Автор

Владимир Ратманский

Поэт. Богатый. Без банана

Несколько лет компания Gallup подсчитывала уровень счастья аж в 155 странах мира. Что, миленький, уже тянешь ручонки, хочешь сказать, что ты самый несчастный, потому что задницу прикрыть нечем, а солнца нам на севере Боженька пожалел, и кругом черт-те кто — все враги, завистники, вруны.А главное — у него деньги есть, у ближнего, у поганца — у-у, отъел себе ряшку — в телевизор не помещается. А даже если и не отъел — у-у, поганец — худющий, на одних устрицах и фрикасе кайфует — извращенец.Слушайте, самый несчастный — у кого денег нет? Самый счастливый — самый богатый? Небогатый — значит, совестливый и имеет право? А этот, с миллионами в карманах и банках, обладатель синеоких дам, девушек, женщин и хищниц, — дрянь человечишка? У него пиастров несчитаных — тонны.Мы запутались: чего хотим, куда бежим, какое прибежище себе нафилософствовать. Мы жаждем денег и ненавидим тех, у кого они есть. Знаете, кто самый счастливый в мире? Скандинавы — датчане, финны, норвежцы. У датчан страдает только 1 процент народа, а 82 процента счастливо. Везет же им. А ведь у скандинавов солнца мало, почти как у нас.Они не бедные, это верно. А вот у китайцев только 9 процентов счастливых, зато 14 процентов — страдальцы. Мало растущего ВВП для радости? У нас в России 21 процент счастливых и 22 — страдающих, у остальных так — проблемы. Значит, китайцам хуже, чем нашим? У них меньше денег, больше вокруг богатеев, которые строят из себя Хунь-Ван-Крезов и хамят в лицо? А как же бразильцы? Ведь бедненько живется в стране диких обезьян. Бананы? Сами вы… в комплексах ваших. Желтые ваши бананы любимые для них — кормовые. Красные и черные не довезти — нежненькие слишком.Бразильцы обожают фасоль в разных видах. Вот фейжоаду — черная фасоль со свиными ножками, ушками, копченой колбасой и приправами.Не в фасоли дело: у них, по опросу, 58 процентов счастливых, а горемык — два. Хотя своих богатых терпят и здесь, под пальмами.Я уже начал коллекционировать истории читателей, знакомых, укушенных совестью, о том, как они прикарманили деньги небедных и что это правильно. Один нашептывал: «Иду, вижу толстое портмоне, оглядываюсь, хватаю. Отхожу в тень, тайком открываю, а он весь забит долларьем. А-а, блин. И тут старушка является: кряхтит, охает, что-то ищет — мисс Марпл, блин. Причитает.Я понял, верни, твержу себе, сволочь, бабуленции кошель — имей совесть. «Да-а? — она, совесть, вопит, — а откуда у нее столько «зелени»? Богатый, сволочь, сынок-мироед? Нехрена отдавать — ей отпрыск еще сотню таких даст». А бабка вдруг бац — и падает. Подъезжает лимузин, хватают ее: она визжит, слышу, что таблетки в кошельке. Заглядываю в бумажник, а там в боковом карманчике они, таблетки, прикорнули. «Как умерла-а!» — выскакивает из лимузина высокий мужик и… Да, да, совесть…» И что? А вот Бродский: «…Я знал трех великих поэтов. Каждый был большой сукин сын».Кому разрешено быть богатым? Кому талантливым и неподлым? Вы знаете…

Сигареты выгонят из палаток и уберут с магазинных полок

Госдума приняла законопроект о повышении акцизных сборов 20 октября. В результате через два-четыре года алкоголь будет стоить более чем в 2 раза дороже, чем сейчас, сигареты — не менее чем в три раза.Я курил 31 год, а сейчас не курю. В советское время гонялся за «явской» «Явой» в мягкой пачке. И вот, похоже, фабрика «Ява», располагающаяся в самом центре Москвы, на 3-й улице Ямского Поля, 9, может быть закрыта. Во всяком случае, до конца года владельцы «БАТ-Ява», принадлежащей одной из крупнейших в мире транснациональных корпораций, British American Tobacco, намерены вдвое сократить на фабрике производственные мощности и перевести их в другие российские города.Эксперты полагают: это начало конца столичной «Явы».Ну и что? Конечно, московский бюджет от этих планов недополучит определенную сумму налогов. Но ведь наша держава намерена самым серьезным образом бороться с курением. Намечено резко увеличить акцизы на табачную продукцию и довести стоимость пачки сигарет к 2015 году до 95–120 рублей. Посмотрите, в Англии — в пересчете на рубли — пачка стоит около 300 рублей, во Франции — 200, в Германии — 180. А у нас средняя цена — 20–30 рублей. Самые дорогие сигареты в Москве стоят 65–70 рублей. У нашего брата кошельки значительно более тощие, нежели у европейцев. А что, на лечение от последствий курения деньги у вас есть?Как известно, летом Минздравсоцразвития представило проект закона «О защите здоровья населения от последствий потребления табака». Его основные положения должны вступить в силу лишь через три-четыре года, но активная борьба табачного и торгового лобби против некоторых положений этого нормативного акта развернулась уже сейчас. Ведомство, в частности, предложило запретить курение во многих общественных местах, среди прочих — в кафе и ресторанах, гостиницах и т. д. Кроме того, медики настаивают: сигареты должны продаваться только в стационарных магазинах площадью не менее 50 кв. м. То есть из палаток их предлагается выгнать.Проект запрещает также выкладку сигарет в торговых залах магазинов. Узнаете цену по прейскуранту, а любоваться на пачку будете индивидуально. Вот против этих постулатов будущего закона, который еще надо принять, магнаты и выступают. Как не выступать?[i][b]НАША ДЕРЖАВА НАМЕРЕНА САМЫМ СЕРЬЕЗНЫМ ОБРАЗОМ БОРОТЬСЯ С КУРЕНИЕМ[/b][/i]Российская ассоциация производителей табака оценивает объем табачного рынка страны в 15 миллиардов долларов. Ежегодно выпускается порядка 400 миллиардов штук сигарет. Значит, каждый месяц россиянин выкуривает по 11 пачек.Кстати, руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко предупреждал, что ожидает ожесточенного сопротивления принятию законопроекта. «400 миллиардов сигарет, которые производит сегодня Россия, не выращивая ни одного куста табака, — это вотчина четырех крупнейших транснациональных табачных контор», — указывал он.Да, лобби бьет именно по указанным нами положениям. В частности, говорят о том, что запрет на продажу табака в ларьках убьет малый бизнес.Действительно, доля доходов от его продажи в палатках составляет как минимум 40 процентов. Зачем их убирать из палаток? Потому что купить очень легко. А в магазин идти после работы не очень и охота.Тем более что, например, норматив обеспеченности торговыми площадями жителей Москвы — 700 кв. м на 1 тысячу жителей — вдвое уступает европейскому. Хотя, конечно, иди справься с табачной зависимостью: прижмет — побежишь куда угодно. Но, заботясь о малом бизнесе, все-таки надо учитывать, что в Москве и так «малая» торговля в общей его структуре превалирует. А курс нынче дан в сторону развития инновационных предприятий.И потом, когда дело касается здоровья нации, надо чем-то поступиться. Не будет сигарет в ларьках — вы станете затовариваться блоками? Кто-то будет, иному эта затея покажется дороговатой.Сами табачники, та же компания БТА, мягко журят наших законодателей: мол, ограничите продажу в ларьках — сигареты начнут покупать с рук. Есть такая опасность. Национальная торговая ассоциация совместно с Федерацией рестораторов и отельеров в своем письме к высшему руководству страны выразила очень серьезные опасения. А ведь запреты на курение в общественных местах стали просто повальными во всем мире. В бразильском Рио-де-Жанейро более трех лет назад отказали курильщикам в праве дымить в кафе и ресторанах, не имеющих специальных открытых террас. В Англии запрет на курение в ресторанах, клубах, пабах действует свыше 4 лет.А мы чем хуже? Но как вы, уважаемые читатели «Вечерки», мыслите по этому поводу? Пишите, а газета будет публиковать ваши мнения.[b]СПРАВКА[/b][i]В Москве курят 60 процентов мужчин и 30 процентов женщин, в то время как еще 15–17 лет назад среди представительниц прекрасного пола курящих было лишь 3–5 процентов. В целом по России среди девушек до 29 лет «дымит» полмиллиона, среди ребят — до 2,5 миллиона. Согласно рейтингу Всемирной организации здравоохранения первое место в мире по количеству выкуриваемых сигарет на душу населения в год занимает Греция — 3017. Это 251 сигарета в месяц, или 8 с «хвостиком» в день. Россия в этом списке на седьмом месте — 2319 сигарет в год, т.е. 6,5 в день. Сравните, китайцы выкуривают каждый день в среднем 4,5 сигареты![/i][b]КСТАТИ[/b][i]Через несколько лет в столице может закрыться легендарная табачная фабрика «Ява», ныне «БТА-Ява». В 2011 году производственные мощности фабрики будут сокращены вдвое.[/i][b]СТОИМОСТЬ ПАЧКИ СИГАРЕТ К 2015 ГОДУ ДОВЕДУТ ДО 95-120 РУБЛЕЙ[/b][i]300 руб. Англия[/i][i]200 руб. Франция180 руб. Германия25 руб. Россия[/i][i]Самые дорогие сигареты в Москве стоят 65–70 рублей[/i]

Голова тебе банк

Вторая волна кризиса — это очень нехорошо. Что нам делать, как постараться не потерять хилые денежки накоплений, коль скоро они есть? Куда вкладываться? А может, опять в качестве хранилища потревожить безотказный матрас? Говорим мы с вами о рядовых сбережениях, потому как если их много, тогда владелец уже расценивается как инвестор. Рядовые сбережения стоит доверить банку. Но в какой валюте — это вопрос номер раз, и в каком банке — вопрос номер два. Имейте в виду: сейчас не стоит доверяться громкой рекламе. Серьезные банки игнорировали в последние месяцы частных вкладчиков, зато банки «хромающие» назначали излишне высокие проценты, и москвичи несли туда свои кровные пачками. Смелые москвичи. А тут кризис в Штатах, «напряг» в Европе. Попробуй раздобудь таким банкам дешевые кредиты. Поэтому ежели вы выбираете банк, то нынче он должен быть мощный, известный и проверенный, сейчас не время подвергать свои деньги рискам. Пусть он дает даже небольшие проценты. У нас действует очень неплохая система страхования вкладов. Только ведь если крякается много банков, и она может дать сбой. Не рискуйте бездумно, и система будет работать исправно. Не кладите деньги и в те депозиты, условия которых не позволяют снять денежки, не потеряв начисленные на сумму вклада проценты. Решили выбрать мультивалютный вклад, четко выясните, не потеряете ли много на дорогой конвертации. Понятно, если кризисные угрозы серьезны, часть средств все-таки должна храниться в наличной форме. Где? Надежна банковская ячейка, но опять же, угроза банкротства такого банка должна быть минимальна. Вспомните, что гарантированно страхуется банковский вклад в размере до 700 тысяч рублей. Если ваш вклад валютный, учтите, что в рублевом исчислении следует оставить гандикап в случае вероятного колебания валютных курсов. А то скакнет «зеленый» или евро, и ваш вклад уже окажется вне госгарантий. И понятное дело, никто не отменял стандартного трюка — разделения накоплений на три корзины: половина ваших миллионов — в рублях, и по четверти — в евро и долларах. По крайней мере, риски потерь вы сведете к разумному минимуму.

Аптекари опасаются временного запрета на продажу недорогих медпрепаратов

Исследования показывают, что москвичи, как, собственно, и россияне, в целом покупают пилюли в первую очередь для лечения сердечно-сосудистых, простудных, нервных заболеваний, а также от хворей органов пищеварения. В принципе, мы с вами тратим на лекарства не слишком много. По опросам социологов, 20 процентов россиян просто экономит на здоровье. С другой стороны, треть граждан страны постоянно «питается» таблетками — это зависимость уже другого рода. Ежегодно, согласно исследованиям ВЦИОМ, россияне на таблетки расходуют около 3 тысяч рублей. Москвичи круче зависят от аптек: в год на медпрепараты уходит порядка шести тысяч целковых. В Евросоюзе в среднем 150–175 евро. Но, скажем, небедные немцы покупают пилюль на сумму, вдвое большую — свыше 350 евро, японцы отдают до 620 долларов, американцы — 700. Власти еще в 2010 году озаботились проблемой дороговизны медикаментов. Вспомните, тогда же был разработан перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), который должен обновляться ежегодно (такие перечни действуют более чем в 160 странах мира). Цены на них регулирует государство: они фиксируются посредством механизма госрегистрации. Треть препаратов — отечественные, 20 процентов — оригинальные зарубежные лекарства, половина выпускается как российскими, так и иностранными фирмами. Как известно, в начале прошлого года организационные неувязки, связанные с введением ЖНВЛП, привели к тому, что в январе не продавалось в аптеках около 700 видов лекарств — министерство не успело зарегистрировать все цены. И вот теперь при негативном развитии событий январь-2010 может повториться в январе-2012. Аналитики опасаются, что Минздравсоцразвития опять рискует не поспеть, хотя новый перечень ЖНВЛП все-таки 17 октября утвердили. Но правила регистрации изменились. Теперь предложено указывать не лекарственную форму препарата — таблетки ли, свечи, капли, а лишь его действующее вещество. Поняли? И в таблетке, и в каплях работает один и тот же препарат, но форма лекарства разная. Тем самым число пилюль, которые надо зарегистрировать, резко выросло, а время поджимает. Как бы в результате, понятное дело временно, из аптек не исчезли дешевые лекарства. Но болезнь ведь времени не выбирает: как шарахнет — ждать окончания бюрократических согласований нет никакой возможности. С другой стороны, инициатива министерства для нас с вами благо. Она означает, что если сейчас препарат в форме порошка продавался по регулируемой цене, то такой же точно, но в виде капсул — уже по свободной. Естественно, фармпроизводителям и аптекам нововведения не нравятся, нашим же кошелькам придутся по душе. Министерство сохраняет спокойствие и призывает не паниковать. [b] ПРЯМАЯ РЕЧЬ ЕЛЕНА НЕВОЛИНА ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР АПТЕЧНОЙ ГИЛЬДИИ:[/b] [i]— Отечественные и иностранные производители медпрепаратов просят включить в ЖНВЛП все-таки лекарственные формы, ведь, вообще говоря, на этот счет имеется приказ самого Минздравсоцразвития. А в него ведомство изменений не внесло. Если так случится, что оно не озаботится дополнениями к постановлению правительства, согласно которому незарегистрированное лекарство продаваться не может, то получится как всегда. Препараты будут в наличии, но купить их мы не сможем. А ведь объем лекарств, входящих в ЖНВЛП, составляет в нынешнем году 36 процентов в стоимостном выражении. Ситуацию еще можно разрешить полюбовно. Например, не заставлять сейчас производителей регистрировать новые лекарственные формы. Ведомство само создает условия, при которых производители могут не успеть подать документы вовремя. Ведь им отводится лишь две недели для того, чтобы собрать пакет документов и сдать на регистрацию.[/i] [b]МОСКВИЧИ ПОКУПАЮТ ГОРАЗДО МЕНЬШЕ ЛЕКАРСТВ, ЧЕМ ЯНКИ И ЕВРОПЕЙЦЫ[/b] [i]$700 в США $620 в Японии $230 в Евросоюзе $194 москвичи $97 россияне[/i]

Не гонись за безумным процентом, отдавай свои деньги солидным банкам и фирмам

Я со всем уважением к пожилым, сам далеко не первой свежести. Но пенсионеры московские — народ активный. Деньжат вроде как крохи, а среди вкладчиков банков каждый третий — бабушки–дедушки.Денег мало, но наши пенсионеры особенные — сами будут недоедать, но детям-внукам какой-никакой капиталец оставят. Куда идут? Туда, где больше дают процентов по вкладам. А банкиры же нынче ведут себя грамотно — специальные условия предлагают пенсионерам. Частенько ставки по депозитам пожилых на 0,5–1 процент выше, чем у более молодых земляков.А подумать, ребята? Почему один банк предлагает вам больший процент, чем другой — он же вам потом должен больше заплатить! А если у него тугриков не хватает? Вы же слышали про возможность нового кризиса. Решили банку помочь? А сумеете ли вы оттуда деньги забрать, прежде чем он сыграет в ящик?Конечно, в России очень неплохая система страхования вкладов физических лиц. Но Агентство по страхованию вкладов не резиновое. Вдруг просядет несколько десятков небольших банков? Ведь с 1 января 2012 года банки должны увеличить минимальный размер своих уставных капиталов вдвое — с 90 до 180 млн руб. Поди надорвутся!Так что совет вам, дорогие пожилые: будьте внимательнее, отдавайте деньги солидным фирмам.

Стационарные посты ГИБДД предлагают ликвидировать

Автомобилистов потрясла новая инициатива московского центра по борьбе с пробками. Глава центра Александр Шумский предложил ликвидировать все посты ГАИ на границах города.«Вечерка» решила разобраться в ситуации.Каждому столичному водителю знакомо это чувство недовольства, когда впереди, на выезде из города, показывается стационарный пост ГИБДД и сопутствующая ему пробка. А к недовольству примешивается еще и беспокойство: ведь бдительные рыцари дороги могут выбрать жертвой именно тебя.К примеру, за отстегнутый ремень безопасности. Так что инициатива убрать с выездов из Москвы КПМы многим автомобилистам показалась хорошей.— Да это совершенно здравая мысль! — заверил «Вечерку» руководитель московского центра по борьбе с пробками Александр Шумский. — В неофициальной беседе работники службы ГАИ-ГИБДД, служащие на высоких постах, рассказали мне, что на 3 миллиона остановленных на стационарных по- стах машин задерживается всего 5–6 серьезных нарушителей! Вдумайтесь в эти цифры — представляете, сколько людей вынуждено страдать из-за этого анахронизма?!Ни в одной цивилизованной стране мира стационарных постов уже не существует, даже Белоруссия давно их отменила. А Россия продолжает пользоваться КПМами наравне со странами третьего мира. Никакой безопасности эти посты обеспечить не могут: теракты и преступность как были, так и остаются. А на выездах скапливаются огромные очереди из машин. Посты прекрасно заменят камеры и мобильные патрули. Тем более есть целый ряд выездов из города, не «прикрытых» постами. [i][b]СТАЦИОНАРНЫЕ ПОСТЫ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ В ТОМ ЧИСЛЕ ДЛЯ ПОИСКА И ЗАДЕРЖАНИЯ ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ[/b][/i] Неужели эти посты действительно анахронизм? Действительно, по словам Александра Шумского, в некоторых регионах России уже убрали эти КПМы.К примеру, Ростовская область, где было ликвидировано 70 стационарных постов. По мнению борцов с пробками, загруженность дорог там резко снизилась на несколько процентов.— Эти посты и правда мешают, ну, по крайней мере в некоторых местах, — поделился с «Вечеркой» московский водитель Александр Пирязев. — Особенно это заметно на выездах из города по Ленинскому проспекту и Ярославскому шоссе. Но и сплеча рубить не стоит, а то удалят их — и сразу возникнет множество неизвестных проблем. Как получилось с выделенками для автобусов. Полосы отгородили, и на дорогах сразу стало меньше места. Надо все делать по уму.На самом деле рубить сплеча нельзя, особенно в таком щекотливом вопросе, как безопасность. Посты приносят пользу, заставляют дисциплинироваться водителей. Да и серьезных нарушителей на постах ловят куда больше. Ведь наркоманов и алкоголиков за рулем можно считать серьезными нарушителями. А в ходе каждой операции, проводимой ГИБДД на базе стационарных постов, таких нарушителей отлавливают десятками. А то и сотнями.— Ловят с наркотиками, с оружием, даже с трупами в багажнике, — рассказал «Вечерке» отставной офицер столичной ГИБДД Константин Смирнов. — О шести нарушителях из трех миллионов говорить нельзя, ловят куда больше. КПМы очень удобны и для операций, которые проводят спецслужбы, занимающиеся борьбой с особо опасными преступлениями.У нас вообще любят брать и отменять! Ребята, вначале семь раз отмерьте, а потом подумайте еще раз! [b]ПРЯМАЯ РЕЧЬ[/b][b]ЛЕОНИД МЕДНИКОВ АНАЛИТИК СЕРВИСА ЯНДЕКС.ПРОБКИ:[/b][i]— Если сотрудники ДПС ограничивают дорожный поток машин, это, конечно, может приводить к пробкам. Однако это эпизодическое явление в отличие от постоянных пробок, причиной которых, как правило, являются другие факторы. Например, на выездах из города таким фактором являются лепестковые развязки на МКАД, которые не справляются с большим потоком машин. И пробки там не связаны с наличием постов ДПС.[/i][i][/i]

Рассчитывать на кредит в каждом банке бизнесмен не может

На организованной столичной торгово-промышленной палатой (МТПП) конференции со столь многообещающим названием «Малый и средний бизнес Москвы и Московской области: возможности привлечения финансирования» очаровательная дама, индивидуальный предприниматель, предусмотрительно не пожелавшая представиться, жаловалась: — Слушайте, я ведь в бизнесе с 1996 года. За эти годы успешно «переварила» 5 кредитов. Но каждый раз встречаю в банке пренебрежительное отношение. Вы — ИП? — переспрашивают там, и чувствуется, сейчас сотрудник того и гляди брякнет: «Чур меня». А как же мой бизнес-стаж, 18 человек работающих? Недавно банк мне отказал в оформлении кредитной карты. Обращалась по рекомендации районной управы в банк за очередным кредитом. Кабальные условия выдвигают. Полтора-два месяца нужно носить в банковскую контору тонну бумаг. — Верно же возмущается коллега, — поддержал предпринимателя генеральный директор МТПП Юрий Азаров. — Надо смотреть на историю предприятия. Уж если фирма работает не один год и не имела просрочки, к ней должны применяться иные подходы. В самом деле, как же так? Хочется рвать и метать. Весь мир печется о малом бизнесе, а мы что — лысые? Во всех мировых городах-миллионниках в этой сфере занято от 50 процентов трудоспособного населения. Но, с другой-то стороны, разве банкам не нужно зарабатывать? «Да мы бегаем за клиентами, — возразила, откликнувшись на гневный спич леди-коммерсанта, присутствовавшая на конференции представитель одного из крупнейших российских банков. — Почему же вы не захотели обратиться к нам? — резонно спросил исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы Алексей Ермолаев. — Мне в управе подсказали, — откликнулась индивидуальный предприниматель, — что есть такой фонд и работающие с ним банки. Я обратилась в три и получила от ворот поворот. — Вы заглянули в три банка, а ведь в Москве их свыше 500, — возразил заместитель руководителя столичного Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Михаил Герасимов. — На нашем портале мы разместим информацию об условиях работы банков с малыми и средними предприятиями. [i][b]ЗА МИНУВШИЕ 5 ЛЕТ ПОМОЩЬ ФОНДА ПОЗВОЛИЛА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ ПОЛУЧИТЬ ССУД НА 36 МИЛЛИАРДОВ[/b][/i] Но вы помните: наша дама, породившая оживленную дискуссию в ходе конференции, занимается бизнесом 15 лет и не в курсе, что в столице вот уже шестой год действует столь мощный фонд, предоставляющий поручительства по кредитам, займам, лизинговым операциям предприятий малого бизнеса. За минувшие 5 лет выдал поручительств на 17,9 миллиарда рублей, что позволило предпринимателям получить ссуд на 36 миллиардов. За первые полгода 2011 года фонд уже предоставил 342 поручительства на сумму около 2 миллиардов рублей. Таким образом, коммерсанты сумели получить в банках 4,28 миллиарда ссудных денег. Господа предприниматели, неосведомленность в рыночных условиях граничит с преступлением. По крайней мере к собственному бизнесу. В настоящее время фонд работает с 35 банками. «Обращайтесь прежде всего в эти банки, — советует Алексей Михайлович,— они на данном этапе более компетентны в работе с малым бизнесом». Отметим, что такие фонды существуют в 80 российских городах, но объем московского составляет 41–43 процента от общей величины выданных в стране поручительств. Михаил Герасимов признал, что до последнего времени Москва, к примеру, по индексу условий развития малого и среднего бизнеса среди крупнейших городов России занимала лишь 7-е место из 11, а среди регионов — 17-е. Новая команда профильного столичного департамента намерена изменить эту странную ситуацию. Тем более что, сообщил Михаил Дмитриевич, доступность финансирования для коммерсантов ставится во главу угла. Особый упор делается на поддержку именно начинающих предпринимателей. Обратите внимание: в настоящее время одна из форм поддержки малого бизнеса в Москве — выделение субсидий на компенсацию процентной ставки по кредитам. Сейчас власти оказывают помощь в размере 2/3 ставки рефинансирования Центробанка. Но со следующего года, по словам М. Герасимова, эта ставка будет компенсироваться полностью. Так что, господа начинающие и действующие коммерсанты, критика — дело нужное и благородное, только сперва вы уж точно выясните, какую помощь можете получить от московских властей. Право дело. [b]КСТАТИ[/b] [i]В структуре занятости москвичей на долю малого и среднего бизнеса приходится 35 процентов. При этом вклад «маленьких» коммерсантов в валовый региональный продукт Москвы составляет 25 процентов. С налогами гораздо скуднее: в общей копилке столичных мытарей «привет» от малых предпринимателей «весит» не свыше 10 процентов.[/i] [b]МОСКВИЧИ ПРИСМАТРИВАЮТСЯ К МАЛОМУ БИЗНЕСУ. ШАНХАЙЦЫ И ТОКИЙЦЫ ОСВОИЛИ ЕГО ПО ПОЛНОЙ ПРОГРАММЕ[/b] [b]МОСКВА[/b] Численность населения [b]11,5[/b] млн человек В малом бизнесе занято [b]35%[/b] населения Малый бизнес дает [b]25%[/b] валового регионального продукта [b]ЛОНДОН[/b] Численность населения [b]7,5 млн[/b] человек В малом бизнесе занято [b]50%[/b] населения Малый бизнес дает [b]58% [/b]валового регионального продукта [b]ТОКИО[/b] Малый бизнес дает [b]55%[/b] валового регионального продукта Численность населения [b]13 млн[/b] человек В малом бизнесе занято [b]77%[/b] населения [b]ШАНХАЙ[/b] Численность населения [b]19 млн[/b] человек В малом бизнесе занято[b] 82%[/b] населения

Производство как младенец: с «ложечки» надо кормить

Недавно Владимир Путин заявил: «Мы считаем, что миссия государства — подставить плечо предпринимателю там, где это необходимо, и убрать те барьеры, которые ему мешают».Один из таких барьеров для отечественного малого бизнеса — разная цена заемных денег в России и на Западе. Вот конкретная ситуация, которой поделился со мной руководитель успешного малого производственного предприятия.Его фирма выпускает оборудование, экспортируемое в страны СНГ.Конкурировать ему приходится с аналогичными итальянскими и польскими компаниями. Продукция нашего, и это признано, лучше. Но некоторые комплектующие, во-первых, приходится покупать в той же Италии — у нас таких нет. А во-вторых, в стране Петрарки и «Милана» малое предприятие может получить ссуду под 4 процента годовых. У нас же не каждый банк даст «маленькому» кредит под 13–15 процентов. Конечно, в Италии кредиты в евро, в России в рублях и… и все же коммерсант, о котором идет речь, уже устал бороться с морем проблем.[i][b]РАБОЧИЕ МЕСТА, ОБРАЗОВАНИЕ, ТЕХНОЛОГИИ – УПУСТИТЬ ВСЕ ЭТО ДЛЯ ТАКОЙ СТРАНЫ КАК РОССИЯ ПРОСТО НЕМЫСЛИМО[/b][/i]— Знаешь, в конечном счете оказывается, что дешевле там тупо купить это оборудование, а у нас или в СНГ его продать, — печально заявил он. — И все дела. И больше заработаешь. Слишком сложно у нас что-либо производить.Нельзя, и мы с вами это отлично понимаем. Рабочие места, технологии, образование — упустить все это для такой страны как Россия просто немыслимо. Но что делать, коль скоро производственная сфера так отстала? Модернизация индустрии сложна, требует огромных средств. Да, но 2/3 рабочих мест в Европе создаются именно малым бизнесом. 55 процентов американских инноваций породил «маленький» коммерсант. Подумайте: на технологический сектор в западных государствах приходится 60 процентов всего объема малого бизнеса. Особо льготный кредитный режим достается ТАМ как раз малым предприятиям. Посмотрите, с какой скоростью несется вперед южнокорейская экономика. А ведь здесь законодательно закрепили обязанность для банков 35 процентов ссудных денег выдавать именно малым предпринимателям.Что из этого следует? Для того чтобы малый бизнес реально пошел в производственную и инновационную сферу и смог реально конкурировать с зарубежными оппонентами, государству просто придется пойти на беспрецедентные меры поддержки — и кредитной, и имущественной. Конечно, для действительно интересных ему сфер деятельности. Заплатить, дабы породить волны инициативы. Дальше будет легче.

А наш капитализм ещё подросток

Любопытный спор подслушал вчера в присутственном месте. Народ, ожидавший чиновников, наблюдал по включенному и подвешенному под потолком телевизору перипетии баталии между российскими миллиардерами, обретающимися в Лондоне, — Березовским и Абрамовичем. Проклятия в адрес очень богатых людей вряд ли кого-то могут поразить. Удивило другое: оказывается, в последние годы, и вовсе не только среди молодых, формируется прослойка тех, кто относится к миллиардерам с большим пиететом.О супербогатых наш брат журналист талдычит постоянно.По-разному. Миллиардер Михаил Прохоров не смог осилить политическую сделку? А не очень-то в обществе «шелестели» по этому поводу. Мол, не одолел партию, но денег-то у него меньше не стало, ну почти. В нынешнем году Москва заметно опередила Нью-Йорк по числу проживающих в российском мегаполисе миллиардеров (79 против 58)? Да и ладно. Как-то не очень даже горожане стали разглагольствовать о том, что лишь только кризис сменился небольшим экономическим ростом, отечественные миллиардеры увеличили свои состояния кто в 1,5, а кто и в 2 раза.Так вот о том споре горожан о сверхбогатых. Одни, как водится, кричали: воры, жулики! У них все — у нас ничего. А другим было чем крыть, понимаете? Судебное лондонское ристалище российских богатеев наложилось на уход в мир иной владельца компании Apple Стивена Джобса. Он уж точно заработал свои гигантские деньги собственными мозгами. И основатель Microsoft Билл Гейтс применил свои извилины. И 27-летний создатель социальной сети Facebook Марк Цукенберг. Кстати, ведь 29 сентября очень скромно планета отметила 95-летие со дня появления первого в мире миллиардера Джона Рокфеллера.Да, но ведь ежели обратиться к нашим реалиям, 10 процентов самых обеспеченных россиян в 15 раз богаче 10 процентов самых бедных, и пропасть эта продолжает увеличиваться.Хотя за последние 10 лет число бедных в нашей стране сократилось в 2 раза. Среднедушевой реальный доход в пересчете на отечественные авто возрос в 2,33, одежду и обувь — 2,6 раза… Знаете, как бы то ни было, бедный и богатый вряд ли поймут друг друга, спор этот бесполезный. Точно так же, как одни великие философы полагали человека злым животным. Другие уверяли: человек добр, общество тлетворно.Суть же в том, что наше общество медленно идет по капиталистическому пути развития: оступаясь, набивая себе шишки, находясь еще в глубоко подростковом с точки зрения экономики капитализма состоянии. Но идет — ни шатко ни валко.О чем спорим, о чем бьемся?

Приказано воду по цене рыбы в магазины не пускать

Хорошие законы надо соблюдать, а не издеваться над ними. 1 октября прошлого года вступило в силу постановление Роспотребнадзора о внесении изменений в Дополнение № 17 к СанПиНу «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности продукции». Не помните? Напрасно! Пункт 3 постановления предписывает: «максимальная масса глазури, нанесенной на мороженую продукцию, произведенную из рыбы, должна быть не более 5 процентов массы нетто, из креветки — не более 6 процентов…» Ну и что? — это я вас спрашиваю. Вы какую рыбу покупаете — мороженую или охлажденную? Само собой, свеженькая куда как вкуснее и полезнее. Но свыше 70 процентов отечественной рыбки добывается на Дальнем Востоке. Значит, ее требуется заморозить, чтобы до холодильников и прилавков московских магазинов доставить в целости и вкусности. Только заморозить можно по-разному: как надо, по правилам, или чтобы заработать кучу денег, попросту нас с вами обобрав. Я покупаю обычно охлажденную.Да, она в 2,5–3 раза дороже мороженой. Только зачастую вместо рыбы мы покупаем воду — эту самую глазурь. Чистейшей воды надувательство. Нет, поменьше неправильно замороженной рыбы все-таки стало — по сведениям руководителя Центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству Александра Савельева, — на 35–40 процентов.Получается, однако, что большая часть рыбы по-прежнему отчаянно перемораживается.Это в основном китайская или вьетнамская рыба. Наши трейдеры, желая максимально сбить цену, заказывают азиатским промышленникам «заглазурить» рыбу по полной программе, что те и делают. Памятуя о годовом юбилее «глазурного постановления, я решил купить упакованного в ледяной панцирь китайского минтая. И что? Замороженная рыба весила 1,2 килограмма, размороженная — 706 граммов. То есть воды в этом минтае оказалось 41,2 процента. Жулье, черт подери! Власти решили «отпраздновать» юбилей постановления. [i][b]НОРМА ГЛАЗУРИ В ЗАМОРОЖЕННОЙ РЫБЕ – 5-6 ПРОЦЕНТОВ. ОНА ДОЛЖНА СОБЛЮДАТЬСЯ. ПО ЗАКОНУ[/b][/i]Вице-премьер российского правительства Виктор Зубков сообщил: «Я дал задание руководителю Роспотребнадзора Геннадию Онищенко прекратить ввоз рыбы, доля глазури в которой занимает до 30 процентов ее веса». То есть прописана норма — 5–6 процентов, она должна соблюдаться.Здорово-то здорово, а дефицита рыбы в наших магазинах в связи с этим запретом не образуется? За семь месяцев нынешнего года импорт рыбы сократился на 20 процентов, но так сразу убрать всю «глазурованную» красавицу?! Вспомните, когда в начале прошлого года Россия запретила ввоз из США куриных окорочков, обработанных хлорсодержащими препаратами, рынок изрядно волновался.— Не волноваться, а действовать надо, — заметил, отвечая на вопросы «ВМ», Александр Савельев. — Готовы ли трейдеры работать честно? Послушайте, они у нас что — вне закона? Отлично понимаю: на все магазины инспекторов Роспотребнадзора не хватит. Но вы же хотите покупать рыбу, а не воду. Стало быть, станьте инспекторами сами. Обнаружили в рыбе более 5 процентов глазури, пишите заявление в Роспотребнадзор. Шквал заявлений — и эта уважаемая организация имеет право закрыть магазин, торгующий глазурью, а не рыбой, на 90 дней. Это очень серьезный удар по бизнесу. После чего магазин не рискнет выставлять на продажу такого рода продукт.[b]— А что будет с ценами? Могут ведь подняться.[/b]— Не согласен, с чего бы им расти? Разве цены на воду растут? Трейдеры? Имеют право делать все что угодно, но ведь ассортимент должен диктовать потребитель. А мы все как-то за начальника почитаем человека за прилавком. Кстати, в Москве на сегодня продается 78 процентов отечественной рыбы. В основном это мороженая рыба.Так вот, повторяю: надо не беспокоиться, а радоваться тому, что в России начинают скрупулезно бороться за соблюдение принятых законов. Вы же в самом деле не хотите платить за воду вместо рыбы, не правда ли?[b]ЦЕНОВЫЕ РЕКОРДЫ РЫБНЫХ ДЕЛИКАТЕСОВ[/b]Самую дорогую рыбину продали шеф-повару токийского ресторана японские рыбаки в 1992 году. Он приобрел 324-килограммового тунца за 83,5 тысячи долларов. Повар поделил рыбного голиафа на 2400 порций суши и предложил богатым гурманам по 75 долларов. Выручка ресторана превысила 180 тысяч долларов! Шеф-повар оказался умницей.А вот самая дорогая в мире икра вовсе не черная. Это икра «Алмас» — желтые яйца белуги-альбиноса. Цена деликатеса — 2 тысячи долларов за 100 граммов. Вообще самой дорогой рыбой в мире считается наша белуга. Было это черт-те когда — аж в 1324 году, но летописцы сей факт не пропустили.В тихой русской реке Тихая Сосна наши рукастые прадеды-рыбаки выловили самку весом 1227 килограммов, а та «в отместку» одарила 245 кило великолепной икры. По сегодняшним ценам она стоила бы 200 тысяч долларов.[b]КСТАТИ[/b][i]По данным Росрыболовства, вылов рыбы по состоянию на конец сентября превысил 3 миллиона тонн и опережает график 2010 года на 6 процентов. Рост производства рыбопродукции и консервов составил более 7 процентов.[/i][b]СХЕМА УДЕШЕВЛЕНИЯ ЗАМОРОЖЕННОЙ РЫБЫ[/b]- По закону после разморозки потребитель должен получить 95% рыбного филе и 5% глазури- Наши трейдеры заказывают китайским холодильщикам максимальную заморозку от 15 до 60% - Российские покупатели в итоге получают вместо рыбы ледяную глазурь. Поэтому так сильно и различаются цены на ту же самую охлажденную [b](1)[/b] и замороженную рыбу [b](2)[/b][b]1 [i]270–450 руб.[/i]2 [/b][i][b]120–170 руб.[/b][/i]

Не ходи в метро «с заднего крыльца»

Вы, наверное, на работу отправляетесь на метро.На машине ежедневно выезжают в город не более 500–600 тысяч горожан.Но и метро наше входит в тройку самых загруженных в мире.Среди станций подземки, однако, есть «лидеры» по части загруженности. Среди них «Выхино», метровокзалы, куда устремляются тысячи людей, улетающих и прилетающих в московские аэропорты «Внуково», «Шереметьево», «Домодедово».Станция «Домодедовская» переполнена почти всегда. Особливо же в те моменты, когда к ней подъезжают забитые до отказа автобусы из аэропорта. Тотчас в кассы, а их всего две, выстраиваются длиннющие очереди.Еще две экспресс-кассы устроены близ дверей, ведущих на станцию, в подземном переходе. Этого явно не хватает. Очереди движутся очень медленно, особенно утром.Я всегда заблаговременно покупаю проездной. А тут приехал из отпуска, опомнился — черт, забыл купить. Очередища — не протолкнуться.Раньше бы куча народа стала козликом через турникеты скакать. Метрополитен терял на этой наглости приличные деньги. Надоело терять: теперь подле турникетов на вахте стоят либо полицейские, либо дежурные. И в моем случае стояли и бдили — никаких тебе «козлиных» выкрутасов. Вдруг аккурат в двух шагах от меня «нарисовался» невысокий юркий человек среднеазиатской наружности. Деловито уточнил у обреченно стоящего вне очереди парня: «Билет нужен? — Тот кивнул. — Гони 30 рублей. — Паренек не удивился, молча выложил требуемую сумму. «Коммерсант» что-то вынул из кармана, протягивая покупателю, приказал: «Видишь, девушка стоит за турникетами. Ей карточку отдашь».Пока я стоял в очереди — минут 15–17 — карточка от девушки к юркому переходила раз пять. [i][b]ВЫ СКАЖЕТЕ – ОХОТА ПЕРЕПЛАЧИВАТЬ! ТАК ВЕДЬ ВСЕГО ДВА РУБЛЯ СВЕРХУ: БИЛЕТ СТОИТ 28 ЦЕЛКОВЫХ[/b][/i]Вы скажете — охота переплачивать! Так ведь всего два рубля сверху: билет на одну поездку стоит 28 целковых. Купив наконец проездной, я прошел через турникет, шепнул дежурному: «Вы знаете, что тут у вас торгуют поддельными проездными?» Тот не удивился: «А что прикажете делать, я же этих ребят за руку не поймал. Попробуй уследи за ними». Фигуристая Шахерезада продолжала по мобильному координировать деятельность преступного синдиката.Конечно, и руководству метрополитена, и столичному ГУВД эта ситуация хорошо знакома.Ловят с поличным продавцов фальшивок — те отделываются штрафами. Пару лет назад удалось посадить целую банду, в которую входило до ста человек. Но тут ведь такое дело: любой дефицит, даже недостаток билетных касс на загруженных станциях, тотчас порождает криминал. И почему, дабы не создавать на ближайших к аэропортам и вокзалам станциях метро давку и очереди в кассы, не договориться метрополитену и авиакомпаниям? Ведь предлагают же пассажирам, добирающимся до аэропортов на аэроэкспрессах, «довесок» к билету в виде проездного на метро.Или две поездки на экспрессе и две — на метро. Командированным не надо в случае чего торчать в очередях. Отчего бы не предлагать такие «проездные довески» к билетам на самолет? Мелочь? В масштабах Москвы — не сказал бы. И очередей станет меньше, а соответственно и жуликов.

Велосипед как «штопор» для столичных пробок

Специалисты утверждают: лишь 1% пассажирских перевозок в столице приходится на двухколесный транспорт. Оборудованных велодорожек в столице пока не более 20–25 километров, и то в тех же парках. По данным опросов, от 45 до 60 процентов горожан готовы были бы ездить на работу на велосипедах. Представляете, из шести миллионов человек экономически активного населения столицы 1,5–2 помчится к месту службы на велике. Лепота. Простите, но для этого дороги должны быть соответствующим образом оборудованы. Пока в городе действует лишь 90 парковок для велосипедов. В тихом Копенгагене уже фиксируют «велопробки», что же будет в Москве! Власти столицы всерьез задумали создать инфраструктуру для массовых поездок горожан на работу на велосипедах. В следующем году начнут прокладывать велодорожки сразу по 74 маршрутам. А кроме того, дополнительные маршруты в радиусе трех километров от 25 пересадочных стоянок около станций метро. У 102 крупных магазинов устроят велостоянки. Возможно, появятся и пункты проката двухколесных «бибик». Наконец, обещают построить сотни велопарковок. Нужная и перспективная затея. Жалко, если она упрется в, так сказать, сопутствующие проблемы, коих, видимо, появится немало. Во-первых, велодорожки собираются прокладывать не на проезжей части, а на тротуарах и газонах в виде полутораметровой выделенной полосы. Это верно с точки зрения безопасности велосипедиста. А что делать пешеходам? А вдруг появятся лихачи на велосипедах? Как от них спасаться — подручными средствами? А маленькие дети, старики, которым сложно быстро увернуться? Как наказывать велоштрафников? Штрафы выписывать? Но в России же в принципе пока нет федерального закона о велодвижении! Еще одна проблема — парковка. Велопарковка должна быть рядом с работой, иначе какой смысл на нем ехать. Значит, по большому счету, парковочные места для двухколесных нужно устраивать везде, рядом с авто. Но ведь велосипеды даже не страхуют: они не имеют гознака. Наконец, пока слишком мало вдоль трасс мастерских, способных оказать срочную техпомощь. Все эти вопросы придется решать, чтобы москвичи поехали на велосипедах на службу. Но ведь стоит того.

Страхованием авто займутся операторы

Очередное важное предложение Минфина — поменять всю систему получения полисов обязательного страхования автогражданской ответственности — ОСАГО.Идея эта в недрах финансового ведомства возникла в связи с подписанием президентом России 1 июля нынешнего года Закона «О техническом осмотре транспортных средств». С 1 января 2012 года техосмотр вы вправе провести в любом пункте, независимо от места регистрации машины. К тому же этим важным делом займутся не органы ГИБДД, а компании-операторы, аккредитованные Союзом автостраховщиков. Автомобили в возрасте от 3 до 7 лет придется осматривать раз в два года. Если лимузин старше — ежегодно.[i][b]ВСЕ ДАННЫЕ О ПОЛИСАХ БУДУТ «СКЛАДЫВАТЬ» В АВТОМАТИЗИРОВАННУЮ ИНФОРМАЦИОННУЮ СИСТЕМУ[/b][/i]Финансисты реагируют по этому поводу. Главное их предложение — дополнить пункт 13 Правил ОСАГО следующим постулатом: «Заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств осуществляется только при условии проведения в отношении данных транспортных средств государственного технического осмотра или техосмотра в соответствии с законодательством в области технического осмотра транспортных средств».Нет техосмотра — нет полиса. И не всякий талон для получения полиса подойдет.Страховщики вам его могут вовсе не дать, коль скоро срок действия талона «истекает более чем за шесть месяцев до окончания предполагаемого срока действия заключаемого договора обязательного страхования».Этого мало: как известно, на рынке обанкротившиеся представители страхового рынка приторговывают бланками по дешевке. Теперь предлагается все данные об уже выданных полисах «складывать» в специально созданной для этого автоматизированной информационной системе.

Как прожить на такие деньги?

Много мы получаем или мало? Риторический вопрос. Сравнивать надо, иначе попадешь впросак. Вот тут недавно в центре экономического анализа «РИА-Аналитика» посчитали, где самый большой в Европе МРОТ — минимальный размер оплаты труда.МРОТ — это установленная в 1970 году Международной организацией труда некая социальная гарантия: уровень оплаты труда, ниже которого опускаться запрещено. Но вы сравните даже греческий минимум (примерно 35 тысяч рублей) с российским: у нас в стране, как известно, он составляет 4611 рублей. По этому показателю наша держава в Европе лишь на 23-м месте.Но как прожить на такие деньги? Ведь этот МРОТ — лишь 66 процентов минимального прожиточного уровня в России. В этом смысле Москва, конечно, гораздо благополучнее почти всех регионов страны. Тот же МРОТ в Белокаменной во втором полугодии установлен на уровне 11,1 тысячи рублей, и он выше минимального прожиточного уровня для трудоспособного населения, по данным за второй квартал года, составляющего 10 737 рублей. Значительное преимущество имеет столица перед регионами и в части средней заработной платы.По данным Росстата, среднедушевые денежные доходы населения по состоянию на второй квартал 2011 года достигают 19,99 тысячи рублей, среднемесячная номинальная зарплата — 23,1 тысячи. В Москве же за восемь месяцев года уровень средней зарплаты повысился до 41,5 тысячи целковых.Известно, что, к примеру, Москва занимает первое место в мире по числу проживающих в городе миллиардеров, коих 79.В Нью-Йорке супербогачей 58. Да и вообще, показатель средней зарплаты весьма приблизительный. Что ж складывать зарплату уборщицы бабы Мани и миллиардера Потанина?В этом смысле гораздо правильнее было бы оперировать так называемой величиной медианной зарплаты. Это когда, например, берется оклад с премией самого среднего из средних Васи Петрова — зарплата, больше которой получает половина работников, но и меньше — вторая половина. Росстат говорит: средненачисленная з/п по стране — 23 тысячи целковых. А вот медианная, считает заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов России Нина Кузьмина — 16 тысяч.Приличная разница.Средняя зарплата в Москве в 1,8 раза превышает аналогичный показатель в целом по стране.[b]ПРЯМАЯ РЕЧЬДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ[/b][i]Пока у нас действительно низкий уровень заработной платы. Тот, кто говорит другое, принимает желаемое за действительное.Зарплата россиян должна считаться исходя не из сопоставимых цифр в государствах СНГ или Восточной Европы, а с учетом стоимости потребительской корзины.[/i]

Цена на колбасу не вырастет

[b]НЕ ПРИКИДЫВАЙТЕСЬ, вы покупаете колбасу. Вот и статистики отмечают: 90 процентов москвичей в той или иной мере приобретают ее, родимую. Правда, если в 2008 году россияне съели на душу населения 17,5 килограмма колбасных изделий, то в кризисном 2009-м – уже 14,5.[/b]В прошлом году кризис задушили, потребление этого вечного лакомства возросло почти на 8 процентов. Так вот же оно: кризиса в России, слава богу, пока нет, но рубль-то подешевел за последнюю недельку на 12 процентов. А ведь тарелка с колбасой всегда считалась на Руси синонимом довольствия и сытости.И вот уже ползут по городу мерзкие слушки: мол, теперь сардельки станут дороже – чуть ли не на 15, а то и 20%. Как так? Россия же стала производить гораздо больше мяса. В настоящее время импортируется лишь четверть потребляемой россиянами свинины, 27 процентов курятины. С говядиной гораздо хуже, хотя 68 процентов этого вида мяса также производят в нашей стране. Но вот мясокомбинаты, закупающие сырье для переработки, чрезвычайно зависят от поставок мяса из-за границы, прежде всего Бразилии. Стало быть, весьма чувствительны к колебаниям курса доллара. Конечно, крупные производители колбасы и сосисок имеют приличный мясной запас. Быть может, валютные «разборки» постепенно улягутся. А если рубль продолжит падение? До сих пор ситуация с инфляцией, то есть с ростом цен, в том числе на продукты питания, оставалась вполне благоприятной. Сравните: с начала года стоимость продовольствия возросла у нас на 1,8 процента, в Евросоюзе – на 1,4. Что касается мяса, то оно подорожало за восемь месяцев на 5,5 процента, в ЕС – на 2,9.[i][b]90 процентов москвичей постоянно покупают колбасу и сосиски[/b][/i]Но сейчас-то ситуация поменялась. А колбаса после молочных продуктов, овощей и фруктов, а также хлеба занимает четвертое место среди потребительских предпочтений россиян.65 процентов наших граждан покупают вареную колбасу, сосиски и сардельки.– Не беспокойтесь, пока оснований для подорожания колбасы нет, – заверил «ВМ» президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. – Импорт мяса в нашу страну сокращается. Тем более что аналитики отмечают: растет спрос на мясо птицы, а его у нас производится достаточно.Со свининой тоже положение вполне достойное. Про говядину я так сказать не могу: Россия зависит от ее импорта. Колбасу массовых сортов, сосиски и сардельки производят на 30–40 процентов из мяса птицы (цена на которое подчас даже не догоняет инфляцию) и в таких же пропорциях – свинины. На говядину приходится 20 процентов. Это массовые сорта колбасы. Поэтому я полагаю, что колбаса если и вырастет в цене, то не более чем на величину уровня инфляции.А что будет с другими продуктами питания – например, молочкой, которая занимает первое место по потреблению в нашем рационе?Исполнительный директор Молочного союза России Владимир Лабинов отметил, отвечая на вопрос корреспондента «Вечерки»: однозначно подорожают сыры, импорт которых достигает 50 процентов, а также, правда, в меньшей степени, и масло. Для роста цен на цельномолочные продукты оснований нет.Фруктово-овощной сезон заканчивается. Импортные овощи и фрукты в Москве превалируют. Значительное повышение цен неизбежно, к сезонному фактору, конечно, прибавится и удешевление рубля, коль скоро данный процесс не остановится.Урожай зерновых в России ожидается отменный, поэтому до конца года цена на хлеб вырастет от силы на 3–4 процента.[b]Прогноз «ВМ»[/b][i][b]Рост цен на продукты питания - Проценты[/b][/i]Вареная колбаса, сосиски, сардельки [b]3–5[/b]Овощи и фрукты [b]10–15[/b]Сыр [b]5–6[/b]Хлеб [b]3–4[/b]Масло сливочное [b]5[/b]Сахар-песок [b]– 7[/b]Куры (кроме окорочков) [b]– 2[/b]Рыба мороженая [b]10[/b]

Задача чиновников – не мешать малому бизнесу

У ВАС вчера болела голова – я точно знаю. Жена, чего уж тут, упрекала: ваша и ее собственная куцые зарплаты благоверную категорически не устраивают.И начальник попался привязчивый, вечно достает не по делу. Вот если бы самому стать начальником: и зарабатывать прилично, и чтобы руководитель над душой не торчал. Но для этого нужно «всего лишь» организовать свой собственный бизнес. А капитальца-то нет – до получки бы дотянуть. И что делать, как с этим справиться?Мы решили поговорить на эти насущные для сотен тысяч горожан темы с заместителем руководителя столичного Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства [b]Михаилом ГЕРАСИМОВЫМ[/b].[b]– Михаил Дмитриевич, вы ведь до перехода на государственную службу сами много лет занимались бизнесом. А какую-то поддержку вы от московских властей получали? Как сумели раскрутиться?[/b]– Организуя собственное дело, я понимал, что в первую очередь необходимо выстроить эффективную бизнес-модель, оценить рынок, конкурентную среду, наладить систему маркетинга, продаж, подобрать надежные и умелые кадры. Продумывая и просчитывая бизнес-проект, крайне важно ответить на ряд вопросов: кто станет покупателем вашего продукта, для кого вам придется работать, готов ли потребитель за этот продукт платить.Если идея не востребована рынком, бизнес не состоится и проект не будет успешно реализован.Признаюсь, начиная собственный бизнес, я рассчитывал только на себя и свою команду и не планировал прибегать к какой-либо сторонней поддержке, в том числе и к поддержке городских властей.Частым ответом предпринимателя на вопрос о взаимоотношениях с властями в то время были слова: «Лишь бы не мешали».В работе властей очень важно не давить на бизнес инструкциями и требованиями, а создать благоприятную среду для предпринимательской деятельности. Отчасти поэтому в нашей работе мы стараемся максимально учитывать потребности предпринимателей, прислушиваться к их просьбам и пожеланиям.Будучи начинающим предпринимателем, я, безусловно, был той самой целевой аудиторией, которая могла и должна была рассчитывать на поддержку городских властей. Но возможностью этой не воспользовался. Так вот сейчас, находясь в другом статусе, я бы хотел, чтобы эта аудитория – бизнес-среда – самым тесным и эффективным образом взаимодействовала с системой поддержки, предлагаемой городскими властями. Это позволит дать дополнительный импульс развитию столичного бизнеса.[b]– Конечно, тем более что первоначальным капиталом все-таки располагают немногие.[/b]– Безусловно. Нехватка стартового капитала – одна из наиболее острых проблем предпринимательства. Поэтому при разработке программы поддержки малого бизнеса на 2012–2016 годы особый акцент мы делаем на систему оказания помощи непосредственно начинающим предпринимателям, поскольку на стартовом этапе бизнес является наиболее уязвимым. Создавая свой бизнес, каждый предприниматель должен решить целый ряд непростых и важных вопросов: какое помещение арендовать, какой необходим штат сотрудников, где найти средства на развитие и какой капитал использовать – собственный или заемный. Денежный вопрос порой ставит под угрозу существование всего проекта: собственных средств предпринимателя, как правило, недостаточно, а банки предоставляют кредиты под огромный процент, что может стать непосильной финансовой нагрузкой для малого предприятия. В этой связи очень востребованы субсидии на компенсацию процентной ставки по кредиту: департамент может возместить предпринимателю до двух третей ставки рефинансирования Центробанка.[b]– Как сделать так, подскажите, чтобы банки полюбили заемщиков, тем более начинающих?[/b]– Банки обязаны оценивать свои риски. Выдавать кредит раскрученному, крупному предпринимателю менее рискованно, чем начинающему. Зачастую последнему нечего предложить банку в залог, чтобы доказать свою платежеспособность и гарантировать возврат заемных средств. Кстати, в этой связи я хотел бы отметить деятельность нашего Фонда содействия кредитованию малого бизнеса. Фонд дает поручительство в размере до 50 процентов общего объема поручительства по кредиту, необходимого банку.К примеру, вам необходим кредит на сумму 5 миллионов рублей. Банк требует стопроцентное обеспечение, и 2,5 миллиона из них может предоставить наш гарантийный фонд.Немного огорчает обстоятельство, что столичные предприниматели мало осведомлены о тех значительных мерах поддержки, которые предлагает город.Мало того что бизнесмены не знают о том, какие субсидии предлагают власти, многие полагают, что их очень сложно получить. Поэтому одна из наших первоочередных задач – сделать все меры поддержки максимально доступными, а процесс их предоставления – максимально прозрачным. У всех предпринимателей должен быть равный доступ к городской системе поддержки.[b]– Что уже сделано в этом направлении?[/b]– Начало работы положено. Например, если в 2010 году предприниматель подавал заявку на получение субсидии, ему надлежало пройти две комиссии, окружную и городскую. Сейчас действует только городская комиссия, и процесс выдачи субсидии заметно упростился.Положение о выдаче субсидий на 2012 год мы сделаем еще более простым и понятным, чтобы любой предприниматель, ознакомившись с ним, мог самостоятельно, без дополнительных консультаций подготовить соответствующие документы. Все заседания городской комиссии, на которых выносятся решения о выдаче субсидий, с мая 2011 года транслируются в режиме онлайн на главной странице сайта департамента http://dmpmos.ru/. Изменился и состав комиссии: более половины ее членов – не чиновники, а представители общественных объединений. Мы стараемся приглашать на заседания комиссии и самих предпринимателей, подавших заявки.[b]– В каком случае комиссия может отказать в выдаче субсидии?[/b]– Отказов не так много, около 80% проектов одобряются. Как правило, отказ бывает связан с некачественной подготовкой документов. Хотя и эти неувязки мы стараемся минимизировать, работа в этом направлении тоже ведется. Сотрудники территориальных центров развития предпринимательства (ТЦРП), принимающие заявки на получение субсидий, стараются понятно, детально и качественно проконсультировать предпринимателей по вопросам подготовки документов.В настоящее время департамент проводит анализ эффективности деятельности всей московской системы поддержки предпринимательства. Пока могу сказать, что в каждом столичном округе обязательно будет место, куда любой предприниматель, ведущий бизнес на его территории, сможет прийти и получить исчерпывающую информацию о системе поддержки, а также воспользоваться при необходимости консультацией юриста.[i][b]Создавая собственный бизнес, самое важное выяснить: кто будет приобретать продукт, который вы намерены производить[/b][/i]Нам очень важно, чтобы москвичи, планирующие заняться малым бизнесом или уже вовлеченные в эту деятельность, четко знали, как и чем город может им помочь. Работая над программой поддержки малого бизнеса на 2012– 2016 годы, мы закладываем серьезные механизмы по информированию предпринимателей. Мы намерены создать информационную и дискуссионную площадку, на которой будут обсуждаться любые, в том числе и самые острые вопросы, волнующие бизнес-сообщество.Кстати, сейчас в Москве начинает свою работу Общественно-экспертный совет по малому и среднему бизнесу.[b]– Раскройте страшную тайну: программа поддержки малого бизнеса на 2012–2016 годы будет кардинально иной, чем раньше?[/b]– Среди основных нововведений программы хотелось бы отметить сфокусированность на поддержке начинающих предпринимателей, являющихся наиболее уязвимой частью бизнес-сообщества.Наша цель – обеспечить поддержкой как можно большее число малых и средних предприятий и создать максимально комфортные условия для их развития.Для ее достижения мы также активно работаем над созданием механизмов мониторинга результатов и внедрением системы обратной связи с предпринимателями. Надеюсь, все эти направления работы в скором времени дадут качественный и ощутимый результат.[b]Справка «ВМ»[/b][i]В августе 2011 года московские власти выдали столичным предпринимателям на развитие бизнеса свыше 91 миллиона рублей. При этом наибольшую сумму – 30,1 миллиона рублей получили 7 из 11 подававших заявки на выдачу субсидий инновационных предприятий. 23,3 миллиона получили компании, занятые в приоритетных для города отраслях деятельности – жилищно-коммунальном хозяйстве и строительстве, бытовом обслуживании, ремесленничестве, социальной сфере и т.д. Около 11 миллионов рублей выделили на поддержку начинающих предпринимателей, одобрив при этом 22 заявки.[/i][b]Кстати[/b][i]Московское правительство выдает субсидии малым предприятиям города в размере от 500 тысяч до 5 миллионов рублей. Предприниматели, только начинающие бизнес-деятельность, имеют возможность получить из бюджета субсидию до 500 тысяч рублей. Ее можно использовать на аренду помещения, организацию и оснащение рабочих мест и приобретение оборудования, а также расходных материалов. На данную субсидию могут рассчитывать предприниматели, чья фирма зарегистрирована не более 2 лет назад, не имеет просроченных задолженностей, не занимается розничной и оптовой торговлей и в состоянии вложить в реализуемый проект тот же объем средств, который рассчитывает получить из московского бюджета, то есть софинансировать его в размере 50%.[/i]

Пусть вещь живёт в магазине

[b]Сегодня рубрику «Мой взгляд» ведет обозреватель Владимир Ратманский (vladimir.ratmansky@vm.ru)[/b] Недавно оказался по случаю в районе станции метро «Выхино». И вдруг на подходе к Государственному университету управления оказался на громадном вещевом рынке. Чуть не заблудился. Зеркала там продают, мебель, сантехнику, всяческую бытовую химию, амуницию – одежду с обувью. Решил прицениться к одному-другому. Хм, слушайте, а цены-то практически те же, что и в магазинах. Столичные власти постепенно собираются такого рода вещевые рынки закрыть. Их перепрофилируют в сельскохозяйственные. Конечно, нельзя сказать, что туда нынче никто носа не кажет. По данным обследования ВЦИОМ, 13 процентов москвичей постоянно покупают разные шмотки на таких уличных вещевых развалах. Еще 45 процентов горожан делает это эпизодически. Но знаете, все-таки по большей части некоторые наши с вами земляки заглядывают туда не столько по бедности, что ли, сколько по привычке. Но когда людей спросили: «Вы хотите, чтобы рынки закрыли?», половина высказалась против. И все-таки вещь живет в магазине, а не на улице. Согласитесь, и климат у нас далеко не праздничный, чтобы торговаться под открытым небом, особливо зимой. Конечно, лет 8–10 назад челноки сильно сбивали цены. На рынках одежонку разную, краску, инструменты можно было раза в 2–3 дешевле купить. Нынче челноков практически нет, остались крупные оптовики, которые реализуют на рынках свои товары, нанимая продавцов. Поэтому как же цены могут быть намного ниже, чем в розничных магазинах? Некоторые москвичи опасаются закрытия рынков еще и потому, что магазины сплошь и рядом завалены подделками, цены на которые взвинчиваются. Сработали джинсы в Китае или Турции, а нашлепали известные марки. И просят за такие штанцы кучу денег. Контрафакта – воз и маленькая тележка. А что до цен – в конце концов в любых магазинах не только Рима, но и Москвы бывают сезонные распродажи. Ну нельзя же в ХХI веке в стольном граде обувку покупать под дождиком. А ежели вы так любите уличные вещевые «разносолы», их нынче продают в разного рода стоковых дисконтных магазинах. Да и в крупнейших продуктовых гипермаркетах есть огромные вещевые отделы с дешевым, как нынче выражается молодежь, прикидом. Вот и прикидывайтесь, коли охота. Что реально могло заменить вещевые рынки тем, кто никак не может от них отказаться, так это компактные специализированные магазины шаговой доступности. Но попробуй пробейся чрез сито чиновников, организуя такой бизнес. А аренда помещений, опять же. Цену-то придется повышать, борясь с арендными убытками. Да площади свободные в Москве дефицитны. Решить эту большую проблемку – глядишь, и вещевые рынки незлым тихим словом мы бы вспоминали, только сталкиваясь с кадрами кино- и телехроники.

Школа пока не может прожить без родительских денег

СТОЛЬКО сказано резких слов о положении средней школы... Стартовал очередной учебный год. Так меняется ли что-то сегодня в московских школах? Стали или станут ли они побогаче, по средствам ли живут, в состоянии ли учить школяров в соответствии с запросами XXI века?Корреспондент «ВМ» подробно поговорил об этом с Наталией Петровой, директором средней общеобразовательной школы № 426, расположенной в районе Орехово-Борисово Северное Южного округа Москвы.Кстати, 29 августа директор отпраздновала 25-летие своей педагогической деятельности.[b]– Наталия Ивановна, ну признайтесь: ведь если учителя наши ничего не получают, стало быть, качество обучения не могло не снизиться – так?[/b]– Знаете, а ведь это неправда, что педагоги получают копейки. На самом деле зарплата в школах в последнее время заметно выросла. В нашей школе средний уровень заработной платы составляет 30 тысяч рублей. Прибавьте к тому все-таки укороченный рабочий день и неделю, 56-дневный отпуск. А уж зарплата учителей английского языка доходила в нашей 426-й почти до 60 тысяч в месяц![b]– Хотя ведь та же математика отнюдь не менее востребована, верно?[/b]– Естественно. И вы не представляете, какой ажиотаж царил в связи с этим поначалу.Не зависть, скорее, а непонимание: отчего русский язык и математика, вошедшие в ЕГЭ в качестве обязательных предметов, котируются в дни зарплат гораздо меньше иностранного языка? Почему так было сделано, понятно. До повышения зарплат преподавателям языков школы испытывали огромный кадровый голод. Оклады повысили – проблему решили.Вообще, вы попали к нам в хорошее время. Не далее как в апреле 2011 года 426-я стала участницей серьезного пилотного московского проекта. Он рассчитан на 15 месяцев.Школа оказалась среди счастливчиков, потому что не один год недофинансировалась. По нормативу государство выделяет в качестве бюджетных ассигнований 63 тысячи рублей в год на каждого ученика.Обычной школы. Вот считайте, в нашей школе 550 детей, стало быть, на год нам полагается 34 миллиона 560 тысяч рублей.Но получали-то мы отчего-то 59 тысяч. То есть 2,2 миллиона рублей школа недополучила.Отсюда жизнь в режиме экономии. Пришлось исключить из зарплаты учителей 15-процентную надбавку за проверку тетрадей, столько же – за участие в эксперименте, за работу в лицейских классах и пр.Питание московских школьников оплачивается, кстати, отдельной статьей столичного бюджета.[b]– А как с компьютерами?[/b]– Плохо. То есть у нас почти хорошо, а вообще… У нас только три кабинета осталось, где не установили еще проектор, компьютер или ноутбук.Но это все куплено за деньги родителей. Правда, государство в 2002 году оборудовало нам компьютерный класс на 13 мест. Нормативные деньги запрещалось расходовать на компьютерное оборудование, ведь в столице действовали специальные программы компьютеризации школ.Но давайте о хорошем.Вдруг случилось чудо: мы оказались среди участников эксперимента. И нам дополнительно добавили 8 миллионов. Ура-а, живем! Причем добавили средства для того, чтобы школа смогла перейти на новую систему оплаты труда учителей.Сейчас педагог-гений и учитель, которому ну не дано, работают за одни и те же деньги.Неправильно это. Вот почему я так приветствую программу развития столичного образования на 2012–2016 годы, в которой есть положение о финансировании школы в зависимости от качества обучения.Чтобы директор смог стимулировать педагогов-звезд, и за ними тянулись бы остальные.Собственно, я уже с сентября нынешнего года получила право разработать штатное расписание, которое нужно именно школе № 426.Но этого мало! С января 2012 года столица ассигнует для столичных школ совсем другие деньги. Мы получим на первоклассника 73 тысячи рублей в год, а не 59, на учеников 10-класса – 110 тысяч! Нам заменили практически все окна в школе на пластиковые.Благоустроили территорию школы. 10 миллионов рублей ассигновали на частичный капитальный ремонт. Выделены деньги на замену сантехники в трех туалетах. К ноябрю мы получим новый компьютерный класс для первоклассников. Так что у нас – год чудес.[b]– Чудеса – это здорово. Но как быть с потоком родительских денег?[/b]– Согласна, эта тема волнует всех. Как у нас? С 1993 года школа работает с благотворительным фондом. Никогда наличные деньги в 426-й не собирали. Где есть «нал» – есть криминал, повторяю я на родительских собраниях. Начинали с того, что когда в Москве случилась страшная трагедия с подрывом жилых домов, родители собрали деньги на установку металлической двери, домофона и видеокамер. Поймите, чудеса чудесами, а все-таки школа не может пока прожить без родительских денег.Сейчас нам санузлы отремонтирует. О-о, когда-то они были в жутком состоянии. Родительское собрание постановило: надо делать. Заменили трубы, поставили новые унитазы и раковины. Но как это благолепие сохранить? И родители предложили завести дежурных в туалетах. Ох, как меня только не склоняли ваши коллеги в прессе! Мол, «впередсмотрящие» появились в школьных клозетах. Но представьте, в туалетах нашей школы всегда есть туалетная бумага, бумажные полотенца, жидкое мыло, на подоконниках стоят цветы.Никто не курит и не обижает малышей. Можете смеяться, но это завоевание. Несмотря ни на что. Стандарт. А разве в бюджете школы деньги на дежурную в туалете предусмотрены? Конечно, нет. И туалетная бумага в школьном бюджете не предусмотрена. Но как нынче без этого, а? Родители привыкли и платят, чтобы у детей не было проблем.Школьная столовая у нас похожа на кафе. Детям там комфортно. Наша школа, единственная в Москве, входит в Федерацию космонавтики России. Действует музей космонавтики, шефствует над которым ветеран космических войск Василий Чашин. А где взять деньги на такой музей? Но родителям наших питомцев это надо. То есть давайте так: не стоит путать добровольные родительские взносы и закулисные поборы. Это разные вещи. Что же делать, если государство пока на все про все деньги выделить не может? Но я повторюсь: начался новый учебный год – год чудес.Знаете, две недели назад на линейке я сказала детям: «Ваш успех в жизни – это наш жизненный успех». Это не эмоции, это истинная правда.[b]Прямая речьПремьер-министр России Владимир ПУТИН:[/b][i]– Государство будет на 100 процентов финансировать школы. И ремонт, и оборудование. Нельзя это вешать на родителей – не все занимаются бизнесом. Но и запрещать помогать школе не стоит. Пусть родители платят только за дополнительные услуги.[/i]

Понаехали тут!

[b]СЕГОДНЯ рубрику «Мой взгляд» ведет обозреватель Владимир РАТМАНСКИЙ, vladimir.ratmansky@vm.ru[/b]СОЦИОЛОГИ исследовательского холдинга «Ромир» в ходе опроса жителей российских городов по поводу их отношения к москвичам выяснили: каждый десятый столичную «косточку» на дух не переваривает. В общем-то, это мизер: 10 процентов москвичей не любят, 9 – обожают. Подавляющему разумному большинству все равно: лишь бы человек был хороший. Причем среди недругов обитателей Первопрестольной в Сибири оказалось 15 процентов, на Урале – 12, в Южном федеральном округе – 14.Самое интересное, что коренных москвичей в самом деле почти не осталось.Коренными считают тех, чьи прадеды были жителями Белокаменной. Мне в этом смысле странно себя ощущать: прожил в столице больше полувека, всю жизнь, и отец в Москве родился, маму привезли в город в двухлетнем возрасте, но деды с бабками-то с Украины будут, значит, уже не коренной.Очень любопытное исследование пять лет назад провели специалисты Института социологии РАН. Они выяснили, что среди русских, проживающих в Москве, 60 процентов родились в городе, 40 – приехали. Среди татар это соотношение выглядит как 45 к 55, среди армян – 24 к 76, азербайджанцев – 14 к 86 и т. д. По данным российского Центра миграционных исследований, коренных москвичей, чьи прадеды жили в столице, насчитывается от силы 180 тысяч человек, т. е.менее 2 процентов.Что получается? Негативное отношение к московским «снобам и выскочкам» проблема, судя по всему, в большей степени экономическая.Причем, обратите внимание, этот негативизм складывается из некоего чувства: мол, они там деньгу зашибают, а мы лаптем щи хлебаем.Поглядите: средняя зарплата в Москве составляет нынче около 41 тысячи рублей. В Екатеринбурге – чуть более 26 тысяч, Новосибирске – 22,3, Уфе – 21,5, Нижнем Новгороде – 21 тысяча целковых. Как не поехать на заработки, не попытать лучшей доли. Ну а раз не получилось, стало быть, они там на тучных хлебах зазнались и обнаглели. Уровень безработицы в Москве в первом квартале 2011 года составлял 1,8 процента, в Питере – 2,4, в то время как в Ингушетии – 48,8, Алтае – 18,3, Урале – 7, Сибирском федеральном округе – 9,3 процента от численности экономически активного населения. Как голодный к сытому относится? Правильно: ласково и нежно.С другой же стороны, самый большой процент тех, кого на периферии москвичи раздражают, это как раз наиболее успешный народ в прекрасном работоспособном возрасте от 31 до 35 лет – предприниматели нехилого пошиба, люди, добившиеся к нестарым еще годам высокого социального статуса.Они доказали: круто жить и зарабатывать можно и дома.Чего им завидовать? Москва для них конкурент, сами же они и у себя неплохо кормятся. Между прочим, по уровню комфортности ведения бизнеса в России Москва и Питер далеко не в лидерах.На первых местах данного рейтинга – Краснодар, Хабаровск и Екатеринбург. Да в Москве, по исследованиям Всемирного банка, в прошлом году разрешения на строительство нужно было добиваться в три раза дольше, нежели, например, в Ростове-на-Дону.Вот вам и понаехали тут.Это, братцы, спервоначала экономика, а потом уже лирика и прочие дела.

Евгений Фёдоров: «Страна креативных людей должна зарабатывать мозгами»

ЕСЛИ вы запамятовали, древние греки назвали экономикой правила ведения хозяйственной деятельности общества. Одна из наших российских достопримечательностей между тем – не слишком сильная любовь ко всякого рода правилам. Мы как-то больше тяготеем к талантливому или не очень, но наитию. Как Бог на душу положит, так и живем, работаем, отдыхаем. Хорошо это или плохо? С одной стороны, талант сложно запеленать в рамки правил. С другой – если жить не по правилам, никто не гарантирует сытого и предсказуемого существования. Как совместить два этих столь разных посыла? Что собой представляет отечественная экономика в настоящее время, на какие достижения, а возможно, и поражения нужно настраиваться? Какое будущее ожидает экономику Москвы? Корреспондент «ВМ» обсудил эти насущные проблемы с [b]председателем Комитета Государственной думы по экономической политике и предпринимательству Евгением ФЕДОРОВЫМ[/b]. [i][b]Сырьевой придаток мировой экономики[/b][/i][b] – Евгений Алексеевич, ни для кого не секрет, что одна из основных проблем российской экономики – коррупция. Когда принимали законы, ограждающие бизнес от излишне внимательной опеки различных контролирующих органов, хотели по возможности это давление мздоимства на экономику ослабить. Каковы успехи, на ваш взгляд, на данном поприще? Хоть немного свободнее стал дышать отечественный бизнес?[/b] – Я с вами согласен: коррупция – страшный бич. Но давайте посмотрим на проблему развития предпринимательства все-таки с другой точки зрения. В первую очередь главный тормоз на его пути – бизнес-среда. Почему у нас до сих пор малый бизнес находится на положении бедного родственника? Потому что структура экономики такова: больше 15 процентов ему не отвели, и это архинесовременно и неэффективно. В Европе доля малого бизнеса в экономике – 40 процентов, в Китае – 55. Если грамотно анализировать, китайцы-то завалили весь мир товарами, выработанными в первую очередь миллионами малых предприятий. Проблема в том, что в России практически нет промышленного малого предпринимательства, являющегося основой малого бизнеса в развитых странах. А его и не может пока быть, потому что он является компонентом постиндустриальной промышленности, у нас же она откровенно отсталая. Как ни крути, на сегодня отечество наше пока располагает экономикой прошлого века. Ее основой являются монопредприятия. Наша страна ничем в этом отношении от других не отличается. Все развитые страны проходили данный этап, только в прошлых веках. Развитые страны строили рынок последние 300 лет, Россия – последние 20, так чего вы хотите? Сейчас становой хребет экономики в этих государствах составляют, во-первых, предприятия коротких экономических циклов – к примеру, сборочные заводы. В небольшой степени, скажем в автопроме, они представлены и у нас. Во-вторых, предприятия малого бизнеса взамен заводов-гигантов, чего у нас нет. И, в-третьих, компании с высокой капитализацией (до 50 процентов) интеллектуальной собственности в их балансах. Потому что половина собственности современного индустриального лидера – это технологии. Вот ядро успеха. А наши хозяева заводов-пароходов, как и раньше, уверены, что собственность – это станки, оборудование, помещения. Философия вчерашнего дня. Как следствие, подобная логика не позволяет отечественным предприятиям приобретать новейшие технологии через систему капитализации и таким образом формировать конкурентоспособную индустрию. Промышленность практически остановилась в развитии, поскольку на смену советской командно-административной модернизации рыночная так и не пришла. Поэтому и для малого бизнеса нет своей ниши. [b]– А для какого есть?[/b] – Для торгового, если говорить о малом предпринимательстве. 75 процентов компаний малого бизнеса России сосредоточено в ретейле. Российский крупный бизнес – гигантские сырьевые компании: нефтяные, газовые, производящие металл и удобрения. Экономика сформирована так, чтобы работал именно этот бизнес. Все остальные ее сегменты стагнируют. В начале 90-х годов прошлого века Россия выбрала нишу сырьевого обеспечения мировой экономической системы – не больше. А все прочее некрасиво умирает. Если и работает, то в режиме буквально ручной поддержки государства. Стоит ему отвернуться – власть не может, да и не должна, всех поддерживать, – как эти предприятия и отрасли тут же тонут. [i][b]Современный Клондайк – рынок технологий[/b][/i][b] – Выход есть?[/b] – Конечно. Это изменение типа экономики – не больше и не меньше. Появление институтов и инструментов экономики развитой рыночной среды. «Всего лишь» большая экономическая революция. Все развитые страны проходили этот стартовый этап на пути к созданию фундамента для развития рынка в среднем за 6–8 лет. Но чтобы это произошло, требуется огромная концентрация национальной власти. Это проблема суверенитета державы. Россия с 1991 года таким суверенитетом для модернизации страны не обладает. Нет такого уровня полномочий у властей всех уровней – президента, правительства, парламента. Многим это покажется странным. Объясню. 20 лет назад Россия утратила потенциал стратегического управления, воздействия на процессы развития. Оно просто невозможно в нынешних условиях. Кроме того, отсутствует суверенитет в сфере информации и идеологии. Фактически все эти три основополагающие компетенции в их сегодняшнем виде направлены против модернизации нашего государства. Что тут говорить? Стратегия нам навязывается извне, потому что Россия проиграла в холодной войне. Потерпевший поражение суверенитет теряет. [b]– А вступление в ВТО, на ваш взгляд, не усугубит положение?[/b] – Знаете, на галерах есть рабы, но командует там капитан. Роли разные, согласитесь. Вот Украина вступила в ВТО как сырьевой придаток, и это, думается, только усугубляет проблемы. Вы поймите, это борьба, и премьер-министр с командой этой борьбой занимается. Вступить в ВТО можно и на условиях России. Мы же в результате получим доступ к мировым рынкам. Да, отдаем взамен свой. Но в качестве периферийной страны во Всемирную торговую организацию все-таки не пойдем. [b]– Хорошо, но путь на модернизацию уже был заявлен. В чем это проявляется сейчас?[/b] – Давайте откровенно. Курс модернизации для России – изменение правил экономической жизни, взаимоотношений бизнеса между собой и с государством. Ничего хитрого. Все развитые страны это уже сделали. Первое: перевод прикладной науки в рыночную сферу. Это означает увеличение ее финансирования с 350 миллиардов до 15 триллионов рублей! Второе: формирование рынка технологий. И третье, о чем я уже сказал: переход на этап постиндустриальной промышленности на базе капитализированных технологий. Наука продает технологии на рынке. Промышленность за счет этого резко увеличивает производительность труда и эффективность. Вот вкратце что такое вожделенная инновационная экономика. У нас пока нет ни одного из этих необходимых условий. Что надо сделать конкретно? В апреле прошлого года в Госдуме было принято соответствующее решение. Требуется изменить 113 действующих законов и принять 10 новых. «Всего-навсего» поменять всю экономическую систему государства. Но вы оцените: мы налаживаем рыночные отношения в науке. Согласитесь: 15 триллионов рублей – большие деньги. Будут созданы десятки, да нет, сотни тысяч новых рабочих мест высокой и очень высокой квалификации. Кто их займет? К примеру, те ученые, которые сегодня работают на Западе. Либо туда не поедет наша молодежь. Думаю, вы легко себе представляете негативную реакцию в тех странах, где сегодня российские ученые составляют основу науки, а значит, и экономики в целом. [i][b]Наши идеи – их прибыль[/b][/i][b] – Ну, они возьмут и просто увеличат им зарплату, чтобы не уезжали.[/b] – Да нет же, вы рассудите. Где дешевле научный продукт? Там, где он создается, у источника новаций, идей. Ни для кого не секрет: в значительной степени мир живет на идеях российских специалистов. И если мы сумеем создать такие же, как у них, условия, наши ученые поедут работать на родину. А поднимать зарплату не выход: тем самым там возрастет цена технологий. Она и так баснословная: в среднем разработка одной новой технологии обходится в миллиард долларов. В России пока вовсе нет научного бизнеса. Его формирование означает и высокие зарплаты, и организацию рабочих мест для высокоинтеллектуальной научной элиты. Которая плавно в Россию перетечет. Конечно, это означает катастрофу для многих развитых стран. Да, в американской науке 80 процентов кадров – гастарбайтеры, приехавшие из России, Индии и Китая. Причем россияне – креативщики: именно они рождают идеи. Они – ключ к новым идеям современной науки. Чтобы американцы добровольно этот ключ отдали? Никогда. Стало быть, они используют все свои возможности для того, чтобы изменениям в России воспрепятствовать и модернизации не допустить. Именно Штаты добились запрета информации как вида интеллектуальной собственности в России! Прозрачное решение, и таких много. Сопротивление это геополитическое. Чтобы его преодолеть, надо иметь сильную власть. Вот поэтому по ней и бьют, чтобы не справилась с задачей модернизации. Соответственно для сегодняшнего этапа нужна серьезная консолидация общества вокруг власти. Отсюда и идея объединения общества в Общероссийском народном фронте. Сплотившись, накопив силы, страна сможет сопротивление, связанное с модернизацией, преодолеть. Но вы подумайте, что такое модернизация для общества? Изменение типа рабочих мест в стране процентов на 50. Переучиваться придется десяткам миллионов людей, и это непросто. Профессии токарь или слесарь не будет вообще, нынче же это основа, и таких примеров множество. Конечно, это требует времени. Сейчас самые богатые люди в мире те, что занимаются научным бизнесом, а в России его нет вообще. Значит, в стране появится новый класс богачей, в значительной мере вместо сегодняшних богатых – владельцев крупных предприятий. Или они начнут менять структуру своего бизнеса – как, например, Виктор Вексельберг, Алексей Евтушенко и некоторые другие, – или разоряться. Повторю: для того чтобы осилить модернизацию экономики, требуется гигантская концентрация власти. Сегодня ее просто нет, и власть может только готовиться к модернизации. И на этом поприще делается очень много. Госдума уже приняла десятки законов, которые я бы охарактеризовал как нормативные акты подготовки к модернизации. Что такое Сколково? Школа рыночной науки на базе западных заказов, потому что российская промышленность, увы, пока технологии не покупает. Условно говоря, приезжают к нам представители авиастроительного гиганта, компании «Боинг», и приобретают технологию. Почему? Оттого что дешевле, чем, допустим, в Германии, все равно опирающейся на наших ученых. Другой вопрос, что для подобного развития событий нужно создать инфраструктуру современной науки. Вот в Сколкове для начала придется учиться продавать технологии западным заказчикам. А потом и российской промышленности, когда она сформирует соответствующий заказ. Это школа. К таким школам относятся и предприятия при вузах. Только рынка-то таких предприятий пока тоже нет – он лишь маячит в перспективе. [b]– Но на кого мы будем опираться, чтобы все эти пертурбации производить? Кто все это будет делать?[/b] – Видите ли, в экономике рабочее место важнее, чем специалист. Потому что он создается, притягивается именно этим рабочим местом. А если специалист появился, но трудиться ему негде, он просто уедет за границу, что мы сейчас и наблюдаем. Мы сделали бизнес-расчет: подсчитали эффект от подготовки 25 специалистов в сфере нанотехнологий. Вывод: 23 уедут за рубеж. Потому что пока в огромной России в этой сфере лишь для двоих есть рабочие места, да и то созданные государством. [b]– Так когда страна сможет сделать те огромные шаги, которые вы описали?[/b] – Понимаете, это чистая политика. Это Путин, Народный фронт, консолидация. Я исхожу из того, что если выборы пройдут успешно и ОНФ наберет действительно много голосов, страна сумеет совершить такой рывок в экономике. Вот цена грядущих выборов на самом деле – судьба модернизации России. Если сил и мозгов, ежели хотите, на такую консолидацию не хватит, значит, модернизацию придется отложить на неизвестный срок. [i][b]В Москве и Питере появятся монстры науки[/b][/i][b] – Хорошо известно, что пока львиная доля научных кадров, предприятий, относящихся к высокотехнологичной экономике, сосредоточено в Москве и Санкт-Петербурге. Есть ли в столицах база для подобного реального толчка, о котором вы говорите?[/b] – Мы обсуждали долгосрочные проекты, а существует текущая жизнь. В конце концов, за последние 10 лет средняя заработная плата выросла в 10 раз. Удвоилось количество автомобилей в собственности россиян, построено пять миллионов квартир. В этом плане Москва и Питер, конечно, являются локомотивом экономики страны сегодняшней, фундаментом для ее модернизации, когда для нее сложатся политические условия. А я надеюсь, что они сложатся после выборов. Российские столицы притягивают основные инвестиции, концентрируют научные силы, источники будущей постиндустриальной промышленности. Условно говоря, на месте сегодняшнего Кировского завода должны появиться 50 небольших высокотехнологичных предприятий. Посмотрите, в Берлине 30 лет назад дымили такие же промышленные гиганты, как сейчас в Москве. Нынче в немецкой столице на месте гигантов благоденствуют или торговые центры, или небольшие предприятия с высочайшей производительностью труда, или огромные научные центры. Вот такие же монстры науки должны появиться в ходе будущих преобразований в Москве, Санкт-Петербурге и других российских центрах. Именно такой путь им предстоит пройти. [b]– То есть лет через 10–15 экономика Москвы, например, кардинально изменится? Крупные предприятия из нее уйдут?[/b] – Скорее они преобразуются в предприятия другого типа. Но главное, здесь сформируется колоссальный научно-индустриальный бизнес, который и будет приносить городской казне львиную долю доходов. А зарплаты работающих там специалистов окажутся в десятки раз выше, чем теперь. Таким образом, экономика Москвы и Питера изменится кардинально. Они смогут стать научными лидерами не только страны, но и мира – да-да, именно так, не удивляйтесь. А Россия в результате займет место научно-технологического лидера планеты – то место, которое она сегодня реально занимает, только ничего от этого не получая. Если хотите, наша стратегическая задача реванша – пересмотреть итоги 1991 года, вернуть реальный суверенитет стране. Россия будет поставлять миру технологии, двигать развитие мировой промышленности и получать за это деньги, значительно превосходящие нынешние нефтегазовые доходы. Поэтому грядущие выборы в какой-то степени решающие для страны. Точка поворота развития России за последние 20 лет. [b]P.S. На войне как на войне[/b] [i]В 1985–1987 годах 22-летний офицер-энергетик Евгений Федоров служил в составе группы советских войск в Афганистане, причем отправился в это пекло добровольцем. Кто-то может сказать: ну он же не воевал на передовой, а обслуживал войска. Это верно, только ведь на войне как на войне. А инфраструктура чужого войска, тем более его энергетика, за которую нес ответственность офицер, для врага является одной из главных мишеней. Аксиома! – Вы хотите, чтобы я рассказал, как там рисковал жизнью? – пожал плечами, отвечая на вопрос, Евгений Алексеевич. – А кто на фронте не рискует? Мой риск заключался в том, что я находился в войсковых колоннах, еженедельно летал на самолетах и вертолетах, которые периодически сбивали. Но дело не в этом. Поймите, модно сейчас понятие «патриотизм» или нет, но тогда для десятков тысяч людей, как и для меня, оно значило многое. Я шел защищать свою страну, для меня это было важно и понятно. Чувство опасности? Простите, но я же был военным инженером. Вам стоило спросить, почему в 17 лет я решил пойти в высшее военное училище. Потому что мой отец – военный? Не совсем так. Мой отец был ведущим конструктором подводных лодок. Так что формально семья не военная, хотя и работала на оборону страны. Так вот, в армию я пошел, потому что любовь к Родине для меня всегда была материей очень серьезной, ощутимой, зримой. Что, опять немодно сказал? Непопулярны стали высокие слова? Ну, извините, так ведь это правда, ни малейшей рисовки. Сейчас, вспоминая Афганистан, я понимаю, что эти два года были лично для меня одними из лучших в жизни.[/i] [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Евгений Алексеевич ФЕДОРОВ родился в 1963 году в Ленинграде.[/i] [i]Окончил Ленинградское высшее военное инженерно-строительное училище имени генерала армии А. Комаровского по специальности военный инженер-энергетик. Кроме того, имеет высшее экономическое образование по специальности «финансы и кредит» и диплом о высшем юридическом образовании.[/i] [i]Кандидат экономических наук.[/i] [i]В его послужном списке – свыше 40 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Служил в Вооруженных силах.[/i] [i]В 1990–1993 гг. – депутат Ленинградского областного Совета народных депутатов. В 1993–1995 гг. – депутат Госдумы. В 1996–1997 гг. занимал должность заместителя начальника Департамента страхового надзора Министерства финансов.[/i] [i]С 1997 по 2001 год Е. Федоров – заместитель руководителя аппарата Совета обороны РФ, заместитель министра по атомной энергетике.[/i] [i]С 2003 года – депутат Государственной думы от фракции «Единая Россия».[/i]

Инвестиции – это почти всегда инновации

СРЕДИ крупнейших городов мира столица занимает третье место по размерам бюджета. По уровню валового регионального продукта – 15-е место среди мегаполисов. Город производит 20 процентов ВВП России. Как же сложно развернуть эту махину на новую инновационную дорогу. А знаете, оказывается, это частичная правда. «Доходы от налогов в 2012 году мы планируем увеличить на 11,7 процента», – замечает Андрей ШАРОНОВ, заместитель мэра Москвы в столичном правительстве по вопросам экономической политики. Но что интересно: удельный вес нефтегазовых доходов в общей массе поступлений составит в будущем году 15 процентов. Это маленький парадокс номер один. Парадокс номер два. Львиная доля расходов московского бюджета в следующем году придется на государственные городские программы. Среди основных – развитие транспортной системы, здравоохранения и образования, жилищная программа, социальная поддержка москвичей. Но обратите внимание: если в нынешнем году 86 процентов расходов бюджета приходилось на непрограммные расходы, в 2012-м, напротив, 90 процентов средств пойдет именно на реализацию городских программ. И еще одна очень интересная деталь будущего развития столицы. Любой самый большой бюджет остро заинтересован в привлечении частных инвестиций. Естественно, Москва в этом славном деле не исключение. Внебюджетные инвестиции приветствуются во все 17 государственных столичных программ. Так вот, по словам Андрея Шаронова, по поручению мэра московское правительство разрабатывает такую систему, которая позволит городу привлекать инвестиции практически в создание любого объекта, если у Белокаменной возникла нужда в его появлении. Понимаете? Любого! Инвесторам должно быть интересно вложиться в возведение детского садика. Или строительство поликлиники, парка, дороги, энергетического объекта. Инновации становятся основополагающим фундаментом экономической политики. – Не секрет, что сейчас мы просто привыкли обустраивать нашу социальную инфраструктуру исключительно за счет средств бюджета, – сообщил Андрей Владимирович. – Весь мир работает иначе, тестируя интересы частных инвесторов. Причем подходы могут быть разные: хотите полностью строить тот же детский садик – пожалуйста. Или объект городской, но завершается строительство, и он тотчас переходит в долгосрочную концессию компании, которая его возвела. И эта фирма будет, скажем, 30 лет управлять объектом, рассчитываясь с городом по специальной системе взаиморасчетов. Не возбраняется, подчеркнул А. Шаронов, даже создание какого-то частного объекта с обязательством московского правительства компенсировать часть расходов или обеспечивать его загрузку. К таковым, например, можно отнести фитнес-клубы, тренажерные залы, физкультурные центры и т. п. Данная программа уже стартует. Заинтересованные городские структуры начинают поиск объектов, которые могли бы заинтересовать инвесторов, в первую голову в транспортной сфере образовании, спорте. Вы услышали, господа коммерсанты?! [b]Справка «ВМ»[/b] [i]На 2012 год доходы московского бюджета планируются в размере 1 триллиона 450 миллиардов рублей, расходы – 1 триллиона 702,9 миллиарда. Наибольший объем расходов – 328,3 миллиарда рублей – направляется на развитие транспортной системы города.[/i]

Пока в московских аэропортах керосин есть

ВЧЕРА Генеральная прокуратура России выступила со специальным заявлением, подчеркнув, что «в связи с диспропорцией спроса и предложения на рынке авиационного топлива, снижением минимальных запасов топлива, необходимых для бесперебойной работы аэропортов московского авиаузла и «Кольцово» (г. Екатеринбург), возникла угроза массового нарушения прав пассажиров». В Росавиации отмечали, что «снижение запасов топлива вызвано резким сокращением производства авиационного керосина в сентябре текущего года». Но вот вчера риторика буквально во всех ведомствах и предприятиях заметно поменялась. Вы можете сказать, сверху намекнули, мол, нечего панику разводить. Но тут такое дело: если авиакеросина всетаки нет, нагнетай не нагнетай, а самолеты встанут. Но летающий и «окололетающий» народ утверждает: в столице все спокойно. Правда, Андрей Прянишников, помощник главы Росавиации, был настроен весьма мрачно и на вопрос корреспондента «ВМ» отрезал: «Я больше этот вопрос не комментирую. Почему вы обращаетесь к нам? Росавиация не занимается снабжением аэропортов авиатопливом. Правительство дало конкретные поручения Министерству энергетики и компаниям, производящим авиационный керосин». Сами же виновники «торжества» в один голос утверждали, что у них все о’кей. Пресс-секретарь крупнейшей российской авиакомпании «Аэрофлот» Ирина Данненберг ответила: – Компания полностью обеспечена авиакеросином. Запас его достаточен для бесперебойной работы. Надеюсь, что никаких перебоев с поставками топлива не будет и в дальнейшем. В настоящее время работаем без проблем, в штатном режиме. Обошелся без негатива и Сергей Быхал, пресс-секретарь компании «Трансаэро»: – Ситуация абсолютно нормальная – была, есть и будет. У нас прямые долговременные соглашения с крупнейшими производителями и поставщиками топлива, заправляющими нас «в крыло» в московских аэропортах. Все поставки выполняются в полном объеме, никаких проблем у нас не будет. Почему возникла такая ситуация? Ну извините, это уже не ко мне. Ладно, а как поживают главные «действующие» лица керосинового инцидента – столичные аэропорты? Сообщалось, что именно в «Шереметьево» наименьшие из всех московских аэропортов запасы авиакеросина. – Вы случайно не на мели? – уточнили мы у начальника пресс-службы Романа Гениса. – Вовсе нет, – отрапортовал он. – У нас стабильный трехдневный запас авиакеросина. Причем аэропорт «Шереметьево» два года назад вышел из посреднического бизнеса в области топливной заправки. Сейчас мы предоставляем инфраструктуру для работы нефтяных и авиакомпаний напрямую. То есть первые должны вовремя предоставлять топливо, вторые – управлять запасами и отслеживать наличие его запасов. – Видите ли, Роман, у всех все в порядке, хотя никто не отрицает, что проблема была. – Ну, так если у авиакомпаний все в порядке, стало быть, так оно и есть. Ситуацию мы, конечно, мониторим. По тем данным, которыми сейчас располагаем, аэропорт «Шереметьево» и авиакомпании работают устойчиво, штатно и выполняют рейсы согласно расписанию. – У нас на сегодняшний момент запасов топлива на два дня, – рассказала пресс-секретарь аэропорта «Внуково» Елена Крылова. – Более того, сегодня подошли цистерны с авиакеросином, уже осуществляется прокачка. Мы обеспечены. Аэропорт и работал, и работает в штатном режиме. Понятно? Все заинтересованные господа утверждают, что все в порядке. А мы поверим, но очень внимательно проверим. Чтобы вновь керосином не запахло. [b]Справка «ВМ»[/b] [i]В настоящее время пассажирскими перевозками в московском авиаузле занимаются аэропорты «Шереметьево», «Внуково» и «Домодедово». По итогам 2010 года в России по воздуху было перевезено 51,1 миллиона пассажиров. По итогам первых семи месяцев 2011 года – 34,8 миллиона.[/i]

Похорони окурок в урне!

[b]Сегодня рубрику «Мой взгляд» ведет обозреватель Владимир Ратманский (vladimir.ratmansky@vm.ru)[/b]НА ПРАВОЙ стороне Каширского шоссе, ежели глядеть в сторону МКАД, аккурат на участке, расположенном напротив магазина «Ашан», автомобильного центра «Москва», табачной фабрики «Лиггетт-Дукат», поставили на травке симпатичные лавочки, рядом – прихотливые, с претензией на дизайн урны.Сидят вечерком на лавочках люди – отдыхают.Утром проходишь – лавочка окаймлена густым ковром из окурков, пластиковых бутылок, пустых пакетов. Ходит вдоль лавочек дворник, собирает мусор в огромный ящик.«Какой людь нехорош, – жалуется дворник Губайдуло, отвечая на мой вопрос. – Тебе урна эсть – кинь туда папирос, нэт, кидай на пол. Шайтан!» Знакомый пейзаж, не правда ли? Стоит урна, вокруг – картина маслом: все вокруг заплевано. Люди у нас некультурные – отмахиваются иные руководители. Господа, так сказать, культурные брезгливо морщат носики и отворачиваются. А кроме брезгливости и разговоров о глубине духовного микрокосма методы воздействия на ситуацию имеются? Вот подле станции метро «Домодедовская» устроена стоянка автобусов, транспортирующих отбывающий из города народ в аэропорт «Домодедово».Тут и киоск-едальня стоит.И пара урн. Но ведь ясно, что этого недостаточно. Поставьте несколько мощных спаренных урн.Измените график сбора мусора. Слышу-слышу разгневанный возглас дезовских служащих: умный какой выискался – где ж мы столько дворников и уборщиков наберем. Да, но зачем же провоцировать горожан и гостей Первопрестольной гадить на улицах? Другая ситуация: урна есть – все равно бросит Васенька окурок под ноги.Кто реагирует? В Симферополе вы «украсили» окурком или рваным пакетом улицу, полагается штраф в 320 гривен, т. е. порядка тысячи целковых. Другой вопрос, что штрафануть-то может гарный полицейский, но кто ж за ним побежит. В южнокорейской столице Сеуле за эти дела придется отдать полсотни баксов, в Лондоне – 80 фунтов стерлингов, в Риме – от 25 до 154 евро. А в Сингапуре вообще труба: ежели тебе там улица – урна, вынь да положь 1000 «зеленых» штрафа, а то и вовсе на два-три месяца в тюрьму рискуешь загреметь.Москва тоже, конечно, не лыком шита. В Кодексе административных правонарушений столицы статья 8.9 имеется, там указано: «Самовольный сброс мусора на территории города Москвы…влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 4 до 5 тысяч рублей…» И что – многие платили? Разные подходы нужны. Почему любая скандинавская хозяйка весь свой мусор непременно распихивает в десяток разных пакетов? Старые лампы – отдельно, отходы от ужина – отдельно и т. п. У нас вроде попытались ввести раздельный сбор мусора, не встретив особого рвения народа, махнули рукой. Новые московские власти, правда, уже обозначили свои приоритеты в этом вопросе.Так, Антон Кульбачевский, глава столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды, заявил, что в городе внедрят систему раздельного сбора отходов в жилом секторе.Это здорово. Но, пардон за каламбур, без здоровой и злой социальной рекламы в этом деле не обойтись. Едкой, высмеивающей кидальщиков окурков и бутылок на улице по полной программе. И солидных штрафов, извините. И тайных надсмотрщиков, пусть и за деньги. Ну вам же не нравится жить на горах мусора? Или нравится?

Андрей Крайний: Первые магазины «Океан» планируем открыть к Новому году

РЫБОЛОВСТВО – это целый клубок проблем. Начиная от состояния российского рыболовецкого флота и заканчивая любительской рыбалкой. А браконьерство и рыборазведение, рыбоохрана и логистика, инвестиции в отрасль? Не против поучаствовать в увлекательном разговоре на рыбные темы? Как, где, сколько, какими трудами рыба добывается, какими путями доставляется на прилавки московских магазинов. Сегодня «ВМ» предоставляет вам такую возможность. [b]Андрей Крайний, руководитель Федерального агентства по рыболовству[/b] побывал в редакции «Вечерней Москвы» и ответил на наши многочисленные вопросы. [b]– Андрей Анатольевич, вы вспоминаете в череде многочисленных забот и буден свое журналистское прошлое?[/b] – Что значит «вспоминаю» – я никогда его и не забывал, потому что это было чертовски интересное и значимое для меня время. Помню, я появился в редакции «Комсомолки», вышел на знаменитую стометровку – длиннющий стометровый редакционный коридор и вдруг услышал едкий возглас в спину: «Ну вот, сапогами в газете запахло». А на следующий день меня послали на Краснопресненскую овощную базу, где работали солдаты Таманской дивизии. Привожу заметку, сажусь за пишущую машинку – никаких компьютеров тогда не было. Над заголовком всегда нужно мудрить особо. Походил, подумал и назвал материал… «Картошка в мундире». И знаете, в понедельник, на планерке, когда разбирали номер, тот самый журналист, так нелицеприятно меня встретивший, встал и сказал: «Слава богу, редакция обрела журналиста». Был это, кстати, нынешний главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. А потом я ушел в бизнес – в «Комсомолке» в те далекие времена как раз произошел раскол. Признаюсь, целый год меня просто физически ломало. «Комсомольская правда» тогда выходила тиражом в 25 миллионов экземпляров. Не хочу хвастаться, но мои материалы печатали и в крупнейших американских и английских газетах. Беседы с президентом страны, министрами, крупнейшими коммерсантами – и вдруг… Капиталом-то я не разжился, и вот скатываюсь чуть ли не до уровня ларечника. А мне, понимаете, неловко было покупать товар за рубль, а продавать за рубль двадцать – так меня воспитали. Мучился. Но, пойдя на производство, как-то я ожил, оказалось, это дело мне очень по душе. Директором государственного Калининградского рыбного порта меня назначили в тот момент, когда докерам уже три месяца не платили зарплату. 27 декабря. «Новый директор? – явились ко мне докеры. – Новый год на носу, денег нет. На что мы подарки детям будем покупать?» Через некоторое время порт смог перекрыть экономические показатели советского времени, люди стали нормально зарабатывать. И вдруг меня вызывают в Москву, беседы ведут на Старой площади. А потом я попадаю на прием к тогдашнему премьер-министру России Михаилу Фрадкову. Он меня спрашивает: «Скажите честно, рыболовство – отрасль подъемная? – Михаил Ефимович, – отвечаю, – есть политическая воля – отрасль будет подъемной. – Воля есть». Так я стал руководителем Федерального агентства по рыболовству. [i][b]Селедку бы в трюм «пригласить»[/b][/i][b] – Любая отрасль может развиваться, если в нее вкладывают деньги. Когда большие инвестиции пойдут в отечественное рыболовство?[/b] –  Я не скажу, что их нет вовсе. По состоянию на июнь нынешнего года только объем иностранных инвестиций достиг 65 миллионов долларов. По крайней мере это на 60 миллионов больше, чем в 2007 году, и на 20 – нежели год назад. А если говорить о вложениях российских предпринимателей, например, только на Камчатке в строительство заводов по производству лосося в 2010–2011 годах инвестировали два миллиарда рублей. Я вам скажу, на Камчатке, в глубинке, построен рыбоперерабатывающий завод «Витязь-авто». Он обошелся в 30 миллионов долларов. Ничего подобного нет в мире. Конечно, нужно намного больше – кто же с этим будет спорить. Одна из основных проблем – острая необходимость обновить рыболовецкий флот. Нельзя сказать, что судов нет совсем. Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, судов даже много, с другой – их не хватает. Потому что весь флот последние десять лет сгрудился на самых лакомых объектах – ловле трески, пикши, краба, минтая. Там судов слишком много. А вот для добычи селедки, которую разделывали бы к тому же прямо на сейнере, кораблей не хватает. Особенно современных, так называемых кошельковых, которые позволяют рыбу в трюм вместе с водой насосом затягивать. Норвежцы работают именно так. Российские и норвежские рыбаки ловят рыбу в одном районе. И выходит, что наше судно на одну тонну рыбопродуктов тратит 406 килограммов топлива, они – 200. У нас больше экипажей, и мы меньше ловим. И не потому, что наши рыбаки не умеют ловить. Просто некуда: не хватает трюмов, у нас всего два кошельковых траулера в бассейне. Нет возможности заморозить много рыбы – установки морозильные старые. Мы проанализировали: например, в прошлом году у норвежцев работало 62 судна, у нас – 471 сейнер по всей стране. А улов примерно одинаковый. Одно норвежское кошельковое судно вылавливало и обрабатывало от 500 до 1000 тонн рыбы в сутки. У нас считается хорошим результатом, если крупнотоннажный траулер заморозил 60–70 тонн. Разницу чувствуете, да? Производительность труда на кораблях Мурманского тралового флота – на европейском уровне. А, например, в госкомпании «Архангельский траловый флот» – ровно в два раза меньше. Но вы поймите, большой сейнер стоит от 50 до 80 миллионов евро, средний – 25–30, малый можно построить и за миллион. Оцените, какой масштаб инвестиций нам нужен. Два последних года мы разрабатывали новые проекты по строительству судов. Напомню, последний советский проект датируется 1978 годом. Нет, СССР строил множество судов… только на Западе: в Финляндии, ГДР, Испании, Польше. Крупнотоннажные корабли производили лишь на верфях в Николаеве – с развалом Союза мы потеряли и их. Буквально две недели назад, кстати, был сдан большой сейнер «Генерал Трошев», который сразу же отправился на путину минтая. Могут ли сейчас строить траулеры российские верфи? В принципе, готовы, но рыбаки им не доверяют. У отечественных верфей еще нет опыта крупнотоннажного рыбопромыслового судостроения. И потом, эти наши суда в процессе исполнения заказа оказываются чрезмерно дорогими, сроки строительства часто затягиваются. Не дело. Заказы пошли все-таки, флот строить начали, но один сейнер в работе в Сингапуре, четыре – в Хорватии, идут переговоры с поляками. [b][i]Где Москва – где Владивосток[/i] – Порой покупаешь мороженую рыбу. На сроки смотришь, а этот минтай полгода назад выловили. А быстрее до магазина рыба «доехать» не может?[/b] – Давайте посчитаем. Сейнер вышел в море – предположим, идет путина минтая. Две-три недели идет лов, замороженная рыба находится в трюме. Подходит транспорт, перегружает рыбу, везет ее во Владивосток. После этого начинается поиск трейдеров. Проблема в том, что тысячи маленьких фирм работают на рынке, крупных – раз-два и обчелся. Дальневосточные компании вынуждены держать в Москве представительства и арендовать секции в холодильниках либо искать продавца. Одна компания хотела продать селедку по 35 рублей за килограмм. Привезли ее в Москву, положили груз в холодильник, два месяца искали покупателей. Не нашли. В результате сбросили цену и продали по 20 рублей за кило. Через две-три недели эта рыба попадает на прилавок. Вот такой путь в магазин. Кстати, при –18 градусах рыба в холодильнике может храниться два года и не испортится. [b]– Но ее размораживаешь – она теряет в весе…[/b] – Никто же не спорит, что свежая и охлажденная рыба лучше. Но львиная доля рыбы добывается на Дальнем Востоке – 2,5 миллиона тонн в год, Северный бассейн дает 850–950 тысяч, остальные бассейны – крохи. Где Дальний Восток – где Москва. Вспомните, сколько мы с Роспотребнадзором боролись за то, чтобы в мороженой рыбе было меньше глазури. С точки зрения полезных свойств рыбы в глазури ведь ничего плохого нет, другой вопрос, что ретейл покупателей зачастую дурит. Вы же приобретаете полкило рыбы, а платить приходится за 200 граммов льда. В Европе говорят: можете продавать рыбу, в которой будет 100 процентов глазури, но вы обязаны об этом четко и ясно написать и указать чистый вес. [b][i]Роман с московским «Океаном»[/i] – Конечно, рыбы в магазинах стало гораздо больше. Но цены порой убивают. Охлажденной рыбы маловато будет. Поразительно: столько лет вы вели переговоры с прежним руководством Москвы о создании специализированных рыбных магазинов – и никакого сдвига. Почему?[/b] – Видите ли, я думаю, что в последние годы Юрий Михайлович Лужков как-то был далек от многих конкретных, частных проблем. Он передоверял решение этих вопросов своим соратникам, а те… ну, вы же москвичи, все понимаете. Я знаю, в то время чиновники приняли руководство мурманской компании, которая хотела развернуть в столице сеть рыбных киосков и торговать свежей рыбой. Свежей! Им сказали: «Вы хотите киоски? Где – во Внуково? На площади Киевского вокзала? Пожалуйста. 200 тысяч. [b]– Чего?[/b] – Как чего, 200 тысяч долларов за разрешение на право открытия одного киоска». Разговор был частный, записи, увы, нет – чуете, во мне журналист проснулся, но раз нет записи – я не могу раскрыть фамилию этого человека. Когда мурманчане возмутились: «За что? И у нас нет таких денег», – им ответили: «Если у вас нет денег, что ж вы пошли в Москве бизнесом заниматься?» Вы подумайте, эти мурманчане ради пиара обратились в мэрию Лондона, Парижа и Берлина с той же просьбой: разрешить открыть сеть рыбных магазинов в этих европейских столицах. Англичане ответили первыми: о’кей, господа, мы не против. Магазины не открыли – выстроить разумную логистическую систему доставки свежей рыбы в Лондон было проблематично, но сам факт! В Лондоне – пожалуйста, в Москве – ни в какую. Такие проблемы. А у команды Сергея Семеновича Собянина совершенно другой подход. Они реально хотят сделать дело, сделать его рационально. Уже выделено 230 мест на размещение киосков. Руководитель московского Департамента торговли и услуг Михаил Орлов звонит каждый день и держит руку на пульсе. [b]– Это киоски или тонары?[/b] – Вы уловили суть проблемы. Мы считаем, что остановиться нужно только на тонарах. В киосках, тем более не оборудованных холодильниками, рыбные продукты продавать нельзя. Нам предложили уже 12 стационарных помещений для организации этих рыбных магазинов. По крайней мере пять-семь мест агентству подходит. Но маловато будет, о чем я написал Сергею Семеновичу в письме. Почему? Потому что оптовая качественная торговля, тем более таким «нежным» продуктом, как рыба, требует одновременно открытия распределительного центра, откуда можно свежую и охлажденную рыбу по этим магазинчикам развозить. Мы уже, например, договорились с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным. Область готова купить 12 живорыбных машин и дважды в сутки в режиме реального времени доставлять в столицу свежую рыбу. В самое последнее время московские власти подыскали для нас еще 40 мест для обустройства таких рыбных магазинов. Вот это подход. Конечно, городу нужен главный, флагманский магазин будущей сети. Хорошо бы, например, на Тверской улице – там же был «Океан». Но на Тверской и вообще в ЦАО очень дорогая аренда помещений. А мы собираемся продавать рыбу на 30–40 процентов дешевле, нежели в федеральных торговых сетях. Будем решать этот вопрос. Кстати, думается, нет нужды объяснять, почему так выгодно создать именно специализированную сеть. В наших торговых сетях не слишком разнообразный ассортимент рыбы. Почему? Торговая наценка – 30 процентов. С килограмма норвежской семги сеть получает 150 рублей. А с килограмма мойвы или сайки, оптовая цена килограмма которых 5–6 рублей, с точки зрения ретейлеров, копейки. И зачем мы при тех же трудозатратах будем связываться с вашей мойвой, вопрошают они. Они считают, что им невыгодно кормить народ дешевой рыбой. [b]– А название «Океан» сохранится?[/b] – Да, конечно, только «Океан». Сроки? Я полагаю, что к концу года три-четыре магазина открыть сможем. Хотел бы надеяться, что к Новому году москвичи смогут купить в этих магазинах свежую рыбу. Быть может, не все знают, но ведь Федеральное агентство по рыболовству отвечает только за вылов рыбы, ее сохранение и рыборазведение. А логистика, переработка, реализация, организация рыбных магазинов и прочее в наши полномочия не входят. Но мы прекрасно понимаем, что если не будем этим заниматься, как и продвижением рыбы на внутренний рынок, этим никто не займется. Не дело! Вспомните, в 2009 году в Москве появилась наша социальная реклама. «Рыба ждет» – было начертано на плакатах. Причем ни копейки не потратили бюджетных денег. Все сделали сами рекламщики: в кризисное время им оказалось выгоднее пойти на эти расходы, чем вовсе оказаться без заказов. Видите, грамотный менеджмент в нормальных условиях дает потрясающие результаты. Проверено. [i][b]О платной и бесплатной рыбалке[/b][/i][b] – Почему вы не донесете до народа, что Росрыболовство никакого отношения к этой инициативе о введении некой платы за любительскую рыбалку не имеет?[/b] – Говорим, слышать не хотят – определенные силы, конечно. С чего все начиналось. Законодатели приняли нормативный документ, согласно которому по приезде на базу рыбаку нужно приобрести путевку – как форму договора. Пожелания были благие: у того, кто ловит рыбу, кроме прав появятся и обязанности. Мы, однако, пытались убедить законодателей этого не делать. К нам не прислушались. Народ вышел на митинги: мол, у нас отбирают удочки и щуку с судаком. Долой! Но мы-то вообще были ни при чем. Те же поправки, которые Госдуме по поводу рыбалки, кстати, отнюдь не любительской, предложило правительство, депутаты не приняли. Народ не разобрался – и пошло. Я явился на митинг в Москве, чего никак организаторы не ожидали. Беру слово, в толпе начинают свистеть. Причем потом мне рассказали, что свистели, словно по команде, три группы в толпе, как только люди затихали, чтобы послушать, что же им скажут. Слушайте, я сам видел, как потом эти группки свистящих организованно увозили с митинга на автобусах. Кому-то выгодно подогревать непонимание, ни на чем не основанную вражду. Мальчика лет 6–7 митингующие выводили: «Дяденьки, – плакал мальчик, – дайте мне возможность ловить рыбку». Ну дешевый же спектакль. Причем на таких митингах протестовали против введения фиш-карт, хотим, кричали, бесплатную рыбалку. А через три месяца их мнение полярно меняется. Руководители протестующих уже грозят: если правительство не введет фиш-карты, мы выйдем на улицу. Реально в своих требованиях запутались. [b][i]А еще – байкер[/i] – Андрей Анатольевич, а у вас время на отдых есть? Не все же время вы на работе?[/b] – Все не все, но 120–140 дней в командировках бывать приходится. Писать? Желание есть, возможности нет. График? Сейчас вспомню. Ну, вот в последние недели: ездил в Астрахань на три полных дня. Вернулся в Москву, полтора дня отдыхал, смог побыть с семьей. Определенная трудность моей работы заключается в том, что в течение одного рабочего дня частенько приходится переключаться на решение совершенно не связанных между собой вопросов. О графике. Поработал в столице, потом еду в Питер: впервые в истории транспорт с горбушей пришел Северным морским путем. Там же встречаюсь с сотрудниками Ленинградского судостроительного завода, где разработали проект маленького, но очень производительного судна. Затем опять Москва, через три дня улетаю на Сахалин. Там путина, встречаюсь с рыбаками. После чего еду во Владивосток на Международный конгресс рыбаков. Снова Москва, после чего отправлюсь в Китай. Оттуда лечу в Калининград, где пройдет юбилейная, сороковая российско-норвежская сессия. Научную конференцию в Сочи обязательно нужно посетить. Это планы примерно на месяц. Знаете, я не пишу докладов, хотя, как вы понимаете, писать как-нибудь уж умею. Но я предпочитаю разговаривать, обсуждать, советоваться, решать конкретные проблемы здесь и сейчас. Вы поймите, когда я езжу по стране, мне вовсе не нужны потемкинские деревни. Дела надо делать, много дел. [b]– А рыбу сами вы едите?[/b] – Гораздо чаще, чем мясо. Люблю рыбу горячего копчения: пикшу, палтус, зубатку. Очень уважаю жареного карпа, корюшку, мойву. Спокойно отношусь к осетрине. Осетр и на рыбалке рыба смешная. Ее ловить скучно. На крючок ее поймал, можно уходить курить, она не понимает, что нужно побороться за свою жизнь. Обожаю сырую рыбу, но тут надо четко знать, какую именно. Строганина, чир, пелядь – пальчики оближешь. Отдых, вы говорите? Семья – обожаю проводить время вместе с близкими мне людьми. А еще я – байкер. Фанат мотоциклетного спорта? Почему фанат? Я просто не мыслю себя без мотоцикла, скорости, ветра, бьющего в лицо. Адреналин – полезная штука. Заряжает. Дел ведь еще надо переделать множество. Но, друзья, об этом в следующий раз, а то ведь я так и на самолет опоздаю. Пора лететь в Астрахань. [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Андрей Анатольевич Крайний родился в Ельце в 1958 году. Окончил Львовское высшее военно-политическое училище по специальности «военный журналист» и Академию государственной службы по специальности «государственное и муниципальное управление». Шесть лет работал корреспондентом, редактором отдела «Комсомольской правды». Затем ушел в бизнес, создав совместное российско-швейцарское предприятие. Через два года возглавил корпорацию «Агропродснаб». С 1998 по 2007 год последовательно руководил в качестве председателя совета директоров Калининградским тарным комбинатом, Балтийским рыбоконсервным комбинатом, Калининградским морским рыбным портом. В мае 2007 года назначен руководителем Федерального агентства по рыболовству, в октябре того же года – руководителем Государственного комитета РФ по рыболовству. В июне 2008 года вновь стал главой Федерального агентства по рыболовству.[/i] [b]Справка «ВМ»[/b] [i]Четыре года назад по объемам вылова рыбы Россия занимала десятое место в мире. На сегодня переместилась на шестое место. В СССР на каждого жителя страны приходилось 23,5 килограмма рыбных продуктов в год. Причем государство дотировало вылов рыбы. Например, себестоимость вылова трески составляла 3 рубля за килограмм. Продавали ее за 1 руб. 80 копеек, разницу возмещало государство. В 2007 году на каждого россиянина приходилось не более 12,9 килограмма рыбы в год, в настоящее время – 20–21. Вылов рыбы, по данным на 21 августа 2011 года, составил 2,7 миллиона тонн, что на 6,9 процента выше уровня предыдущего года. 70 процентов водных биоресурсов добывается на Дальнем Востоке, еще 15 – в Северном бассейне. 76,9 организаций, представляющих рыбную отрасль, в 2010 году получили прибыль. По этому показателю среди девяти основных видов экономической деятельности рыбная отрасль занимает второе место. По итогам 2011 года эксперты прогнозируют рост вылова рыбы на 3–4 процента, снижение импорта на 7–9 процентов и рост производства и переработки на 3–5 процентов.[/i] [b]Прямая речь Александр КУПРИЯНОВ, главный редактор газеты «Вечерняя Москва»:[/b] [i]– Андрей Крайний – человек чрезвычайно интересный. Утверждаю так не потому, что он занимает столь высокий государственный пост. Я много лет знаю Андрея Анатольевича. Он начинал как военный журналист. Я был ответственным секретарем «Комсомольской правды», когда Министерство обороны прикомандировало его к этой газете. Он проявил себя как очень успешный журналист. Более того, побывал во многих горячих точках – Афганистане, Ленинакане, Нагорном Карабахе. Потом вдруг занялся бизнесом, что для многих оказалось совершенно неожиданным. Для меня очевидно, что Андрей Крайний остается столь же ярким, открытым и честным человеком, как и раньше, в те годы, когда занимался журналистикой.[/i]

Как юристу стать дизайнером

[b]СЕГОДНЯ рубрику «Мой взгляд» ведет обозреватель Владимир РАТМАНСКИЙ (vladimir.ratmansky@vm.ru).[/b] Слушайте, мы живем друг у друга на головах, а иные имяреки рассуждают о том, зачем Москве расширяться. Ведь еще в июле этого года площадь Первопрестольной составляла 1081 кв. километр. На которых толклись 11,5 миллионов горожан. Прибавьте к постоянному населению 3–4 миллиона визитеров, посещающих город ежедневно. Плюнуть негде! Сравните: площадь китайской столицы – Пекина достигает почти 17 тысяч кв. км. Площадь маленького Новороссийска с численностью населения в 220 тысяч человек составляет 835 кв.км. Но что такое расширение? Это обустройство колоссальной территории. Стало быть, понадобится множество специалистов – строителей и транспортников, инженеров, архитекторов, дизайнеров, экологов. Вот ведь в чем порыта очень большая собака. Потому что для Москвы одной из самых актуальных в весьма обозримом будущем могла стать проблема обеспечения работой и жильем выпускников вузов. Ежегодно дневные отделения столичных институтов выдают на-гора 60–65 тысяч выпускников. 40–45 процентов из них – иногородние. Кто, получив диплом, отправляется на родину? Никто. Потому что средняя зарплата в Москве в два раза выше, чем по стране. Да все Подмосковье в столице пашет. В том-то и дело, не резиновая наша Москва, и рабочих мест не слишком много по сравнению с числом претендентов. По данным московского Департамента труда и занятости населения, количество занятых горожан – 6 миллионов. В то время как официально зарегистрированных безработных – 48,9 тысячи. Мосгорстат посчитал неработающих москвичей в соответствии с методикой Международной организации труда, насчитал 121,2 тысячи человек. Посмотрите, однако. Потребность в рабочих кадрах в столице составляет 64 процента, в сфере недвижимости – 16, в финансовых организациях – 2. Между тем 180 московских вузов общими усилиями «пекут» экономистов, 135 – юристов. В то время как программистов и иже с ними – лишь 70, инженеров и прочих технарей – 64. А запросы у молодых и ранних нынче солидные: меньше 45 тысяч целковых юный специалист получать не желает и, кстати, правильно делает. Расширяясь, город обеспечит работой множество рабочих рук и голов. И доходец должен быть пристойный отнюдь не только для экономистов и юристов, что вполне устроит «одипломленную» молодежь. Но дело не только в том, что ситуация на московском рынке труда серьезно изменится. В Москве более 300 вузов. В то же время руководители компаний и госучреждений, даже малый бизнес, бьют тревогу: квалифицированных кадров не хватает катастрофически. Выпускников полно, а кадров – дефицит. Но столицу должны расширять настоящие спецы, а не супчики с «корочками». Сейчас не «корочка» – квалификация нужна. Неужели нам придется выписывать западных гениев, не эффективнее ли растить своих? В этой связи, думается, столичным властям стоит серьезно поработать с московскими вузами и поставить перед ними конкретную задачу: дать городу необходимое количество хороших специалистов по различным профессиям. Стимулировать их соответствующим образом. А чтобы «ребятишки» шли не только в юристы и экономисты, стоило бы провести мощную рекламную кампанию, которая наглядно бы показала бы, какие перспективы расширение Москвы сулит классным инженерам и программистам, дорожникам, художникам, дизайнерам. Да так, чтобы реально дошло.

Оставайтесь коммерсантом, Баулин!

[b]Начальство надоело? Осточертело дни до зарплаты считать? Организуйте свое дело. Трудно? Конечно, будет, гарантируем.Для тех, кто не боится трудностей, и для тех, кто сомневается, мы продолжаем рубрику «Малый бизнес», начатую газетой 4 августа нынешнего года в № 143.Познакомьтесь с опытом других, вникните в их проблемы. И вдруг озарит вас…[/b]НЫНЕШНИМ летом столичные власти реформировали рынки выходного дня. В Москву едут фермеры со всего Центрального федерального округа. Горожане знай нахваливают отечественные овощи, причитают: «Голубчики, что ж вас так мало? Почему в столице отечественных лука, помидоров, кабачков кот наплакал, почему импорт обложил со всех сторон?»Почему? А вот об этом мы поговорили с одним из российских фермеров из глубинки. Вернее, он не фермер – индивидуальный предприниматель. Занимается малым бизнесом в чистом виде – тем самым, который у нас вроде бы все согласны поддерживать, развивать, делать на него ставку. Он приезжает каждую пятницу на ярмарку выходного дня, расположившуюся на юго-востоке Москвы, в столичном районе Выхино-Жулебино, около кинотеатра «Волгоград», и торгует в течение трех дней выращенными своими трудами овощами. Там мы с ним и познакомились.Александр Баулин – потомственный крестьянин. Родом он из Тамбовской области, из того самого Моршанского района, где когда-то производили знаменитую махорку. Нынче махры нет. Многие годы в советское время Баулин работал на огромном оборонном заводе в Моршанске, дошагал по служебной лестнице до кресла главного механика транспортного цеха.А потом наступили те самые лихие 90-е годы прошлого века, заводы Моршанска крякнулись, молодежь ринулась в Москву. Крякнулся и оборонный завод, Баулин вернулся в село. Когда в деревне стали выдавать земельные доли, Александр Михайлович получил 16 гектаров земли и оформил их официально как индивидуальный предприниматель.– Наемные работники? Шутишь, – невесело улыбается Баулин. – Жена и два сына – вся наша рабсила. Поначалу-то мы огурцами занялись. Начиная собирать, за один раз килограммов по 700 снимали. Но труд адский. Спать? Не смеши. В четыре утра как встанешь – и до 11 вечера пашешь. А куда деваться – погибнет иначе урожай. Возил огурцы на столичный Люблинский (раньше Ждановским звался) рынок. Пробивался туда, правда, с огромным трудом сквозь стройные ряды, как говорится, наших друзей из ближнего зарубежья. Выделяли метр площади, на одной ноге торговали.– В 2000 году, кстати, – вспоминает Александр Михайлович, – огурцы продавали по 10, максимум по 15 рублей. Нынче видите? 35–40, не меньше.Глядя на успешного Баулина, и другие селяне тоже задумали огурчиком «побаловаться». Тогда фермер решил распахать землю под картофель.– Земли, между прочим, пустующей – богатой черноземом, – вздыхает крестьянин, – немерено. Пахать только не на чем.Купили наши герои два стареньких трактора… 1977 года «рождения», копалку, сажалку.– А кредит на технику поновее брать не пробовал?– Кредит? О, братец ты мой, в этом-то «собака и порыта». Про кредит я тебе сейчас много расскажу.Он умный крестьянин, начиная предпринимательскую деятельность, пошел в банк. «Сколько можете мне дать в качестве ссуды? – спросил. – Мне нужен миллион, чтобы новый трактор купить». В банке огорошили: чтобы взять такой кредит, извольте в качестве залога предложить имущество на 2 миллиона рублей.Нет? Тогда поднимайтесь на свои деньги. Великая поддержка малого бизнеса – сказать больше нечего. И проценты он должен платить с завтрашнего дня. Но огурцы с картошкой за один день не вырастишь. Стране нужные крепкие крестьянские хозяйства, способные снабжать города овощами и фруктами? Позарез. Дайте же им подняться, учтите специфику сельского хозяйства.– Я тогда сказал в банке, – говорит Александр Михайлович, – я понимаю, не вы установили такой порядок. Только тогда что же выходит: мы вынуждены будем кушать привозные разносолы и зависеть от них по гроб жизни? Ко мне в селе 20-летние ребята подходили: «Дядя Саша, возьми нас к себе на работу. – Милые мои, – отвечаю, – дали бы мне кредит на сносных условиях, дали бы встать на ноги, развиться, я бы вас всех взял, а так – извините».Банкиры возразят: нам нужен хороший заемщик, нам не нужны невозвраты. Это правильно. Но чтобы банк стал процветающим и мог выдавать кредиты на длительный срок, он должен воспитать в полном смысле слова преуспевающего заемщика. При бедном населении банки богатыми не станут. И страна не станет, если потребительский спрос не повысится. Поднимись Баулин на нормальных кредитных условиях, в следующий раз уже осилил бы кредит на большую сумму и вновь вернул бы его, и иже с ним десятки тысяч таких же Баулиных. Нет, надо сидеть на своих копейках и ждать, пока за кредитом придет богатющий нувориш, который за ссудные деньги купит огурцы с помидорами из Турции и Голландии.Баулин не успокоился, пришел в другой банк. Миллион? Берите, предлагают, на два года, но ежемесячно будете платить 66 тысяч. А где ж их взять, пока урожай не продали?– Но вы смогли бы рассчитаться с банком за кредит, ежели бы он пошел вам навстречу и заключил договор на выплату всех процентов скопом по окончании сезона?– Да с легкостью. И еще заработал бы. И банк бы на мне заработал.Но ни одного дня отсрочки банк Баулину не дает. У каждого своя песня. Никаких льгот, никакого приемлемого финансирования для предпринимателя Александра Баулина на производство овощей нет.Крутится как может, сам. Пока крутится. Еще, слава богу, у него грузовичок есть, он в состоянии привезти свои овощи в Москву. А у большинства односельчан грузовиков нет, приходится отдавать урожай за бесценок перекупщикам.Что на этом заработаешь? Шиш без масла.– Честно сказать, наверное, сезон закончится, и я буду закрывать лавочку, – с грустью признается Александр Михайлович.– Как же так, вы же самый успешный фермер в районе, у вас даже картошка в прошлую засуху уродилась, вы и здесь не понесли убытка. Почему? Кто страну будет овощами кормить, кто, если не вы, малый сельхозбизнес станет развивать?– Я же вам все рассказал. Тракторишки мои разваливаются, им больше 30 лет. На бензин, чтобы доехать до Москвы и обратно, мне надо за одну ходку потратить 12 тысяч рублей. Да, я продаю на ярмарке все привезенные овощи. Но год от года становится тяжелее. Сколько я могу ремонтировать тракторы-развалюхи? Хотел купить новую копалку.Оказывается, российских уже нет, в лучшем случае белорусские. За 120 тысяч рублей. А она три недели в год работает.Это дело? Земля любит надежную технику. Поддержки мне просить не у кого. Я успешный фермер, но для раскрутки в сельском хозяйстве нужны заемные средства. Пока крестьянину не дадут дешевых кредитов, страна будет покупать продукты за границей. В результате мы перешли на ручной труд – каменный век. Неделю опрыскивал картошку ранцевым опрыскивателем вручную – 8 гектаров, потом неделю встать с постели не мог. Мне 55 лет. Что я себя уродую? Пожить еще хочется. Оставим себе небольшой огородик, буду жить натуральным хозяйством. Продам второй трактор на металлолом, соберу деньжат, куплю грузовик, займемся перевозкой.Я помню эту катавасию с запретом ввоза в Россию европейских овощей. Посмотрел по телевизору, как живут голландские фермеры, которые, как и я, выращивают огурцы. У них такая техника, такие плантации! Они и я – небо и земля.Я против них – никто. Не дело.

Главная наша проблема – коррупция

ПРОГНОЗОВ о грядущем мировой и отечественной экономики нынче пруд пруди. Наслушаешься – выть хочется. А в рыночные времена выть нельзя – не поможет, рынок – время энергичных действий. Так что же нужно предпринимать сейчас нашей стране, дабы обезопасить себя от вероятных последствий экономических катаклизмов?Мы спросили об этом [b]депутата Госдумы, члена Комитета по финансовому рынку, финансового омбудсмена России Павла МЕДВЕДЕВА[/b].– Сейчас появилось множество комментариев по поводу будущего экономики как нашей планеты в целом, так и российской экономики в частности. Я, признаться, смотрю на будущее с некоторым напряжением. И не потому, что уменьшен кредитный рейтинг США. Хотя Штаты находятся в непростом положении.Десятилетиями жили в долг, плохо его обслуживали. А России, увы, есть до этого дело. Судя по всему, темпы роста американской экономики будут низкими, значит, окажется низким спрос на нефть, и она, возможно, подешевеет. И в Европе аналогичная ситуация. Европейцы прохлопали негативные тенденции в развитии южных стран-членов ЕС. Что тоже может вызвать уменьшение спроса на нефть.Но при всех не самых позитивных внешних факторах полагаю, на Россию больше воздействуют внутренние негативные факторы развития. Ведь страна так зависит от экономик других стран, потому что только обещает улучшить инвестиционный климат, следовательно, побороть коррупцию.Накануне предыдущего кризиса 2008 года от четверти до трети российской экономики находилось в тени. Недавно обнародованы свежие данные. По оценкам Всемирного банка, в тени находится 52 процента российской экономики. Какой бы ни был спрос на нефть, как может эффективно развиваться экономика, коль скоро свыше половины производителей платят не налоги, а взятки?Ситуация, развивающаяся как следствие уменьшения кредитного рейтинга США, вызывает у меня смутные надежды. По сути, некуда деваться большим начальникам в нашей стране, кроме как принимать экстраординарные меры. Кое-что, безусловно, делается. Например, президент уволил за последнее время 150 генералов. Поделом. Хотя судьба меня сводила с генералами, про которых я могу сказать, что это по-настоящему честные и порядочные люди. Например, я говорю о председателе Следственного комитета России Александре Бастрыкине. Или о генерале Викторе Иванове, нынешнем директоре Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.На таких генералов, думается, президент должен опереться. А тех, кто прячет глаза, когда их спрашивают о выполнении ими своих прямых обязанностей, нужно гнать.Но планку надо поднять выше. И я надеюсь, что не далее как в сентябре можно будет в связи с этим ожидать серьезных изменений – и экономических, и политических. Полагаю, что президент поставлен перед альтернативой и будет действовать.Российские банки пока не слишком затронуты. Ведь во время предыдущего кризиса они держали залоги в виде ценных бумаг и очень сильно зависели от биржевых колебаний.Сейчас в этом смысле положение не столь напряженное. Другой вопрос, что коль скоро сама экономика основательно подсядет, то кого, собственно, будут обслуживать банки? Я понимаю, что перестроиться от уровня в 52 процента теневой экономики до, скажем, 10 процентов трудно чрезвычайно. Но если появляется надежда, импульс, экономика возрождается.Если перелома в сентябре не произойдет, вот тогда нельзя исключать, в том числе, и банковского кризиса. Рубль? Если политика останется прежней, значит, подешевеет. Если поменяется, стало быть, стабилизируется, правда, на более низком уровне, чем сегодня. Вообще, дешевый рубль, ежели не давать много взяток, способствует развитию внутренней экономики. Если не изменится политика, цены вырастут – ведь мы больше чем наполовину зависим от импорта.Вы спрашиваете, на какие особые изменения я рассчитываю? Думаю, многих людей, от которых зависят очень важные решения в стране, нужно поменять. Главная проблема страны – коррупция.Множество россиян у нас имеют головы на плечах, готовы работать, не все сбежали за границу. Но если прежде чем что-то сделать, им нужно пятому-десятому дать на лапу… чего тогда ожидать?[b]Досье «ВМ»[/b][i]Павел Алексеевич МЕДВЕДЕВ родился в Москве 13 августа 1940 года.Окончил механико-математический факультет МГУ им. Ломоносова. Доктор экономических и кандидат физико-математических наук, профессор.Народный депутат РСФСР 1990–1993 гг.Депутат Госдумы I–V созывов по одномандатному Юго-Западному округу г. Москвы.Является автором закона «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ».Принимал непосредственное участие в разработке законов «О банках и банковской деятельности», «О Центральном банке РФ», «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и др.[/i]

Николай Шмелёв: Нужно девальвировать рубль!

ПОКА в США дефолта не случилось. Американцы завершили шоу а-ля «кто в доме хозяин», предназначенное для всего мира. Но ведь экономическое положение богатейшей страны планеты от этого лучше не стало.А Европа, где бушуют «греческие» и иже с ними страсти? Экономику старушки Земли взяли в клещи. А чего ожидать в связи с этим России?«Вечерка» попыталась разобраться в этих судьбоносных проблемах в беседе с одним из виднейших отечественных экономистов [b]академиком Российской академии наук, директором Института Европы РАН, доктором экономических наук, профессором Николаем ШМЕЛЕВЫМ.В Соединенных Штатах…[/b][b]– Николай Петрович, у вас нет ощущения, что происходящие сейчас в мировой экономике события – прелюдия еще более масштабного кризиса, который планета только-только пережила?[/b]– Знаете, по правде сказать, я отношу себя к сдержанным оптимистам или уж к осторожным пессимистам. Караул, погибаем, доллар скоро отменят, на носу новый кризис – нет, не верю я в эти крики. Ну давайте сначала, так сказать, пройдемся по Штатам. Конечно, прохлопали они там ситуацию, переболели неоправданными амбициями. Сильно ослабили контроль за банками. А затем американские власти опомнились, пошли на самые радикальные меры. Выкупили проблемные долги у пошатнувшихся банков, оздоровили экономическую ситуацию, посадили кого надо. Подтвердив тем самым, что без определенных регулирующих и стратегических функций государства рыночная экономика буксует, чему весь мир является свидетелем.[b]– На ваш взгляд, больше выкупали или печатали доллары?[/b]– Ох, батенька, как бы вам ни противно это было, но согласитесь, нет такой страны или структуры, которая нынче отказалась бы принимать американскую валюту. Какая валюта в настоящее время может сравниться с долларом? Нет такой. Евро поднимается, потом встанет на ноги юань.Со времен Ямайской конференции 1976 года, отменившей золотой стандарт, породившей современную валютную систему, основанную на свободной конвертации валют и постоянном колебании обменных курсов, доллар не обеспечен ничем, кроме честного слова. Но этому слову верит вся планета.Так что пока эта могучая долларовая конструкция сохранится. Другой просто нет.Социальному рыночному хозяйству, как интерпретировал современное рыночное устройство немецкий экономист и политик Людвиг Эрхард, еще реальной альтернативы не придумали. У нас, увы, создано неэффективное хозяйство, основанное на всемогущей власти монополий. Как это назвать? Свобода, рынок и конкуренция с монополизмом несовместимы. Американцы с этой проблемой сладили больше ста лет назад.Мы прикидывали, во что обходились коррупция и прочая, как я ее называю, утруска при советской власти.Получилась солидная цифра – 12–13 процентов от величины национального дохода.Сейчас даже Евгений Примаков четко называет величину общероссийского отката на уровне… 50 процентов! Какая экономика это выдержит? Монополиям надо хребет перебить, но как это сотворить? Нужно дать абсолютную волю малому и среднему бизнесу, но кто ж даст? И с него собирают ту же мзду в 50 процентов.[i][b]Несмотря на сегодняшние катаклизмы, могучая долларовая конструкция сохранится. Другой просто нет.[/b][/i][b]…в Европе, Китае, России[/b]– У меня все время перед глазами китайская модель. При Дэн Сяопине нужно было дать жизнь «мелочи» всякой, чтобы она быстрее бегала, т. е. деловой инициативе сотен миллионов людей. В городе, в деревне – везде. Китай оживил именно малый и средний бизнес. Крупный бизнес сначала придерживали, только последний десяток лет дали ему волю. Дом ведь строится не с крыши – с фундамента, а мелкий и средний бизнес и есть этот фундамент.Поймите, стране важнее, чтобы мелкая лавочка под боком торговала хорошими сосисками, нежели олигарх построил очередную золотую яхту.[b]– А что творится в Европе? Действительно ли Старый Свет готов вытащить себя за волосы?[/b]– Я часто бываю в Европе, постоянно беседую со своими коллегами-экономистами. У меня главный вопрос: «Господа, а вы не развалитесь?» И здесь амбиции сыграли негативную роль. Политики, потеряв чувство меры, пошли на расширение общего рынка, в результате серьезно подпортив великолепно работавший организм. Нельзя было им принимать 12 новых государств-членов в свой союз.Как сосуществовать в едином союзе странам со столь неодинаковым уровнем экономики? Получается, что немецкие и французские налогоплательщики из своего кармана финансировали пришлецов – извините, бедных родственников по рынку. Предел же есть.Не выдерживает экономика. Начали жить шире штанов.Американцы могут себе позволить жить в долг, им верят, а греческой драхме, пардон, не верят. Вот и закачались. Конечно, придется делать выбор между членством в Евросоюзе и слишком хорошей жизнью у себя в государстве. Пояса подтянуть. Хотя, понятно, это не финал, и борьба еще далеко не окончена. Немцы с французами спохватились, надули кредитную подушку для просевших экономик своих друзей по Евросоюзу.Я не верю в том числе и в греческий дефолт, хотя бузы и побитых стекол будет достаточно. Германия, Франция и страны Бенилюкса сумеют выправить положение. Но когда говорят о сокращении социальных выплат в ряде стран Европы, я слушаю эти причитания с горькой иронией и думаю: «Нам бы ваши заботы».В той же Греции до последнего времени многочисленные льготники на пенсию уходили чуть ли ни в 50–55 лет. Средняя зарплата составляла 1500 евро, средняя пенсия – 80 процентов от уровня среднего заработка.Пора жить по средствам.[b]– А что нашей стране грозит в свете всех этих экономических пертурбаций? Валютные резервы у нас в долларах и евро…[/b]– У России нынче 530,9 миллиарда долларов золотовалютных резервов. Ну дайте эти деньги собственной экономике. Ведь тем же самым российских коммерсантов толкают занимать деньги в английских или немецких банках! Мы финансируем американскую экономику – зачем? Пока у нас есть нефть. Не думаю, что цены на нее сильно упадут.Вообще, неплохо бы нашей стране рубль девальвировать и не задирать цены. Китайцы умные, они в 2 раза занижают стоимость юаня, тем самым защищая своего товаропроизводителя и стимулируя экспорт.Россия искусственно держит высокий курс рубля. Если рассуждать в целом, кардинальных угроз для российской экономики я не вижу.В конце концов, и мы напечатаем деньги, если потребуется. Главное – проблема модернизации. Без нее страна не может развиваться дальше.Но пока, кроме «Сколкова», реальных серьезных проектов я не вижу. Треть «мозгов» из страны уже уехала. Это великая проблема. Как ее преодолеть? Подорвать монополизм. Сделать так, чтобы инвестировать средства в новейшие проекты стало выгодно. А зачем нефтяникам нынче вкладывать средства в новые технологии? В Норвегии 80 процентов доходов от нефтяного бизнеса получает государство, 20 – компании, и они счастливы. У нас, по разным оценкам, 60 процентов доходов у государства, 40 имеют корпорации. Поэтому им неинтересны технологии.Этот порядок необходимо изменить.[b]Прямая речьАндрей ГОРОДЕЦКИЙ, заместитель директора экономики РАН, доктор экономических наук, профессор:[/b][i]– Экономическая ситуация в мире, естественно, непростая. Но драматизировать совсем ни к чему. И ресурсов выхода из нее существует немало. Посмотрите, Европейский центральный банк принял решение о покупке долгов Италии и Испании. Мы наблюдаем серьезные консолидированные действия, препятствующие развитию кризиса. И ни сегодня, ни завтра доллар не рухнет. На долларе держится вся глобальная экономика, и замены ему пока нет. Но вопрос о будущей мировой валютной системе остается.Потому что фундаментальные проблемы по-прежнему требуют решений. Воспаление легких аспирином не лечат.[/i]

Как Тюрины пироги да хлеб пекут

МЫ ЯВИЛИСЬ на Цветной бульвар. Нам в булочную. Пришли. Странно, напротив и рядом на такой узкой улице, как Цветной, теснятся «пропитательные» палатки. Зачем? Заходим. Симпатично: магазин со всяческой кондитерской – пирожки, хлеб, тортики. В другом зале – столики, люди плюшками и прочими лакомствами балуются. А вот и хозяйка – Антонина Михайловна. Тюрины вместе с восьмого класса – уже 48 лет. А семейное предприятие их – фирма «Антонина». «Я – технарь, авиаинженер до мозга костей, – разводит руками Василий Васильевич. – Бизнес – это все она, вторая моя половина. Но вот с кредитами, я вам скажу…» – Пожарные – тоже особая песня, – подхватывает вторая половина. – В управе возмутились: нашли на кого наехать. А у проверяющих разговор короткий: все переделать, и баста. В миллион рублей нам обошлись эти переделочки. А электроэнергетики? Когда наехали, отключали нам полностью свет. Без предупреждения. А мы тесто поставили – все прокисло. Вообще сидели без выручки. Тяните, говорят, свой кабель. Это удовольствие стоит 16–17 миллионов рублей. Малое предприятие? Ну и что, кому какое дело! Управа обращалась, но ведь энергетики монополисты. Даже из некоего общества защиты прав потребителей забегали. Кормиться, извините. Хлебное царство. Пирожками пахнет. Мы из зала, где кондиционер включен, переходим в пекарню. Это здесь – с пылу, с жару. Вот торты – нет, не буду смотреть, потому как живот и еще не вечер. А вот пирожки – с чем, говорите, с вишнями, ну вот, уже слюнки текут – сейчас отправятся в печь. Она по образованию товаровед. И с презрением отзывается о пальмовом масле! Ничего себе предприниматель. – «Чтобы мы с ним связались? – возмущается Тюрина. – Так ведь в три раза дешевле будет, продадите прорву, – канючу я. – Даже не заикайтесь. Мне впаривали: вы что, не понимаете своего счастья. Оно ж копейки стоит. А совесть нынче почем?» Так, пирожками запахло, я ж говорю, с вишней. «Вот это новая печь, эта новая – Тюрина в роли экскурсовода. – А начинали мы с печей б/у. Вы знаете, сколько стоят еще более современные печи? Бешеные деньги. Да мы бы вроде и купили, ну, взяли бы в лизинг. Так тут с этими переделками, на которых пожарный настоял, поистратились. Да и вообще, давление это чиновничье достало. Ходили тут из ДЕЗа. Одни наелись – ушли. Энергетики стали ходить. Одни наелись – ушли. Другие стали захаживать. А экологическая милиция?» – Помню, рядом с нами как-то палатка открылась – пирожками с мясом торговали, – делится опытом бизнеса хозяйка. – По 5 рублей их продавали. Что такое? У меня – по 12,50 и ни копейкой больше, дешевле никак не выходит. Наверное, что-то не то делаю. Умные люди надоумили. «Вы, уточняют, пирожки с каким мясом печете? – С говядиной. А у них какое? – А у них – мясо для котят. – Простая душа, возражаю: «Я – товаровед, почему не в курсе? Котята – что, другое мясо едят? – В самом деле простая душа. Это мясо абортированное, когда корова плод скинула. Либо больная, либо загнил плод. И это мясо в пироги!» Пирожки почти готовы. А на рабочих столах уже заготовки с новой партией. Девочки – Фируза, Райхан и Лиля – сегодня в смене. «Ох, глядите, мукой выпачкаю, – скромно улыбается Фируза. – И вообще, пока не попробуете моего пирожка с вишней – не выпущу. – Нет, не выпустит, – подтверждает Антонина Михайловна. – А вот, знакомьтесь, Оксаночка, наш технолог». Второй технолог – Фатима: настоящие осетинские пироги – ее фирменное блюдо. – Давно здесь? – уточняю у разулыбавшейся Оксаны. – Пять лет уже. Вроде бы пришла по объявлению, но мне здесь интересно. Тогда я оканчивала институт, устроилась кондитером. А сейчас технолог, получаю второе высшее. Тесто у нас практически домашнее, вот что я вам скажу, никакой химии. [b]– Антонина Михайловна, а как получилось, что вы в малый бизнес решили податься?[/b] – Случайно вышло, – пожимает она плечами. – Сначала меня сюда директором назначили в 1988 году, в булочную. Полное запустение застали, разор, начинали с нуля. Окно тряпкой в кабинете было завешено, паутина кругом. – Все полы вскрывали, – добавляет Василий Васильевич, – трубы меняли, потолки обрушили. Взяли тогда кредит, на эти деньги ремонт сделали. Пять человек вкалывали вместо положенных восемнадцати. Тогда мы хлебом торговали. Это уж потом так получилось – малый бизнес, а мы и не стремились. Оборудование – печи – прикупили уже в 1995-м. Здесь пекарня еще в конце ХIX века работала, в 30-х годах прошлого века и позднее. Потом была булочная с пекарней. Прикрылась она в перестроечную разруху. Ну а дальше вы все знаете. – Кредит? – усмехается глава семейства. – Отчего же, легко можно получить. – Если десять процентов тут же кому надо «взад» вернешь. Пожарные, энергетики, банкиры – все «помогли» маленькой семейной фирме таким образом, что не загнулись она, видимо, лишь благодаря таланту владельцев, в хорошем смысле слова изворотливости, качеству товара. – В прошлом году отключают электричество, – вспоминала Антонина Михайловна. – Вызываем электрика: нет, подтверждает, никаких работ ДЕЗ не ведет. В чем дело? Ах, кабельщики работали? Пойду посмотрю. Через минуту кричит: «Идите все сюда». Бежим. Перед приборами стоит огромная доска. Он ее отставляет: мать честная, провода отсоединенные болтаются. Включи мы рубильник, вспыхнуло бы, пожалуй, здесь все ярким пламенем, могло и до несчастного случая дойти. Объяснили бы тогда: мол, произошло превышение электрической мощности. Такие пироги с вишней. А я еще хотела высокому начальству в Сбербанк звонить: спросить, почему кредит не дают. Мне сказали: не суйся. Великая помощь малому бизнесу. Они 20 лет крутятся, пироги да хлеб пекут. Говорят, управа района Тверской нередко реально помогала, а больше, пожалуй, и никто. Нет-нет, представители Роспотребнадзора отнеслись по-деловому. Как говорится, попросишь хлебушка зимой. Но сколько можно друг друга высекать на радость конкурентам? Мы же выучили: малый бизнес нужно поддерживать. Не весь скопом, а каждое предприятие в отдельности. В чем дело?

В столице реформируются ярмарки выходного дня

СОГЛАСНО постановлению правительства Москвы, «…с 01.07.2011 г. торговые места на ярмарках выходного дня предоставляются юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, а также гражданам (в том числе ведущим крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства или занимающимся садоводством, огородничеством, животноводством) бесплатно. Властями города поставлена цель – сделать эти торговые ряды привлекательными по цене, качеству и ассортименту. Ярмарки должны отважно конкурировать с супермаркетами. – Признайтесь, сложно попасть на ярмарку производителю? – пристали мы с расспросами к фермеру из Смоленской области, специализирующемуся на «молочке», члену Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств Олегу Норину. – Конечно, проще. Я торгую сразу на пяти московских ярмарках. Прибыль неплохая. Информация обо всех столичных ярмарках абсолютно открыта, есть она и в Интернете. Хочешь торговать – нет вопросов. – Но с перекупщиками вам, фермерам, тягаться пока трудно? – И Москва не сразу строилась, дорогой вы мой. Перекупщиков нынче на ярмарках процентов пятьдесят. Но реально создаются условия для их вытеснения. Не сразу, конечно, это проблема непростая. Но посильная. – Правильно, – согласился с фермером руководитель столичного Департамента торговли и услуг Михаил Орлов. – Чудес не бывает. Но суть действий правительства Москвы в отношении ярмарок выходного дня – полностью открыть сюда дорогу производителям сельхозпродукции Подмосковья и соседних с ним регионов. Ведь эти ярмарки лет десять назад, напомнил Михаил Олегович, были бесплатными. А потом управляющим компаниям разрешили собирать с продавцов деньги за право торговли. Те вошли во вкус: больше собрать денег – что еще надо? Но фермеру отдавать 4,5 тысячи рублей за три дня торговли стало неинтересно. Ассортимент хирел, посредники процветали. Только какие же это ярмарки? Так, название одно. С 1 июля нынешнего года московское правительство взяло на себя все расходы по организации ярмарок, вот почему они стали для фермеров бесплатными. Приезжай и торгуй. – Мы говорим фермерам: посмотрите, в Москве открыто свыше 125 ярмарок выходного дня, – заявляет Михаил Орлов. – Мы приглашаем вас в столицу со своим товаром. Москва открыта для отечественного производителя. Цены? Конечно, сразу сбить их не удастся. Но с ростом конкуренции, с появлением большого количества фермеров на наших ярмарках они неизбежно упадут. В то же время огромный московский рынок должен заинтересовать фермеров, получивших возможность реализовать свой товар по нормальной цене без посредников. Реформируемые ярмарки – примета нынешнего лета. Так, говорит глава Департамента торговли и услуг Москвы, чуть более трех недель назад ужасное впечатление оставляла ярмарка на Новослободской. 250 рублей стоил килограмм черешни. Овощей – с гулькин нос. Интерьер убогий. Поменяли управляющую компанию, подключилась управа. Что вы думаете? На прошлой неделе приехал на ярмарку с огромной партией овощей фермер из Тамбовской области. Огурцы продавал по 8 рублей килограмм, кабачки по 8. У него все разносолы уже в пятницу с руками оторвали. Так он опять приедет, и не единожды. А вот ярмарку на Комсомольском проспекте Михаил Орлов называет тем стандартом, к которому столица будет стремиться довести все московские ярмарки выходного дня. Департамент торговли и услуг Москвы открыл «горячую» линию по работе ярмарок выходного дня. [b]Телефоны «горячей линии»: 8 (495) 628-2333, 8 (495) 628-9339. [/b][b]Справка «ВМ»[/b] [i]По данным Мосгорстата, средняя цена килограмма картофеля в Москве – 41 руб. 02 коп. Департамент торговли и услуг фиксировал на ярмарках выходного дня цены от 15 до 45 рублей за кило. Стоимость белокочанной капусты – от 15 до 30 рублей за 1 кг при среднестатистической стоимости 20 руб. 56 коп. Репчатый лук – от 25 до 40 рублей при средней цене 32,23.[/i]

Свободных художников хотят узаконить

НЕВДОМЕК вам, поди, что в Нидерландах действует профсоюз проституток «Красная нить»? В оплоте демократии Великобритании давно учрежден Международный профсоюз секс-работников.Он входит в третий по величине английский профсоюз. Трудяги на почве постельной индустрии пашут под лозунгом «За право работать на тех же условиях, что и другие независимые подрядчики и рабочие, получать те же льготы, что и другие индивидуальные предприниматели».Собственно, мы хотим поговорить вовсе не о представителях древнейшей профессии. Мы – о фрилансерах – передовиках каптруда, сидящих у себя дома и работающих на дядю на солидном от него удалении. Обратите внимание: мы находимся в начальной точке отсчета.Дан старт законодательному подтверждению прав работников, действующих вне офисов. Нет, у надомников этих, так скажем, мастеров материального производства, и сегодня все в порядке. Как заявил разработчик будущих поправок, прежде всего в Кодекс законов о труде, известный политолог, заместитель председателя Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Марков:– Главное – понять следующее: речь идет о процессе социальной модернизации. Разрабатываемая программа «Дистанционные рабочие места» – не экзотика, а одна из возможных норм на российском рынке труда, причем прогрессивных – норм завтрашнего дня.Если вы без понятия, фрилансерами в нашем капиталистическом мире называют свободных работников, как правило внештатников. Они выполняют конкретные задания своих нанимателей дома. Не имеют удовольствия или несчастья в полной мере опробовать на себе характер шефа, остроту язычка местной штатной сплетницы Петровны, любвеобильный характер офисного волокиты Васечки.Сколько их, этих самых свободолюбивых? В крупнейших странах Запада их море – чуть ли не 60 миллионов по самым скромным подсчетам.Когда говорят, что в России их пока лишь 20–30 тысяч, ничего кроме кривой улыбки это не вызывает. Вы о чем? Среди фрилансеров водятся и бухгалтеры, и программисты, разработчики сайтов, авторы компьютерных программ, дизайнеры, переводчики, фотографы, наш брат журналист, а также копирайтеры и иные ненавистники офисного климата и повадок.20 лет назад кто о компьютерах или мобильных телефонах слыхал? Что ежели завтра и вовсе не понадобится в офис являться? Сидишь себе на полатях, кнопочку включил – и получай эффект полного присутствия на работе. Слышу-слышу – на солнце перегрелся...Что такое, кстати, узаконить по полной программе дистанционное рабочее место? Внести вклад в борьбу с пробками.Если вкалываешь не отходя от любимого письменного стола, зачем своей машиной дорожное пространство занимать? Или на дефицитный детсадик претендовать, коли мамуля в состоянии трудиться и достойно зарабатывать дома. А избегать извечных склок, неизбежной борьбы в коллективе.«И мужа, пришедшего с работы, нормально покормить», – мечтательно добавляет Сергей Марков. Вы скажете, иной через полгода взвоет от сидения взаперти. Так кому что нужно.Представьте: вы свободны и не зависите от графика рабочего времени. Сами выбираете, что и как вам делать. Распоряжаетесь собой по своему усмотрению. Работая, так сказать, сдельно, можете кучу денег заработать. Это, конечно, идеальная ситуация. Для того чтобы подобного рая добиться, надо обеспечить себе имя в кругах потенциальных заказчиков. Иначе можно жестко сидеть на бобах и пробавляться копеечными заказами. Но ежели их и вовсе не удастся найти – оголодать? А чувство психологического напряжения: вы – проситель, вы ищите работу – мол, денег дайте, я на вольных хлебах. А ежели вас использовали, но не заплатили? Есть еще один очень важный аспект.Вспомните, миллиардер Михаил Прохоров выступает с идеей переписать Трудовой кодекс России. В частности, он хочет заметно упростить работодателям возможность увольнять сотрудников. Может, Петров плохо работает. А если просто его нос хозяину не нравится или ляпнул что, не подумавши, тогда как? Выгнал шебутного Петрова и нанял тихого Сидорова из Чебоксар ту же работу выполнять. В Чебоксарах зарплата в несколько раз ниже, чем в столице. На зарплате сэкономил коммерсант, и всяких просьб от удаленного сотрудника из другого города выслушивать не нужно. Если что – скоренько расстался с ним и взял на работу Тихонова. Лепота.Опять же на дорогих офисных помещениях сэкономить изрядно можно.– Я полагаю, что Михаил Прохоров своей инициативой поднял проблему, к которой можно было бы вернуться лет через 10–15, – заявил корреспонденту «ВМ» депутат Госдумы, вице-президент общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Виктор Зубарев. – Знаете, когда уровень предпринимательской этики, если хотите, возрастет на порядок.[b]– Но какова, на ваш взгляд, законодательная перспектива инициативы о дистанционных рабочих местах?[/b]– Сначала надо создать рабочую группу по разработке поправок, привлечь к обсуждению представителей Федерации независимых профсоюзов, бизнеса – как «Деловой России», так и РСПП, малого бизнеса, общественности. Полагаю, законодательная перспектива данного предложения очень высока. Считаю его принятие в 2012 году вполне реальным.[b]Справка «ВМ»[/b][i]В США и Европе на удаленных рабочих местах – не менее 55–60 миллионов человек. Наибольшее распространение фриланс получил в США, Канаде, Дании, Финляндии. В Суоми дома трудится треть работающего населения.[/i][b]Прямая речьСергей МАРКОВ, депутат Госдумы:[/b][i]– Развитие программы «Дистанционное рабочее место» позволит в ежедневном режиме оставаться дома и не выезжать на службу 5–10 процентам работающих россиян.[/i]

Электрички подорожают умеренно

В ПОСЛЕДНИЕ дни миллионы москвичей и жителей пригородов были буквально потрясены слухами о том, что в самом недалеком будущем стоимость проезда на электричках резко повысится.Уже появились и конкретные, весьма нехорошие цифры. Так, член комитета Госдумы по бюджетам и налогам от партии «Справедливая Россия» Вера Лекарева заявила, что перераспределение средств приведет к подорожанию билетов в 2 раза.И председатель общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» Михаил Аншаков не «поскупился»: по его словам, билеты станут дороже в 1,5 раза.Хорошенькое дело! Может, это ход в политической борьбе? Но… На 2011 год в федеральном бюджете на компенсации убытков пригородных перевозок регионам выделили 25 миллиардов рублей.Но тут в дело вмешалась полиция. При чем здесь служивые? Заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко сообщила, что ее ведомство подготовило предложения по перераспределению между федеральным центром и регионами источников финансирования вследствие передачи полиции общественной безопасности на федеральный уровень. Полицейская реформа оказалась для главного российского кошелька дороже, чем ожидалось. Где деньги брать? Почти 26 миллиардов рэ требуется найти. Вот пригородное сообщение и попало под раздачу. Минфин решил предложить некоторые расходы, в том числе компенсацию РЖД убытков электричек, отдать в 2012 году регионам.Что в Москве? Мэр столицы Сергей Собянин заявлял ранее, что в настоящее время «пригородные пассажирские перевозки ни по качеству, ни по эффективности не устраивают ни город, ни пассажиров». Власти Москвы намерены проблему решить. В городе сформируют новую схему организации этих перевозок на следующий год и на перспективу. В том числе будет разработана и такая схема их субсидирования, которая бы «обеспечила рентабельную, с точки зрения финансистов, работу пригородных поездов».– Это нонсенс, – возразил, отвечая на вопросы «Вечерки», председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. – Существенного увеличения стоимости пригородных перевозок я не прогнозирую. Вероятно, подорожание может быть максимум на 15–20 процентов, не более. Такой рост цен еще воспринимался в последние годы как приемлемый. Но в 1,5–2 раза?! Это крайне непопулярная мера, будь она осуществлена, и никто ее сейчас принимать не станет.Цифры резкого подорожания цены проезда на электричках, полагаю, называют сейчас скорее из политических соображений. Хотя, конечно, пригородное сообщение в России убыточно, и перспективы удешевления билетов я также никакой не вижу. Задача в этой связи местных властей – всячески поддерживать инфраструктуру автобусных загородных перевозок.– Передав субсидирование пригородных перевозок на уровень субъектов Федерации, Минфин, безусловно, перераспределит им и свою помощь, – отметил депутат Госдумы, член Комитета по финансовому рынку Павел Медведев. – Сейчас обязательства без денег не передаются. Конечно, ошибки могут совершаться, обязательства могут неправильно оцениваться. Но я полагаю, вероятность такой ошибки в отношении электричек минимальна. Эта ситуация слишком взрывоопасна. Люди сильно от них зависят, тем более что в этом году заметно упали доходы населения.Практически уверен, что прогноз возможности двукратного роста цен на пригородное сообщение неверен.Давайте поверим комментаторам. Так дешевле выйдет.[b]Справка «ВМ»Дмитрий ЯНИН, председатель Международной конфедерации обществ потребителей:[/b][i]– Все подобные спекуляции – просто нонсенс. Никакого существенного удорожания проезда на электричках даже не прогнозируется.[/i]

Наш «светофор» – серьёзный удар по фальшивомонетчикам

НЕДАВНО ОБЪЯВЛЕНО о скором появлении в обращении новых модифицированных банкнот – достоинством 500 и 5000 рублей. В пятитысячной купюре заменена защитная нить: она голографическая, что впервые использовано на российских банкнотах.Цифры на этой нити «плавающие»: при движении денежки они съезжаются и разъезжаются. Фальшивых дел технологам будет трудно. Пожалуй, это лучшее решение на сегодня в мире, убежден [b]генеральный директор Гознака Аркадий ТРАЧУК[/b].На банкноте в 500 рублей изменен дизайн: там поменяли образ изображенного на ней Соловецкого монастыря. Кроме того, на банкноте появился новый защитный элемент – «светофор»: при изменении угла наклона каждая из трех цифр купюры «подмигивает» разным цветом. Первые банкноты нового образца появятся к концу года.Тем самым, по словам Аркадия Трачука, модернизация отечественных денег, вероятно, на ближайшие 5–7 лет завершилась. Надо сказать, что система борьбы с фальшивомонетчиками не стоит на месте.Есть официальное решение даже об имплантации микросхем в банкноты, что ввиду сложности технологии произойдет в течение ближайших нескольких лет.– Конечно, это будет серьезный удар по «мастерам», занимающимся подделкой банкнот, – признает А. Трачук. – Микросхема отчасти решит проблемы их идентификации. Если пофантазировать, почему при определенных обстоятельствах не могли бы появиться банкноты, меняющие номинал. Это очень сложно сделать технологически, но в принципе реально.– Здорово, правда? Получил зарплату в тысячных купюрах. Раз, и они стали пятитысячными.– Смешно, согласен с вами, но я лишь говорю об очень серьезном развитии защитных технологий в обозримом будущем. Речь ведь идет о том, что удобнее, надежнее, дешевле – наличные или безналичные расчеты.А вот оказывается, не стопроцентный факт, что неоспоримое преимущество за безналом. Правда, пока еще не ясно, как в бумагу вставить микросхему. Попытки есть.Между прочим, вскоре банкноты с целью увеличения срока их службы не менее чем на треть станут покрывать тончайшим слоем лака.В первую очередь банкноты мелких номиналов. По словам А. Трачука, 95 процентов потребителей этот лак просто не ощутят.– А какие банкноты являются самыми защищенными в мире?– С моей точки зрения, швейцарские. Правда, они и самые дорогие на планете по стоимости изготовления.Для стран – крупных эмитентов, среди которых, конечно, и Россия, вопрос цены производства денег отнюдь не последний. Но на сегодня, и это признают все, российские банкноты соответствуют лучшим мировым образцам. Мне за них не стыдно.[b]Виртуальная реальность[/b]– Аркадий Владимирович, а вы не боитесь остаться без работы? Весь мир постепенно стремится к безналичному денежному обращению...– Знаете, совсем не боюсь. Конечно, сейчас все больше в ходу пластиковые карты. Электронные, мобильные и прочие платежи, безусловно, саму структуру платежей меняют существенно. Со временем, естественно, доля наличных в платежном обороте будет уменьшаться.Как быстро? Не знаю, хотя исследования такие у нас ведутся.Но, во всяком случае, пока войну наличным объявлять не собираемся. В настоящее время доля расчетов наличными деньгами в США составляет около 50 процентов, в России – порядка 90. В принципе, меняется все, вспомните: раньше монеты были основным средством расчета.Итак, россияне пока отказываться от наличных не будут. И как откажешься, ведь сплошь и рядом до сих пор в иных крупных магазинах, ресторанах, клубах человеку, желающему расплатиться картой, говорят твердое нет и требуют «живых» купюр. То ли у них порядки такие, то ли проблемы со связью. И плательщик оказывается в идиотском положении: съел-выпил на двести баксов, накупил продуктов на три тысячи целковых, а денег у него как бы и нет. Хотя на карте они есть.Пока обслуживание приема платежей по карточкам для многих предприятий обходится в России дороже, нежели инкассация наличных. Между прочим, ведь и безналичные платежи сопровождаются многочисленными фактами мошенничества. Банкноты подделывают. А деньги, хранящиеся на пластиковых картах, подчас жулье умудряется выдергивать из банкоматов, выработав целый комплекс специальных воровских приемов. Развиваются, понимаешь, лжетрудяги. Очень «наличные».[b]Кстати[/b][i]В настоящее время «дорогие» банкноты «живут» в среднем около двух лет. А жизнь «дешевых» купюр – достоинством низкого номинала, например, десятирублевок, ныне заменяемых монетами, гораздо короче – не более девяти месяцев.[/i]

Таксист? Получай разрешение!

ИТАК, ситуация на столичном рынке такси начинает приобретать цивилизованный вид. Как ранее сообщал «Вечерке» руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Николай Лямов, с 25 июля начнется официальный прием заявлений – с тем чтобы с 1 сентября допущенные к перевозкам фирмы смогли заняться своей деятельностью.Разрешение выдается на пять лет на каждое транспортное средство, используемое в качестве легкового такси. Получить данный документ имеет право как юридическое лицо, так и индивидуальный предприниматель. Действует разрешение на территории Москвы и Московской области.В связи с этим в департаменте появилась специализированная структура – Управление по надзору и контролю за деятельностью легальных таксомоторных перевозок. Руководителем нового управления назначен Игорь Евдаков. Обратите внимание: с будущего понедельника управление станет функционировать в полном объеме.Как известно, заявления можно подать, посетив Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры. Он расположен по адресу: Москва, Садово-Самотечная улица, дом 1. В здании департамента открыли отдельный вход в помещение, где будут приниматься заявки, оснастили необходимым оборудованием. Здесь можно ознакомиться и с формой заявки. Кстати, подача заявления не требует материальных расходов.Кроме того, допускается подача заявок и в электронном виде. Заметим, что перед открытием управления руководство департамента на специальном представительном совещании, в котором участвовало свыше ста московских таксомоторных компаний, еще раз объяснило, как можно на интернет-портале государственных услуг города Москвы оформить данное разрешение.Важно подробно изучить порядок оформления разрешения, ведь в случае точного соблюдения всех условий процедуры разрешение выдадут в течение одного–трех дней. Обратите внимание: на сайте департамента в разделе «Как стать легальным таксистом» полностью излагается весь порядок подачи заявления.Можно ознакомиться с рекомендованной формой доверенности, бланками форм разрешений и образцами их заполнения.Кроме того, за подробными справками по данному вопросу можно обратиться по телефону 633-61-66.[b]Справка «ВМ»[/b][i]Разрешения выдаются до 1 января 2013 г. и действуют 5 лет.На каждую машину выдается отдельное разрешение.При обращении надо предоставить:- заявление (в электронном виде через портал www.mos.gosuslugi.ru или в бумажном виде);- документ, удостоверяющий личность;- выписку из Единого государственного реестра юридических лиц или Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей;- копию свидетельства о регистрации транспортного средства, заверенную заявителем;- копию договора лизинга на каждое транспортное средство (если оно в лизинге), заверенную заявителем.Данные о выданных разрешениях заносятся в реестр и публикуются на сайте Департамента транспорта (www.dtis.ru).[/i][b]Кстати[/b][i]Закупка автобусов обойдется в этом году московским властям в 12 миллиардов рублей.Мэрия намерена приобрести 1,5 тысячи машин.Чиновники планируют развивать в городе общественный транспорт для борьбы с пробками.Ранее Сергей Собянин заявил, что Москва станет закупать автобусы не ниже класса Евро-4 и эко-автобусы. Также в столице создается интеллектуальная система общественного транспорта. Машины оснастят системой ГЛОНАС.[/i]

Доктор Рошаль: Я против спекуляций!

Как известно, в последнее время Минздравсоцразвития вкупе с законодателями и медицинским сообществом работают над проектом закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Закон чрезвычайно важный. Некоторые специалисты называют его конституцией отечественного здравоохранения. Обсуждение закона вылилось в публичную дискуссию – во многом благодаря принципиальной позиции Леонида Рошаля и его коллег. Как следствие – принятие закона перенесли на осень. Корреспонденты «ВМ» встретились с доктором Рошалем. [i][b]Если вдруг занедужил в Москве[/b][/i][b] – Леонид Михайлович, московское правительство выделяет на реализацию программы «Столичное здравоохранение» на 2012–2016 годы 1,1 триллиона рублей. Огромные деньги. А сколько вообще нужно отечественной медицине средств для того, чтобы решить хотя бы часть назревших проблем?[/b] – Огромные деньги? Я не знаю, так это или нет, но понимаю, что выделенная столицей сумма гораздо больше, чем ассигновывалось на эти цели раньше. Значит, уже хорошо. Покроет ли это полностью потребности Москвы для решения всех проблем здравоохранения и на какой период, мне сказать сложно. Речь ведь идет не только о количестве выделенных денег, но и о том, как они будут использованы. Если в результате сократится детская смертность, улучшится система профилактики заболеваний, оздоровления населения, будет просто замечательно. Знаете… лишь бы только дефолта не было или еще какого-нибудь катаклизма. Цели же в программе поставлены четкие и правильные. [b]– А вам, извините, в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии на что денег хватает? Понимаем, денег всегда мало.[/b] – Простите, не всегда мало, прямо говорю. Как мы финансировались до последнего времени? Будем говорить, на четверочку с минусом. В целом можно было жить. И конечно, гораздо лучше, чем дотационные регионы. Они таких зарплат не видели. Но сегодня все перевернулось. Заработная плата упала. Никакого дефолта нет. Просто было принято неправильное управленческое решение. Так плохо, как сейчас, Москва никогда не жила. И проблема эта не столько в Москве, сколько в тех законах, которые были приняты в России, в частности закона по обязательному медицинскому страхованию. [b]– Институт финансирует столичный бюджет?[/b] – Исключительно. Ни копейки из федерального бюджета не получаем. Да Москва ведь и построила наш институт, причем новый корпус возвели и оборудовали всего за полтора года. Институт скоропомощной. Наше финансирование напрямую зависит от того, сколько детей к нам привезет «скорая помощь» или сколько приедут, учитывая известность института, «самотеком». Мы работаем круглосуточно и никому не отказываем. Кстати, и лечение у нас бесплатное. Через институт в год проходит до 40 тыс. детей, и вы не найдете родителей, которые заплатили бы одну копейку за лечение. Мы работаем в системе ОМС. Деньги… Конечно, это зачастую вопрос весьма болезненный. Ну вот придумали новые формы работы Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). Москва в федеральный фонд отдает большие деньги, однако обратно город стал получать гораздо меньше. Суть тарифов поменяли. Все сделали…теоретически. Но как только в городе систему внедрили – не заладилось. Такие вещи ни в стране, ни в городе одновременно делать нельзя. Вы переведите сначала на новую форму расчетов по ОМС одну-две больницы, посмотрите, что получится, обкатайте, что называется, ее в тестовом режиме. Ведь выявленные недочеты гораздо проще будет ликвидировать. [b] [i]На четверку с маленьким минусом[/i] – Из чего сейчас исходят при расчете зарплаты врача?[/b] – А я вам расскажу про наш институт. Мы получаем деньги за количество принятых больных. Из фонда ОМС наш НИИ, как медицинское учреждение, получает средства на заработную плату и начисления на нее, медикаменты, мягкий инвентарь (белье, халаты и т. д.), питание больных. Нам нужно в лимит этих средств уложиться. То есть доходы персонала непосредственно зависят от системы ОМС. У нас есть тарифная сетка. Каждому сотруднику присваивается определенный разряд. Хочешь расти на производстве – совершенствуйся, никто не препятствует. Защищай диссертации, выдвигай новые идеи и технологии лечения пациентов, переходи от одного разряда к другому. Расчет идет от уровня минимального разряда, который систематически в Москве поднимался. Но дело-то в том, что этих денег от ОМС для хорошей жизни нам не хватает. Поэтому правительство Москвы несколько раз в год отдельными траншами предоставляло нам солидную денежную поддержку. Таким образом, мы могли жить – неидеально, но, как я сказал, на четверку с небольшим минусом. Мы рассчитывались по всем нашим счетам, выплачивали зарплату согласно тарифной сетке. Какой-то денежный задел оставался. Я, как директор, заключил с коллективом договор. А там прописано, за что администрация может поощрить сотрудника, за что наказать. Нарушил трудовую дисциплину – минус, получил благодарность от родителей детишек, проходивших в институте лечение, – плюс. Причем я, как директор, в распределении этих поощрительных средств не принимаю никакого участия. Этим делом занимается специальная комиссия. Мне оставляет некую сумму. Из нее я могу добавить денежку в основном санитаркам и медсестрам, некоторым врачам. Ну что, мы могли выходить на среднюю зарплату по институту на уровне 40 тысяч рублей в месяц. Раньше, в 90-х, кто-то извозом занимался, чтобы подработать, кто-то квартиры ремонтировал. В последние годы этого уже не было. И вдруг сейчас налаженный порядок оплаты труда поломали. Мэрия ни при чем – это система, введенная по всей России. От Москвы, как богатого региона, много забирают, но мало возвращают. Когда переходили на новую форму перераспределения средств по регионам, я говорил: вы коммунисты. Это же они у богатых забирали, бедным отдавали. Мы, может, и не против. Но в результате-то этого уравнивания регион-донор страдать не должен. [b]– Вы сказали, что ваш институт живет на четверку. По российским или европейским меркам?[/b] – По общечеловеческим. [b]– Нет, ну в самом деле, могли бы вы сравнить московский НИИ неотложной детской хирургии и травматологии со среднеевропейским уровнем?[/b] – Конечно. К нам приезжают американцы, французы, итальянцы, немцы и не верят, что в России может быть достигнута такая планка оказания медицинской помощи детям. Потому что по уровню оснащения, кадровому составу институт котируется во всем мире. По некоторым медицинским технологиям мы опережаем западные клиники. Например, по лечению черепно-мозговых и костных травм, аппендицитов и перитонитов. У нас 98 процентов операций по лечению перитонита делается только лапароскопическим методом (когда при оперативном вмешательстве вместо больших разрезов живота делаются проколы с введением особых инструментов). Ежегодно в институт обращается больше 3 тысяч детей для лечения черепно-мозговых травм. Больной ребенок с тяжелой травмой поступает сначала в шоковую палату, затем в реанимацию, потом в отделение. А потом он еще проходит курс восстановления в реабилитационном центре. Вот какие нужно строить больницы в России. Мы никому не отказываем в осмотре, если у ребенка болит живот, есть раны или травма. У нас единственных в Москве на крыше реанимационно-хирургического корпуса есть вертолетная площадка. [i] [b]За пять лет из трясины не вылезешь[/b][/i][b] – А много ли таких клиник в нашей стране?[/b] – Ну, дело в том, что такого института неотложной детской хирургии, травматологии и медицины катастроф нет и в мире. Мы же оказываем помощь детям не только из Москвы и других городов, но и в разных странах, в горячих точках – там, где происходят стихийные бедствия, например. Во многих странах мира мы достойно работали. [b]– Надо ли так понимать, что педиатрия в России начинает возрождаться?[/b] – Знаете что, вообще говоря, советский лозунг «Все лучшее – детям» очень хороший. К сожалению, он и тогда недостаточно хорошо исполнялся. И сейчас мы испытываем немалые проблемы. Если говорить в целом о детстве, вспомним о проблеме нехватки детских садов, недостатках школьного питания или работы школьных врачей. Участковым врачам зарплату прибавили, а докторам в школах нет. Педиатры… да это лучшие врачи. Не просто же так говорят, например, о мздоимстве в среде докторов, обслуживающих взрослое население. В детских учреждениях этого фактически нет. [b]– То есть платные услуги вы не оказываете?[/b] – Ну, если родители хотят для своего чада отдельную палату с пятью телевизорами и шестью туалетами (шутка) – пожалуйста. Но я считаю, и в обычных – не люксовых – палатах условия у нас очень хорошие. В каждой есть туалет, душ. Даже за рубежом не в каждой клинике имеются такие условия, как у нас. И самое главное – у нас нет разницы в методах лечения, диагностики и лекарствах от того, где ребенок лежит. Это везде одинаково. [b]– А если сравнить отечественное здравоохранение с уровнем развитых стран Запада?[/b] – Наше здравоохранение недофинансируется в два раза, прямо говорю. Для того чтобы покрыть гарантии оказания медицинских услуг населению, не хватает 460 миллиардов рублей. Что мне вам напоминать о том, что страна с трудом вылезает из трясины 90-х годов XX века. Сделать это за пять–семь лет просто невозможно. Разве секрет, что материально-техническая база наших больниц сильно устарела? Хотя Москва в этом отношении находится в заметно лучших условиях, чем страна в целом. Вы упорно просите меня сравнивать российскую медицину с западной. Вашему упорству я бы нашел лучшее применение. Американская система здравоохранения мне не импонирует, и я бы не хотел, чтобы ее внедряли в России. Там впереди «паровоза» доллар, а не человек. И кое-кто нас толкает на этот же путь. А вот канадская система, напротив, достойна подражания. Там почти все бесплатно, взвешенно – за счет продуманной системы страхования, государственных дотаций. В Канаде 8–9 процентов ВВП расходуется на здравоохранение. [b]– А ведь обеспеченные россияне нынче предпочитают подчас лечиться в заграничных клиниках.[/b] – Ну и что, это всегда было в России. И Чехов, и Горький ездили лечиться за рубеж к тамошним эскулапам, и царь русский посещал санатории в чешских Карловых Варах. А с другой стороны, и к нам оттуда порой пациенты заглядывают. К примеру, в Научный центр здоровья детей. И слава богу. Нормальный процесс. Кстати, могу привести массу примеров, когда люди начинали лечение за рубежом, а потом приезжали на родину на долечивание. [b][i]Платно и бесплатно[/i] – Какое соотношение платного и бесплатного оказания медицинских услуг населения вы бы считали справедливым?[/b] – Послушайте, ну о чем вы говорите, если не больше 15 процентов населения страны может платить за лечение. Нет у народа денег. Вот давайте взглянем на известный всем проект закона «Об основах охраны здоровья граждан». Почему медицинская общественность стала активно возражать против его принятия в предложенном Минздравсоцразвития виде? Потому что из него совершенно не ясно, какие услуги каждый россиянин будет оплачивать за деньги. Это должно четко быть прописано: первое, второе, третье и т. д. Каждый гражданин должен понимать, за что именно ему придется платить, а все остальные медицинские услуги ему, таким образом, будут оказывать бесплатно. [b]– А все-таки какие именно услуги медиков должны быть бесплатными?[/b] – Так, молодые люди, вы российскую Конституцию читали? [b]– Конечно.[/b] – Тогда процитируйте мне 41-ю статью Конституции. [b]– Наизусть не помню, увы.[/b] – Ага, не помните, а пришли, умные вопросы задаете. Конституцию, дорогие мои, надо знать наизусть – это наши с вами права. 41-я статья гласит: «Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». [b]– Но ведь в проекте закона эти права тоже гарантируются.[/b] – Извините, но вы опять не точны. Там нет слов «государственные и муниципальные медицинские учреждения», они оттуда улетели, а это принципиально важно. Замечу, что мы внесли в проект закона более 60 поправок по всем вопросам и будем вносить еще. В этом документе есть много полезных, хорошо прописанных вещей. Но какие-то основополагающие моменты требуют серьезных дискуссий. Сейчас проект закона с нашими поправками мы рассылаем по России для детального обсуждения. Нам отпущено немного времени – фактически двадцать дней. И некоторые принятые ранее нормативные акты, в том числе Закон «Об обязательном медицинском страховании», могут привести к увеличению платности – я это утверждаю открыто. Сегодня мы очень надеемся на Народный фронт. [b]– А вам не кажется, что этот закон станет предметом спекуляций в преддверии грядущих выборов?[/b] – Я категорически против всяких спекуляций. И вообще я беспартийный. [b]– Но ведь Национальная медицинская палата, которую вы возглавляете, вошла в Общероссийский народный фронт.[/b] – Да, вошла, после серьезной обстоятельной дискуссии. Кстати, членами палаты являются 200 тысяч человек. Большинство входящих в палату ассоциаций после обсуждения поддержало идею вступления в ОНФ. Некоторые сомневались, в том числе и я. Тогда мы выяснили, примет ли Фронт программу Национальной медицинской палаты, предусматривающей введение порядка саморегулирования профессиональной деятельности, что является самым коротким путем к улучшению качества оказания медицинской помощи. ОНФ нас в этом вопросе поддержал. Это весьма полезная организация уже на нынешнем этапе. Если бы не вступили в Общероссийский народный фронт, нам бы не удалось приостановить принятие закона «Об основах охраны здоровья граждан». Это точно. Сегодня мы бы имели очень сырой закон. ОНФ – отличный механизм для нормальных людей, не пиарщиков, но для продвигающих умные и своевременные проекты, нужные для народа. [b]– Закон будет принят. А вы видите четкие механизмы его исполнения?[/b] – Так он и должен быть написан таким образом, чтобы эти самые четкие механизмы там предусмотрели детально. Чтобы все необходимые документы, на которые закон ссылается, были нам представлены. [b]– Леонид Михайлович, а поликлиника в ее нынешнем виде должна остаться?[/b] – Без сомнения. Да поликлиники, врачи, подготовленные еще в СССР, нас, особенно в 90-е годы, просто спасли. В коммерческие структуры из нашего коллектива ушли только два человека, и то не лучшие. А говорят, в России пропало чувство ответственности и осталась только алчность. Чепуха это. Кто-то кричит: мол, в поликлиниках ничего не делают. Народу, простите, море, даже в Москве не пробьешься. Специалистов не хватает – верно, но доктора-то здесь при чем? Это вопрос к государству. Кадров маловато. [b]– Подождите, у нас же множество медицинских институтов, огромные конкурсы. И куда потом эти доктора устраиваются работать?[/b] – Верно, учатся за государственный счет, а потом куда хотят, туда и идут. Ни в одном государстве мира такого безобразия нет. Мы и говорим: надо вернуться к системе распределения тех выпускников вузов, которые учатся за госсчет. И в законе это должно быть прописано. [b]– А сколько лет должен учиться доктор?[/b] – Всю жизнь, милые мои, хороший специалист обязан повышать свою квалификацию, иначе он не поспеет за современными технологиями. Поэтому кроме институтского образования мы предлагаем государству для медиков внедрить систему бесплатного последипломного очного и заочного обучения. За рубежом каждый дипломированный врач ежегодно обязан пройти какие-либо курсы повышения квалификации. Система нынешнего вузовского образования оставляет желать лучшего – она недостаточно, с моей точки зрения, технологична. А вообще в государстве должно быть четкое понимание: на здравоохранение необходимо выделять гораздо больше денег. Понимаете? Больше! [b]– На что именно? На оборудование, систему управления, лекарственное обеспечение?[/b] – Даю четкий и ясный ответ: на все. [b]– А может, в России нет мощного медицинского лобби?[/b] – У нас нет единой медицинской ассоциации или общероссийской палаты. Например, в Германии есть Медицинская палата, во Франции – Орден. В США – Американская медицинская ассоциация, с которой, скажем, решая проблемы реформирования здравоохранения, советовался президент Барак Обама. А у нас такой нет. [b]– Как бы вы оценили уровень качества управления российским здравоохранением в настоящее время?[/b] – Неудовлетворительное качество. По всем пунктам, начиная с законодательной базы. [b]– ВЦИОМ опросил население по поводу популярности министров. Самым непопулярным оказался министр образования Андрей Фурсенко. Второй по уровню непопулярности оказалась министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова. То есть граждане не поддерживают ключевых министров, управляющих социальной сферой.[/b] – Ко мне какой вопрос – я в этом обсуждении участия не принимал. Впрочем, я вас понимаю. В данном опросе я бы поддержал население. [b]– Леонид Михайлович, понимаю, вы человек очень конкретный, не терпите досужей болтовни. И все же, если бы вас назначили министром здравоохранения…[/b] – Нет, не будем фантазировать, я бы не стал министром ни при каких условиях. [b]– Почему? Вы же прекрасный управленец.[/b] – Я, друзья мои, доктор. Врач. Мое дело – лечить занедуживших детей. [b]– А кардиолог Евгений Чазов был министром.[/b] – Был. Только сколько ему тогда лет «натикало»? До пятидесяти? А мне 78. [b]– И все-таки, если бы вы стали министром?..[/b] – Ведь не отстанете же. Я бы прежде всего советовался с представителями гражданского общества о том, как жить и что делать. Народ у нас умный. А когда с ним не советуются, когда решения принимают кулуарно, получается то, что получается как всегда. [b]Актуально[/b] [i]Государственные затраты на медицину в нашей стране едва превышают 3,7 процента ВВП, в Европейском союзе – 7–8 процентов. Средняя зарплата российских медиков немногим выше 15 тысяч рублей.[/i] [b]Справка «ВМ»[/b] [i]В последние пять лет финансирование медицины в России выросло в 2,3 раза. В 2010 году расходы федерального бюджета на здравоохранение составили 430 миллиардов руб лей, в 2011-м достигнут 453, через год – 469 миллиардов. Бюджет национального проекта «Здоровье» на 2011–2013 годы запланирован в размере 375,5 миллиарда.[/i] [b]Справка «ВМ»[/b] [b][i]Леонид РОШАЛЬ[/i][/b][i] родился 27 апреля 1933 г. в городе Ливны Орловской области. В 1957 г. окончил Второй Московский медицинский институт по специальности «педиатрия», в 1957 г. – клиническую ординатуру по детской хирургии. Доктор медицинских наук, профессор. В течение 20 лет работал в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте (МОНИКИ) им. Владимирского. С 1981 г. — руководитель отделения неотложной хирургии и травмы детского возраста НИИ педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН. С 2003 г. – директор московского НИИ детской неотложной хирургии и травматологии. Президент Национальной медицинской палаты России; президент Международного благотворительного фонда помощи детям при катастрофах и войнах; председатель Межведомственной комиссии Российской академии медицинских наук и Министерства здравоохранения РФ «Неотложные состояния у детей»; сопредседатель Общероссийского союза общественных объединений «Гражданское общество — детям России»; председатель Международного комитета помощи детям при катастрофах и войнах и член совета директоров Всемирной ассоциации неотложной помощи и медицины катастроф (WADEM); эксперт Всемирной организации здравоохранения.[/i] [b]Клятва Гиппократа[/b] [i]…Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости… Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами… Мне, нерушимо выполняющему клятву, да и будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему и дающему ложную клятву да будет обратное этому.[/i]

50 лет. Полёт нормальный?

В ПРОШЛОМ году на планете разбилось 29 лайнеров, жертвами катастроф оказались 828 человек. Каждая небесная авария буквально потрясает человечество. Так случилось и в России, когда 21 июня нынешнего года под Петрозаводском при заходе на посадку разбился Ту-134. 44 человека погибли.И опять мы начинаем задумываться: в чем дело, не «древность» ли отечественного авиапарка всему виной?Корреспондент «Вечерки» задал эти вопросы [b]директору Научного центра экономического мониторинга, анализа и прогнозирования государственного НИИ гражданской авиации, доктору экономических наук, профессору МГТУ ГА Александру ФРИДЛЯНДУ[/b].[i][b]Запрягай, старичок![/b][/i][b]– Александр Абрамович, так на чем летают россияне?[/b]– Больше 83 процентов перевозок выполняется на самолетах иностранного производства, в основном американских Boeing и французских AirBus. Почему? Извините, а на каких автомобилях в основном ездят москвичи? На иномарках. Так чего вы хотите?[b]– Подождите, но если наши «Волги» и «Жигули» в подметки не годились «Мерседесам» и «Фордам», то самолеты вроде бы котировались.[/b]– Увы, не очень. По безопасности полетов советские самолеты не уступали лучшим зарубежным образцам.А вот по расходу топлива, технологичности – трудоемкости обслуживания лайнеров и по авионике – уровню систем управления полетом отставали давно. По этому параметру те же Ту-134 или Ту-154 были позади Boeing уже в советское время. Но кардинально все изменилось в середине 90-х годов прошлого века. В начале 90-х российские заводы по инерции еще в большом количестве производили самолеты – в первую очередь наиболее массовый среднемагистральный Ту-154М.Сейчас этот самолет занимает на нашем рынке менее 10 процентов пассажирооборота. Его вытесняют модификации Boeing-737 и семейства A-320.[b]– Всех небесных путешественников, далеких от авиации, особенно после таких катастроф, как в Петрозаводске, волнует непраздный вопрос: а какой самолет считается старым?[/b]– Вся система поддержания лайнеров в рабочем состоянии настроена именно на предупреждение аварий и катастроф. Система, в принципе, достаточно эффективна, судя по цифрам аварий.Ресурс нашего основного на сегодня регионального самолета Ан-24 продлен до 50 лет.Некоторые из ведущих российских авиакомпаний используют зарубежные лайнеры, по возрасту сопоставимые с Ту-134. Относительно новые отечественные самолеты – это Ту-204 и в особенности российско-украинский Ан-148. На Ан-148 можно было бы менять 134-е. Но темпы их производства мизерные.Ту-204 был готов к эксплуатации к началу 90-х. А нынче 2011-й. Увы, все прошедшие годы его производили несерийно, выпуская лишь единичные экземпляры. Их всего-то в отрасли используют около 30. Простите, для того чтобы проект окупился, нужно произвести не менее 250 самолетов. Единственный современный проект – это новый среднемагистральный «Сухой Супер Джет-100» – SSJ-100. Как он будет эксплуатироваться, покажут ближайшие 2–3 года. Ему ведь нужны очень хорошие аэродромы, а с ними в регионах страны пока напряженка.[b][/b][i][b]Воздушный извозчик, сэ-эр[/b][/i][b]– Таким образом, российские авиакомпании используют в основном «англичан» и «французов». Часть из них тоже далеко не первой свежести. Эти самолеты надежны?[/b]– Они достаточно надежны. Почему приобретают, вернее берут в лизинг (долгосрочную аренду) иногда достаточно старые самолеты? Замечу, что стоимость магистрального пассажирского лайнера стартует с 50 миллионов долларов. Банковские процентные ставки за рубежом не превышают 6–7 процентов. Российской авиакомпании надо помимо этих 50 миллионов заплатить 20 процентов в качестве таможенной пошлины и 18 процентов – НДС. Кредитные и лизинговые ставки в России значительно выше, чем на Западе.Иностранная корпорация может себе позволить новый самолет, российская вынуждена довольствоваться подержанными. Средств на эксплуатацию уходит больше. Российский авиабизнес в итоге платит за технику не меньше, чем западный.В США, скажем, в 15–20 раз больше пассажиров летают самолетами, нежели в России. Причем 80 процентов американцев путешествуют внутри страны.Достаточно в среднем 4 процентов зарплаты янки для того, чтобы купить билет на внутренний рейс. У нас, особенно в регионах, услугами авиации пользуется 3 процента населения. Вырастет платежеспособный спрос, я вас уверяю, отрасль отреагирует мгновенно.[b]Справка «ВМ»[/b][i]Парк российских авиакомпаний насчитывает 604 магистральных самолета. Среди них 224 российские машины. Из них: Ту-154М – 81, Як-40 – 67. Импортных лайнеров – 380: В-737 500 – 74, А-320 – 76.Кроме того, Россия располагает 382 региональными самолетами, 321 из них отечественный. В том числе: Ан-24 – 101, Ту-134 – 99. В 2012 году последних в эксплуатации должно остаться, как ожидается, не более 20.[/i]

Не растёт молоко на пальме

ЖАРА БЕЗУМНАЯ. А если даже и не безумная, а чуть холодает, что с того? Поглощение мороженого напоминает чуть ли не фобию. Но вы заметили, что мороженое стало дороже? Отпускные цены еще в июне выросли на 7–12 процентов.Дело в том, что 26 июля вступает в силу ряд очень важных положений Технического регламента на молоко и молочную продукцию. Должна возрасти обязательная доля молочных ингредиентов в молочных продуктах, в том числе и в мороженом.И как это все будет выглядеть, корреспондент «Вечерки» допытывался у [b]исполнительного директора Российского союза предприятий молочной отрасли Владимира ЛАБИНОВА[/b].[i][b]Пейте, дети, молоко![/b][/i][b]– Что сегодня представляет собой молочный рынок России?[/b]– Рынок стагнирует. Потребление молочных продуктов падает. Россияне не разлюбили кефир, творог, йогурты, но сложившаяся с осени цена на молочный ассортимент стала не просто сдерживающим фактором, влияющим на спрос, она тормозит само развитие отрасли. По официальным данным, цены выросли на 17 процентов. Когда в июле 2010 года наступила засуха, цена пошла резко вверх – и потребление упало. И продолжает падать до сих пор, сократившись на 70 тысяч тонн в месяц.Зато растет выпуск продуктов с немолочным сырьем – пальмовым, пальмоядровым и кокосовым маслом.[b]– Давайте откровенно. Понятно, что ваш союз – лоббист переработчиков молока. Стало быть, вам выгодна низкая цена на сырое молоко, не так ли?[/b]– Это утверждение не совсем корректное. Нам нужно не дешевое, а конкурентное по цене сырье. Наш союз полагает, что средняя закупочная цена литра молока сегодня в стране составляет 12 рублей 70 копеек. Минсельхоз заявляет о цене, равной 16 рублям 80 копейкам. Один из крупнейших в России производителей молочных продуктов, компания «Юнимилк», оперирует цифрой 14 рублей 25 копеек.Мировая цена держится на уровне 0,32–0,33 евроцента, т. е. 12 рублей 80 копеек. Но это стоимость молока жирностью 4,2 процента. А в России среднее содержание жира в молоке – 3,65 процента. Таким образом, мировая цена на наше молоко, если сопоставить эти параметры, не превышает 11 рублей. А вы говорите о конкуренции и якобы происках западных производителей.[b]– Но на Западе же фермеров субсидируют по полной программе, разве не так?[/b]– Опять давайте уточнять. Форм поддержки там существует много. Субсидируют, но черт кроется в деталях. На Западе нет прямых дотаций именно на производство молока. Там щедро финансируют развитие инфраструктуры.Представьте, если бы наше государство построило к фермам дороги, современные кормохранилища. Обеспечило бы бесплатно энерго- и газомощностями. Построило дома, детские сады и школы для детей крестьян. Все это влияет на себестоимость продукции, но косвенно.А регулировать рыночные процессы только ценой на сырое молоко бесперспективно.Это всегда заканчивается падением потребления, потому что человек в магазине не может, постоянно покупая один и тот же пакет кефира или пачку творога, платить все более высокую цену. Это приводит к тому, что потребитель экономии ради приобретает не молочную, а псевдомолочную продукцию, напичканную растительными жирами.Ведь сегодня риск для неспециалиста быть обманутым при покупке молочных продуктов крайне велик. При этом за последние пять лет рост производства молока составил 2 процента, а выручка сельхозпроизводителей – 270! Молоко за пятилетку при накопленной инфляции на уровне 61 процента подорожало почти в три раза. Такая экономика рыночная получается.[i][b]А если втюрят тюрю?[/b][/i][b]– Но ведь с 26 июля нынешнего года вступают в силу отдельные положения Технического регламента на молоко и молочную продукцию. Требования к качеству «молочки» ужесточаются.[/b]– Наибольшие изменения в техрегламенте как раз касаются продуктов, выпускаемых с использованием не молочных, а растительных жиров тропического происхождения. То есть заменять молочный жир можно не более чем на 50 процентов. Растительные жиры использовать разрешается.Но категорически запрещено в таком случае пользоваться в маркировке, т. е. в названии продукта, молочными и близкими к ним терминами. И всю продукцию надо переименовать. Если продукт назван сметаной, это значит, что она полностью изготовлена из молока и сливок.Если в продукте заменили молочный жир растительным в объемах, не превышающих 50 процентов, тогда это будет сметанный продукт с растительным жиром. Если завод выпустил творог, сметану или масло, где пальмовое масло превалирует (его там больше 50 процентов), именовать такого рода продукт творожком, сметанкой, маслицем с 27 июля нельзя. Как называть? Суфле, паста, крем – как угодно. Но покупатель обязан знать, чем потчуют его производители. А сегодня на полках есть сметана, которая в действительности является и сметанным продуктом, и откровенным фальсификатом.Мы совершенно не против использования в питании растительных жиров. Многие из них чрезвычайно полезны и незаменимы в питании человека (подсолнечное, оливковое масло, масло какао и т. д.). Мы выступаем против использования молочных наименований для продуктов, изготовленных с замещением молочного жира.Изменения коснутся всего молочного ассортимента, но мы различаем благополучные и неблагополучные продуктовые сегменты. В жидком продукте, том же молоке, заменять молочный жир растительным даже экономически невыгодно. А вот концентрированные продукты – масло, плавленые сыры, сметана, творожные десерты, молочные консервы, мороженое – другое дело.[b]– И что, цены станут выше? Мороженщики уже свои цены подняли. Кивают на техрегламент.[/b]– Им бы опустить цены на ту немолочную продукцию, которую они выпускают. Для прессы производители мороженого заявляют, что 60% мороженого содержит кокосовое масло. На серьезных совещаниях уже говорят о 70. По моим оценкам, этой тюри не менее 70–80%, а 20–30% – традиционный молочный продукт.[b]– А что будет после 26 июля?[/b]– Вся эта продукция останется, но мороженым ее нельзя будет называть.[b]– Исчезнет само слово «мороженое»? И чем же мы станем лакомиться?[/b]– Замороженной палочкой. Или продуктом под названием «Стаканчик». Заменили молочный жир кокосовым маслом наполовину, стало быть, это мороженое с растительным жиром. Одним словосочетанием.Больше 50 процентов – пардон, тюря, стаканчик, хоть ледышка, но не мороженое. Хватит вводить потребителя в заблуждение и кормить невесть чем.[b]Справка «ВМ»[/b][i]С 26 июля 2011 года согласно вступающим в силу положениям Техрегламента на молоко и молочную продукцию с этикеток продуктов, например мороженого, сметаны, плавленого сыра, доля растительных жиров в которых превышает 50 процентов, эти всем нам знакомые названия должны исчезнуть.[/i][b]Кстати[/b][i]В мире за год выпускают около 11 млн тонн мороженого и продают его на $50 млрд. В России в 2010 году изготовили 392 тыс. тонн. Каждый москвич в среднем тратит на мороженое ежегодно 888 рублей. В год горожане съедают 45 тыс. тонн, в жаркий летний день – до 200 тонн.[/i]

Николай Лямов, заместитель мэра Москвы: Через пять лет столица поедет

Московские пробки давно стали для горожан сплошной головной болью. В заторах приходится ежедневно париться по полтора-два часа. В автобус пока утречком или вечерком в час пик через турникет 20–30 человек протиснутся, минут 10–12 пройдет. Такси в городе редкость, зато бомбил на колымагах – пруд пруди. Однако в последние полгода московские власти принимают экстренные меры для резкого изменения положения. Достаточно сказать, что согласно принятой правительством города программе в ближайшие пять лет на развитие транспортной системы Москвы ассигнуют 1,5 триллиона рублей! Так что же происходит сегодня в транспортном «цехе» города? «Вечерка» обратилась за новостями из первых рук к одному из наиболее сведущих в транспортных проблемах Первопрестольной экспертов –[b] заместителю мэра Москвы в правительстве города, руководителю столичного Департамента транспорта и дорожно-транспортной инфраструктуры Николаю ЛЯМОВУ[/b].   [i][b]Кто заказывал такси на Дубровку?[/b][/i] [b]– Николай Сергеевич, направляясь к вам, наблюдал такую картину. Подле станции метро «Домодедовская» выстроилась вереница частных таксистов – бомбил. Опаздывающий в аэропорт пассажир проголосовал, увидав такси с «шашечками». Но бомбилы не дали этой машине взять клиента: мол, чужаков в наш «инкубатор» не пустим.[/b] – Конечно, мы прекрасно осведомлены о ненормальной ситуации, сложившейся на рынке таксомоторных перевозок города. После отмены лицензирования в 2005 году приоритеты для официальных компаний в столице были потеряны. Даже специальных стоянок для машин такси не осталось. На рынке доминируют перевозчики недобросовестные, находящиеся в тени, эксплуатирующие подчас машины, на которых и за руль-то садиться опасно. Пришло время эту ситуацию в корне изменить. Федеральный закон № 69 отрегулировал деятельность такси. В соответствии с этим нормативным актом были внесены изменения и в закон № 22 «О такси в городе Москве». [b]– И эти новшества сейчас бурно обсуждаются. Причем не все настроены позитивно.[/b] – Знаете, это легкообъяснимо. Кое-кто очень вольготно себя чувствовал в ситуации, когда на рынке такси существовал по сути беспредел. К сожалению, наведение порядка не все воспринимают адекватно, забывая о том, что во главу угла необходимо ставить безопасность перевозок, эффективность, комфорт. В настоящее время уже утверждены положение о реестре выданных разрешений на осуществление перевозок машинами такси и форма этих разрешений. Замечу, что данные разрешения будут выдаваться на пять лет. Хочу обратить внимание: уже с 15 июля мы организуем процедуру приема заявлений на выдачу данных разрешений в тестовом режиме. А с 25 июля начнется официальный прием заявлений – с тем чтобы с 1 сентября допущенные к перевозкам фирмы смогли заняться своей профессиональной деятельностью. – Для получения разрешения компании или индивидуальному предпринимателю нужно соблюсти ряд принципиальных требований. Машины такси должны каждые полгода проходить государственный техосмотр. Возраст автомобилей не определен, но, естественно, машинам, в которых пассажирам нужно тормозить ногой сквозь дыры в днище – и поверьте, я не утрирую, – пройти техосмотр не удастся. Предусматривается два варианта подачи заявлений. Первый, что называется, вживую. Перевозчикам надо будет прийти в департамент. Мы специально обустроили для этого отдельный вход, оборудовали комфортабельное помещение, оснастили его компьютерами, ксероксами, ламинаторами. Там можно будет ознакомиться с формой заявки. Мы распишем пошагово, что необходимо сделать для того, чтобы без проволочек подать заявление. Кроме того, заявку можно составить и в электронном виде. Заинтересованные лица могут со всей интересующей их информацией ознакомиться и на сайте департамента. И еще раз хочу сообщить: ни за какие справки в процессе подачи заявки платить не придется.   [b][i]Сколько там на счетчике «натикало»?[/i][/b] [b]– Многие говорят о том, что придется перекрашивать машины в один цвет, и это влетит таксистам в копеечку. Да и вообще, мол, дорогое это будет удовольствие – экипировать такси в соответствии с новыми требованиями. Вспоминают даже Нью-Йорк, где так называемые медальоны на право заниматься извозом в такси стоят баснословные деньги – 650 тысяч долларов.[/b] – Федеральный закон дал право регионам самостоятельно определять единообразный цвет такси. Московское правительство пока берет паузу в этом вопросе. Мы понимаем, что сразу участникам столь огромного рынка, как московский, не стоит задавать эту непростую задачку. Позднее подобные рекомендации будут сделаны – с тем чтобы, покупая новые машины, руководители таксомоторных компаний приобретали автомобили какого-то одного цвета. Перекрашивать машины заставлять никого не намерены. Ведь наша главная задача на сегодня – сформировать рынок такси в городе. Понять, какое количество фирм и индивидуальных предпринимателей согласится заниматься законными таксомоторными перевозками, а кто останется в стороне. Что касается якобы дороговизны экипировки такси в соответствии с новыми требованиями, друзья, ну это же абсолютно не соответствует действительности. Возьмите любой крупный европейский город. Если там установлено, что обслуживать пассажиров здесь могут, к примеру, 10 000 машин такси, еще одна не появится по определению. Поскольку за подобное нарушение столь огромный штраф нужно заплатить, что придется расстаться не только с машиной, но, пожалуй, и с остальным имуществом. Вы упомянули Нью-Йорк. А вот в Стамбуле, например, эти самые медальоны – разрешения на право заниматься в городе таксомоторными перевозками – мэрия первоначально продавала за 150 долларов. Машину меняешь – медальон остается. Но время идет, и сегодня эти медальоны стоят уже очень дорого. Наша система пока не предполагает установления квот на количество таксомоторов в Москве. Вы посмотрите, для регистрации перевозчиков предоставлены самые льготные условия. Таксометры, «шашечный» пояс и оранжевый фонарь можно приобрести за 3–5 тысяч рублей. О каких особых затратах может идти речь? В Нью-Йорке медальон стоит 650 тысяч долларов, а у нас разрешение выдается бесплатно. Мне могут возразить: мол, сейчас стоимость перевозки у легальных такси выше, чем у бомбил. Я задаю встречный вопрос: а безопасность поездки для вас разве не дороже? Водитель нелегальной машины зачастую даже города не знает и элементарно рискует заблудиться в нашем мегаполисе, не доехав до точки назначения. Вероятность попасть в аварию серьезно возрастает – кто знает, могут ли эти люди, сидящие за рулем, в принципе водить машину. Наконец, разве можно исключить какие-либо эксцессы криминального характера? Если же вы вызвали машину через диспетчера, если в салоне машины указаны имя и фамилия водителя, телефон компании, которую он представляет, стало быть, вы уже располагаете определенными гарантиями безопасности поездки. Нужно ли регулировать тарифы на таксомоторные перевозки? Мнения на этот счет существуют разные. Но понимаете, сначала нужно сформировать рынок. В городе появятся десятки тысяч такси. Чем больше их будет, тем интенсивнее станут таксисты между собой конкурировать, тем точнее рынок определит цены на поездку.   [b][i]Пришла пора выделяться[/i][/b] [b]– Николай Сергеевич, пользуясь случаем, пожалуюсь вам. Каждый вечер после работы я выхожу на автобусную остановку, расположенную на проспекте Андропова (там, где сейчас действует одна из двух в городе выделенных полос движения) в нескольких метрах от пересечения с Каширским шоссе. Вся «выделенка» запружена машинами.[/b] – Уверяю вас, ни эта, ни другие выделенные полосы движения общественного транспорта, которые мы обустроим в городе, не будут забиты легковыми автомобилями. Нынче, кроме проспекта Андропова, выделенная полоса действует на Волоколамском шоссе. Но эти полосы очень небольшие – не свыше 2,5 километра. Можно сказать, они работают в тестовом режиме – нам же требуется обкатывать новые технологии, намеченные к применению в городе. А вот в начале июля мы открываем протяженную – по пять километров в каждую сторону – выделенную полосу на Ленинградском шоссе. Она протянется от Белорусского вокзала до станции метро «Сокол». К концу лета эта полоса достигнет МКАД. Общественный транспорт пустим по полосе в режиме экспрессов, значит, скорость движения значительно увеличится. Уменьшится количество остановок. На сегодня расстояние между остановками – 350–400 метров, оно возрастет до 1–1,5 километра. Естественно, необходимо изменить и всю маршрутную сеть, действующую в ареале такой выделенной магистрали. Создать сеть перехватывающих парковок, которые должны находиться рядом с магистралью. Нам очень важно посмотреть, как будет выделенная полоса работать. Мы же знаем, например, что сейчас крайние полосы дорог фактически используются для парковки автомобилей. Их надо убрать, понять, куда они перебазируются. [b]– А как эти полосы будут выделяться – только разметкой?[/b] – Разметка, конечно. На дороге рисуют очень крупную букву А. Кроме того, полоса сопровождается множеством дорожных знаков. Может быть, вы обращали внимание, на Ленинградке они уже установлены, но завешены. Никаких капитальных барьеров ставиться не будет. Зато по всей длине выделенных полос установят камеры видеофиксации нарушений. Поначалу основная тяжесть контроля ляжет на инспекторов ГИБДД. А затем камеры начнут фиксировать машины, заезжающие на выделенные полосы. Нарушители получат повестки о необходимости заплатить штраф. Пока закон предусматривает штраф до ста рублей. Небольшие деньги, конечно, хотя, если нарушения будут совершаться каждый день, накопится приличная сумма. Ну а в 2012 году штраф возрастет до трех тысяч руб лей. Вот и считайте, стоит нарушать или лучше соблюдать правила. Уже в этом году мы намерены оборудовать более ста километров выделенных полос. Вслед за Ленинградским выделенные полосы появятся на Варшавском, Каширском шоссе и т. д. В итоге к 2016 году город получит свыше 300 километров выделенных полос, по которым общественный транспорт будет двигаться в экспрессном режиме. Значит, больше появится желающих пересесть из легковых автомашин в автобусы, поскольку время поездки в последних заметно сократится. Таким образом, напряженность на дорогах спадет.   [b][i]Заяц? Пешком пойдешь![/i][/b] [b]– Но для того чтобы автовладельцы реально захотели пересесть со своих лимузинов на автобусы, нужны по крайней мере еще две составляющие. Во-первых, транспортно-пересадочные узлы с перехватывающими парковками. Во-вторых, ликвидация турникетов.[/b] – Согласен. Что касается турникетов, то их из общественного транспорта будут убирать. При этом валидаторы остаются. Турникеты демонтируются на первом этапе по мере обустройства выделенных полос движения. Одновременно начнет функционировать служба контроля. Эти контрольные функции возьмет на себя казенное предприятие «Организатор перевозок». Сегодня в Мосгортрансе такая структура действует, но штрафовать безбилетников она не имеет права. Ее сотрудники просто продают билеты тем, кто хотел было слукавить и проехать зайцем. Я вам скажу, что, например, по данным проверок, с 10 мая по 27 июня нынешнего года изъято 760 социальных карточек москвича, которыми пассажиры пользовались незаконно. Когда карты эти проверили, оказалось, что с их помощью совершили 66,5 тысячи поездок. Ущерб превысил полтора миллиона рублей. А ведь это результаты выборочной проверки только по 19 маршрутам, у нас же их сотни. С 1 июля в городе начали работать сотрудники контрольной службы, сформированной «Организатором перевозок». [b]– А кто это будет – две солидного размера женщины или пара дюжих молодцов?[/b] – Что вы, давно пора переходить на новые методы контроля. На линии будет действовать специальный штабной автобус – никто транспортировать безбилетников в милицию не станет. В этом автобусе в присутствии милиционера безбилетник сядет за столик, возьмет ручку и распишется в протоколе, получит квитанцию для оплаты в банке штрафа. Не заплатит – придется иметь дело с приставами.   [b][i]Узелок развяжется[/i][/b] – Мы с вами говорили о тех пассажирах, которые незаконно пытаются проехать зайцем. Но не менее серьезная проблема – незаконные перевозчики и те компании, которые нарушают правила обслуживания пассажиров. В городе активно создаются мощные и современные транспортно-пересадочные узлы (ТПУ). К примеру, рядом со станциями метро «Тушинская», «Водный стадион», «Войковская», «Речной вокзал». Всего летом мы должны обустроить не менее 20 ТПУ. Каждый из них обслуживает не менее 20 компаний-перевозчиков. Мы тщательно проверяем состояние эксплуатируемых ими машин, чистоту, порядок, экипировку. С теми компаниями, чей уровень работы нас не устраивает, договоры расторгаются. Это очень важно. Ведь порой в город из области приезжали не автобусы, а просто рыдваны. Мы сказали: хотите работать на столицу – меняйте подвижной состав. Заменили. Аналогичные требования предъявляем ко всем перевозчикам, независимо от форм собственности. Нередко автобусы на конечных остановках или ТПУ стоят в ожидании, пока пассажиры заполнят все места в салоне. Но ведь они должны отправляться на маршруты строго по расписанию. А как быть тем пассажирам, которые ждут свой автобус на следующих остановках? Или вы соблюдаете расписание, или на этом ТПУ больше не работаете. Подействовало. Кстати, на всех 125 ТПУ Москвы будут организованы стоянки для легального такси. Бомбила сюда уже не заедет. Создаваемые на ТПУ диспетчерские центры возьмут на себя полный контроль ситуации на узле. Мы убрали в районе станции метро «Юго-Западная» незаконных перевозчиков. Местные жители стали высказывать претензии. Послушайте, сказал я им тогда, как же вы столь беспечно относитесь к вопросам собственной безопасности. Я приглашал этих перевозчиков к себе, предлагал нормально работать, но соблюдая сегодняшние высокие требования, предъявляемые московским правительством. Не захотели, мы их заменили, маршруты узаконили, определили добросовестных перевозчиков. Порядок. [b]– Николай Сергеевич, конечно, москвичи с нетерпением ждут, когда пробок на дорогах станет меньше, автобусы начнут ездить быстрее и метро перестанет задыхаться от наплыва пассажиров. Но ведь в одночасье решить столь гигантский клубок проблем невозможно. Когда, по вашим прикидкам, можно будет почувствовать реальное улучшение?[/b] – Мы разговаривали с жителями южнокорейской столицы – Сеула. Почему вы едете в центр города на автобусах, а не на собственных машинах, спрашивали мы у них. А нам невыгодно, отвечали они в один голос. Ехать на своем автомобиле в центр, вопервых, гораздо дольше, чем на автобусе по выделенной полосе. Во-вторых, в центре парковки намного дороже, чем на окраинах. Вот отличная методика решения проблемы. Вы поймите, ведь очень важно соблюсти транспортный баланс. Мы станем увеличивать количество дорог. Значит, возрастет число автомобилей. Обустроим множество парковок. Стало быть, опять прибавится армия машин, которые можно будет на этих стоянках оставлять. Куда делать крен? Строить парковки на въезде в город, чтобы водителю было выгодно и удобно оставлять там свой автомобиль и пересаживаться на автобус-экспресс, который достигнет центра города через 20–30 минут, потому что сможет избежать пробок. Мы с вами говорили о том, что к 2016 году в Москве будет введено 300 километров выделенных полос движения общественного транспорта. Вот вам временной ориентир.   [b]Досье «ВМ»[/b] Николай Лямов родился 18 июля 1951 года в с. Станино Темкинского района Смоленской области. В [b]1972 г. [/b]окончил Челябинское высшее командное военное автомобильное училище и до 1992 г. проходил военную службу в Вооруженных силах. В [b]1985 г.[/b] окончил Военно-политическую академию им. В. И. Ленина. [b]1997–2003 гг.[/b] – начальник Городского управления транспорта администрации г. Ростова-на-Дону. [b]2003–2004 гг.[/b] – начальник отдела технического регулирования Департамента государственной политики в области автомобильного транспорта, дорожного хозяйства и городского пассажирского транспорта Министерства транспорта РФ. [b]2004–2006 гг.[/b] – руководитель Южного управления государственного автодорожного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. [b]2006–2008 гг.[/b] – заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Министерства транспорта РФ. [b]2008–2009 гг.[/b] – исполняющий обязанности руководителя Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Министерства транспорта РФ. [b]2009–2010 гг. [/b]– заместитель министра транспорта РФ. C [b]27 октября 2010 г.[/b] – заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам развития транспорта и дорожного строительства. Указом мэра Москвы от [b]18 января 2011 года[/b] Николай Сергеевич Лямов назначен на должность заместителя мэра Москвы в правительстве Москвы, руководителя Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы.   [b]Справка «ВМ»[/b] [i]Городские такси обязаны иметь на кузове цветографическую схему – всем известные «шашечки» и оранжевый фонарь на крыше. В салоне машины должен быть установлен таксометр. Водителя такси допустят до работы только при трехлетнем подтвержденном водительском стаже или общем стаже в пять лет. Кроме того, водителей обяжут проходить медицинский контроль.[/i]

Паспорт для «мутанта»

ВЫ ОБРАТИЛИ внимание, что председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу обещал российскому президенту на саммите в Нижнем Новгороде в случае возобновления поставок в нашу страну европейских овощей и фруктов предоставлять сертификат, подтверждающий отсутствие в них энтерогемморагического штамма кишечной палочки E-coli (EHEC) на основе лабораторных анализов?[i][b]Что ты ешь, дружище?[/b][/i]Но что если появится какая-нибудь другая палочка? На рынке вы пробовали попросить сертификат на эти самые овощи? Их хозяин Ахмед будет бить себя в грудь: «Дарагой, мамой клянусь. Чистый овощ, как небо моей Родины. Ты мене веришь, да-а?» Но уж крупные торговые розничные сети действительно сертификатами обзаводятся, мы просто их не просим эти документы показать.Однако вы знаете о том, что обязательную сертификацию продовольствия полтора года назад заменили обязательным декларированием? То есть коммерсант Ахмедов, продающий редиску и помидоры, заявляет: у меня овощ в полном порядке, верьте мне, и документы есть.Ахмедов может за свои деньги провести экспертизу редиски и выяснить, чем она напичкана в действительности. Правда, стоит это недешево, а продать надо быстро и дорого. И какую экспертизу заказать? Что вообще гарантирует нам выданный аккредитованными центрами и лабораториями сертификат? Полную безопасность? Частичную?[i][b]Они защищаются[/b][/i]Мы уже как бы забыли сегодня и о нитратах, и о пестицидах, которыми овощи и фрукты пичкают под завязку. У европейцев такие дела творятся! В чем дело, спросили мы у одного из ведущих российских экспертов в области сертификации овощей, фруктов и продуктов переработки, в том числе соков, [b]заместителя проректора Московского государственного университета пищевых производств, доктора технических и кандидата биологических наук, профессора Александра КОЛЕСНОВА[/b].[b]– Александр Юрьевич, как это понять? Европейские сертификационные службы работают хуже наших?[/b]– Ну что вы, в Европейском союзе эта система по уровню нормативного обеспечения безопасности гораздо жестче, нежели в России. В первую очередь она защищает интересы потребителей и добросовестных производителей. И выпустить продукцию на рынок там крайне непросто.Про овощи не скажу, но знаю, что, например, для выхода на рынок Старого Света крупного российского производителя молочной продукции понадобилось специальное решение Еврокомиссии! Более того, законодательство в Европе очень динамичное.[b]– Что значит динамичное?[/b]– Динамичное – быстро реагирующее на угрозы, возникающие на рынке продовольствия. Скажем, только в марте нынешнего года принято очередное предписание ЕС об ограничении применения целого ряда пестицидов. И даже в таких условиях возникают проблемы. Мы еще не забыли ситуации с загрязнением кормов диоксином в Германии и Италии. И тем более эпидемии, вызванной мутировавшей кишечной палочкой.Но об одном можно сегодня говорить с полной уверенностью: мир, применяемые цивилизацией технологии, уровень техногенного воздействия на окружающую среду кардинально изменились в последнее время. И обо всех рисках, возникающих как следствие этого воздействия, мы пока не знаем. А эти риски наверняка позволили вот такой кишечной палочке мутировать для того, чтобы защитить себя от воздействия преображенной человеком среды и приобрести свойства особой устойчивости для сохранения своего вида. Эти риски необходимо учитывать.[b]– Подождите, но ведь у нас есть сертификаты – обязательные, добровольные, но есть. Овощи с фруктами проверят, выяснят, чем их накололи, нет ли превышения допустимых норм всякого рода пестицидов и иже с ними.[/b]– Сертификаты есть. Но они подтверждают безопасное содержание в овощах и фруктах только тех препаратов, химических и/или биологических загрязнителей, которые российские нормативные документы требуют проверять. К примеру, в техническом регламенте на соковую продукцию предписано контролировать нормы содержания только двух пестицидов – гексахлорциклогексана и ДДТ. Хотя в реестре Минсельхоза разрешенных к использованию в России пестицидов насчитывается свыше 400, а в мире и того больше. Россельхознадзор, конечно, проверяет продукты питания на применение гораздо большего количества пестицидов. Но проверкито эти выборочные, и осуществляются они только в отношении непереработанных сельхозпродуктов – например, мяса, молока, тех же овощей и фруктов. Продукты переработки, скажем, соки, таким проверкам в Россельхознадзоре не подвергают.Вот так, господа, вы слышали, что сказал профессор? Сертификат может быть в наличии, но он не дает полной уверенности в том, что в овощах и фруктах не содержится бездна всякой химической дряни. А ведь кроме пестицидов существует целый ряд иных токсических веществ, попадающих в продукты, – например, тяжелых металлов или тех, что синтезируют микроорганизмы. Да вот хотя бы этой самой ставшей столь популярной кишечной палочки E-coli, как предполагают ученые – мутанта.– Посмотрите: тот же пример с пестицидами, – продолжает профессор. – Мы говорили о ДДТ и гексахлорциклогексане. С точки зрения сертификата все в порядке. Но для семечковых фруктов – яблок, груш и др. – существует более 100 пестицидов, которые в мире могут применяться. Сложно представить, что изготовители будут добровольно контролировать все пестициды, если закон их к этому не обязывает. А не охваченные системой сертификационных исследований современные пестициды обладают более высокой степенью риска.[b]– То есть, если я вас правильно понял, ныне действующая система сертификации не обеспечивает надлежащего уровня продовольственной безопасности?[/b]– Главную роль и ответственность в обеспечении безопасности должна играть промышленность. Сертификация – система контроля выполнения норм. Российская пищевая наука обладает огромным потенциалом. Она готова уже сейчас предоставить и предоставляет властям знания и технологии, способные и выявлять, и противодействовать современным рискам пищевой безопасности. Даже мутирующим организмам.Увы, сегодня законодательные нормы не успевают реагировать на появление новых рисков. Например, мутировавших микроорганизмов или техногенных катастроф. Речь должна вестись о кардинальном переустройстве системы оценки соответствия качества и безопасности пищевой продукции. Нужно обеспечить возможность безотлагательного отзыва опасных и фальсифицированных продуктов с рынка. Сейчас система защиты рынка и потребителей от нее в России неэффективна. В частности, это касается овощей, фруктов и продуктов их переработки, к примеру, соков. Пора действовать. Время не ждет.[b]Справка «ВМ»[/b][i]В декабре 2009 года обязательная сертификация продуктов питания была заменена обязательным декларированием. В первом случае вся ответственность за процедуру испытания лежит на сертификационном центре, во втором – на самом предпринимателе.[/i]

Позолоченные руки

Борзых щенков не предлагатьЧто отводите глаза, уж признавайтесь – совали мятые купюры чиновникам и вузовским преподавателям, милым и вежливым нашим полицейским, дезовским умельцам? Это уже привычное дело называют «коррупцией бытовой». В отличие от деловой – смазывания деньгами разного рода механизмов, от которых зависит успешное ведение бизнеса.Сотрудники ООН, например, подсчитали, что во всем мире ежегодно коррупционеры всех мастей запихивают в свои бездонные карманы до одного триллиона долларов! По некоторым данным, в нашей стране общая сумма взяток превышает 350 миллиардов рублей. По оценке профессора Российской академии народного хозяйства и государственной службы Елены Румянцевой, от 60 до 80 процентов расходов на производство и продажу товаров в нашей стране приходится на те или иные коррупционные механизмы! Что примечательно: в 2010 году за разного рода преступления осудили 860 тысяч человек, за взятки – 5,5 тысячи. Много? Мало, ежели учесть, что мздоимство разъедает наше общество. Статья № 1 Закона № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» гласит: «Коррупция – злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки…» По нынешнему законодательству и по совести и мы с вами, в лапу сующие, тоже преступнички. Тоже мне, будешь тут заливать, взовьется иной дока. Как иначе пропихнуть в институт сына-оболтуса? «Двоечник»то родной, а у доцентов с кандидатами маленькие зарплаты. А местечко заполучить для серьезной бесплатной операции или обследования? По данным Центра анитикоррупционных исследований и инициатив «Transparency International», в 2010 году 26 процентов наших сограждан давали взятки или чиновникам, или эскулапам, педагогам, гаишникам. Где больше? В целом ряде африканских стран мздоимством занимается 60–90 процентов населения, в Индии таковых 54 процента, на Украине – 34. А вот в США – 5, в Бразилии и Китае (верится, правда, с трудом) – 4, в Англии и Норвегии – 1 процент! Завидно? А то!А еще шляпу надел!Общественные организации уровень мздоимства исследуют регулярно, теперь этим неблагодарным, но важным занятием озаботились власти. По поручению президента России Министерство экономического развития РФ совместно с Фондом «Общественное мнение» провело и представило собственное социологическое обследование уровня бытовой коррупции в нашей стране. Опрос провели в 70 регионах страны.– Мы предприняли глубокое исследование и получили весьма показательную картину, – заявил Олег Фомичев, заместитель министра экономического развития. – Объем рынка бытовой коррупции очень значителен – 164 миллиарда рублей.Средний размер взятки – 5285 рублей.Посчитайте, выходит, что, решая свои насущные проблемы, каждый житель нашей страны, включая младенцев, заплатил взяточникам 1155 рублей. Просто налогом обложили жулики всех мастей. Мы с вами стали циничнее и осведомленнее. 49 процентов россиян еще до контакта с теми, кто должен оказать им ту или иную услугу, – чиновниками, врачами, доцентамипрофессорами, – заранее знали: не подмажешь – не поедешь. В 2001 году 24 процента россиян признавались: мол, стыдно както, не умею договариваться с теми, у кого ручки «липкие». Рынок в действии: нынче таких лишь 9 процентов. «А вот долю не дающих взятки по причине страха наказания я бы назвал драматичной, – заметил Олег Владиславович, – всего 1 процент. Хотя наказания за взятки предусмотрены достаточно суровые».Кто обнаглел больше других? Например, объем рынка взяток самый большой у медиков – 35,3 миллиарда рублей. Но видите ли, мы хворые – часто к ним обращаемся, потому и «накапало» столько. Средний же размер подношения не слишком велик – 3476 рублей. Так сказать, еще скромничают Айболиты. То ли дело милиция – полиция.В 2005 году средний размер взятки «тем, кто нас бережет», оценивался в 930 рублей. А нынче – 12,6 тысячи! Корейки, да и только. Вы не удивитесь, узнав, что головокружительный рывок взяточничества обнаружился в детских садах. Их же отчаянно не хватает: вот дефицитголуба и возбудил алчность дошкольных патронесс. Брали в среднем на лапу 1824 рубля, сегодня – 8025! Неистребимо мздоимство? Видимо, это так, а всетаки объем взяток при приеме в средние школы упал аж в 2,3 раза. Оформление прав на жилплощадь «подешевело» в 3,1, на земельные участки – в 4,3 раза.Наконец, в 7 раз упал объем коррупционного рынка в области призыва в армию.Представляете? Можем ведь, когда захотим.– Олег Владиславович, а вам приходилось давать взятки? – Нет, не давал, хотя в ситуации подобного рода попадал, – ответствовал замминистра. – Но, признаюсь: принадлежность к государственной службе позволяет решать разного рода проблемы, не прибегая к взяткам.Исследования – это хорошо. Но, уважаемые господа, читатели «Вечерки», а почему бы нам с вами не провести собственное расследование? Пишите о фактах вымогательства – врачами, чиновниками, друзьями из ДЕЗов. А мы, журналисты, пригвоздим их к позорному столбу. Идет?Справка «ВМ»В 2005 году милиционеры получили взяток на сумму в 1,26 миллиарда рублей, в 2010-м – 16,2 миллиарда. Но коллеги по ГИБДД их переплюнули: тайные доходы служивых дорожной полиции превысили 24 миллиарда. Средний размер «бытовой» взятки по стране – 5285 рублей.