫ[/b]:- Квартира, пока вы не выплатите весь долг, принадлежит банку, с ней нельзя совершать никаких сделок;- Ипотечные кредиты не дают на покупку жилья в домах, идущих под снос, «хрущевок» и квартир, которые чем-то не понравятся банку;- Не все продавцы квартир на вторичном рынке жилья соглашаются на продажу через ипотеку;- Долгий сбор документов, дополнительные траты времени (или денег, если пользоваться услугами ипотечного брокера) на то, чтобы подобрать устраивающую вас программу ипотечного кредитования;- Квартира в итоге будет стоить дороже в 1,5–2 раза;- Подумайте, от чего вам и вашей семье придется отказаться или на что решиться, чтобы отдавать ежемесячно от трети до половины дохода в счет погашения долга;- Сможете ли вы хорошо себя чувствовать в течение нескольких десятилетий должником?[b]Маленькие хитрости[/b]Ипотечный кредит можно вообще не брать. А взять кредит… потребительский. Он получается дороже с точки зрения годовой процентной ставки (от 11% годовых в валюте или от 15% в рублях), а срок возврата существенно меньше – около 5 лет. Но беря потребительский кредит, можно сэкономить на страховке, оценке квартиры, а также налогах – при ипотечном кредите заемщик обязан показать в договоре купли-продажи полную стоимость квартиры, что невыгодно продавцу, и за него налоги, как правило, платит покупатель. При потребительском кредитовании банк не требует договора купли-продажи, а значит, в нем может быть написана (если рискнете) любая сумма. Кроме того, при потребительском кредите банк не диктует заемщику требования к покупаемой недвижимости, а также условия выдачи и закладки денег. И главное – не нужен первоначальный взнос для покупки квартиры. Если сумма потребительского кредита небольшая, то банк может даже не потребовать залога, а ограничиться только поручителями. Если сумма больше 25–30 тысяч долларов, то в качестве залога банк может рассмотреть автомобиль, драгоценности, тот же антиквариат, недвижимость – старую дачу например.[b]СПРАВКА «ВМ»ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА[/b][i]Термин «ипотека» возник в начале VI века до н. э. в Древней Греции. Обозначал он тогда ответственность должника перед кредитором своими земельными владениями, то есть на границе принадлежавшей заемщику земли ставился столб с надписью о том, что земля – обеспечение претензии кредитора.На этом столбе (от греческого «Hypotheka» – подставка, подпорка) отмечались долги собственника земли. Во II веке нашей эры в Римской империи было разработано первое законодательство для ипотечных банков ( в империи также были другие кредитные учреждения – прообразы современных сберкасс и сберегательных ассоциаций). Чуть позже стали создаваться и специальные фонды, предоставляющие ипотечные кредиты под 5% годовых для малообеспеченных римлян – вдов и сирот.В России первые кредитные учреждения были созданы в 1754 году, они под залог имений кредитовали дворянство и купечество. В начале 1870-х годов в России работало 11 акционерных ипотечных (земельных) банков. Например, «Государственный крестьянский поземельный банк», основанный в 1882 году, ссужал деньги крестьянам для покупки помещичьей земли. Ссуды выдавались сроком до 35 лет в объеме до 75% от стоимости приобретаемого имущества, процентная ставка составляла 7,5–8,5% годовых. «Государственный дворянский земельный банк», основанный в 1885 году, выдавал деньги дворянам на условиях куда лучше крестьянских – ипотечная ссуда была сроком на 66 лет, а ее размер мог составить и 100% стоимости покупки, которая, правда, оставалась в залоге у банка.К 1917 году ссудно-сберегательные товарищества представляли интересы более 8 миллионов человек.[/i][b]По материалам сайтов http://www.rusipoteka.ru и http://www.kvadrum.ru[/b][b]СПРАВКА «ВМ»А КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ У НИХ?[/b]- В Германии ипотека осуществляется по разным схемам различными кредитными учреждениями, но наибольший удельный вес занимают стройсберкассы (ССК). Вкладчик ССК в течение определенного времени (5–6 лет) ежемесячно делает вклады на установленную в контракте сумму, на которую начисляются проценты, а по итогам года от государства человек получает премию и налоговые льготы. То есть заемщик вначале кредитует кассу, внося деньги на депозит, а по окончании периода накопления ССК выдает ему ипотечный кредит по низкой ставке (в среднем на 5% ниже рыночной) на срок до 12 лет.- В США ипотечный рынок почти полностью контролирует государство. Доля ипотечных облигаций, эмитированных 3 государственными корпорациями, составляет 89% рынка. В американской модели обеспечения ипотеки дешевыми ресурсами участвуют получатель кредита, инвестор и финансовый посредник. Образуются два ипотечных рынка – первичный, где выдаются жилищные кредиты, и вторичный, где обращаются ценные бумаги, выпущенные на базе пулов ипотечных ссуд. Кредитное учреждение может выдавать долгосрочные кредиты под залог приобретаемой недвижимости, не имея достаточного объема «длинных» ресурсов. Выдав ипотечный кредит, банк продает право требования по кредиту конечному инвестору или финансовому посреднику. Получив средства от уступки этих прав, банк выдает новый ипотечный кредит. Ставка по 30-летнему ипотечному кредиту составляет в среднем 5–6%, по 15-летнему – 4,75%.- В Великобритании ипотечные ставки определяются Государственным банком, они постоянно снижаются и достигли в прошлом году 3,5% годовых. Кредит, как правило, берется сроком на 25 лет. Кредиторы требуют минимум 5% наличного залога при покупке недвижимости, но при необходимости предлагают 100% ипотеки.- В Чехии услугами стройсберкасс пользуется половина населения страны. Когда накоплено 40% стоимости жилья, на остальную сумму выделяется ссуда под 3–5% годовых на срок 10–20 лет. На внесенные вклады начисляются по 2% годовых. Каждый гражданин при покупке квартиры в кредит получает ежегодную помощь от государства, ему на счет начисляется 150 долларов.- В Испании ипотечный кредит банки предоставляют на 10–20 лет под 4–6% на половину стоимости жилья, в том числе и гражданам других стран. При этом продажа недвижимости осуществляется только с разрешения банка, а сдача в поднаем разрешена. Арендной платы многим хватает на оплату кредитов, налогов и коммунальных платежей.- В Израиле средний размер ипотечного кредита на 15 лет – 90 тысяч долларов. Это примерно 70% стоимости квартиры. Среднегодовая ставка по ипотечному кредиту 5,2%.- В Японии много вариантов решения ипотечных проблем. Имеются и специальные: например, для женщин годовая ипотечная ставка снижается при рождении каждого ребенка, и ее минимальная величина составляет 0,1%. Кредиты выдаются на срок до 35 лет в сумме до 400 тысяч долларов. Женщины должны быть не моложе 20 лет и не старше 49 лет и погасить кредит до наступления 75 лет.[b]На илл.: [i]А это – незабываемые для многих 1960-е. Квартира, полученная по ордеру райсовета в Новых Черемушках, считалась «подарком» от родной советской власти. Об удобствах не особенно и задумывались, а при слове «ипотека» могли, по непониманию, и у виска пальцем покрутить...[/b][/i]
[i]Богатых и бедных, молодых и старых москвичей объединяет одно — все рано или поздно болеют. Лечиться «по блату» теперь нет необходимости: плати деньги — и добро пожаловать в самую суперсовременную клинику.Для тех, у кого денег нет, существуют районные поликлиники, городские больницы и льготные лекарства. За наше с вами здоровье отвечает председатель Комитета здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский.[/i][b]Блиц в редакции[/b]Андрей Петрович приехал на «горячую» телефонную линию «Вечерней Москвы» за полчаса до ее начала. И прежде чем пообщаться с читателями, ответил на вопросы наших корреспондентов.[b]— Платная медицина — это благо или зло? [/b]— Это свершившийся факт.[b]— Скоро будет пять лет, как вы возглавили московское здравоохранение. Ваша самая большая удача? [/b]— … [b]— Самая большая неудача? [/b]— У нас большие кадровые проблемы. Не хватает врачей. Если раньше в поликлиники приходили 100 молодых специалистов в год, то теперь — не более пяти. Через три года состоится первый выпуск «столичных» врачей Московского отделения лечебного и педиатрического факультетов Российского государственного медуниверситета, которые будут обязаны отработать несколько лет в поликлиниках города. Тогда, думаю, ситуация выправится.[b]— Андрей Петрович, вы знаете, что врачи, медсестры, нянечки вымогают деньги? [/b]— Знаю. А где не вымогают? Если есть какие-то конкретные случаи, можно позвонить к нам в Комитет здравоохранения по телефону 251-14-55. Гарантирую, что меры будут приняты.[b]— Правда ли, что вы ведете прием больных? И что у вас в кабинете целая коллекция мягких игрушек, которые вы дарите больным детям? [/b]— Да.[b]— Те, кто к вам приходит, действительно тяжело больны? Могут ли их проблемы решить в районных поликлиниках? [/b]— Девяносто девяти процентам приходивших ко мне на прием не требуется какая-то особенная помощь.[b]— Как вы относитесь к сериалу «Скорая помощь»? [/b]— Я его не смотрю, потому что не люблю мифов.[b]— Говорят, в молодости вы увлекались бойцовыми видами спорта.[/b]— Я всем отвечаю, что занимался ставшим теперь модным видом спорта в Ленинграде. Занимался дзюдо.[b]Жалобный поток [/b]Ровно в 16.00 Сельцовский начал «прием». «Фамилия, имя, телефон, номер поликлиники. В чем дело?» Тех, кто дозвонился, иначе как счастливчиками назвать трудно — за три дня все их проблемы были решены.[b]— Андрей Петрович, я звоню по поручению мужа, он плохо слышит. Нас обслуживает поликлиника № 220. Уже больше месяца он ходит туда за лекарством, которое ему прописали в Боткинской больнице. Там отвечают, что его нет, а когда будет — неизвестно.[/b]— Какой препарат? С вами созвонятся в течение двух дней и помогут с препаратом.Результат. Больной Чистяков на следующий же день был осмотрен специалистами поликлиники и обеспечен нужными препаратами.[b]— Андрей Петрович, вас беспокоит инвалид первой группы Денисов Николай Степанович. Я наблюдаюсь в ведомственной поликлинике. Там мне выписывают лекарства, но льготные рецепты выдают только в поликлинике по месту жительства. А это значит — опять очередь к врачу, нервотрепка...[/b]— Так должно быть, потому что бесплатные для вас лекарства оплачивает бюджет. Вы же можете не ездить в ведомственную поликлинику, а лекарства выписать в своей поликлинике, и тогда два раза ходить к врачу не будет необходимости.[b]— Здравствуйте, Галиулин Шамиль беспокоит. Вся беда в том, что я состою в поликлинике № 1 при мэрии Москвы, у меня сахарный диабет, а таблетки я получаю в своей районной поликлинике № 144, и когда я туда прихожу со своими бесплатными рецептами, мне приходится каждый раз ругаться.[/b]— Я уже говорил, что распределение льготных медикаментов — это распределение бюджетных денег, которые должны учитываться. Встаньте на учет в своей районной поликлинике.[b]— Я стою на учете, но в моей поликлинике невозможно попасть к специалисту. Для того чтобы попасть к невропатологу, надо в 6 часов утра записываться, а в день максимум шесть талонов дают! [/b]— Льготные лекарства можно получить, только встав на учет в районной поликлинике, независимо от того, где еще вы наблюдаетесь.Результат. На следующий день больной был обеспечен медикаментами в полном объеме.[b]— Добрый день. Очень хотелось бы обратить ваше внимание на работу поликлиники № 5. Совершенно стало невозможно получить льготные лекарства после 10—12го числа. Разве это нормально? [/b]— Я разберусь и вам позвоню.Результат. Действительно, имели место случаи задержки в обеспечении медикаментами. Однако задержка не превышала 3—4 суток.[b]— Здравствуйте. Я — Смирнова Александра Никаноровна. Мне 75 лет. Лечусь я в 174-й поликлинике. Обратилась к участковому врачу, она отказалась мне выписывать льготные лекарства и вообще очень грубо относится к больным.[/b]— Постараемся, чтобы больше вам не грубили.Результат. Больная прикреплена к другому участковому терапевту. Лечение получает в полном объеме.[b]— Алло, вас беспокоит пенсионерка Липкина из Южного округа. Нас обслуживает поликлиника № 75. Там наблюдается очень много народа, а в поликлинике работают один эндокринолог, один окулист. Я к эндокринологу должна каждый месяц ходить за лекарством. Для этого мне надо встать в 4 часа утра, чтобы в 5 занять очередь, потому что дают 4—5 талонов. Что делать? [/b]— Действительно, у нас не во всех поликлиниках имеются все специалисты. Оставьте телефон, вам позвонят.Результат. Выяснилось, что медицинская помощь больной всегда оказывалась в полном объеме. На следующий день пенсионерка была приглашена в поликлинику, но от медицинского осмотра отказалась.[b]— Здравствуйте. Ветеран войны Людмила Ивановна. Я очень прошу вас обратить внимание на работу 181-й поликлиники в Строгино. Несколько раз мы поднимали вопрос о том, что врачи бывают очень неэтичны, напоминая пенсионерам, что у них зарплата меньше, чем у нас пенсия.[/b]— Принял к сведению.Результат. Главврач поликлиники № 181 поставлен в известность о поступлении данного обращения.[b]— Здравствуйте. С вами говорит ветеран войны Ксения Николаевна. Мне необходима операция протезирования коленных суставов. А меня не кладут в госпиталь.[/b]— Через два дня вам перезвонят, разберемся.Результат. Больная согласна на госпитализацию в апреле.[b]— Здравствуйте. Я по поводу грубости врачей. Имеется в виду поликлиника №35.[/b]— Что натворили? [b]— Они признаются, что обслуживать культурно не будут до тех пор, пока им не будут нормально платить.[/b]— Это Южный округ? [b]— Да. И еще. Чтобы записаться к врачу, я встаю, например, в 5.45.[/b]С 6 до 8 часов утра ждем на улице, затем входим в фойе, и иногда бывает такое, что к врачу дают 4 талона. В конце месяца, бывает, выходят и говорят: за льготными лекарствами можете не стоять, их нет. Я считаю, это издевательство.— И я так считаю.Результат. Проводится служебное расследование. В поликлинику № 35 направлен линейный контроль.[b]— Здравствуйте. Говорит Андрей Михайлович, инвалид первой группы. Не могу ходить, стоять нельзя. К кому обратиться?[/b] — Положим вас в госпиталь, хорошо? Машину пришлем и положим. Хорошо? [b]— Спасибо большое.[/b]Результат. Госпитализирован в госпиталь № 3.[b]— Здравствуйте. Полужко моя фамилия. Не подскажете, почему в поликлинике № 46 больше трех льготных рецептов не выписывают в принципе? [/b]— Не знаю, врачи по медицинским показаниям имеют право выписывать столько лекарств, сколько нужно для лечения.Результат. Приглашен в поликлинику для обследования у невропатолога и решения вопроса коррекции лечения.[b]— Здравствуйте. Я живу в Бескудникове, поликлиника № 146. С августа болею, и до сих пор меня не могут вылечить.[/b]— А вы вызывали участкового врача? [b]— Вызывала, участковый приходил. Вчера «скорая» приезжала, но никому я не нужна. А температура у меня не спадает, рвота...[/b]Результат. В этот же день больная госпитализирована в ГКБ № 50.[b]— Здравствуйте. Я лечусь в 103-й поликлинике. У меня трофические язвы.[/b]— Мы вас положим в госпиталь.[b]— Да я в госпиталь сейчас не лягу. Я хочу попросить, чтобы сестра домой приходила делать перевязки. Ведь она обязана это делать? [/b]— Обязана. Я все проконтролирую.Результат. Больная была осмотрена на дому хирургом, обеспечена необходимой медицинской и медикаментозной помощью в полном объеме. От госпитализации отказалась. Перевязки будут обеспечены на дому.[b]Справка «ВМ». [/b][i]В Москве работает 733 лечебных учреждения. Из них стационаров — 151, амбулаторно-поликлинических учреждений — 582. Льготные лекарства получают 1 800 000 человек в 230 аптечных пунктах при поликлиниках.[/i][b]Справка «ВМ». [/b][i]Средняя зарплата медработников в Москве в 2000 году составила 2247 рублей. Врачи получали 3590 рублей, средний медицинский персонал — 1990 рублей, младший медицинский персонал — 1200 рублей.[/i][b]ВОПРОСЫ РЕШЕНЫ — ПРОБЕМЫ ОСТАЛИСЬ Необходимое послесловие [/b][i]Итак, все, кто смог дозвониться по телефонам «горячей линии», получили конкретные ответы и необходимую помощь. Но удовлетворения нет. Как быть тем, кто не дозвонился? Что делать тысячам и тысячам москвичей, страдающим не только от болезней, но и от хамства и поборов врачей, от невозможности достать необходимое лекарство, от плохой работы поликлиник? Прав наш читатель И. С. Самсонов, чье письмо мы публикуем на 1-й странице: проблемы столичного здравоохранения — не частные вопросы тех, кто сумел прорваться на «телефонный прием» к медицинскому начальнику. И наша «горячая линия» это отчетливо показала. Тем не менее за каждой из таких проблем — конкретный человек, который ждет помощи. Как быть? Этот вопрос мы задали А. П. Сельцовскому.— Все, кто не смог мне дозвониться, — сказал нам Андрей Петрович, — могут обратиться со своими жалобами, написав либо в «Вечернюю Москву», либо непосредственно в Комитет здравоохранения Москвы по адресу: 103006, Москва, Оружейный переулок, 43.— Вы гарантируете, что все обратившиеся получат ответ? — спросили мы.— Гарантирую.— Так и написать? — Так и напишите.Ну что ж, давайте поверим и проверим.[/i][b]Досье «ВМ» [/b][i]Сельцовский Андрей Петрович родился 30 сентября 1938 года в Москве в семье врачей. Окончил лечебный факультет Ленинградской военно-медицинской академии имени С. М. Кирова по специальности хирург-травматолог. С 1962 по 1982 год — служба в Вооруженных силах, в том числе за границей; принимал участие в «локальных военных конфликтах». Уволен в запас в звании подполковника. На «гражданке» начинал работать практически с нуля — ординатором московской больницы № 54. Через два года становится заместителем главврача в ГКБ № 29, еще через три года — главным врачом 81-й, а затем 50-й больницы. С 1994 по 1996 год — главврач ГКБ им. С. П. Боткина. Доктор медицинских наук. В октябре 1996 года назначен председателем Комитета здравоохранения Москвы.[/i]
Подкасты